filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Category:

митрополит Лимасольский Афанасий в Сретенской духовной семинарии...(ч.1)

«Священник — врач, а не волшебник»

О старце Паисии и проповеди Христа в современном мире, о послушании, монашестве и браке, об истинной Церкви и ее предназначении...

Год назад в Сретенском монастыре побывал митрополит Лимасольский Афанасий, представивший свою первую книгу «Открытое сердце Церкви». В рамках своего пребывания в России владыка встретился с братией монастыря и студентами Сретенской духовной семинарии. Портал Православие.Ru предлагает своим читателям подборку ответов Владыки на вопросы, заданные ему семинаристами, но касающиеся так или иначе всех нас. Владыка рассказал о том, зачем человеку «огромный пост» перед молитвой, какова мера свободы в послушании духовнику, что является целью и смыслом брака, что должен в первую очередь оставить будущий монах, при каких обстоятельствах молчание — зло, а при каких говорить, не умолкая, — благо.

митрополит Лимасольский Афанасий 1

«Проповедуй покаяние»

О современном пастырстве

— Как в современном мире нести Слово Божие? Какие главные черты должны быть у современного пастыря?

— Из своего небольшого опыта общения и служения людям — небольшого, потому что до своих 40 лет я жил в монастыре, а в греческой традиции тот, кто живет в монастыре, не имеет возможности проповедовать или проводить беседы. И только когда я был избран митрополитом, я должен был начать говорить с людьми. Так вот, из своего небольшого опыта общения и служения людям я вынес следующее убеждение: сегодня люди не нуждаются в каких-то великих и красивых словах. Конечно, я говорю о ситуации у себя в стране — я не знаю, какова ситуация в России.

Люди нуждаются в словах простых, подлинных, настоящих; эти слова должны быть последовательны, люди должны их понимать. Это не должны быть слова, как слова Корана, «упавшие свыше».

Мы имеем особое благословение, являясь православными христианами. Потому что Евангелие и учение святых отцов имеет логическую последовательность, потому что слово Божие является целительным, как медицинская наука. Слово Божие не имеет связи ни с философией, ни с литературой, ни с математикой. Это как искусство, которое имеет какие-то определенные черты и может приводить к определенным результатам и плодам. Когда Христос говорит: «Блаженны чистые сердцем, потому что они Бога узрят», это реальность. Реальность, которую показывает нам Церковь. Церковь показывает нам путь и метод, как этого достичь.

Когда мне было 19 лет, я посетил одного великого современного святого на острове Парос — старца Филофея (Зервакоса). Это один из современных святых греческого мира. Я пошел, чтобы сказать ему, что я решил остаться на Афоне (после этого я отправился на Святую Гору и оттуда уже не выезжал).

Старец Филофей Зервакос 2
(Старец Филофей Зервакос)

Старец мне говорит: «Я дам тебе благословение». Благословением мы еще называем подарок. И он начал искать у себя в вещах, рыться на своих полках, в ящиках, чтобы найти подарок для меня. Когда я увидел, что он уже утомился от поисков, я сказал: «Да не суть важно это, старче. Можно мне дать что угодно. Дай мне платок». Он в ответ: «Нет-нет, я тебе хочу подарить панагию». Мне было 19 лет тогда. Про себя я усмехнулся. Но ничего ему не сказал. А он нашел у себя такую круглую панагию. Очень дешевую. На ней была изображена икона святого Никона Метаноите. И он сказал: «Возьми вот эту панагию и проповедуй покаяние». «Метанои» означает «покаяние» по-гречески. Я говорю ему: «Старче, где же я буду проповедовать покаяние — на скалах Афона?» Потому что я собирался пойти в пустыню, на Афон. И старец мне сказал: «После тридцати». Я взял эту панагию, поцеловал ему руку и ушел. И больше об этом не думал.

Когда мне исполнилось 35 лет, я оказался на Кипре и стал игуменом монастыря Махера. И когда я принес свои вещи из монастыря Махера в Лимасольскую митрополию, я нашел икону святого Никона, и сзади была записка: «Проповедуй покаяние». И вот это я стараюсь делать теперь — конечно, в первую очередь, по отношению к себе.

Но слово Божие — и ученикам, и всему миру. И слово Божие заключается в призыве: «Кайтесь». Не знаю, как по-русски вы трактуете это. Но по-гречески это означает: «измените стиль вашего мышления» — то, как вы думаете. Это не значит, что мы просто должны расстроиться по поводу своих грехов. Но это изменение ума, изменение разума. Евангелие — это новый способ жизни, новый способ мышления. И мы должны уйти от светского способа мышления и стяжать евангельский. Вот этому учит Церковь. Мы должны стараться это исполнять, и мы должны в первую очередь относить это к самим себе, но также обучать наших братьев, за которых мы ответственны перед Христом.

«Я думал, этот человек никогда не умрет»

Об общении с Паисием Святогорцем и другими святыми

— На Святой Горе вы встречались со многими ныне очень почитаемыми и известными старцами. Поделитесь, пожалуйста, опытом общения с ними.

— Это непростая задача — описывать святого человека. Может быть, «несвятого святого» можно описать, но это были великие святые — их описывать все-таки трудно. При этом они были как бы очень малыми, потому что были очень смиренными, естественными людьми. Рядом с ними ты ощущал великую радость. Они не ослепляли тебя светом своей святости, они просто обогревали тебя теплотой любви.

Я не пошел прощаться с отцом Паисием перед его кончиной, потому что я не верил, что он умрет, — я думал, что этот человек никогда не умрет.

Как говорить об опыте общения со старцами? Если бы мне кто-нибудь рассказывал обо всем, что я видел, и если бы я не видел это своими глазами, я бы ни за что не поверил. Я даже до сих пор задаю себе вопрос: «Правда ли, что я видел такие вещи собственными глазами?» И я восхищаюсь теми людьми, которые верят этому, потому что это были такие удивительные вещи, которые может творить только Бог.

— Рассказы о старце Паисии, о других старцах Святой Горы, с которыми вы встречались, — это, может быть, одна из самых сильных проповедей современным людям, и этого больше всего они ждут.

Старец Паисий и молодой отец Афанасий
(Старец Паисий и молодой отец Афанасий)


— Хочу, во-первых, сказать, что старец Паисий очень любил русских, потому что его старец был русским: это был отец Тихон, который жил в Капсале. Так что он очень хорошо знал русское благочестие. Но также знал и слабости русских людей.

На Афоне мы имели благословение от Бога жить вместе со многими русскими монахами, с которыми у нас были очень хорошие отношения. Среди них были великие подвижники и современные святые, как, например, преподобный Силуан Афонский, старец Софроний из Эссекса.

Сам старец Паисий был великим аскетом. Я думаю, что человек не может жить так, как жил он. Он совершенно не имел к себе никакой милости, никакого снисхождения. Он не спал практически каждую ночь. Он взял на себя такое послушание: от заката до рассвета молиться в одиночестве у себя в келье. Он отдыхал только час или два после восхода. В последние годы его посещало огромное количество людей, и он весь день занимался и общался с людьми, а всю ночь не спал, молясь.

Я вам расскажу о том, что я видел своими глазами, я тогда был привратником в монастыре. Старец уехал в Синайскую обитель на три месяца. А в монастырь пришла группа студентов греков американцев из Бостона, примерно 25 человек. Я их спрашиваю, откуда они идут. Отвечают: «От старца Паисия». Я говорю: «Его же здесь нет». — «Нет-нет, он здесь». — «Но он же уехал дней 10–15 тому назад на Синай!» «Нет-нет. Мы у него были, он открыл нам дверь, поговорил с нами. Каждый из нас имел личную беседу с ним. Он дал нам подарки, угостил лукумом и показал дорогу сюда. Попрощался с нами, и мы ушли». Я подумал: «Может быть, он вернулся, и мы просто его еще не видели?» Но это невозможно, потому что он должен был зайти в монастырь. Я сделал им кофе, поставил какое-то угощение и побежал в каливу старца. Старца не было. Всё было закрыто. Он вернулся через два месяца. Но те студенты его встретили! И не один человек!

Каждый день мы наблюдали такие вещи, и поскольку такое происходило каждый день, это воспринималось как обычное дело. И в конце это нас уже не интересовало, потому что святой человек отличается не своими чудесами, но своей любовью к Богу и человеку: вот это делает святого особенным.

Об уходе с Афона


— Владыка, вы более десяти лет подвизались на Святой Горе, были даже избраны главой исполнительной власти Афона — Эпистасии, а потом все-таки вернулись на Кипр. Что послужило причиной этого возвращения?

— Когда я был на Афоне, туда приехал Хризостом I, Кипрский архиепископ. Я, как прот, должен был его принять и сопровождать. Тогда в Ватопедском монастыре нас, киприотов, было много — около 50 (и сейчас в этом монастыре 80 киприотов). Для маленького острова Кипр это число очень большое. И архиепископ пожаловался старцу Иосифу (а старец Иосиф был моим старцем), сказал ему: «Вы обессилили Кипрскую Церковь, потому что забрали молодежь с Кипра, и Церковь осталась без людей». Потому что мы все были людьми Церкви, должны были стать монахами, священниками. И старец Иосиф ответил епископу: «Ты прав». Потому что старец Иосиф тоже был с Кипра. И он почувствовал, что должен послать группу монахов с Афона на Кипр. К сожалению, жребий упал и на меня. И я с тремя другими монахами поехал на Кипр, чтобы создать монастырь по афонскому уставу.

Я не хотел возвращаться на Кипр. И очень сопротивлялся старцу. Полтора года я не мог смириться с идеей возвращения на Кипр. Я спросил всех старцев, кого знал, кто тогда жил на Афоне. Надеялся, что найду кого-нибудь, кто мне скажет: «Не надо ехать туда». Но, к сожалению, никого не нашел. Пришлось ехать.

митрополит Лимасольский Афанасий 2
(митрополит Лимасольский Афанасий)

О проповеди без выдумок


— Вернувшись на Кипр по благословению вашего старца и по воле Божией, вы стали часто встречаться с людьми, с молодежью. Эти встречи очень популярны. Люди стали приходить в храмы, жизнь в стране обновилась. Скажите, какими словами можно привлечь молодого человека в Церковь? Как его заинтересовать?

— Я ничего особенного не сделал. И не думаю, что человек должен придумывать какие-то специальные вещи. Если мы будем проповедовать истинное слово Божие и если мы сами будем подлинными, настоящими людьми, я думаю, что это подействует уже само собой. В моем случае произошло противоположное. Это знамение времени. Старца Паисия как-то спросили: «Какое самое главное знамение кончины мира?» — «Для меня самым главным знамением, свидетельствующим о том, что конец мира наступил, является то, что вы пришли ко мне, чтобы меня спросить. Для меня это самое главное знамение разрушения мира». Думаю, что я это тоже испытал на себе.
(по материалам: http://agionoros.ru/docs/1952.html)

Продолжение следует...
тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/680391.html


Tags: Афон, Афонские старцы, Сретенский монастырь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments