filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Петру Мамонову 63...Многая лета!

Страшный Суд — это счастливейший момент нашей жизни

петр_мамонов

Слава может и не мешать духовной жизни. Смотря как относиться. Если ум включать свой, что это все дары Божии, это все не ты делаешь, не ты, Петя Мамонов, такую песню придумал, которая у тебя в голове — пых! — и вспыхнула, а ты только записал и отдал другим — тогда все в порядке. Попроще надо! Ну Бог дал, очень хорошо. Я к батюшке своему прибегаю, говорю: отец Владимир, не знаю, как жить, боюсь очень. Все хвалят, руки целуют… Как же быть? — Он говорит: ну и что? Бог дал, что вышло, — очень хорошо. Не вышло — так не вышло. Спокойно, говорит, чего вы на это обращаете внимание?

Он у нас такой, 30 лет служит. Человек мудрый, простой. А не то что там: ох, как я послужил! Это парень может в 20 лет… Да и то уже пора понимать. Хотя, конечно, приятно, когда хвалят. Но я помню, что от людей получил — от Бога не получишь. Справедливо: или — или. Поэтому лучше как-нибудь схорониться, а если не получается схорониться — что делать: вызвали на сцену — стой, кланяйся. Только внутри спокойно думай: людям приятно, ну и слава Богу. И не надо потом три дня стоять в позе, как на календарь… да православный еще…

Как там пишут в вашем же журнале обо мне… Все наврали: что такой-то, такой-то грузчиком работал, а теперь — православный отшельник (прим. ред.: в № 4 (23) за 2006 год «Отрок.ua» публиковал материал о Петре Мамонове, ранее печатавшийся в «Новой газете»). То есть поработал грузчиком, а в данное время — святой. Завтра будет другая работа. Ну хоть думайте, что вы пишете. Живу там себе, в ус не дую, все есть, земли гектар, лес на участке, дом прекрасный, все растет, жена любит эту землю, понасажала груш, яблонь, все есть, все свое, живи, радуйся… Православный отшельник! Да что мне в городе делать, в этих 50-ти метрах, когда у меня там гектар. В деревне ведь живешь 8 месяцев в году на улице. Дома спать только… Кайф один — баня, бассейн: прыг каждое утро в холодною водичку, кофейку потом — тресь… На молитвочку встаю, никто не дергает, спокойно. Красота. Но, конечно, и опасно, потому что такие условия: греши — не хочу. И здоровье пока еще не все пропил, и все условия — никакой милиции, делай все, что хочешь. И денежки есть. Кто-то писал: здоровье — опасная вещь, это условие для греха. Потому что когда тело здоровое, оно сразу начинает всего хотеть. Хочу поесть вкусно, хочу девку красивую, хочу, хочу. А когда болен — да какую там девку, лишь бы не болела нога эта! Поэтому болезнь Бог посылает, когда видит: ну никак его не исправишь, пошлю ему болезнь, чтобы он не мог этого делать просто физически. Может, хоть так спасу его.

Вот меня спрашивают, общаюсь ли я с молодежью и какое оно, это новое поколение. У меня ж дети… 23 младшему, среднему 25, старшему 30. И потом, я же на сцене все время танцую, туда-сюда. Меня молодые люди любят, хлопают. Поэтому я знаю ребят. Хорошие они. Чепуха это все, что все хамы… Пиво там, Клинское… Это все пена. Молодые люди стремятся к чистоте, к образованию, никакая порнуха им не нужна. Хотят жить наполненной жизнью, отвергают то, что им предлагают. А вокруг — зомбирование, на кока-колу даже подсаживают. Там есть такой ингредиент, ее месяц попил — и не оторвешься, как наркотик. Точно. Вот что делают эти все дядьки, которые на мешках сидят со своими деньгами. А молодые — нет, не поддаются!

«Мне страшно за тех, которые идут за мной», — поет «Московский освободительный оркестр». Им по 23-24 года. Крутую играют музыку, современную. Вот им страшно за тех, кто за ними, и они правы. Потому что если будем столько абортов делать, через 50 лет вымрем — и никаких войн не надо. Будет здесь Китай. Поэтому давайте, рожайте, девчата. По 4, 5, 6. Мусульмане, смотрите — 10, 12. Конечно, они все рынки заняли в Москве. Их много. Они крепкие. Потом, когда у тебя 10 человек, ты не будешь его облизывать одного: ножка болит… Да не до тебя! Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь… девятого нет, где он? В грядке спит. Некогда будет сюсюкать. Давай, быстрей, мать устала… А если двое или один — они все вокруг него, не знают, что с ним делать. И вырастает чудовище в 15 лет. Чудовище! С которым потом уже ничего не сделаешь. Потому что в 15 лет уже воспитывать поздно. На цепь только сажать от этой улицы.

Отец Дмитрий рассказывал: извините, на службу опоздал, беседовал полтора часа с 16-летней девой. Говорит фразами из телевидения — все, не пробиться никак. Ну что я могу отцу посоветовать, если там героин? На ключ только, под замок, и все. Никакого другого средства. Ничего человек не слышит, не понимает — глухой, слепой. Не говоря уже об этих сектах, где технологии разработаны целые, что ты полностью подвластен, делаешь все, что твой гуру скажет. Что делать? Отец Дмитрий говорит — менять место жительства, продавать квартиру, переезжать в какую-нибудь Пермь, вытаскивать силой, потому что человек уже полностью там, ничего ему не объяснишь, уже все, поздно!

А мы все стонем: что-то нам скучно… Дети-сироты вон сидят на Казанском вокзале. Если тебе скучно, возьми одного в дом, сразу скучно не будет, сразу он будет у тебя деньги тырить, то-се. И всякую скуку забудешь. Будешь думать только, как бы его научить хоть чему-нибудь, хоть доску распилить.

Если начинаешь за себя Бога просить, и Он какую-то чистую жизнь подает, то не успеваешь все делать, и никакой скуки. Дня не хватает! То одно, то другое, смотришь — уже 9 часов, ты еще не помолился, Евангелие не почитал, целый день пробегал: там надо, там надо, там грядку вскопать, чтобы не копала лопатой женщина — все на пользу. Только надо вкус почувствовать к этому, любить это делать, не из-под палки, а почувствовать — сколько это дает тебе спокойствия, уверенности, добра в душу. Вкус поиметь к этому. А чтобы вкус поиметь, надо попробовать, начать. В тюрьме сидит товарищ, напиши ему письмо — что, рука отсохнет? Ему радость знаешь будет какая? — Завтра, завтра. — Сегодня сядь и напиши. Ни о чем: как у тебя жизнь, как тут дела, какое тут кино показывают… Он тебе напишет, как у него, — и вот пошло дело, ему полегче. Сейчас мы с вами тут сидим, а где-нибудь в такой же комнате человек 30 набито, да вонь, да смрад, да мат… А мы тут рассуждаем о Боге. Вот если об этом себе напоминать почаще, то будет проще жить. Сейчас кто-то умирает, сейчас кто-то мучается, сейчас кто-то без ноги, в аварию попал в эту минуту и от боли орет, лежит на дороге… Какое тут «скучно»? Слава Богу, что руки-ноги есть — и хватит.

Довольным надо быть всегда, все, что есть, — слава Богу, потому что люди и не такое терпят… А не хотели бы, как митрополит Петр? Ни одного дня жизни не выдалось хорошего — сплошные лагеря, пытки… Все стерпел человек, и не озлобился, и не возненавидел жизнь. Вообще ни дня вот так посидеть, как мы, ни минутки. Такой же человек, с руками, с ногами, с нервами — все то, что и у нас. Это себе на память приводить — и полегче будет. Смотришь — и силы появятся. Думаешь: что я сижу, хоть помолюсь за кого-нибудь, кто болеет. Давай-ка прочту «Всецарице» акафист. Всего 20 минут, подумаешь… Смотришь — самому стало теплей и приятней. Даже если механически.

Потому что молитва — это ведь целая история. Как нас учат старшие, Господь молитву дает молящемуся. Молись, молись, и увидишь: придет. Не надо умствовать об умной молитве… Встань и говори эти слова. Сначала будешь механически, потом почувствуешь на языке прямо сладость. Все придет, все придет. Произноси хотя бы эти слова. Слова-то хорошие. Я вот так: не идет молитва, не хочется; ну, думаю, хотя бы механически прочитаю. Смотришь — прочитал, в конце — губы не ватные, голова чуть-чуть прочистилась. Читаешь механически, когда мысли парят, бегают. Ничего, читай, читай. Потом привыкнешь — без этого не сможешь уже. Как бы ни устал, а без этого не ляжешь. Вчера устал, наговорился, думаю: ну какая уж молитва. Пришел, спать ложусь, ну не могу: дай, думаю, хоть начну. Начал — раз, и все, и прочитал, и все хорошо, и лег, и не заметил… А вроде и устал, и весь трясся, на нервах. И ничего, пошло. А почему? Потому что привык уже, 10 лет. Если б первый раз — лег бы так спать. И не смущайся, что не все сердце вкладываешь, это… куда там. Это только по милости Божией. Вечером особенно трудно, потому что устал, и все. Я себе все время говорю: прочитай хотя бы. Не жди никаких озарений, просветлений, никаких эмоций, просто прочитай: ну ведь текст же хороший, не матом написан. Прочитаешь — смотришь, и какая-то крупиночка попала, какая-то пара слов осталась в сердце, ну и хватит — значит, на сегодняшний день так обстоят дела. А все это рвение….

Надо потихоньку. Так же и с пороками — не надо рваться: все, с понедельника… Мы не святые. Мы очень слабые и немощные. Если пьешь или куришь, потихонечку снижай хотя бы дозу. Расшатывай хотя бы дерево, потому что вырвать надо с корнем. Не веточки обрезать, а вырвать надо с корнем. Для этого надо расшатывать, и ничего, если долго приходится… Год пил по бутылке, а сейчас начал по двести грамм пить — уже дело, потом — через день постарайся. А то мысль «что, никогда, ни рюмки всю жизнь? Да нет, не смогу…» — она от лукавого: не надо так! Вот скажи: сегодня — не буду. А завтра — посмотрим, как Бог даст. Может, и буду завтра, посмотрим. Сегодня — не буду. Твердо решил, что сегодня — нет, не буду, что бы ни случилось. Вот и хватит. Наутро встал и думаешь: чего так хорошо? А, вчера-то я не пил! Получилось. Ну, давай и на сегодня загадаю: не буду. Может, завтра и буду. Смотришь — еще день. Каждый день нас приближает к Страшному Суду. А Страшный Суд — это что такое? Встреча с Господом. Это на самом деле счастливейший момент нашей жизни. Еще один день прошел — ты ближе, ты чисто прожил (относительно, конечно: грехи всякие, я уж не говорю о душевных сквернах). Хотя бы телесную чистоту… Потом станешь перед Ним — и Бог Сам скажет: вот, пятницу, субботу молодец был. Хвалю. А чего ж в воскресенье и понедельник опять? Нехорошо. Ну ладно, старался, ладно уж. Самым последним, но иди…

Насколько научился любить — настолько и будешь ближе к Нему. И себя надо любить, но того себя, чистого, маленького, в 4 года, который вставал, и солнышку рад. Тогда и в других сможешь это увидеть. А если в себе видишь один мрак, то и в другом увидишь один мрак.
Tags: Петр Мамонов, Православие, Размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments