filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Category:

Подвижники в миру...Кети Патера...(ч.2)

Продолжение…

Кети Патера
(Кети Патера)


Примечательные происшествия


Однажды в день престольного праздника церкви Святителя Николая в деревне Святой Георгий Кети пришла к одной вдове, у которой во дворе дома росли красивые цветы. Но та на её просьбу дать немного цветов для венка к иконе Святого ответила отказом. Кети ушла, сказав на прощание следующее: «Ничего страшного, не давай мне цветов, но знай, что уже сегодня до вечера ты их все потеряешь». И действительно, во время Всенощной начался проливной дождь и даже поднялся смерч. В результате у вдовы не уцелело ни одного цветочка.


* * *

Однажды вместе со священником, отцом Василием, Кети направлялась на Литургию в Пантанассу на праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Они стали беседовать о благочестивой традиции держать недельный пост перед этим двунадесятым праздником. Кети ей следовала и настаивала, что и отцу Василию нужно было так поступить. Так, беседуя, они дошли до храма, подготовили всё к Литургии, зажгли лампадки. Когда отец Василий уже был готов начать службу, он почувствовал в желудке резкую боль. Приступы боли не позволяли батюшке служить Литургию. Кети предположила, что так случилось из-за того, что он не постился, и призвала его дать обет впредь так не поступать. Отец Василий сделал земной поклон перед Святым Престолом и обещал всю свою жизнь хранить этот сугубый семидневный пост. В тот же миг боль оставила его.


* * *

Однажды ночью несколько злонравных деревенских мальчишек задумали напугать Кети по дороге в храм. Они надели на голову капюшоны, взялись за руки и перекрыли дорогу из детского городка. Они уже приготовились броситься на Кети, когда неведомая сила заставила их попятиться. Они так и не поняли, что произошло. Кети спокойно продолжила свой путь, а дети так и не сумели осуществить задуманное.


* * *

Кети часто приходилось пешком добираться из детского городка в Коницу. Однажды по дороге её подобрал грузовик, в кабине которого были водитель и его жена. Дорога была узкой, крутой и очень опасной. С одной стороны были скалы, с другой — обрыв. Вдруг у машины отказали тормоза. Водитель открыл дверь и выпрыгнул из грузовика, приказав женщинам сделать то же самое. Его жена именно так и поступила, но Кети осталась сидеть на месте. Она лишь нагнулась, чтобы собрать свои вещи, и вжалась в кресло. Грузовик врезался в скалу и покатился под откос. Водитель побелел от страха. Через некоторое время из машины выбралась целая и невредимая Кети. Потом, когда знакомая спросила, что она чувствовала в момент аварии, Кети, как обычно, с юмором ответила: «У меня была новая кофта, и я боялась, что она пропадёт».


* * *

Кети считала хорошими всех людей и садилась в любую попутную машину. Однажды ночью, когда она шла в Вулисту, её подобрал автомобиль. По дороге водитель начал богохульствовать. Кети на полном ходу открыла дверь, чтобы выйти из машины. Шофёр едва успел затормозить. Она пешком продолжила свой путь среди ночи.


* * *

В 1969 году Кети перевезла свою престарелую девяностолетнюю маму поближе к месту своей работы, в дом отца Василия в селении Святой Георгий. Днём старушке помогала попадья, а по ночам за ней ухаживала Кети. Вместе с матерью она привезла и чудотворную икону Богородицы, размером пятьдесят на сорок сантиметров. Это была семейная реликвия, и каждый раз перед смертью кого-нибудь из близких родственников она падала на пол. Кети с уверенностью сказала отцу Василию: «Перед смертью моей мамы икона предупредит нас шумом своего падения». Образ повесили среди других икон семейного иконостаса. Его хорошо закрепили, так, что, казалось, его падение совершенно исключено. Но Кети настаивала, что перед смертью её матери икона обязательно упадёт. Каждый вечер, возвращаясь с работы, она спрашивала, на месте ли икона.

8 июня 1971 года отец Василий и Кети сидели на первом этаже дома, как вдруг из комнаты, где был семейный иконостас, раздался звук, похожий на выстрел из ружья. Кети вскочила на ноги и закричала: «Икона упала!» И действительно, когда они поднялись в комнату, образ лежал на полу. С благоговением и страхом они к нему приложились и повесили на место. Непонятно было, как и почему не упали иконы, висевшие рядом. В субботу, 10 июля 1971 года, спустя два дня после случившегося, мать Кети Елена Патера мирно отошла ко Господу. Её похоронили в Конице.

После случившегося Кети сказала, что икона не должна больше оставаться в семье, её следует передать в монастырь Пресвятой Богородицы в Ровелисте Артского района, где она и пребывает по сей день.


* * *

Рассказывает господин Иоанн З.:

«Я познакомился с Кети летом 1995 года. Я только недавно развёлся с женой и ездил в Дурохани помолиться и найти утешение. Однажды Кети спросила меня: «Хочешь, я позову отца Афанасия, чтобы он помог тебе?» — «Нет», — отвечал я. «Я ведь знаю, зачем ты сюда приезжаешь. Почему ты не откроешься мне, чтобы получить облегчение?», — удивлялась она. Мы беседовали много часов, а потом Кети попросила подвезти её. Она попросила высадить её на Синайском подворье, у храма Святой Екатерины. На прощание сказала мне: «У тебя доброе сердце, ты хороший человек. Я помолюсь, и ты скоро встретишь девушку, которая будет носить имя Святой (Екатерины)».

Прошло немного времени, и я познакомился с девушкой по имени Екатерина, но разговор с Кети уже забылся. Вечером в пятницу, когда мы вместе с Екатериной шли на Всенощную, в темноте я чуть было не наступил на Кети, стоявшую на коленях. Прежде, чем я успел поздороваться, она спросила: «Яни, ты привёл с собой Екатерину?» В этот момент я вспомнил о нашем разговоре. Этого я не забуду никогда».


* * *

Свидетельство человека, пожелавшего остаться неизвестным:

«Кети Патера я впервые встретил в 1993 году по дороге из Арты в Янину. Я подвёз её на машине. Спустя год, я встретил её на том же самом месте. Она сказала, что сама родом из Коницы, и стала рассказывать о Старце Паисии. Вдруг она сказала, что знает, что я был помолвлен и разошёлся с невестой два года назад. «Ничего, может, она найдёт кого-нибудь получше», — сказала Кети. И, словно прочитав мою эгоистическую мысль: «А кто ещё лучше меня?», — добавила: «Когда я говорю о ком-нибудь получше, то имею в виду того, кто даст ей роскошь и наряды, которые она хотела». Тема роскоши действительно была поводом к нашим постоянным размолвкам. Кети сказала, что девушку, с которой я недавно познакомился, зовут София и поведала о некоторых чертах её характера. «Тебе повезло, что ты нашёл такого человека», — добавила Кети. Она отругала меня за то, что я отношусь к ней неподобающим образом и расстраиваю. В заключение она сказала: «Передай ей привет от одной бабушки, которая лично с ней не знакома, но хорошо её знает. На этой девушке ты должен жениться».

После разговора с Кети что-то во мне изменилось, и я взглянул на Софию другими глазами. Мы поженились и теперь живём счастливо. У нас подрастают двое детей.

Также Кети спросила меня:
— Зачем ты так быстро ездишь?
— Я еду всего шестьдесят километров в час.


Кети строго заметила:

— Не сейчас. Знаешь, сколько раз Господь сохранил тебя от гибели?

Правда, я не просто быстро ездил, но часто устраивал гонки в опасных поворотах Катара Мецову, переходя грань возможностей своего автомобиля.
Услышанное потрясло меня. Я спросил Кети об одном своём знакомом ребёнке, который был болен с рождения. Врачи никак не могли поставить ему диагноз. Она сказала, чем болен малыш. И её слова впоследствии нашли подтверждение в ходе многочисленных тестов и анализов в зарубежных клиниках.
Когда мы приехали в Янину, Кети открыла сумку и дала мне бумагу, попросив её прочитать. На листочке был написан мой главный недостаток и способ, как его можно исправить.

Встреча с Кети Патера изменила мою жизнь. Я поехал на Афон, поклонился его святыням, исповедался. Теперь езжу туда ежегодно. Я очень благодарен Кети, думаю о ней. Она занимает особое место в моей жизни».


* * *

Знакомая Кети, часто принимавшая её у себя дома, готовилась к операции на желчном пузыре. Узнав об этом, Кети очень расстроилась, но ничего не сказала. Когда уже всё было готово к хирургическому вмешательству, рентгеновский снимок перед операцией показал, что она совершенно здорова. И это несмотря на то, что лекарство, которое ей прописал врач, она принимала нерегулярно! Узнав о результатах исследования, Кети обрадовалась и едва заметно прошептала: «Два дня я молилась за неё по чёткам».


Духовные связи со Старцем Паисием

Кети была на несколько лет старше Старца Паисия. Он знал её с ранней молодости. Кети очень уважала его за благочестие и аскетизм. Старец с доброй улыбкой рассказывал следующий случай: «Шла война. Перед тем как итальянцы захватили Коницу, в деревенском храме зазвонили колокола. Это был призыв всем прятаться. Кети же подумала, что звонят к Вечерне, взяла в руки бутыль с маслом и отправилась в храм в то время, как все бросились, чтобы спастись».

Старец сблизился с семьёй Кети, когда приехал в Коницу на лечение и остановился в их доме. Гостеприимства он никогда не забыл.
Однажды все вместе они читали Канон Богородице. В это время к ним в дом зашёл врач Бандерас. Поражённый, он увидел, как икона Богородицы с шумом раскачивалась сама по себе.

Когда отец Паисий подвизался в монастыре Стомио, Кети часто ходила на Литургию в эту обитель. С собой она брала племянника Старца или его сестру Христину. С фонариком в руках они осторожно поднимались в гору, направляясь в монастырь.

Монастырь Богоматери Стомиу Коницы в Янина, Греция
(Монастырь Богоматери Стомиу Коницы в Янина, Греция)


С Афона Старец Паисий посылал Кети письма и подарки (крестики, чётки, книги). Просил присылать ему чистые тетради, сам вписывал в них отрывки из Священного Писания, Святых отцов и отправлял ей в благословение.
В апреле 1971 года на Светлой седмице Старец приехал навестить мать Кети Елену. Ему было открыто, что скоро её земной путь подойдёт к концу. Всю ночь они сидели и разговаривали. Утром на прощание он сказал Елене, что через двадцать лет они встретятся. Кети благословила его подготовить мать к исходу из этой временной жизни. Всё случилось так, как сказал Старец. После кончины Елены он долго молился за упокой её души. Наконец ему было открыто, что она принята Господом.

Старец предупреждал Кети, когда будет в Суроти, и она приезжала к нему посоветоваться. Многие предлагали подвезти её, надеясь, что им тоже удастся увидеть отца Паисия. Кети отправлялась в путь со следующим условием: когда настанет время Вечерни, они остановятся и пойдут на службу, в каком бы месте дороги это не случилось.
В конце мая Старец пригласил Кети приехать к нему на встречу. «У него были непереносимые боли, — вспоминала она потом. — Мы поговорили, и он сказал, чтобы я приехала ещё раз на праздник святой Евфимии, 11 июля». Какие-то мелкие препятствия помешали Кети, она ненадолго отложила свою поездку и вскоре получила известие, что 12 июля 1994 года Старец покинул этот мир. Кети тяжело переживала случившееся. «Он знал, что умрёт. Пригласил меня, а я не поехала», — причитала она.

И после своей кончины Старец продолжал помогать Кети. Она принимала лекарство от остеохондроза.
Сильно похудела и истощилась. Кети попросила Старца Паисия о помощи и ночью увидела его во сне. Он советовал ей внимательнее прочитать рецепт лекарства. Когда Кети последовала его совету, выяснилось, что оно не для её заболевания, и выбросила лекарство.
За год до своей смерти однажды утром Кети увидела, как в её комнату входит какой-то монах. Он сделал ей замечание, призывая исправить совершённый ею проступок. «Как ты, священник, заходишь в мою келью?» — удивилась Кети. «Разве ты меня не узнаёшь?» — спросил вошедший инок. Перед ней стоял Старец Паисий.


Блаженная кончина

Оформив пенсию, Кети нашла временный приют в доме отца Василия Залакостаса. Потом она отправилась в монастырь Дурахани. Там каждый день была служба, и даже Великим постом совершалась Литургия Преждеосвященных Даров. Но и в монастыре благословенная душа не дала покоя своему измождённому старому телу. Она часто ходила в город Янина, просила у состоятельных людей одежду, ботинки, продукты и распределяла их среди нуждающихся. Свою пенсию она раздавала за несколько дней. Кети была чужая в этом мире, она всю себя без остатка посвятила Богу. Своей жизнью она исполнила Евангельские слова: «Блаженны милостивые, яко ти да помиловании будут» (Мф.5:7).

Шли последние дни её земной жизни. Поздно ночью она постучалась в дверь дома своих знакомых. Прогноз погоды обещал снег, и Кети попросила приютить её, пока не начнётся Литургия. В первый и последний раз она согласилась лечь на удобном диване гостиной.
На рассвете, ещё до того, как открыли храм, она ушла. Её боль была такой нестерпимой, что даже движения казались замедленными. Она была похожа на евангельскую немощную, скорченную болезнью (Лк.13:11). Только кожа и кости были под её чёрными одеждами. Домой она больше не вернулась. Больную Кети приютили в одном из монастырей. Её навещали немногочисленные знакомые. Из-за слабости она не могла говорить, но людям, смотревшим в её глаза, казалось, что они видят свет какого-то другого мира. Кети умирала. Пригласили отца Афанасия Сусопулоса, который прочитал над ней разрешительную молитву.

Когда ей стало хуже, Кети перевезли в центральную районную больницу города Янина. Там она и предала свою душу в руки Господа, Которого так любила и служению Которому посвятила всю свою жизнь. Это случилось 7 мая 2003 года.

На следующий день в храме Святителя Николая в Конице прошло отпевание.
Игумен монастыря Стомио отец Косма сказал несколько слов, в которых отразился весь земной путь Кети: «Будем стараться уподобиться ей. Вся её жизнь была служением Богу и ближнему».


Размышления о Кети Патера

Многие знавшие Кети, имели о ней отрицательное мнение. При жизни она была почти всеми презираема и не понята. Её называли неврастеничной, сумасшедшей. Некто, регулярно встречавший Кети на дороге из города Иоаннина в город Арта, думал, что это какая-то безумная зажигает лампадки вдоль дороги.
Кети же делала это, чтобы Господь хранил путешествующих по ней людей. Некоторые считали Ерикети добродетельной и просили её молитв.

Итак, кто же такая Кети? Каждый человек — тайна, и только Сердцеведец Господь знает о ней всё. Старец Паисий называл Кети «благословенная душа» и считал своей духовной сестрой. В одном из своих писем он написал: «По моему мнению, Кети — святая».

Естественно, что её высокая подвижническая жизнь многими была не понята и осуждена. Её образ жизни (не такой, как у всех) раздражал христиан, являвшимися таковыми лишь на словах. И сама Кети иногда специально юродствовала. Например, могла прийти в гости к своей знакомой и попросить немедленно приготовить ей еду. Кушая, нахваливала её, а на следующий день говорила: «Что это была за пища? Что ты туда положила? Я чуть не умерла».

Её странности, как естественные, так и те, которые она совершала намеренно, имеют свою красоту и обаяние. Они свидетельствуют о её великом смирении. Кети не стремилась казаться людям духовным и великим человеком. Её заботило не мнение мира, а исполнение Воли Божией. Иеромонах, знавший её и принимавший её исповедь, сказал: «Такого покаяния, такого смирения я больше никогда не встречал».

Человеколюбец Бог да упокоит душу Эрикетти в Своём Царстве и воздаст ей в сто крат больше в жизни вечной, чем она помогла другим в этой временной жизни! Аминь!

Tags: Греция, Праведники, Православие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments