filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

Подвижники в миру...Афина Сгуру...

Продолжение...
начало тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/658043.html


Из книги одного афонского иеромонаха (полагаю, что это был иеромонах Исаак), сподвижника Старца Паисия Святогорца. Сегодня еще об одном удивительном человеке поведает нам книга "Подвижники — миряне"...

Афина Сгуру

Афина Сгуру
(Афина Сгуру)

Афина родилась в 1879 году в деревне Курамадес на острове Керкира в семье бедных, благочестивых и честных родителей. Её отца звали Христодул Сгурос. Он был потомком старинного византийского рода, вот уже много столетий проживавшего на Керкире. Её мама — Константина Граммену — была из многодетной семьи. С юных лет Афине пришлось столкнуться с голодом, лишениями и утратой близких людей. Из двенадцати детей, которые родились в семье Христодула и Константины, выжили только пятеро. Да и из них двое были больны. У семьи не было никакого имущества, кроме небольшого домика.

Небольшие земельные участки, которые они обрабатывали, принадлежали чужим людям. Поэтому значительную часть урожая приходилось отдавать владельцам арендуемых ими полей.

Несмотря на все трудности, семья Сгуросов имела великую веру, надежду и любовь к Богу. Отец никогда не возроптал, не пожаловался на свою бедность и смерть детей. Напротив, он славословил Бога, призвавшего его детишек в Райские обители.

Афина, как самый старший ребёнок в семье, с пятилетнего возраста взяла на себя труд ведения домашнего хозяйства. Мать работала и оставила своей дочери все заботы о её младших братьях и сёстрах. Это были тяжёлые и голодные времена для Греции. Девочка очень переживала, что нечем накормить досыта своих братиков и сестричек.

С семи лет Афина вынуждена была работать с матерью в чужих домах. Это был очень тяжёлый труд, и девочке совсем не просто было выполнять его в таком нежном возрасте.

С самого раннего детства Афина очень любила слушать рассказы взрослых — это часто делал её отец — о Боге, Святых, Православной вере и традициях. С юных лет она стала носителем духа Евангельской любви и милосердия.

Замуж Афина вышла в зрелом возрасте, в двадцать семь лет. В доме мужа её приняли недружелюбно и даже враждебно. Новым родственникам не нравилось, что они породнились с девушкой из такой бедной семьи. К сожалению, они имели большое влияние на супруга Афины, который часто был на их стороне и причинял жене большие страдания. Тоска и плохое обращение родственников стали причиной выкидыша. В результате у неё случилось сильнейшее кровотечение, с которым, несмотря на все приложенные усилия, врач справиться не смог. Она впала в кому. Доктор заявил, что Афина обречена и на выздоровление нет никакой надежды. Дыхание её стало прерывистым и едва уловимым, лицо пожелтело, тело окоченело. Так проходил час за часом. За выздоровление Афины молилась её сестра.

Внезапно она открыла глаза. Её лицо просияло, а в тело снова вернулась жизнь. Первыми словами Афины были: «Где я? Где я нахожусь? Почему я снова здесь?» Все вокруг стали креститься. Чудо! Как в неё вернулась жизнь? Тем временем Афина пришла в себя и тяжело вздохнула.

«Ах, почему я ушла оттуда?» — воскликнула она. «Откуда?» — удивлённо спросили её сёстры.

«Слушайте, я расскажу вам, что случилось. Я оказалась посреди густой темноты и захотела уйти оттуда и увидеть свет. Рядом со мной кто-то шёл. Он знал моё имя и сказал:

— Не бойся, Афина, пошли со мной.

— Куда ты ведёшь меня?

— Идём, сама увидишь.


Так потихоньку мы вышли на свет, и я смогла разглядеть своего спутника. Это был юноша в сияющих белых одеждах. Мы пошли на восток. Место, куда мы пришли, было всё наполнено светом. Ах, каким ярким он был! Было намного светлее, чем днём! Что открылось моим глазам! Деревья и цветы самых разных оттенков украшали это место. Все люди там были одеты в праздничные одежды. Их лица светились радостью. Они пели. Многие говорили со мной и приветствовали меня. «Добро пожаловать, Афина», — говорили они мне. На сердце у меня была непередаваемая радость. Я спросила своего спутника:

— Где мы?

— В Раю. Все, кого ты здесь видишь, в своей земной жизни имели любовь и творили добро.

Пока мы шли, света становилось всё больше. Всё было ещё красивее и радостнее. Я спросила сопровождавшего меня юношу:

— Скажи мне, попадают ли сюда души всех умерших людей?

— Нет, если хочешь, пойдём, посмотрим, что случается с остальными.


Тотчас мы оказались в сумраке, который с каждым шагом только сгущался. Мы вошли в тёмные ворота, ведущие на запад. Что же мы там увидели? Людей. Кто-то валялся на земле, кто-то кричал и плакал. Женщины с распущенными волосами бились в истерике. Всё это сопровождал невыносимый запах. С каждым нашим шагом обстановка становилась всё страшнее. Здесь мы видели людей, одни из которых валялись в нечистотах, другие же горели в огне.

— За что же они здесь?

— Ах, Афина, это души нераскаявшихся грешников.
(Он стал перечислять грехи этих людей.)

Что я увидела дальше! Из большой впадины вылетало что-то похожее на мусор и вновь падало вниз.

— А это что такое?

— Это души очень грешных людей, горящие в огне.


Меня охватил трепет, и я начала плакать, так как увиденное причинило мне большие страдания. Внезапно я услышала голос, обращённый к моему сопровождающему: «Забери Афину оттуда. Зачем ты привёл её сюда, чтобы расстроить? Скорей уводи её!»

Когда мы вышли на свет, меня охватило любопытство, и я спросила:

— Кто ты такой?

— Я — Ангел Божий, забирающий души умерших.

— Тогда ты должен знать, куда попала душа Николетты, одной моей знакомой.

— Не могу сказать ничего утешительного, она никогда не творила милостыню.

— А душа Хариклии, другой моей знакомой, её душа куда попала?

— Она с лёгкостью воспарила ко Господу.


Затем я расспросила и о других своих знакомых и близких людях.

— А меня ты куда отведёшь?

— Пока ты вернёшься назад, так как тебя ждут, и мне нельзя тебя больше задерживать.

Тотчас я потеряла его из виду и вернулась сюда».

Многие Афине не поверили, стали над ней посмеиваться и говорить, что это был всего лишь сон. Но она продолжала настаивать на своём: «Нет, это не сон. Я всё это пережила». Прошло семьдесят лет, и она всё помнила в мельчайших подробностях. Её рассказ об этом происшествии занимал более часа. Она говорила с большой простотой, никогда не стремясь убедить собеседника, хотя её вера в вечную жизнь была непоколебимой. Её милосердие, полное пренебрежение к материальным благам, желание говорить о Христе, Богородице и Святых, твёрдая вера в воскресение из мертвых, постоянная молитва за весь мир — всё это свидетельствует о том, насколько глубоко она пережила это событие.

Конечно, и у неё были свои недостатки. Но деятельная любовь к Богу и людям покрывала всё.

Она не могла есть, если знала, что рядом кто-то голодает, и спать, если у кого-то не было места, где преклонить голову. Всё, что удавалось заработать, Афина раздавала, несмотря на возмущение и нытьё домашних. Но в то же время благодаря ей близкие не испытывали лишений даже в самые голодные годы оккупации.

В своём доме она всегда с готовностью принимала всех бездомных и нуждающихся. В непростые военные и послевоенные годы ночлег и еду у Афины находили сербы, итальянцы, евреи, беженцы из Малой Азии, нищие, коробейники, бродяги, торговцы, монахи, священники, цыгане…

Она никому не посмела отказать в приюте. Каждый человек был для неё образом Божиим. Афина творила милостыню, не ожидая воздаяния. Она никогда не побоялась и даже не подумала о том, что от тех, кого она приютила, может исходить опасность. Она имела совершенное доверие Промыслу Божию.

Когда Афина жила в Ливади (селении, находившемся в двух часах пути от её деревни), её дом становился единственным пристанищем для всех застигнутых в этих местах непогодой. Это была пустынная местность. Чем она могла накормить своих гостей? Пирог из кукурузной муки и рис с сыром — вот всё, что она могла им предложить. Но когда её сердце жаждало угостить их чем-нибудь ещё, происходило следующее удивительное событие. Её кошки приносили из полей добычу — перепёлок и зайцев. И получалось отменное угощение.

В Ливади Афина удостоилась удивительного видения. Однажды вечером, стоя на пороге своего дома, она увидела, как всё небо озарилось ярким светом. Ей показалось, что собирается дождь. Но свет всё нарастал и нарастал, так что казалось, что наступил день. Свет исходил от чего-то похожего на сияющую колесницу в форме паникадила. Афина была поражена её красотой и великолепием. Она следила за колесницей, пока та не скрылась за одним из холмов. (Во всей округе никто больше не видел колесницы, кроме одной восьмилетней девочки, которая в это время пасла овец.) Афина перекрестилась, не в силах объяснить увиденное. Но потом она поняла, что это была херувимская колесница, направлявшаяся в заброшенную церковь Святого Георгия, где вот уже много лет не было службы.

Афина жила в большой простоте и чистоте. Она всегда чувствовала присутствие Божие. Стойко переносила испытания и искушения, которых в её жизни было немало. Пришлось много претерпеть от мужа, который постоянно богохульствовал, причиняя ей этим невыразимую боль. В молодости после одного несчастного случая он лишился зрения, так что Афине приходилось не только о нём заботиться, но и терпеть все его странности. Однажды он упал, сильно травмировался, и его парализовало. Её дочь родилась инвалидом. Она была очень своенравной и непослушной, кроме того, ей очень не повезло с замужеством. Сын Афины в молодости был очень болезненным. Три раза он был на грани гибели. Милосердие Божие и молитвы матери сохранили его. Он женился и стал многодетным отцом.

У самой Афины всю жизнь были большие проблемы со здоровьем. Но никогда никто не услышал от неё ни слова ропота. Каждый вечер она много часов молилась за весь мир.

В последние годы у неё стало меньше возможностей творить милостыню. Нищих почти не осталось, а нуждающихся было значительно меньше, чем в былые времена. Как теперь она могла утолить свою жажду милосердия? Господь заботился о ней и посылал ей просителей. Когда она выходила из дома, на пороге её встречало множество животных. Собаки, кошки, птицы — все они чувствовали её любовь, следовали за ней, и она никому не отказывала. Из её рук ели даже дикие птицы, больше не подлетавшие ни к кому. Она смотрела под ноги, нет ли там муравьёв, и с радостью кормила их хлебными крошками.

Её кончина была мирной и христианской, но не безболезненной. Однажды утром после долгой болезни она поднялась, чтобы покормить птиц, оступилась и сильно ударилась. Боль долго, до самой кончины преследовала её.

Афина попросила батюшку прийти и прочитать над ней молитву, так как верила, что подобным образом исцелится. Но священник не сразу отозвался на её просьбу. Когда он всё-таки пришёл, она сказала: «Отче, теперь уже поздно, сегодня я ухожу».

Это было 11 февраля 1976 года, в день празднования памяти святых Феодоры и Власия. Несмотря на невыносимые боли на лице Афины сияла улыбка. С утра она уже стала распоряжаться относительно своих похорон: какую одежду на неё надеть, каких батюшек пригласить на отпевание.

Потом позвала своих соседок и невестку. С каждым, кто к ней приходил, Афина прощалась и просила прощения. К вечеру её беспокойство усилилось. Она просила близких помолиться, чтобы Господь забрал её сейчас, а не оставил на ночь. Но родственники не верили, что она умирает. Она почила незадолго до двух часов ночи. Последними её словами были: «Красиво — красиво…»

Восемь часов, пока её тело лежало в гробу, оно оставалось тёплым. Её лицо было радостным, румяным, улыбающимся, без морщин, как лицо девушки, а не девяностосемилетней старушки.

Да упокоит Господь душу Афины, как она упокоила Его Самого в лице каждого страдающего человека! Аминь.

Продолжение следует...
тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/700051.html

Tags: Греция, Праведники, Православие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments