filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

Размышления о смиренномудрии и о том, как научиться сей добродетели...

Не думаю, что самостоятельно решился бы рассуждать вслух на предлагаемую тему, но таково было задание нам, учащимся, на наших богословских курсах. А ныне мне попались мои записи на обсуждаемый вопрос и в преддверии апостольского поста, мне рассудилось, что полезно ими поделиться с моими братьями и сестрами. Прошу не судить очень строго мое неразумие...

***

Размышления о смиренномудрии и о том, как научиться сей добродетели...


Омовение ног апостолам

Христос посреди нас!


С чего же начать рассуждение о столь трудном вопросе? Не с того ли, что весьма сложно нам вообще иметь какие-либо суждения о том, чего сам не имеешь, чем не обладаешь и к чему, если и прикасался, то поверхностно, и если даже и опытно, то опытом не своим собственным?

Но вопрос представляется еще более не простым, поскольку и святые отцы не редко, рассуждая о смирении приходили к заключению, что смирение есть непостижимое для человека благодатное таинство, которое до конца ни постичь ни изъяснить невозможно.

Преподобный Иоанн Лествичник писал:

« ..не мог я слухом познать блаженное чувство смирения; и потому, будучи последним из всех как пес, собрав крупицы, падавшие со стола мудрых и блаженных мужей, т.е. слова их уст, определяя добродетель оную, говорю так: смиренномудрие есть безымянная благодать души, имя которой тем только известно, кои познали ее собственным опытом; оно есть несказанное богатство; Божие именование…» (Лествица или скрижали духовные. Слово 25).


И чтобы не впасть в крайнее неразумие в рассуждении о предмете не постижимом, неизъясненном и потому нам и не описуемом с достоверностью, буду рассуждать о видимом проявлении смирения, как мы рассуждаем о Творце, наблюдая за Его творением и тем самым учимся познавать и Самого Творца и Его волю о нас самих.


I. Как началом лечения ничто иное не может быть как осознание больным своего недуга, так и нельзя смиренномудрия искать, не признав в себе его полное отсутствие.

Само слово содержит в себе напоминание о мире. Не о том мире, что нас окружает и стремится все наше содержание обмирщить, а тот мир, о котором псалмопевец Давид говорит:

«взыщи́ ми́ра и пожени́ и́» (Пс. 33: 15).

Святой апостол Иаков пишет:

«Плóдъ же прáвды въ ми́рѣ сѣ́ется творя́щымъ ми́ръ» (Иак. 3: 18).

Посему, если видим мы на себе плоды отличные от плодов правды, а именно злые помыслы, осуждение, раздражение, гнев неправедный, то и разумеем в себе отсутствие мира, значит и смирения. И как самый скорый член нашего тела на изметывание содержимого нашего внутреннего есть язык наш, то и правильным будет положить начало нашему лечению обуздыванием его, усмирением и подчинением своей воле, дабы не только обнажал он нашего нечистого сокровенного, но и тем самым не умножал зло вокруг нас.

Тем самым, мы хотя и не встанем еще на путь стяжания добродетели, но перестанем сеять возле себя злобные семена и немного лишим тангалашку его привычной пищи.


II. Доброе дело лишить язык свой возможности творить злое, но это как отрезать самые большие и видные ветви у крепкого древа – видимое изменилось, а вся сила, что в стволе и в корнях, осталась и в каждый момент, чуть только потеряется трезвение, готовы будут не просто возродить ветви, но и дать побеги много более густые и губительные. Потому безотлагательно надо переходить к истреблению ствола – нашего своеволия.

Ведь если поразмыслить, то откуда идут все обиды, все наше раздражение и на ближних, и на властьпридержащих, и на кого угодно, как не от того, что видимое нами, слышимое нами и осознаваемое нами не таково, какова наша собственная воля на все это видимое, слышимое и осознаваемое. Поэтому, не пожелав усмирить свою собственную волю в подчинение воле Божьей, мы никогда не сможем найти ту тропинку, что, возможно, приведет нас в правильном направлении в поисках искомой добродетели. И лучший способ, чтобы положить начало усмирению своеволия, это начать оказывать послушание хотя бы тому, кому это должно делать: дети – родителям, жена – мужу, подчиненный – начальствующим, гражданин – государству и все мы, называющие себя православными – Святой Церкви, в которой только Одной и есть спасение.

Бытует ложное мнение, что послушание это дело монахов, а мирянам оно вовсе не требуемо. Это, разумеется, не так, о чем нам и блаженный апостол Павел напоминает и святые отцы и весь опыт Церкви. Да и исторических опыт говорит об этом же – только нарушались иерархические связи в государстве, как тут же, почти без промедления, приходили и революции и войны и нестроения и массовые и страшные беды для людей. Да, послушание монашеское отличается от того, что должны нести мы, миряне, но и нам без опыта послушания не одолеть страшного врага – нашу самость.


III.
Непрестанный навык послушания помогает подпилить ствол дурного нашего древа, но не мешает часто иметь в корнях соки для новых мощных побегов. И, правда, можно подчиняться начальству и Церкви, но иметь в себе непрекращающиеся зависть, осуждение, раздражение и даже хулу. Устами исповедовать хранение мира, сердцем же далече от него отстоять. И далее нам предстоит самый трудный подвиг в поисках пути обретения смирения – зрение корней всех внутренних своих дурных помыслов, отравляющих наше нутро даже и при видимом образе благочестивом - почитания себя за нечто достойное большего и лучшего.


У одного из священников прочитал один раз очень полезную в совершении этого подвига мысль:

- Православному важно осознать, что если он не пропускает богослужение в субботу вечером, воскресную Литургию и в Праздники, регулярно исповедуется и Причащается, соблюдает многодневные посты, среду и пяток, то он не чего-то достиг, а это тот уровень, ниже которого уже нельзя опускаться.

Как это понимание похоже на слова евангелиста Луки:

«вы́, егдá сотворитé вся́ повелѣ́нная вáмъ, глагóлите, я́ко раби́ неключи́ми есмы́: я́ко, éже дóлжни бѣ́хомъ сотвори́ти, сотвори́хомъ» (Лк. 17: 10).

Вот он и есть этот третий видимый предмет, необходимый нам в поисках добродетели смиренномудрия – осознание себя ничего не сотворившим достойного. А коли я ничего путного сам не сделал – как могу другого в том же самом обвинять?

Современный мир всеми силами старается от нас подобное понимание отодвинуть, предлагая вместо того обильную пищу для осуждения других. Посмотрите внимательно – кто становится участником различного рода шоу и диспутов на телевидении? Какие события попадают в самые передовые новости? Тут и рассказы об убийствах детей, о преступлениях родителей, о маньяках, о войнах, гибели мирных людей, о воровстве, о грязном нижнем белье кого бы то ни было, и это может быть и правдой и клеветой… И человеку очень непросто внутри себя не подумать:

- Но ведь я то не такой? Я же намного лучше!

И в этом есть цель подобной насаждаемой информации. Ведь, если я не такой, как они, то я могу продолжать жить так, как живу «ничего особенно плохого», якобы не совершая. Но тут то и заложен обман духа лукавого!
Ты осуждаешь чиновника, который ворует бюджет, или нечестного дельца, незаконно торгующего нефтью, и говоришь в себе, что ты не такой, как они.
Но ты то, человеке, был лишен и возможности своровать и присвоить себе незаконное, а потому, по нашему рассуждению (а наипаче по рассуждению свт. Иоанна Златоустого) сие не вмениться тебе в добродетель, потому как добродетель может быть лишь добровольной.

Если ты стихией или ворами был лишен богатства и впал в бедность, то такова бедность, как не добровольно приобретенная, не будет для тебя добродетельна. Это не означает, что её невозможно будет использовать себе в пользу, но сам факт совершившейся бедности не сменится тебе в заслугу.

Насмотревшись подобного рода передач, многие люди впадают в осуждение других людей, в то время, как надо бы от того воздержаться. Мы не ведаем сердца не то, чтобы других людей, а и свои собственные, а потому не представляем себе правдиво, как поступили бы в тех условиях, что оказался осуждаемый. Есть ли большее зло, чем предательство Спасителя? Не имеется. И осуждая кого-то, кто впал хотя бы и в глубокое зло, мы тем самым осуждаем первоверховного апостола Петра, трижды отрекшегося Христа притом, что и не имел он особенно на то страшных обстоятельств. Но мы то все знаем, что апостол покаялся и милостивый Господь вернул ему его апостольство. Успеем ли мы сотворить такожде?

Или ты, завидующий чьему-то здоровью и богатству – рассуждай, основательна ли твоя зависть? Вспомни себя, ни в чем не нуждающегося, пышущего здоровьем молодости и в Боге не имеющий нужды и не положивший в Нем упования своего – вот, отнялась от тебя душа твоя в тот миг – есть ли тут чему завидовать? Не сожалеть ли более надобно о брате таковом и не слезы ли по нему более разумно проливать, нежели завидовать?

Подобного рода ловушки подстерегают нас везде – на работе, с лице коллег, желающих разделить с нами их обиду на кого-то, на улице, в лице матерящегося прохожего или курящей мамы, катящей коляску с ребенком, в храме, среди болтающих во время богослужения бабушек и батюшек, дома, среди наших домашних, или ближних, неожиданно разбогатевших… И нам просто необходимо приобретать навык этих ловушек избегать. И если мы потихоньку не научимся отделять совершенный грех от самого грешника, то все наши предыдущие усилия в поисках добродетели смирения окажутся тщетны.


IV. Хорошие способы, разоряющие расставленные нам сети предложил преподобный Паисий Святогорец, двумя хотел бы поделиться.

Первый способ им предложенный – заниматься собой:

«Если человек не начнет работать над самим собой ,
то диавол найдет ему другую работу – заниматься другими.
»
(Иеромонах Исаак. Житие старца Паисия Святогорца).

Второй такой:

«Самое выгодное предприятие для человека — это открытие фабрики " Добрых помыслов ". Тогда даже плохое и скверное твой ум будет перерабатывать в хорошее и доброе. К примеру, видя в человеке душу, видя в нем Ангела, ты …, подобно Ангелу, взмываешь на Небо. В этом случае твоя жизнь — это праздник, торжество. Если же ты видишь в человеке плотское, то и сама нисходишь в адскую муку.» (Духовная борьба Слова. Том III).

Поэтому, наблюдая в человеке доброе, научимся радоваться о нем. А наблюдая злое, воспомянем о том человеке, как об образе Божьем и представим, как мы сами этот чистый образ в себе до неузнаваемости исказили и подумаем, как далеки мы от Его замысла о нас и как мы не близки ко спасению – намного дальше, чем тот, кого только что собирались осудить. Ведь он по крайней мере, наверняка имеет некоторое оправдание в своих поступках, а какое оправдание имеем мы, когда с нами и спасительные Таинства Господа Иисуса Христа, и благодать Духа Святаго и Отчая любовь Бога Отца?


И множество существует способов нам для избегания тех ловушек, оставленных святыми отцами нашей Церкви. Если мы не пребудем в преступной лени неведения, то сможем с помощью Божьей выйти на след искомой добродетели и уже тем хотя бы, пусть и видимо, несколько приблизиться к ней, а, значит, уже хотя бы несколько отдалиться от зла.

А о невидимом, о самой сути добродетели смиренномудрия, мне рассуждать не следует, как не стяжавшего и внешних признаков ее. Все большее, все, что помимо усилий нашей воли – от Господа, Спасителя нашего, Иисуса Христа, которому честь и держава с Безначальным Его Отцом и со Святым Духом всегда ныне и присно и во веки веков! Аминь.

С любовью,
рБ Дмитрий

Tags: Православие, Размышления, рБ Дмитрий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments