filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

Великий старец Клеопа Илие, Румынский чудотворец. По ту сторону могилы... (ч.47)

Продолжение...
начало тут:http://filin-dimitry.livejournal.com/104871.html


* * *

В 2003 году я была очень больна и хотела поехать в монастырь Сихастрия. Я поехала, и в машине мне становилось все хуже и хуже. Доехала до монастыря Сихастрия и к келии отца Клеопы поднялась с трудом. Побыв в келии несколько минут и помолившись, я стала чувствовать, как утихает охватывавшая меня боль. По дороге домой я чувствовала себя все лучше и лучше, пока все не прошло полностью, и больше у меня не было никакой боли или недомогания до сегодняшнего дня, 1 мая 2007 года.

Клеопа Илие - могилка старца
(Клеопа Илие - могилка старца)

На могиле отца Клеопы


Осенью 2003 года, совершая вместе с супругой паломничество по монастырям Северной Молдовы, мы прибыли прежде всего в монастырь Пе́тру-Во́дэ в один пятничный вечер. Нас принял отец настоятель Иустин, а на следующий день мы собирались продолжить свой путь.
Утром субботнего дня, перед уходом, я поднялся в келию одного монаха, располагавшуюся за монастырским кладбищем, чтобы попросить экземпляр поучений и наставлений, висевших на стенах приемной, где ожидали желавшие войти к отцу Иустину.

Придя к келии, я постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, поскольку изнутри доносилось сразу несколько голосов, вошел. За такое мое появление без разрешения мне было строго поставлено на вид одним монахом и было предложено подождать на улице.
Пока я дожидался на веранде келии, в скверном настроении из-за того, что меня поставили на место, одна оса, из тех, что роились над крыльцом, заползла под короткий рукав моей рубашки. А когда я попытался ее отогнать, она ужалила меня в руку, повыше локтя.
Вскоре, получив желанные бумаги, я сел в машину и поехал дальше, намереваясь попасть в Сихастрию. Я хотел пойти на могилу отца Клеопы. Об отце Клеопе я немного читал и жалел, что не видел его, когда он еще был среди нас.
Должен сказать, что у меня аллергия на укусы пчел и ос; в детстве, вследствие одного такого укуса, я был близок к анафилактическому шоку[134]. С тех пор, по рекомендации врачей, я постоянно избегал мест и ситуаций, в которых мог бы подвергнуться такой опасности. Даже на укус комара или мошки у меня бывает сильная местная реакция, и она бывает видна несколько дней.
Уже в пути место осиного укуса покраснело и опухло. Зная о риске, которому я был подвержен, мы не свернули направо, к Сихастрии, а продолжили, с большими сомнениями, путь к Тыргу Нямц, чтобы найти там травмпункт. Но потом, уже въехав в город, мы решили, несмотря ни на какие риски, ехать туда, куда направлялись сначала, так что развернули машину и снова поехали в Сихастрию.

Симптомы стали тяжелее, у меня начался уже озноб, но мы продолжили путь. Я больше не хотел полагаться, тогда и там, на заключение врачей, к которому до этого предпочитал апеллировать, много раз игнорируя духовную сторону.
Приехав в Сихастрию, мы пошли на могилу отца Клеопы. Там было много народу, когда подошли мы. Мы помолились, и в какой-то момент, когда стоявшие там удалились, я подошел и прижал руку на несколько мгновений к мраморному кресту, прижал тем местом, куда меня ужалила оса.
Замечу, что тогда я ничего не знал о чудесах, происходящих на могиле Батюшки. После этого мы сделали несколько снимков у могилы. И в то короткое время, пока мы готовили фотоаппарат и искали подходящий ракурс для снимков, у меня уже исчез озноб, и я заметил, что покраснение и опухоль уменьшаются. Мы сделали снимки и еще немного постояли у могилы.

Затем, поскольку мы не могли остаться на ночь, так как не было мест, нас направили в монастырь Секу, и мы поехали туда. Тем временем местная реакция становилась все менее видимой. Прошло еще немного времени, и мы с удивлением увидели, что на месте укуса уже ничего не заметно.
Когда мы приехали в монастырь Секу, я уже не мог бы показать место укуса: больше не было ни покраснения, ни опухоли, не видно было даже ни точки укуса, ни жала, которое оставалось там. Этот случай для меня из ряда вон выходящий, потому что даже на укусы неядовитых насекомых я даю реакцию бурную и стойкую.
Не стану делать никаких комментариев этому случаю, я представил только факты, но нужно сказать еще, что если произошло чудо, если отец Клеопа ходатайствовал о нас, то не сила нашей молитвы или нашей веры была определяющей, а великая любовь, на которую лишь немногие, избранные, способны. Одним из них, несомненно, является отец Клеопа.

Сколько раз я ни бывал в тех местах, каждый раз у меня было такое чувство, что ступаешь по костям святых. Множество героев и мучеников за веру и народ, известные и неизвестные нам, освятили своей жертвой землю наших предков.
Раду К, Сиби́у

___________________________
Примечание:
[134]
- Анафилактический шок вызывается попаданием аллергена в организм и может в худшем случае закончиться мгновенной смертью.


Отец Клеопа молит Бога о нас


Пишу эти строки и благодарю Благого Бога, Матерь Божию и отца Клеопу за то, что 13 октября 2003 года я попала на могилу отца Клеопы. Я молила его помочь мне попасть на могилу его святости и верила, что исцелюсь от болезни, которая у меня была. Я страдала остеопорозом, и скажу вам, что боли в костях при этом жестокие, но отец Клеопа меня исцелил, и я вернулась домой без всяких болей.
Р. М., Ба́я Олэне́шть


Несгоревшая фотография

Вечером в субботу, 17 апреля 2004 года (на Светлой седмице), около 21.00 часа после богослужения опустошительный пожар охватил монастырь Сузана в уезде Пра́хова. Тогда сгорели дотла два здания и несколько сараев. Сгорела и келия сестры Г., которая рассказывает следующее:

«Меня не было дома, и поскольку пожарные начали тушить келии, расположенные ближе к церкви, то никто не взломал мою дверь и не стал тушить в ней огня. Все сгорело: кровать, стол, шкаф, пол и крыша, крытая дранкой. Стропила крыши, сделанные из строевых елей, я обнаружила в келии рухнувшими вместе с потолком, который я до этого едва отремонтировала, — добавляет сестра Г. без тени сожаления о понесенном ущербе. — Тлеющих угольев в ней было по колено!» <…>

Вот что еще рассказывает нам сестра Г.:

«С отцом Клеопой я не встречалась лично ни разу, но очень благоговела перед его святостью, слушая его кассеты и читая его книги. Говорил отец Клеопа, что как кузнечик, так прыгает к спасению монах. Люди идут обыкновенно, а монах прыгает, как кузнечик. Думаю, и эти слова Батюшки внушили мне любовь к монашеской жизни.

Перед Святой Пасхой, наводя чистоту, я повесила фотографию отца Клеопы на стенку над кроватью, говоря себе, что, когда он будет канонизирован, я повешу ее на восточной стене келии. Это простая цветная фотография на картоне, покрытом целлофаном, формата АЗ.
Когда я после пожара возвращалась домой, то встретилась с матерью И., у которой тоже сгорел дом, и сказала ей:

— Что поделать, матушка, если так было Богу угодно!

И потом спросила ее:

— У меня что-нибудь осталось?

На это мать И. сказала:

— Ничего, ты осталась с одним отцом Клеопой!

Я сразу не поняла, что она хотела этим сказать.
Только потом узнала, что фотография отца Клеопы осталась висеть на стенке, не тронутая огнем. Удивились этому и пожарные.
Я не могу понять, как она могла не сгореть. Ведь это был простой картон на стене, над кроватью. У нее даже рамы не было. На кровати лежали шерстяной матрас и одеяло, тоже шерстяное, и они сгорели дотла вместе с кроватью. Вы представляете себе, какое пламя там полыхало? Не сгорела и икона Успения Божией Матери. Она была тоже бумажная, но в рамке. Я нашла ее среди головешек нетронутую огнем, в то время как оконные стекла полопались и расплавились по краям от огня, в котором они были».
С. А. В., Бухарест


Бог велик! Об отце Клеопе и святой Параскеве

Об отце Клеопе я знала только, что он великий духовник, и ничего более. Не знаю, слыхала ли даже, что он из Румынии, но Богу угодно было, чтобы именно отец Клеопа исцелил меня.

Это было летом 2004 года. Примерно за год до этого я все время хворала. Чаще всего болела у меня голова, когда из-за чего-нибудь, а когда и без всякой причины. Часто у меня были головокружения, болел желудок, я чувствовала тошноту и усталость и очень много спала.
Когда мне предложили поехать с группой паломников к мощам святой Параскевы, я ни секунды не стала колебаться. Уже около месяца я была на больничном из-за головных болей. По профессии я медик, но сама не знала, что за болезнь у меня. Головная боль была ужасная, не утихающая ни днем, ни ночью. Я не могла вообще ничего делать. Поэтому ходила к коллегам-специалистам: ЛОРy, в отделение инфекционных болезней, к аллергологу, иммунологу и психоневрологу. Все мне отвечали, что по их профилю все у меня в норме, кроме психоневролога, который заключил, что мне нужно немного прибодриться, и выписал мне какие-то антидепрессанты. Кроме этого я принимала и обезболивающие лекарства. От анальгетиков боль немного утихала, но на антидепрессанты я отреагировала наоборот — я действительно впала в депрессию.

Когда я согласилась поехать в Румынию — Бог свидетель — у меня и в мыслях не было поехать затем, чтобы в молитве просить что-нибудь для себя, а об исцелении и говорить нечего. Я только хотела поклониться мощам святой Параскевы, великой нашей святой и угодницы Божией. И я вовсе не знала, каков будет наш маршрут. И таким образом 21 мая 2004 года, в день святых равноапостольных Константина и Елены, мы выехали из сербского монастыря Раковац по направлению к Румынии.
Уже в самом начале поездки у меня стала болеть голова, но я решила ничего не принимать от боли. Но потом вынуждена была сдаться и приняла антидепрессант. Я думала, что устроюсь на двух сиденьях, просплю всю дорогу, а к утру, когда мы приедем, боли уже не будет. Но вышло не так: чем дальше мы ехали, тем голова болела все больше и больше. К тому же еще ночью мы наехали на железнодорожный переезд, и меня так сильно тряхнуло, что начала болеть и шея. И вот такая, разбитая болью, я оказалась в первом пункте нашего назначения.

Мы оставили багаж и немного передохнули в архондарике, а затем отправились сначала в монастырь Вэратек. С великими мучениями мне приходилось следить за тем, что говорят гид и переводчик, но я старалась, сколько могла. Еще в Вэратеке меня поразила сильная вера румын, в их храмах действительно сильно чувствуешь благодать Божию.
Оттуда мы поехали в монастырь Агапия, где поклонились чудотворной иконе и частицам мощей некоторых святых, но голова у меня продолжала болеть. Приехав в монастырь Секу, мы поклонились мощам отца Викентия (Мэлэу)[135] и ученика его Антима (Гэинэ)[136].

___________________
Примечания:
[135]
– Когда протосингелу Викентию Мэлэ́у (1887–1945) исполнилось 7 лет, родители его решили проводить монашескую жизнь, и отец поступил вместе с ним в монастырь Секу, а мать с двумя дочерьми — в Вэратек. В следующем 1895 г. отец с сыном удалились на Святую Гору Афон, где в атмосфере строгих монашеских подвигов и был воспитан будущий самый знаменитый духовник румынских христиан второй четверти XX в. Мощи отца Викентия покоятся в усыпальнице монастыря Секу.

Протосингел Анфим (Гэинэ) (1894–1974)
(Протосингел Анфим (Гэинэ) (1894–1974))

[136] – Протосингел Анти́м Гэи́нэ (1894— 1974) — почитаемый в Румынии подвижник благочестия, с юных лет поступивший в монастырь вместе со своим отцом и дедом, в 1934–1956 гг. — духовник монастыря Агапия, затем — монастыря Секу.


Когда я подошла, чтобы приложиться к ним, мне стало так плохо, что я испугалась, что меня сейчас вырвет, а голова заболела еще сильнее. Я думала: «Боже, как же я выдержу еще один монастырь?»

Мне уже было намного хуже, когда мы добрались до Сихастрии. В церкви святой Феодоры я ощутила чудесное благоухание, там один монах начал рассказывать нам об отце Клеопе и предложил пройти на монастырское кладбище, чтобы рассказать нам о великом Старце побольше. А я, грешница, подумала: «На кладбище! Да кто его знает, где оно! Я больше не могу! Голова так раскалывается, что я сейчас закричу!» Но все же покорно пошла.
Оно было близко, я приложилась к фотографии Батюшки на могильном кресте. Монах рассказывал, переводчик переводил, а у меня так сильно трещала голова, что я не могла удержать в уме ни слова. Мало того. Я уже больше не держалась на ногах, опускалась на корточки, сворачивалась в клубок, но становилось стыдно, и я снова вставала, а потом от боли снова садилась: «Ой, какая боль! И как пульсирует! Хоть на землю ложись!»
Мы пошли к выходу, там стояла скамейка. Я подумала: «Если бы мне не было так стыдно, я бы сейчас легла тут, а они пусть идут дальше!» Мы направились к келии Батюшки. «Ой, ой! Идти еще и в келию? Да вынесу ли я это?»

Знакомая спрашивала меня о чем-то, а я что-то бормотала в ответ. Потом она мне говорила, что я была бледно-желтая от боли. Мы оказались перед келией, вышел веселый иеромонах, он хотел прочитать нам одну молитву. «Молитва, молитва, — говорю я себе, — это мне поможет!» После молитвы мы поднялись и один за другим вошли в келию.
Когда я ступила на порог зала, головная боль ударила в сто раз сильнее! До слез! «О, у меня расколется голова! Боже, может ли болеть так сильно?! Пусть болит, только бы войти в это святое место! Только бы поклониться святому! Потихоньку, потихоньку, я вытерплю!» Но ой! Только я вошла в келию, как вдруг будто огненная молния прошла через меня! «Ой-ой-ой, как больно! У меня лопнет грудь!!! Лопнет!!! Внутри все горит, жжет!!! Больно!!! Давит!!! Ой! Я упаду сейчас, уже мутится в глазах». Но я снова ободряла себя: «Грешница! Ты такая грешница, что даже не можешь войти в это святое место! Как же другие могут, и ни у кого ничего не болит, все идут спокойно? Смотри на тех, кто идет впереди, и потихоньку-потихоньку пройди по келии и поклонись!»
Но нет! В тот момент, когда я пошла, началась нестерпимая, мучительная тошнота! «Ой, нельзя мне осквернять это святое место! Быстро, быстро назад!» Вот уже руки мои полны… Я выбежала на улицу. Немного подальше, на траве, меня вырвало, вышло все, что было во мне. Я удивилась, откуда столько, я ведь не ела ничего с часу дня, а сейчас было почти семь.

Все собрались вокруг меня, кто-то растирал меня, кто-то щупал пульс, а кто-то протягивал иконочку Батюшки. А мне, мне уже было лучше. Меня больше не тошнило, больше не болела грудь, и даже голова болела гораздо тише. Один из братий принес мне водички, разбавленной сахаром. Другой монах радостно сказал мне, чтобы я вставала! Кто-то крикнул:

— Это настоящее исцеление!

«Что это? Да у меня и голова больше не болит! Только чуточку, совсем чуточку. Я просто выбита из сил». Я привела себя в порядок и вытерлась. Теперь я могла войти в келию.

Клеопа _Илие_красный_угол_в_келье
(Красный угол в келье о. Клеопы Илие)


Я вошла, келия была пуста и чудесна, я тихо поклонилась и приложилась к иконе и епитрахили Батюшки. Уже с тех пор я знала, что Бог исцелил меня через отца Клеопу. Если б могла, я бы подольше осталась в келии. Теперь мне всё сразу казалось таким прекрасным! Я приняла от братий еще две иконки и одну фотографию с видом могилы Батюшки, которые мне сейчас служат великим утешением. Все уже ушли, кроме меня и моей подруги, и мы тоже пошли в монастырскую трапезную, где я попила воды.

В ту ночь я спала в архондарике сном младенца, а утром от головной боли не осталось ничего, кроме какого-то притухшего следа после боли.
Мы поехали в сторону Ясс. Целый день простояли у святой Параскевы, на утрене, на Литургии, на чтении акафиста, а потом и на вечерне. Весь день я ждала, что начнется головная боль, но она не вернулась. До этого было невообразимо, чтобы я простояла на ногах весь день, и чтобы шла, нисколько не отдыхая, и чтобы у меня не болела голова. Тот день был особенный. Еще с того момента, когда я пошла из церкви к автобусу, исчезло и чувство, что у меня болела голова или заболит сейчас. Наоборот, я чувствовала себя так, словно вся тяжесть осталась у дорогой нашей святой, а вместо этого у меня словно выросли крылья! Меня переполняло ощущение счастья и радости! И я от радости воскликнула:

— У меня больше не болит ничего!

В ту ночь я спала превосходно, хотя мы ехали в автобусе.
После этого мы приехали в Бухарест. Мы были в Патриархии и в храме святого великомученика Георгия (покровителя моей семьи). Приложились там к деснице святого Николая Чудотворца, и в этом храме Бог еще раз коснулся меня Своей милостью! Там я поняла, что значит молиться от всего сердца и быть на один шаг ближе к Богу.
Отсюда мы поехали домой. Нам предстоял путь длинный и утомительный, но я чувствовала себя как на крыльях! Следующие двадцать часов я не спала вообще и не чувствовала никакой усталости. Меня переполняла одна лишь радость, счастье и любовь!!!

С тех пор и до сего самого момента, когда я пишу это, — и я знаю, что по молитвам святой Параскевы и отца Клеопы так будет и дальше, — у меня ни разу больше не болела голова так, как раньше, и даже если начинается головная боль, я сразу призываю на помощь святую Параскеву и отца Клеопу, молюсь и снова выздоравливаю. Ни разу больше у меня не было обмороков, а от так называемой депрессии не осталось и следа. Разумеется, тех медикаментов я и в глаза больше не видела, не говоря уж о том, чтобы их принимать[137].

А отцу Клеопе и святой Параскеве я продолжаю молиться, чтобы они были мне защитниками и молитвенниками пред Богом, потому что молитвы их сильны, и я надеюсь, что скоро мы все вместе будем петь: «Святый отче Клеопо, моли Бога о нас!»


* * *

Спустя несколько недель после этого чудесного исцеления в моем сердце и уме звучит мысль, сколь велик Бог наш, а первая книга об отце Клеопе, которую я получила, чтобы прочитать, — о которой я и не знала, что она существует, — носит название, представьте себе, как раз из этих слов: «Бог велик»[138]. Разве это не еще одно чудо?
Сладжана П., Белград

_____________________
Примечания:
[137]
– Спустя год после этого происшествия автор письма пришла здоровая в монастырь, чтобы поблагодарить отца Клеопу. Через несколько лет она была благословлена и рождением девочки.
[138] – «Veliki je Bog» — название первой книги, вышедшей на сербском языке об отце Клеопе. Она содержит перевод «Жизни отца Клеопы» и фрагменты из серии «Нам говорит отец Клеопа».

Продолжение следует…
тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/896197.html


Tags: Клеопа Илие, Румыния
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments