filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Category:

Подвижники в миру...Кети Патера...

Кети Патера


Кети Патера 1


Жизнеописание


В 1921 году в семье жителей Коницы[1] Михаила и Елены Патерасов родилась дочка. Во крещении ей дали имя Марина-Эрикетти. Михаил и Елена были верующими, благочестивыми и весьма состоятельными людьми. У них были дома, земельные участки и поля. Отец зарабатывал много денег своей торговой деятельностью.

Маленькая Марина-Эрикетти, которую все звали Кети, была способным ребёнком. Она с лёгкостью окончила среднюю школу. Девушка была воспитана в страхе Божием и атмосфере традиционного греческого благочестия. Но и сама она с детства всем сердцем возлюбила Христа и Церковь. По её собственным словам, «Сколько себя помню, я всегда любила Божественную литургию и другие церковные службы». Однажды, ещё в начальной школе на праздник святого Феодора, она без разрешения ушла из школы на службу и причастилась Божественных Тайн. Когда вернулась на занятия, учитель за самовольный отгул высек её розгами.
Когда в Коницу пришли итальянские оккупационные войска, большинство сельчан ушло в горы. Кети осталась рядом с престарелой бабушкой и родителями, которые отличались слабым здоровьем. Итальянцы взяли их в плен и отправили в город Бари. С собой Кети взяла лишь корзинку, где лежала бутыль с крещенской водой, иконы и Синопсис. На корабле, который, в отличие от многих других, не утонул, а благополучно дошёл до Италии, Кети всех просила молиться. Многие издевались и посмеивались над девушкой, но спустя время сами просили её за них помолиться. Среди пленных была и роженица, беспокоившаяся о том, в какой обстановке ей предстоят роды. Кети захотелось помочь этой женщине. Она поставила на столик икону, взяла стакан, из заколки смастерила держатель для лампадки, из ватки сделала фитилёк, зажгла лампадку и стала молиться, совершая земные поклоны. Женщина благополучно родила, но у неё не было молока. Кети дала младенцу Святой воды и позаботилась, чтобы для него нашли подходящую пищу. Ей удалось сохранить ему жизнь.

Однажды зашёл один итальянский офицер, который, увидев лампадку, спросил: «Кто это сделал?» — «Я», — дерзновенно отвечала Кети. Он приказал ей следовать за ним и отвёл на какой-то склад. Там стояли большие ёмкости с маслом. «Когда будешь нуждаться в масле — приходи за ним сюда», — заключил офицер. Кети было 22 года, и она опасалась за своё целомудрие. Позже она вспоминала: «Если бы я почувствовала угрозу своей чистоте, предпочла бы броситься в море, чем запятнать себя».
Шёл Великий пост, а им давали скоромную пищу. Кети не ела ничего, кроме хлеба. Она постилась и говорила, что готовится причаститься на Благовещение. Женщины над ней только посмеивались. Но она с уверенностью говорила, что до наступления этого праздника они вернутся в Грецию. На самом деле, вскоре состоялся обмен военнопленными, и Кети причастилась Святых Христовых Тайн на Благовещение.

Возвратившись из плена, Кети устроилась добровольцем в детский дом города Коница. Там было двести пятьдесят детей, потерявших родителей во время оккупации. Уполномоченная греческой королевы Фредерики Амалия Ликурезу попросила у мэра Коницы помощи девушек из хороших семей. Среди первых, откликнувшихся на призыв, была и Кети. Она была согласна на любую работу, лишь бы по воскресениям её отпускали на Литургию.
На рассвете праздника Рождества Христова 1947 года партизаны[2] захватили Коницу. Всю ночь шли ожесточённые уличные бои. Детей спрятали в подвале детского дома. Кети попросила их встать на колени, и все вместе они стали читать Канон Пресвятой Богородице. Молились даже те, кто раньше не верил в Бога. Внезапно Кети услышала, как к двери подошли двое партизан. Один хотел взломать дверь и забрать детей, другой ему возражал: «Что мы с ними будем делать ночью в такую холодину? Город-то мы взяли, заберём их на рассвете».
Когда Коница была занята уже правительственными войсками, Кети открыла дверь и увидела двух убитых партизан, лежавших на земле. Королева наградила медалями весь персонал детского дома, единственной без награды осталась Кети.

Неутомимая служительница Господа


Боголюбивая Кети не хотела пропускать ни одной Вечерни и Литургии. Она желала ходить на службу каждый день, поэтому искала храмы, где Литургия совершалась и в будни. Она жертвовала своим сном, совершала многочасовые пешие переходы, лишь бы не пропустить Божественной литургии.
Ночью она уходила с работы, а рано утром возвращалась. Замечания и выговоры начальства Кети не останавливали. Она любила детей и ответственно относилась к своим служебным обязанностям. Поэтому начальство смирилось с этой её «странностью». Однажды ночью, когда Кети брела в поисках храма, где будет совершаться Литургия, она прошла через минное поле. Господь хранил её, ни одна из мин не взорвалась.

В 1950 году Кети стала работать медсестрой в детском городке в местечке Зиро. Вспоминает её сослуживец: «Когда я впервые увидел Кети, большое впечатление на меня произвёл её весёлый характер, чувство юмора и светлая по-детски невинная улыбка на лице. График, по нашим мирским представлениям, она иногда нарушала. По ночам часто отсутствовала. Поэтому её перевели на перевязку.
В детском городке она учила детей церковному пению, брала их с собой на клирос. Убирала в храме, заботилась о том, чтобы найти батюшку, и сама привозила его на воскресные службы
».
Кети старалась познакомиться со священниками всех соседних селений, чтобы была возможность приглашать их отслужить Литургию. Чаще ходила в храм Пантанассы[3]. Ночью переходила реку Лурос по верёвочному мостику. Часто зимой он покрывался льдом, а у Кети всегда было по несколько сумок с продуктами для бедняков.

Один раз, когда мост снесло водой, на другой берег ей помог перебраться один старый пастух. Порой ей доводилось (приходилось) проводить в пути много часов. Однажды на Кети напали собаки, в другой раз она встретила медведя, но звери не причинили ей никакого вреда.
Трудно описать всё, что случалось с Кети. Телефонов тогда не было. Как-то раз никто из знакомых иереев не предупредил её о Литургии. После работы Кети всё же отправилась в путь. Сначала дошла до Филиппиады. Затем побывала в селениях Камби, Пантанасса, Святой Георгий. Но нигде службы не было, а тем временем стемнело. Кети (по-прежнему пешком) отправилась в Керасово, а оттуда в Вулисту, где к ней присоединилась сестра батюшки. По дороге они оступились и упали в яму. Женщины по колено провалились в асбест. Привели себя в порядок и отправились на Литургию. Всего за вечер и ночь Кети прошла расстояние 30 километров. И так бывало нередко.

В Коницу Кети ходила регулярно. Она навещала свою пожилую маму, которая жила одна. Однажды в храме Кети упала со стула, на который забралась, чтобы зажечь лампадки. У неё случился перелом бедра. Она попала в больницу, где ей был прописан постельный режим. Но как она тогда смогла бы посещать службы? Хромая, она вышла из госпиталя, остановила машину и поехала в храм святого Георгия селения Филиппиада, где служил её знакомый — отец Василий Залакостас. Там она легла в храмовом притворе. Двадцать дней и ночей она провела в церкви. Ежедневно приезжал священник и совершал Божественную литургию.

Однажды зимой случилось сильное ненастье. Ветер с корнем вырывал деревья. Но и это не стало препятствием для Кети. Ни секунды не сомневаясь, она отправилась на Литургию, но обратно долго не возвращалась. Коллеги в волнении ждали Кети. Наконец, она показалась. Её лицо радостно сияло, хотя все ноги (насколько они были видны под её длинным платьем) были в крови. Она объяснила, что опоздание связано с тем, что ей приходилось перелезать через поваленные деревья, встречавшиеся у неё на пути.
Так, что же всё-таки чувствовала Кети во время Божественной литургии? Наверное, это было что-то необъяснимое, если она, превозмогая все трудности, делала всё возможное и невозможное, чтобы попасть на службу. Она сама пела, одаривала священников, носила с собой тяжёлые богослужебные книги.
Иногда она ходила на ночную службу, а утром спешила ещё на одну Божественную литургию. А потом, навещая своих знакомых и слыша, как по радио транслируют службу, становилась на молитву в третий раз. Она вставала на колени и творила земные поклоны. Никакой шум не мог её отвлечь. Такова была её любовь к богослужению!

Кети много молилась не только в церкви. «Она часто оставалась у нас дома, — вспоминает одна её знакомая, — и настаивала, что будет спать на кухне. И именно на тесном диванчике, сорок сантиметров в ширину. Сколько она спала — не знает никто. Свет горел всю ночь. Кети читала каноны и Псалтирь. После каждой Литургии читала «Феотокарий»[4]. И мне говорила: «Ты не читаешь Феотокарий? А что ты тогда делаешь?»»

Её любовь к богослужению была такова, что часто, засыпая, она шептала: «Церковь. Церковь…»

Тайная подвижница


Кети была настоящей подвижницей в миру. Она достигла больших высот. О себе она вообще не заботилась. Из своей зарплаты не тратила ни на себя, ни на одежду и еду ни копейки. Дочь богатых родителей, она носила простую одежду и ботинки, которые ей пожертвовали.

Она ни разу не наелась досыта — хотела молиться не на полный желудок. Никогда не готовила для себя, но никогда не оставалась и голодной. Иногда она приходила к сестре Старца Паисия[5], Христине Эзнепиду, и просила её испечь что-нибудь. «Это царская еда», — говорила Кети. На работе она никогда не обедала со своими коллегами в столовой. Одна её знакомая заботилась о том, чтобы отложить для неё немного фруктов или чего-нибудь постного. Мясо она вообще не вкушала, а после смерти матери стала воздерживаться от яиц и молочных продуктов. В воздержании с ней никто не мог сравниться, она была очень выносливой. Несколько дней могла питаться только просфорой, которая всегда лежала у неё в сумке. Её обычной пищей были овощи, маслины, рис, а на праздники — рыба. Кофе она пила без сахара. Ложась отдохнуть, Кети никогда не накрывала ног, чтобы крепко не заснуть и не проспать Литургию. В конце жизни она уже не ложилась на кровать, а дремала на стуле или в кресле. Колени у неё были чёрные из-за постоянных земных поклонов и многочасового коленопреклонённого стояния на службах и во время домашнего правила.

Источник милости


С самого детства Кети посвятила себя служению Богу, аскезе и помощи ближнему. Она была так милосердна, что все средства и блага, которые ей предоставляли родители, раздавала нищим. Когда они хотели этому воспрепятствовать, Кети заворачивала продукты в простыню и спускала их на верёвке вниз, так, чтобы мать с отцом этого не видели. Это было сложное время, и в Греции было много бедняков, вдов, сирот и беженцев. Плату за аренду участков, которую семья получала в натуральном виде (пшеницей, кукурузой и т. д.), Кети относила соседке, а оттуда уже с лёгкостью могла распределять эти продукты нуждающимся. Так она сохраняла свои благодеяния в тайне и не расстраивала родителей.

Кети была главной помощницей Старца Паисия в организованной им благотворительной деятельности. Дело Старца она продолжила и после его отъезда из Стомио. Её добрые дела были неисчислимы. Она отдавала бедным всю зарплату, раздала всё своё имущество, и даже сама стала попрошайкой, чтобы помочь нуждающимся.
Когда она работала в детском городке, Кети уходила с работы немного пораньше. Из столовой она брала положенный ей обед и спешила отнести еду одной многодетной семье, проживавшей в соседнем селении Пантанасса. Девять бедных и голодных детей, вечно пьяный отец… Так как на выходе из детского городка учиняли проверки, Кети шла туда в обход через лес по едва проходимой горной тропе. Вечерами она забирала с кухни остатки еды и относила их бедным. Скольких детей она накормила! Скольких одела в одежду, которая пылилась на складах детского городка.
В немногие свои свободные минуты, она ходила по деревням, делала уколы больным людям, носила продукты нуждающимся. Чтобы не видны были сумки с едой, Кети специально надевала на себя длинное пальто.

О себе она совсем не заботилась. Думала только о других. Она не говорила о милосердии, а просто творила добрые дела. Кети давала деньги приходскому священнику Мелиссопетры, чтобы он распределял их среди нуждающихся семей. Она стала крёстной многих детей, помогая им духовно и материально.
В Ризовуни Кети до последних дней заботилась об одной брошенной престарелой женщине. Она ухаживала за ней как за собственной матерью. В селении Святой Георгий жила другая старуха, которой Кети каждый вечер носила еду. Она заботилась о ней до самой её смерти: стригла ей ногти, мыла, кормила, утешала.
Эрикетти заботилась об одной бедной многодетной семье. Родители ждали ещё одного ребёнка, но, принимая во внимание свою бедность, решили сделать аборт. По дороге в больницу они встретили Кети и честно рассказали ей о своих намерениях. Та вознегодовала, подняла крик. Уговорила их вернуться домой, обещав взять всю заботу о ребёнке на себя. Она стала его крёстной матерью и обеспечивала мальчика вплоть до его совершеннолетия, пока он сам не стал работать.
В другом соседнем селении жила бедная семья. Двое детей в ней были больны средиземноморской анемией. Кети очень жалела их и взяла под своё покровительство. Но отец семейства злоупотреблял её милосердием. Однажды, когда Кети пришла навестить детей, в доме был дым коромыслом: ревела музыка, все танцевали и выпивали. Отец нанял музыкантов и гулял на полную катушку. Это вынудило Кети прекратить свою помощь семье этого человека.

В 1960 году благоговейнейший отец Василий Залакостас решил построить себе дом в селении Святой Георгий. Но когда строительство приближалось к завершению, деньги у него закончились. И тут на помощь пришла Кети: она купила целую машину досок. Благодаря этому удалось покрыть крышу, сделать пол и потолок. Отец Василий был одним из немногих, кто по достоинству оценил Кети. Он хорошо её знал. Она была крёстной его дочери Марии. В конце жизни батюшка взял к себе домой мать Кети. «Ты не знаешь, кто такая Эрикетти», — говорил отец Василий своей матушке. Он был убеждён, что её жизнь особая, не такая, как у других людей.
Кети часто совершала поездки в Коницу и Афины, чтобы навестить свою мать и братьев. Хотя у неё и были деньги на билет, она предпочитала добираться автостопом, а не ехать общественным транспортом. На сэкономленные деньги она помогала бедным. Однажды весь день она простояла: никто так и не остановился, чтобы её подобрать, и она смиренно вернулась домой. В другой раз она вошла в автобус со своим стульчиком. Когда контролёр спросил, есть ли у неё билет, Кети отвечала: «И билета у меня нет, и места мне не нужно». Так, на своём стульчике она доехала до самих Афин. Потом она говорила: «На деньги, потраченные на билет, я могу купить 2–3 килограмма риса и помочь какой-нибудь семье, которая голодает. Почему так не сделать?» Её волновала людская беда, а не комфорт, с которым она путешествует.

В монастыре Дурахани, где Кети прожила последние годы своей жизни, она собирала оставшиеся после крестин украшения[6], продавала их, а вырученные средства раздавала. Многие, видя её бедно одетой и худой как скелет, давали ей милостыню. Она принимала деньги с радостью, чтобы кому-нибудь помочь. Кети радовалась, когда её называли нищенкой и попрошайкой. Но всю свою немногочисленную одежду она содержала в идеальном, опрятном состоянии.

Она просила одежду и ботинки якобы для себя, а на самом деле раздавала их нуждающимся. Один врач, видя её больные ноги, подарил Кети пару мягкой обуви. Она очень обрадовалась подарку, но себе не оставила. Незадолго до этого она видела какого-то священника, на котором были ветхие ботинки. Кети обменяла подарок врача на пару новых мужских ботинок, которые отдала батюшке. Она не находила себе покоя, если кому-то не оказывала помощи и поддержки.
Из монастыря в Суроти по распоряжению Старца Паисия Кети в качестве благословения ежегодно получала свечи, маслины, книги. Она была очень рада этим подаркам, продавала их, а деньги раздавала нуждающимся.

Кети очень заботилась о благолепии церквей. На её деньги был отреставрирован и украшен храм Святителя Николая в селении Святой Георгий. Она пеклась даже о закупке для него лампадного масла. Кети заботилась о чистоте и порядке всех посещаемых ею церквей и призывала всех женщин заботиться о своём храме больше, чем о собственных домах.
Всю свою недвижимость Кети отдала монастырю в Стомио, а свой дом в Конице пожертвовала митрополии. Сейчас там располагается епархиальный дом престарелых. К благотворительности Кети призывала и свою сестру с племянницей: «Как вы попадёте в вечную жизнь? С пустыми руками?» — говорила она им.

Примечания:
_________________________
[1]
– Коница — небольшой город на Севере Греции, рядом с которым находится монастырь Рождества Богородицы Стомио, где несколько лет подвизался Старец Паисий Святогорец.
[2] – Речь идёт о событиях Гражданской войны в Греции.
[3] – Храм посвящён иконе Божией Матери «Всецарица», по-гречески — Пантанасса.
[4] – Автор «Феотокария» (от греческого «Феотокос» — Богородица) — прп. Никодим Святогорец. Книга содержит 62 канона Пресвятой Богородице. На русский язык эта книга, к сожалению, не переведена.
[5] – Житие, «Слова» и некоторые другие произведения Старца Паисия (Эзнепидиса) опубликованы Издательским Домом «Святая Гора».
[6] – В Греции во время Крестин храм принято украшать.

Продолжение следует…
тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/844007.html


Tags: Греция, Праведники, Православие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments