filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

Там, где правильные пчелы. Беседа с игуменом Павло-Обнорского монастыря...(ч.1)

Завтра Православная Церковь чтит память преподобного Павла Обнорского. Чтобы поближе познакомиться с этим святым угодником Божьим, предлагаю вам почитать интересную статью (вышла в позапрошлом году на www.pravoslavie.ru) - запись беседы Петра Давыдова с игуменом Амфилохием (Кузнецовым)...


Неспешная беседа с игуменом Павло-Обнорского монастыря

Петр Давыдов

Есть в тихих и бедных наших обителях свое скромное, но очень сильное достоинство. Оно вызвано, наверное, осознанием своей нужности, спасительности. Нет, не раздраженным провинциальным высокомерием в отношении «всяких городских», а добрым пониманием мудрого седого человека: «Что, брат, измаялся? Так заходи – отогрейся». И ведь греют – светлой улыбкой, словом, тактичным оставлением в одиночестве в храме. Еще могут меду дать, с хлебом. Сидишь у печки в монастырской трапезной, поедаешь мед, чувствуешь себя Винни Пухом – и ведь не стыдно: ты – дома. У Христа за пазухой, в общем.

Павло-Обнорский монастырь
(Павло-Обнорский монастырь)

Оказывается, у Христа пазуха широкая: бедных обителей в наших краях всё больше. И слава Богу – золото куполов, оно, конечно, может, и хорошо, но тянет иногда со страшной силой подальше – туда, где Винни Пухом побыть можно. Туда, где «правильные пчелы». Имена у них еще интересные.

Мы беседуем с игуменом Амфилохием (Кузнецовым), настоятелем Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыря Вологодской епархии. Добраться до обители больших трудов не составляет – пару километров на север с трассы М-8 «Москва–Архангельск», не доезжая Грязовца. Осенью название городка может соответствовать состоянию проселочной дороги, но для любознательных отец Амфилохий пояснил: Грязовец – это от речки Грязовица, а не от грязищи. И вообще, считает он, главное место, где грязи быть не должно вообще, – это сердце. Тогда и на улице чисто будет. Так и сказал.

Игумен Амфилохий (Кузнецов), настоятель Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыря
(Игумен Амфилохий (Кузнецов), настоятель Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыря)

– Отец Амфилохий, расскажите, пожалуйста, немного об основателе монастыря преподобном Павле Обнорском и о самой обители.

– Рассказывать можно долго. Дам, пожалуй, основные сведения. Преподобный Павел Обнорский – один из столпов нашей великой Северной Фиваиды, ученик и последователь преподобного Сергия, несший свет Христов для просвещения северных пределов Руси. Годы его жизни – 1317–1429, он прожил больше 100 лет. Он родом из Москвы. С юности посвятив себя служению Христу, преподобный Павел принял иноческий постриг в возрасте 22 лет. Сначала он жил в обители преподобного Сергия Радонежского. Потом по благословению преподобного Сергия 15 лет пробыл в затворе. После 15-летнего затвора пошел на Север – также по благословению Преподобного, как и все его ученики. Но он шел долго сюда, лет 20, наверное: где-то останавливался, откуда-то его прогоняли, и он уходил. Во время своего долгого пути он основал Макариево-Писемскую обитель – она была до революции подворьем нашего монастыря, сейчас это действующий женский монастырь, находится в Костромской области, рядом с городом Буй. Позже он основал Свято-Троицкую обитель, в которой мы и находимся сейчас.

Ученики преподобного Сергия стремились называть основанные ими монастыри в честь Святой Троицы, чтобы, наверное, подчеркнуть важность направления как своего служения, так и всей человеческой жизни – во славу Единого Бога.

– Преподобный Павел сюда пришел, жил где-то в районе нынешнего городка Грязовец, на речке Грязовица (кстати, «Грязовец» образовалось от названия речки, а некоторые неверно думают, что от слова «грязь»), и поселился в дупле, в липе. В 1414 году преподобный получил благословение на основание монастыря на этом месте, но категорически не хотел быть начальствующим: оставив во главе обители одного из учеников, Павел поселился неподалеку. Он отошел ко Господу 10 января 1429 года.

Часть липы, в дупле которой жил прп. Павел Обнорский
(Часть липы, в дупле которой жил прп. Павел Обнорский)

– Святой жил в липе? В дупле?


– Да, по одним сведениям – три с половиной года, по другим – три года. Ну, тут и неделю-то пожить – можно с ума сойти! Или один день – по нашим-то нынешним силенкам. Представьте себе только: мороз под 30, а человек не только живет в дупле дерева, но и молится – и счастлив. Хотя бы денек такой жизни представить сложно. Вот, кстати, часть той самой липы, где жил преподобный, – она у нас в храме хранится. Она была в музее, потом ее передали в приходской храм, а в монастырь перенесли лет десять назад.

– Если не ошибаюсь, то монастырь никогда ведь не был таким… популярным, что ли, известным?

– Что вы! Наоборот, он был очень известным. Знаменит был монастырь, почитался и царственными особами: сюда приезжали и Василий III, и Иван Грозный, щедро жертвовавшие на обитель. Последней царственной гостьей здесь была великая княгиня Елисавета, преподобномученица, – в 1912 году, после того, как вся Россия собирала средства на восстановление обители после разрушительного пожара.


Чудеса? – Спокойствие, только спокойствие!

Павло-Обнорский монастырь 1
(Павло-Обнорский монастырь)

– Конечно, в монастырь приходило много людей во все времена, и здесь по молитвам преподобного Павла происходило много чудесного. Это фиксировали раньше, мы-то сейчас не фиксируем, потому что сами чудеса, так сказать, нас не очень-то волнуют, если честно.

– Почему?

– Да потому, что есть и возможность утверждения веры в этих чудесах, а есть какой-то кусочек, может, даже и прелести. Поясню: если человек будет всегда искать чудес, то он может и от Бога отступить, потому что это должно «подпитываться», эта жажда чудес постоянных. По такой логике, раз чудес нет – значит, и Бога нет, получается…

– То есть чудо в жизни христианина – это естественное явление?

Чудеса нас ежедневно окружают – мы и относимся к ним с почтением, с благодарностью Господу и Его святым. Вот только «бегать за чудесами» не стоит.

– Да, оно естественно. И не нужно никакого ажиотажа – пусть чудо будет себе спокойным чудом. Они же нас ежедневно окружают – мы и относимся к ним с почтением, с благодарностью Господу и Его святым, но «бегать за чудесами» не стоит. Вот, недалеко в лесу у нас есть чистый источник, родник, вода в нем чудотворная. Рядом с тем родником, у камня, преподобный Павел молился. Там, на камне, мы специально установили крест: архиепископ Максимилиан, управлявший до недавнего времени Вологодской епархией, настоял на том, чтобы у источника обязательно был крест. Иначе, говорит, люди могут камню поклоняться, в язычество впасть. Нужен крест, чтобы напоминать о Том, Кто создал эту красоту, о Спасителе. Место там намоленное. Есть предположение, что там впервые святого Павла увидел преподобный Сергий Нуромский: они встретились, когда преподобный Павел на этом камне молился.

Преподобный Павел Обнорский
(Преподобный Павел Обнорский)

– Наверное, это было величественно: встреча двух отшельников-безмолвников у огромного камня на берегу реки в диком северном лесу…

– У нас икона написана об этой встрече. Преподобный стоит, а вокруг него звери всякие – лисы, медведи. Как в его житии написано: «Блаженная жизнь Павла была подобна жизни первого человека в Раю: птицы и звери, даже хищные, паслись возле его жилища, утешая (или утешаясь) его незлобием. К нему приходил заяц вместе с лисицею, принимая пищу из рук святого старца. Вились птицы, являлся медведь и смирно ждал себе пищи». Вот так и застал инока Павла Обнорского другой инок – Сергий Нуромский, делатель молитвы Иисусовой. Преподобный Павел не был священником, он был простым монахом, и когда образовался монастырь, он стать игуменом попросил другого инока – первым игуменом стал Алексий, тоже ученик преподобного Сергия.

– А почему преподобный Павел не имел священного сана?

– Просто отказался, потому что у него и возраст был уже под 90. Он прожил 112 лет, монастырь образовался в 1414 году, а успение преподобного было в 1429-м. Вот и считайте: 15 лет он жил в монастыре; когда обитель основывал, ему, получается, уже 97 лет было…

– Но как же он монастырь основал?

– Для этого он пешочком сходил в Москву, 90-летний старец! У митрополита Фотия благословился; тот сначала ему отказал, но потом, видимо, Фотию явление какое-то было, он попросил разыскать Павла, его нашли в каком-то монастыре, и Фотий ему всё подписал, антиминс дал, рукоположил его ученика, одежду ему дал, которую он тут же кому-то отдал.


Причина гибели России: качество христиан

Люди ползли до обители на коленочках. Километра два ползли… Представляете, какое ощущение благодати здесь было!

– Преподобный Павел – могучий святой. Люди очень часто обращались сюда. Я не знаю, где проходила дорога раньше: по некоторым сказаниям, люди ползли по ней на коленочках. Километра два ползли… Представляете, какое ощущение благодати здесь, видимо, было! И я ее застал, эту благодать, она и сейчас существует, и люди даже в советское время чувствовали эту благодать здесь.

– Тогда скажите, пожалуйста: как же так получилось, что тот самый благочестивый народ, который строил монастыри и храмы, почитал святых и Бога, ходил на молитву на коленочках, ровно 100 лет назад начал и монастыри рушить, и христиан убивать? Почему он отвернулся от той благодати, которая, по вашим словам, не переставала никогда чувствоваться?

– Сейчас события на Украине показывают похожую ситуацию: люди православные, такие же крещенные, зверствуют, убивают друг друга, таких же по духу, по крови, братьев своих, детей, женщин, стариков. Тут, во-первых, не без попущения Божиего; во-вторых, это, естественно, происки врага человеческого, диавола. Ну, и еще в наше время, как говорят, можно зомбировать какими-то техническими средствами, но в те времена не было таких средств! Естественно, что это всё диавол, потому что было Богом попущено так. Хотя была православная Русь и люди были многие крещенные, но отступление всё равно происходило.

– То есть называться православным можно сколько угодно, но если ты не искренне православный, если не подтверждаешь всей жизнью свое звание и призвание, то это только внешнее?

– Да, как, в принципе, сейчас это и происходит. Первое время, когда все ринулись в Церковь, вера была такая сильная, и Господь дал особенность какую-то тому времени – началу 1990-х годов. Открывались монастыри, храмы… Такой подъем был, а сейчас как-то всё затихает.

Свято-Троицкий Павло-Обнорский монастырь до революции
(Свято-Троицкий Павло-Обнорский монастырь до революции)

– А может быть, в наши дни имеет смысл вести речь о том, о чем владыка Максимилиан еще говорил: если раньше было важным количество крещаемых, то сейчас главное – качество христиан: чтобы вера укоренялась – шла вглубь души?

– Наверное, это так. Сейчас люди обращаются, просят покрестить, но особого рвения в вере не показывают. Недавно один местный житель попросил меня окрестить его ребенка, но до сих пор его даже не причастил.

- Это говорит о формальном подходе?

– Я объяснял ему, рассказывал… но всё мимо ушей пропускается. Считается, что покрестил – и всё, можно руки опускать. Так нельзя: если ты крещенный, ты должен всё-таки соблюдать правила своей веры, посещать храм хотя бы раз в неделю, если есть возможность. Уже и так послабление идет, икономия такая! А мы себя всё время оправдываем. Не можем мы жить так, как жили наши отцы, те поколения…

– Не требуется жить в дупле, как преподобный Павел, но тем не менее…

– Да всё мы можем! Просто мы ленимся. Я не загоняю православных в дупло, нет – это только для великих подвижников, к числу которых мы не относимся. Но я говорю о разумном и ревностном присутствии на богослужении, посильном исполнении требований церковного Устава. Что, сложно земные поклоны сделать? Попоститься пару дней в неделю? Отказаться от телевизора или курева? – Нет, не сложно ничуть. Лень, достаток – это все-таки влияет на дух. Интересно получается: достаток материальный плохо отражается на столь нам необходимой нищете духовной. В начале прошлого века Россия жила богато, а во что превратилась из-за того, что стала богатство больше всего почитать и с ухмылкой поглядывать на Церковь? Кто-то говорит, что до революции даже в монастырях нравы уже такие были, что и чай пили, и кушали по кельям. Говорят, драки даже были на клиросе, и винопитие! Мы, кстати, запретили напрочь пить вино, это мы соблюдаем очень строго, беспрекословно. Раз в год, в Великую субботу, положено освящать вино: мы ставим на столы сто грамм вина, и всё. На Афоне я был, там на столах стоит вино, 6–7 градусов, приятно для аппетита выпить. Но у нас никакого вина не бывает – слишком всё это для русского человека опасно.

(Продолжение следует...
тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/782443.html
)
Tags: Православие, Россия, история, монастырь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments