filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Category:

из прп. Паисия Святогорца...Слова. Духовное пробуждение. Мученичество является торжеством...

Эта жизнь не для того, чтобы устроиться потеплее. Умирать так умирать - давайте же, по крайней мере, умрем как должно! Раз мы все равно ничего другого не делаем, то, если Бог удостоит нас мученичества, разве это будет плохо?
(прп. Паисий Святогорец. Слова. Духовное пробуждение)

Паисий Святогорец 43

Для того, чтобы положение исправилось, некоторым нужно будет пасть в бою

Тяжелые годы!.. Нас ждет встряска. Знаете, что такое встряска? Если вы не находитесь хоть немножко в духовном состоянии, то вам не устоять. Сохрани нас, Господи, но мы дойдем еще и до того, что станут отрекаться от веры. Постарайтесь братски сплотиться, начать жить духовно, соединиться со Христом. Если вы соединитесь со Христом, то не будете бояться ни диаволов, ни мучений. В миру люди отовсюду стеснены и запуганы. Но чего бояться, когда находишься близ Христа? Помните святого Кирика? Он был трех лет от роду, а тирану, который хотел его "просветить", дал пинка. Читайте жития святых, они очень помогают душе, потому что, читая их, человек связывается со святыми, и в нем разгорается благоговение и расположенность к жертвенности.

Эта жизнь не для того, чтобы устроиться потеплее. Умирать так умирать - давайте же, по крайней мере, умрем как должно! Раз мы все равно ничего другого не делаем, то, если Бог удостоит нас мученичества, разве это будет плохо? Однажды ко мне в каливу пришел один погонщик мулов, весь в слезах, и сказал мне: "Сегодня ночью один не оставайся. Тебя задумали убить". - "Кто?" - спрашиваю. "Их, - говорит, - человек пять-шесть". Он сопровождал пятерых или шестерых безбожников. Кто их знает, какая у них была программа пребывания на Святой Горе. Они посчитали его за дурачка и вели при нем свои разговоры, а он, лишь услышал об этом, пришел и предупредил меня.

Вечером, только я лег, как слышу собачий колокольчик. Смотрю в окно и вижу троих парней. "А ну, - кричат, - дед, открывай!" Я говорю: "Парни, чего вы хотите? Вы зачем в такую пору шатаетесь, у вас что мозгов нет? На вас же подозрение падет! Других-то вон уже пересажали. А охоты разговаривать у меня нет". - "Так мы, - спрашивают, - завтра придем? Скажи, во сколько приходить?" - "Вы приходите завтра во сколько хотите, а я, если смогу, увижусь с вами".

Прогнал их. Смотрю, свет от фонарика не удаляется. Они остановились чуть повыше [Келья Рождества Пресвятой Богородицы "Панагуда", в которой блаженный Старец Паисий жил в последние годы своей жизни, находится в уединенном лесистом месте. Других келий и жилья в непосредственной близости от нее нет]. Я поднялся, оделся, облачился в монашескую схиму и стал их ждать. Внутри у меня был мир. На другой день пришли три компании по три человека, но из тех, ночных, никто не появился. И они, конечно же, знают, что денег у меня не найдут, потому что у меня их нет. Они восстают на меня только лишь по духовным причинам.

А другой раз пришел ко мне в каливу один мужик здоровый, как горилла, и сел в сторонке. А я в то время как раз беседовал с одной группой и говорил им: "Да вы только для парадов и годитесь, а не для сражений! Христос принес Себя в Жертву! У нас есть Православие! Святые пошли на мучения и тоже нам помогают. А если бы не пали они, кто знает, что стало бы с нами". Все эти слова привели пришедшего в ярость. Люди приходили, уходили, а он задумал что-то и все сидел на одном месте. От него веяло холодом. Наконец ушли и последние. "Ну давай, - говорю ему, - уже стемнело, ты куда собираешься идти?" - "Этот вопрос, - отвечает он, - меня не интересует". - "Он, - говорю, - меня интересует. Иди давай!" Тут он на меня бросился и схватил за горло. "Ну что, - зашипел,- ты со своими богами!"

Это "со своими богами" задело меня так, как если бы он похулил Бога. Я что же, идолопоклонник? "С какими еще, - говорю, - "богами" безбожник? Я служу Богу Единому в Троице! А ну проваливай отсюда!" Толкнул я его, он упал на землю и скрючился. А как он оказался за дверью, я даже не понял. "Если меня подвесят ногами кверху, - подумалось тогда, - то хоть грыжа [Описываемый случай произошел в 1987 г. когда Старец страдал от грыжи] на место встанет". Этот безбожник остался до конца и, видно, хотел со мной расправиться, раз он так схватил меня за горло и стал душить.

Тот, кто решился на смерть, ничего не боится

Сегодня для того, чтобы дать отпор трудностям, человек должен иметь в себе Христа. От Христа он будет получать божественное утешение для того, чтобы иметь самоотвержение. Если же этого не будет, то что произойдет в трудный момент? Я читал где-то, что Абдул-Паша [Мехмет Эмин Абдулах Паша управлял Фассалониками в 1821-1823 гг.] забрал со Святой Горы пятьсот юношей. Из них одни были послушниками, а другие укрывались на Святой Горе от турок. Видимо, тогда, в годы греческого восстания, юноши приезжали на Святую Гору, чтобы спастись, потому что турки забирали молодых ребят и делали из них янычар [Янычары - карательные войска в Турецкой империи, в которые обычно отбирались юноши из завоеванных турками христианских народов. Пройдя особую подготовку и воспитание, янычары отличались исключительным фанатизмом и жестокостью]. Если юноши не отрекались от Христа, то Абдил-Паша вешал их в башне в Урануполисе. Скольких молодых людей захватил он на Святой Горе, и всего лишь пятеро из них пошли на мученичества! Остальные отреклись от Христа и стали янычарами. Необходима отвага: это не шуточки. Если человек чувствует себя несправедливо обиженным, если в нем есть самолюбие, то он не имеет в себе божественной силы. Как такой человек поведет себя, оказавшись в подобной столь нелегкой ситуации?

На меня произвел большое впечатление рассказ одного епископа из Патриархии. Сначала я говорил ему: "Ну что же это за дела? С одной стороны надвигается экуменизм, с другой - сионизм, сатанизм. Скоро вместо двуглавого орла будем воздавать почести двурогому диаволу!"- "Сегодня, - ответил он мне, - нелегко найти такого епископа, каким был Паисий II, епископ Кессарийский" [Паисий II - митрополит Кесарйский. Родился в селении Фарасы в Каппадокии. Учился в духовной школе при Флавиановском монастыре Честного Предтечи, а затем в Константинополе, где был рукоположен во диакона и священника. В 1832 г. был рукоположен в митрополита Кесарийского. Был бесстрашным борцом за сохранение эллинизма в своей епархии].

Что же делал Паисий II? Когда он ходил с прошениями к султану, то перепоясывался веревкой, то есть он заранее решался на то, что турки его повесят. Он словно говорил султану: "Не ищи веревку и не теряй времени. Если хочешь меня повесить, то веревка готова". Его посылали к султану по нелегким вопросам, и часто в трудных ситуациях он спасал Патриархию. Когда он состарился, а надо было опять ехать к султану, то через седло лошади перебрасывали две большие корзины, связанные между собой. Одну чем-нибудь нагружали, а в другую сажали его, и так он путешествовал в Константинополь. Однажды турки издали фирман [Фирман - указ султана] о призыве греков в турецкую армию. Христианам трудно служить вместе с турками, потому что они не могли удовлетворять необходимые им религиозные потребности. К тому же и Россия незадолго перед этим потребовала у турок, чтобы они не препятствовали грекам в отправлении христианских обязанностей. Тогда Патриарх пригласил митрополита Паисия и отправил его к султану. Митрополит, перепоясанный веревкой, опять предстал перед султаном. Султан сказал ему: "Греки должны идти в армию, чтобы служить родине". - "Да, - ответил ему Владыка Паисий, - я тоже согласен с тем, чтобы греки служили в армии, ибо эти земли издавна принадлежали грекам. Однако у нас разная вера, поэтому отдельная армия греков должна находиться в отдельном военном лагере, иметь своих офицеров и тому подобное. Это необходимо для того, чтобы свои религиозные обязанности греки тоже могли отправлять. Они не могут молиться вместе с вами: у вас рамазан, а у нас Богоявление". - "Дать христианам оружие! - подумал султан. - Это опасно!". "Нет-нет, - ответил он митрополиту, - лучше не надо им идти в армию".

В другой раз армяне подали султану прошение о том, чтобы им отдали Балукли[Балукли - местность в Константинополе, где расположен монастырь "Живоносный Источник"], и добились благосклонного ответа. После этого обсуждать этот вопрос с султаном пошел митрополит Паисий. "Балукли, -сказал ему султан, - должны забрать армяне, потому что это место является достоянием их дедов". - "Да, - ответил ему Паисий, - они должны забрать ее, ибо, зная, что какое-то место является достоянием наших дедов, мы должны забрать его себе. Дайте мне документ о передаче Балукли, и я тоже его подпишу, потому что я пришел сюда как представитель Патриархии". Он подписал документ, а потом достал золотой константинопольский дукат [ Золотая монета с изображением святых Константина и Елены, которую носили как украшение или талисман] и сказал: "Итак, пусть армяне заберут Балукли, но тогда мы должны забрать себе Святую Софию, потому что она наша. Она принадлежала нашим дедам, и вы должны ее вернуть". Сказав это, он показал султану золотой со святым Константином. На прием к султану митрополит в качестве свидетеля взял одного из русских офицеров, прибывших тогда на корабле в Константинополь. Таким образом, султан оказался в трудной ситуации и отменил свое решение по Балукли. "Нет-нет, - сказал ему султан, - Балукли останется у вас". Потому что ему надо было либо отменить свое решение, либо отдать грекам Святую Софию. Видите, как? Митрополит Паисий вертел турками, как хотел! Это потому, что он решился на смерть. А если не решиться на смерть, то ничего не добьешься. Все начинается с этого.

Отступление от веры смывается мученичеством

Сегодня большинство хочет, чтобы змею из дыры вытаскивали другие. Если они не достают ее сами, тогда пусть, по крайней мере, предупредят других: "Осторожно! Нет ли там змеи?" - чтобы те задумались. Однако они не делают даже этого. Живи мы во времена мучеников, то с нашим рационализмом мы говорили бы так: "Я отрекаюсь от Бога внешне, но не внутренне. Таким образом я получу назначение на какую-то должность и стану помогать какому-нибудь бедняку". А во времена мучеников Церковь не причащала тех, кто бросал ладан в идоложертвенный огонь, такие люди принадлежали к чину плачущих ["Плачущие" стояли перед дверями храма и просили входящих в храм верных молиться о них Господу. См.: Правило 12-е святого Григория Неокесарийского. Книга Правил. Троице-Сергиева Лавра. 1992. С. 294]. Те, кто отрекался от Христа, должны были смыть свое отступление мученичеством. А во времена иконоборчества от христиан требовали жечь или бросать на землю икону, и они предпочитали ни бросать их, а становиться мучениками. А мы, если бы нам сказали швырнуть икону, сказали бы: "Ну и швырну ее, она написана в стиле Возрождения. Попозже закажу себе другую, византийскую".

- Геронда, а как относится Церковь к тайным христианам? Они не отреклись от Христа?

- Настоящие тайные христиане от веры не отрекались. К примеру, когда турки сожгли двадцать семь селений в Каппадокии, относившихся к Фарасам, то некоторые жители ушли оттуда далеко, в другие края, где местное население и не знало, что они христиане. Их считали за мусульман. И ни разу не возникало ни одной ситуации, когда бы кого-то из них прямо спросили: "Ты христианин?", чтобы пришлось ответить: "Да, я христианин" или "Нет, я мусульманин". Эти люди - тайные христиане. Однако с того момента, кок кого-то схватят и скажут ему: "Мы узнали, что ты христианин", он должен сказать: "Да, я христианин". То есть ему никогда нельзя говорить, что он мусульманин. И в эпоху древней Церкви были верующие, тайно принявшие Крещение, о которых другие думали, что они не христиане. И все же, когда требовалось, эти тайные христиане открыто исповедовали свою веру.

Например, святой Севастьян был военачальником и тайно принял христианское Крещение. Другие считали его идолопоклонником, но он были христианин. Тайно он оказывал христианам большую помощь. Однако, когда стало известно, что он христианин, он исповедал веру и пошел на мученичество.
В одной турецкой деревне было много тайных христиан, а староста был священником. Его имя было отец Георгий, но люди называли его Хасаном. Однажды к нему пришли турки и донесли о том, что в определенном месте, в катакомбах, прячутся христиане. "Не беспокойтесь, - сказал он, - я пойду погляжу". Взял он своих людей, пошел в эти катакомбы и застал там всех христиан, собравшихся вместе. Тогда он идет к царским вратам, снимает с крючка епитрахиль, надевает ее и служит им вечерню! "Примите надлежащие меры, - сказал он им потом, а турок успокоил: - Никого там нет, это ложные слухи". Такие люди не отступники. Однако с той минуты, как христианина начнут подозревать и скажут ему: "Мы видели, как ты крестишься! Ты христианин", - а он ответит: "Нет, я мусульманин", он становится отступником.

Продолжение следует...
тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/467323.html


Tags: Паисий Святогорец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments