filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Category:

Великий старец Клеопа Илие, Румынский чудотворец. Снова в Сихастрии (ч.34)

Продолжение...
начало тут:http://filin-dimitry.livejournal.com/104871.html



Духовник XX века

Об отце Клеопе я сначала узнал из книг — из «Духовных бесед» отца Иоанникия Бэлана, из книг его святости «Введение в православную веру», «Ценность души», «О снах и видениях», из «Румынского паломника» Георгия Бэбуца и из «Традиций и свободы» Высокопреосвященного Антония Плэмэдялы.

Его беседы, советы, опыт и слова оказали мне очень большую пользу. В 1990 году отец Клеопа был назван духовником Румынии, и, как сказал Высокопреосвященный Варфоломей Анания, «не было такого вопроса, относящегося к вере, на который он не мог бы дать ответа».

архимандрит Клеопа Илие 25

При всем благоговении и любви, какую я испытывал к нему, мне не удалось побывать у него раньше 30 ноября 1994 года. Тогда я уже вступил в братство монастыря Никуда. В тот вечер, когда я добрался до монастыря Сихастрия, в монастырских воротах меня встретил батюшка ангельски-благостного вида. Я спросил об отце Клеопе, и он направил меня вверх, туда, где Батюшка говорил перед верующими в специально устроенном для этого помещении. Когда я приблизился к Батюшке, то почувствовал, что от него исходит особая духовная сила. Я подумал, что рядом с отцом Клеопой не может жить грех, к нему нельзя приблизиться с лукавыми помыслами, потому что его святость видит все. Перед ним чувствуешь себя обнаженным.
Побыл и я там в уголочке и был поражен тем долготерпением, какое проявлял Батюшка к каждому верующему в отдельности. Он благословил и меня и послал меня поискать его келейного ученика, отца И., с которым я быстро подружился и проговорил всю ту ночь.

Во второй раз я увидел Батюшку в июле 1996 года, в келии его святости. Лицо его было такое светлое, каких я никогда не видел, и вокруг его головы сиял лучащийся свет. Он говорил нам о любви, о Божественной любви. Отец настоятель, с которым я пришел в Сихастрию, спрашивал его совсем о другом, но, хорошо подумав, я понял, что отец Клеопа дал ответ на мои проблемы.

Подлинная моя встреча с отцом Клеопой произошла, когда я увидел его в третий раз, в феврале 1997 года. Это было во вторник вечером. Скоро мне предстояло принять монашеский постриг, и я пришел к Батюшке просить его молитв.
Он принял меня в келии. Когда все братия и отцы ушли на бдение, он попросил меня помочь ему выйти на веранду. Тогда мы беседовали с отцом Клеопой более трех часов. Он говорил мне о молитве умной и сердечной, и тогда я понял его по-другому, не так, как понимал из книг. Он пересказал мне жизнь его святости, страдания, пережитые им во время ученичества, гонения, рассказал об отце Иоанникии Морое, как он потом сам стал настоятелем, и о трудностях, с которыми он столкнулся, когда ему удалось перевести скит Сихастрия в ранг монастыря[107]. Что-то мне было известно из книг, а о чем-то я слышал в первый раз.

______________________
[107]
- Спустя короткое время писавший эти строки сам стал настоятелем, и слова отца Клеопы подготовили его к этому служению.


Он развеял тогда недоумения в моей душе, и это еще раз убедило меня в том, что он был прозорливым.
Я, на грех, думал, что он, обладая столькими познаниями в богословии, в Священном Писании и святых отцах, мог бы считать себя достойным настоятельства.
Батюшка, не будучи спрошен мною, рассказал мне такой эпизод: как он стриг овец и тут пришли отцы, представлявшие духовный совет. Отец Клеопа ответил им, что у него сгнили ноги в лаптях, от ходьбы по горам, и пусть они больше не шутят так над ним. Он действительно думал, что они устроили глупую шутку. Мне стало стыдно за мои мысли при таком смирении Батюшки. Я был поражен святостью отца Клеопы, прожившего жизнь святую от рождения до могилы.

Больше мне не удалось прийти к отцу Клеопе, только уже на погребение, и туда я попал чудом. Я с грустью думал: отец Клеопа не может умереть, он не может оставить нас. Когда я приложился к его руке, то увидел, что он улыбается. Теперь он лежал совсем безмолвный, но улыбка его словно говорила: «Я достаточно сказал вам, только выполняйте это!»
В день похорон Бог ослабил мороз, сияло великолепное солнце, вся природа радовалась. Словно на день Пасхи.

Отец Клеопа был духовником XX века, он был отцом румынского Православия.
Мы пережили на его погребении и крест, и воскресение, боль креста и радость воскресения, стоя вокруг его гроба. Были все его духовные чада: восемь иерархов, сотни, даже тысячи монахов и монахинь (никогда больше их столько не соберется в одном месте) и тысячи верующих; многие были со своими священниками.
Честна пред Господом смерть преподобных Его.
Отец Клеопа умножает нашу веру, любовь и особенно надежду. Он для нас то же, что для русских — святой Серафим Саровский или для греков — святой Григорий Палама.
Иеромонах А., Клуж


Ты христианин — и тебе страшно?

В первый раз, когда я пришел к отцу Клеопе, со мной были знакомые. Батюшка восседал на стуле перед скамейками, на которых сидело человек десять взрослых и трое-четверо детей. Он как раз говорил им:

— Пусть подойдут ко мне малыши, я дам им по иконочке и крестику из Иерусалима! Но только дети, потому что у меня их немного!

Пошли дети. Потом пошли мы, недавно пришедшие для благословения. Я остался последним. Батюшка долго смотрел на меня, потом выбрал из металлической коробки крестик и вложил мне его в руку. Это поразило меня, мне ведь было 22 года, то есть я не был ребенком. Лишь спустя годы я понял силу этого поступка. Это было пророчество, что я возьму Крест Христов, потому что теперь я монах.


* * *

Для свидетельства о дарованиях отца Клеопы расскажу еще о нескольких из множества случаев, известных мне за те годы.
Через год после первой встречи с Батюшкой у меня появилась мысль уйти в монастырь. Я не знал, как будет лучше. В «Румынском патерике»[108] я прочел о таком происшествии с отцом Викентием Мэлэу.

_________________________
[108]
- «Румынский патерик» составлен учеником старца Клеопы архим. Иоанникием Бэланом, издан монастырем Сихастрия и неоднократно переиздавался.

Одна матушка привела к батюшке свою внучку, чтобы великий духовник благословил ее на обратный путь. Тогда батюшка сказал:

— Господь и Матерь Божия да благословят тебя, сестра, остаться в монастыре и стать монахиней!

С того часа малютка осталась в Агапии и стала хорошей монахиней.
Уповая на дар отца Клеопы, решил и я поступить подобным же образом. Вечером, когда Батюшка отослал верующих на ночлег, я остался последним, присутствовало только несколько отцов. Я стал на колени и попросил благословения на другой день отправиться домой, а Батюшка спросил меня — как он делал это обычно, чтобы скрыть свой дар, — как меня зовут и откуда я. Когда я ему ответил, он сказал мне более суровым тоном:

— Почему же ты не приходишь в монастырь?
— Я боюсь,
— ответил я.
— С именем Христовым тебе страшно? Разве ты не слышишь, как поет Церковь? — и во всю мощь своего голоса, так что, наверно, было слышно во всех долинах, запел: — Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся!

Он дал мне еще несколько советов, затем осенил крестным знамением мою голову, так что я весь согрелся от макушки головы до ступней ног. Я поцеловал ему руку и ушел, скача от счастья, потому что Бог открыл мне, чего Он хочет от меня.

Архимандрит Иоанникий (Бэлан), составитель Румынского патерика
(Архимандрит Иоанникий (Бэлан), ученик старца Клеопы, составитель Румынского патерика)

* * *

Поступив в монастырь, я не знал, какие книги мне читать, с чего лучше начать. Как-то после полудня мы с двадцатью отцами и братиями спускались с горы, идя в одно место сгребать сено. Мы встретились с отцом Клеопой у граба, и многие бросились к нему с вопросами. Я стоял поодаль, не дерзая спрашивать о чем-нибудь, будучи новоначальным, но думал спросить его, когда все уйдут оттуда и он останется один. Однако Батюшка вдруг обратился ко мне с обычными вопросами (как тебя зовут? откуда ты?), а потом говорит:

— И ты хочешь стать монахом?
— Да, по воле Божией и с Его помощью,
— ответил я.
— А какие ты книги читал? «Патерик» читал?
— Который «Патерик»?
— «Патерик».
— Тот египетский читал, а из румынского только о самых великих отцах…
— А «Жития святых» читал?
— Только «Прологи». Я читал еще и из «Добротолюбия».
— Да ты читал книги хорошие,
— сказал Батюшка, а потом сменил разговор, потому что дал ответ, который, он знал, я жду.


* * *

Летом 1995 года, насколько помню, приехало с визитом много епископов из Греции, специально чтобы встретиться с отцом Клеопой. После обычных формальностей, полагающихся при встрече архиереев, один из епископов попросил разрешения рассказать о чем-то. Говорил он так:

— Я уже был здесь семнадцать лет тому назад, чтобы получить ответ отца Клеопы на один вопрос, волновавший меня (неужели он не нашел во всей Греции отца, способного дать ему разъяснение?). Тогда я был простым монахом. Полностью разъяснив мне проблему, отец Клеопа сказал: «Ты еще придешь сюда лет через двадцать, но тогда ты будешь епископом!» Вот и исполнились слова, сказанные им столько лет назад.


* * *

Много раз, приходя для исповеди, я не находил отца Клеопы в келии. Однажды, когда у меня было небольшое искушение, я нашел отца Варсануфия Липана, который сказал мне, что Батюшка в хибарке, и передал мне епитрахиль и крест для Батюшки, чтобы он меня исповедал. Итак, я пошел в хибарку, где нашел Батюшку, и после того как я открылся ему, он объявил мне решение, которое не удовлетворяло меня, и я пребывал в сомнениях, что мне делать. Старец, своим даром уразумев это, привел меня в чувство таким образом: сложил епитрахиль, положил крест сверху и сказан мне голосом мягким, но очень твердым:

— Передай их в руки… — и сделал паузу, как если бы думал, — …отцу И.!

Я сказал, что отец И. ушел и придет поздно, а я больше не могу стоять ждать его и оставлю их тоже у отца Варсануфия. Потом спросил:

— Это нехорошо?

Он больше не ответил мне и ничего не возразил, а я ушел, удрученный тем, что хоть и спросил его, но ухожу без решения своей проблемы. Но, дойдя до келии, встречаюсь лицом к лицу прямо с отцом И. После этого я понял, что так же, как он знал о встрече с отцом И., он знает и о моем искушении, что оно разрешится, если я поступлю так, как он мне сказал. И, больше не сомневаясь, я ушел, получив двойную пользу.


* * *

За день до моего пострига, после полагающейся генеральной исповеди, отец Клеопа сказал мне:

— Завтра чтоб ты пришел и сказал мне, что тебя зовут… — и назвал обычное монашеское имя.

Действительно, при постриге я получил имя, названное Батюшкой.

На другой день после Святой Литургии и трапезы я решил пойти к нему и исполнить данное мне повеление: сказать, как меня зовут. Батюшка был один в келии, дверь была раскрыта, и я вошел без проблем. Но, к великому моему изумлению и даже ужасу, Батюшка, стоявший на ногах с голубой епитрахилью на груди, гневно закричал на меня так, каким я не видел его никогда, даже размахивая руками:

— Иди отсюда, не заходи, нечего тебе тут искать, вон отсюда! Уходи, чтоб я тебя не видел, не заходи сюда!

Я остолбенел в передней, не зная, что случилось и что мне делать. Подумав о батюшкином даре чтения мыслей, я стал исследовать себя внутренне, чтобы понять, в чем я согрешил, ведь я не сделал ничего, кроме того, что хотел исполнить повеление его святости. Я знал, что он примет меня с любовью, какую я только здесь ощущал, сколько раз ни приходил, а теперь?!.. Испытав себя, я понял, что Батюшка не вынес того, что я пришел похвалить его за то, что исполнилось его предсказание о моем имени, потому что похвала очень вредна для всех, а особенно для монахов, ибо сказано: «Кто хвалит тебя, тот ничем не отличается от того, кто тебя проклинает». И это был единственный раз, когда Батюшка держал меня за дверью келии.
Монах К. Д.

Продолжение следует…
тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/620076.html


Tags: Клеопа Илие, Православие, Румыния
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments