filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

из прп. Паисия Святогорца...Слова. Духовное пробуждение. Отвага рождается из доверия Богу...

Продолжение...
начало тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/450634.html


В духовной жизни самый большой трус может стяжать многое мужество, если вверит себя Христу, божественной помощи. Он сможет пойти на передовую, сможет сразиться с врагом и победить. А что касается тех несчастных людей, которые хотят сделать зло, то они боятся, даже если имеют отвагу. Потому что они чувствуют за собой вину и основываются только лишь на собственном варварстве.

(прп. Паисий Святогорец. Слова. Духовное пробуждение)


Паисий Святогорец 42

Значение дерзновения велико

В экстремальной ситуации самый большой вред происходит от начинающейся паники. В опасности важнее всего не теряться. Вон как курица вступает в схватку с орлом и налетает на него! А как сражается с собакой кошка, защищающая котят! Она задирает хвост трубой и начинает угрожающе шипеть! Животное идет ва-банк, а человек оказывается трусом!..

Не поддавайтесь панике. Особенно легко поддаются панике женщины. Помню, как во время оккупации нам случилось пойти в одно место, в двух часах ходьбы от Коницы. Ребята прошли [немного] вперед, нашли там греческие солдатские каски и мундиры, надели их и пошли в часовню святого Константина. Я тоже пошел туда, чтобы приложиться к иконам. Мне было тогда пятнадцать лет. Как только матери издалека увидели детей в военной форме, они начали кричать: "Итальянцы идут!"- и приготовились бежать. Они даже не взглянули, кто это был! Шалуны надели греческие каски, а напуганные мамаши, приняв их за итальянцев, бежали от собственных детей!

Значение дерзновения велико. Если человеку физически здоровому, но трусливому сказать: "Ой какой ты желтый! Что это с тобой?" - то он пойдет к врачу, в то время как желтым он может быть от того, что не выспался, или же от того, что у него болел зуб и тому подобное. Грек или ринется вперед или станет паниковать. Трусы не годятся ни на что. На войне трусы никому не нужны, им не доверяют. Их не берут на задания, на передовую, чтобы они не создавали проблем. Один трусливый солдат, если он не знает плана боевых действий, может раздуть такую панику, что разложит целую дивизию! Страх распаляет воображение труса и он может раскричаться: "Вот они! Ой, подходят, они уже здесь, режут! Ах, куда же нам бежать?! Врагов такая прорва! Да они проглотят нас!". Такой человек натворит много зла, потому что люди легко попадают под чужое внимание. Человек же отважный, увидев врагов, только сплюнет: "Тьфу, да это разве люди? Муравьи какие-то!" - и остальные [от этих слов] тоже с дерзновением побегут в атаку. Поэтому в армии говорят, что трудную задачу лучше с хладнокровием выполнят пятеро смелых, чем двадцать трусов.

- То есть, Геронда, в трудном положении опасности внешние не столь страшны, как опасности внутренние.

-Да, так оно и есть. И Сули [Сули - союз нескольких деревень Эпира (область Греции), обладавший независимостью во время турецкого господства и в период с 1790 по 1893 г. ведший вооруженную борьбу против завоевателей] турки не взяли бы, если бы его не предал Пилий Юс, который сам был из Сули. Он провел турок по тайной тропинке. Вон как: пять деревушек были дружны и, объединившись, справлялись с самим Али-Пашой [Али-Паша (Тепеленди), 1714-1820 - знаменитый паша Янины, сын разбойничьего атамана Велиса, ведший жестокие войны против сулиотов, вступивший в конфликт с султаном и убитый в 1820г.], который был настолько силен, что даже выступал против султана [Султан (правитель Турции) - изначально титул вождей Оттоманской империи и впоследствии глав любого мусульманского государства]. Сулиоты были у Али-Паши под боком, но жару ему задавали крепкого. А насколько отважны и сплочены между собой были тамошние женщины! Брали карабины и они.

Дисциплина

- Геронда, если в коллективе обычным состоянием является недисциплинированность, то смогут ли его члены проявить дисциплинированность в момент, когда создается трудное положение?

- Во время пожара каждый делает не то, что ему взбредет в голову, напротив, все действуют по команде. Тот, кто несет ответственность, следит за ситуацией и говорит другим, что надо делать. В противном случае люди могут создать панику вместо того, чтобы потушить пожар, раздуют его еще больше. Однажды я возвращался на Святую Гору. Когда наш кораблик находился между Ватопедским и Пантократорским монастырями, подул северо-восточный ветер и поднялся шторм. Корабельщик направил суденышко против волн, потому что иначе мы бы пошли ко дну. Один трус из Иериссоса [Иериссос- порт на восточном побережье п-ова Халкидика, к которому приписан пассажирский катер, курсирующий вдоль северо-восточного побережья Афона], который ни смыслил ни в кораблях, ни в мореходстве, - он мулов держал - начал кричать: "Ты что же это делаешь а? Потопишь нас! Вы что, не видите? Он ведь эдак нас в Кавалу [Кавала - город и порт в Северной Греции, в пределах прямой видимости от Святой Горы] увезет!"

Тут вскочили все пассажиры и облепили корабельщика, а он, бедняга, только и говорил: "Оставьте меня в покое, я знаю свое дело!" К счастью, один из пассажиров был моряк и утихомирил остальных: "Оставьте его в покое, он знает свое дело! Надо идти так, чтобы подрезать волну". Не окажись там этого моряка, корабль пошел бы ко дну, потому что пассажиры не дали бы корабельщику делать свое дело. Видишь как: один оказался трусом, возникла паника, все, кто был там, вскочили и могли бы отправить корабль на дно. А потом ведь для таких случаев всегда есть второй механик, который встает к штурвалу, если капитан не в состоянии управлять кораблем.

Греки вообще нелегко подчиняются. Римокатолики верят в папскую непогрешимость, а мы, греки, верим в собственный помысл и, выходит, мы все обладаем... непогрешимостью! Почему считается, что турки ведут хорошую политику? Потому что среди турок умных людей немного, большинство из них - народ не слишком сообразительный. Поэтому в начальники у турок выходят те немногие, кто умен, а остальные подчиняются им естественным образом. Греки же, будучи очень умными в подавляющем большинстве своем, все до единого хотят управлять и распоряжаться, а подчиняются с трудом. И итальянцы говорили: "Из десяти греков пять хотят быть командирами!"

Предположим, что мы собрались куда-то идти. Один может знать более короткую тропинку, другой - иную, с противоположной стороны, третий какую-то еще.... "Нет, пойдем сюда, так лучше", - будет настаивать один. "Нет, пойдем туда", - станет перечить другой. В конечном итоге, если кто-то один не отдаст приказания, то могут пройти часы и даже дни, а путники так и не отправятся в дорогу и будут находиться в том же самом месте. Однако если, зная дорогу, распоряжается кто-то один, то, даже если предложенная им дорога будет чуть подлиннее, когда-нибудь они достигнут цели. Конечно, лучше всего, если тот, кто командует, знает кротчайший путь. Но даже если путь, который ему знаком, самый долгий, все равно, подчиняясь приказу, путники все-таки достигнут цели.

Бог смотрит на расположение человека и помогает ему

- Если время поставит нас перед серьезными трудностями, а духовного устроения нет, то сможешь ли устоять, имея одно лишь доброе расположение?

- Как же не сможешь? Бог смотрит на расположение человека и помогает ему. А, кроме того, часто в трудные минуты проявляют великую отвагу даже те люди, в которых, как поначалу кажется, ее нет. Помню, у нас в армии был один лейтинантик, который никогда не проявлял ни жертвенности, ни отваги. Но однажды, когда мятежники могли захватить нас в плен, он укрылся за часовней и с одним автоматом задержал их, пока мы не отступили. Таким образом мы и спаслись.. Он бил оттуда очередями - вверх-вниз, влево-вправо - и не давал мятежникам пройти вперед. А потом убежал, чтобы мы его не увидели. И после он даже не сказал: "Я их задержал, и поэтому вы смогли спастись...", чтобы похвалиться своим геройством. Мы все тогда говорили: "Один автомат нас спас"! И он повторял: "Один автомат нас спас". Как все говорили, так и он.

Но потом мы его вычислили: стали вспоминать, что такой-то был вместе со всеми, такой-то тоже, и поняли, что только этого лейтенанта не было. Так мы выяснили, что это был он. А знаешь, что бы с ним было, попади он в плен к мятежникам? Они не пощадили бы его, выместили бы на нем всю свою злобу, сказали бы: "Ты наделал нам столько вреда, а ну-ка иди сюда, мы повыдергиваем тебе ногти пассатижами!" Мирской человек, а идет на такую жертву! Он пошел на жертву, потому что подверг себя опасности большей, чем все мы. А готовы ли вы пойти на такую жертву? Этот лейтенант ни святых отцов не читал, ни о духовной жизни не знал. Я был с ним знаком, в нем была простота, честность. А были и другие: такие, что находили убитого мятежника, отрезали у него голову и носили ее по деревне, изображая из себя молодцов! Поэтому одной отваги недостаточно, в человеке должен быть и жертвенный дух, для того чтобы отвага имела в душе надежное обоснование.

Будем противостоять опасностям духовно

Всегда в критические минуты необходимы находчивость и отвага. Во время оккупации итальянцы брали пять-шесть мулов, приходили на наше поле и нагружали своих мулов дынями. Однажды я сказал им: "Эти дыни мы оставили на семена, возьмите лучше вон те". Тогда один итальянец поднял свой кнут и спросил меня: "Видишь это?" Я потрогал кнут рукой, поглядел на него и сказал: "Бонэ!" - дескать, "хороший кнут!" Как будто он мне его показывал, чтобы я увидел, какая это красивая вещь! У итальянца гнев сразу пропал, он засмеялся и ушел.

Помню еще один случай времен гражданской войны. Два [наших] солдата пришли на бахчу попросить у хозяина дыньку, помидорчиков. Свои винтовки они оставили в стороне, а сами пошли вглубь огорода. Хозяин, как только заметил их издали, схватил ружье и давай в них целиться. Тогда один солдат хватает красную помидорину и кричит: "Бросай оружие, а то я в тебя сейчас гранатой запульну!" Тот бросил оружие, вскочил и убежал.

- Какая же находчивость и отвага!

- А другой солдат повесил свою бурку на дикой груше. Вскоре с гор спустился мятежник и хотел схватить этого солдата. Тогда солдат повернулся в ту сторону, где на некотором отдалении висела бурка, и закричал: "Командир, что мне с ним делать?" А потом, словно получив от командира знак, рявкнул на разбойника: "Сдавай оружие!" Выхватил у бандита винтовку и разоружил его.

- Командиром, Геронда, была бурка?

- Да, бурка! Видишь как: солдат был один и имел одну лишь бурку, а у человека вооруженного отнял винтовку! Он таким образом наотбирал у мятежников целую кучу винтовок. Отвага нужна! Помню я и одного русского монаха-келиота на Святой Горе. Однажды пришли бандиты его грабить. Когда они лезли через стену, он выскочил на них сверху и заорал: "Ну что, из кольта вам влепить или из нагана?!" У тех только пятки засверкали. А другой монах, когда к нему в келью пришли грабители, взял сковородку и сделал вид, что звонит куда-то, будто по телефону: "Алло, на меня напали грабители!" и тому подобное. Те подумали, что он звонит в полицию, и убежали. А вот еще был случай: здоровенный бугай, настоящий гигант, схватил за горло одного пастуха, чтобы его задушить. Бедный пастух от страха выпучил глаза так, что этот бугай даже спросил: "Что ты на меня так дико вытаращился?" - "Смотрю, на какое дерево тебя забросить", - прохрипел пастух. Злодей испугался и отпустил его!..

Потому я и говорю, что не надо теряться. Надо держаться с хладнокровием и работать мозгами. Потому что если не работают мозги, то просто по глупости можно даже совершить предательство. Что бы ни происходило, надо молиться, думать и действовать. Самое лучшее - это всегда стараться духовно противостоять трудной ситуации. Однако сегодня отсутствует отвага в обоих ее видах. Нет ни духовной отваги, которая рождается от святости и дерзновения к Богу и помогает преодолевать трудности духовно, ни отваги естественной, которая нужна, чтобы не струсить в опасной ситуации. Для того, чтобы сдержать какое-то большое зло, надо иметь многую святость, в противном же случае для преодоления зла не найдется оснований. Если в монастыре у кого-то из братства есть духовная отвага, то вот увидишь, как этот монах пригвоздит на месте того, кто пришел со злой целью: одной ногой во дворе монастыря, а другой - за его оградой! Он "выстрелит" в голову злоумышленника по-духовному: не из пистолета, а из четок; он чуть помолится, и злодей останется неподвижным. Замрет как часовой! Если в братстве есть кто-то в состоянии духовном, то он и зло затормозит, и людям поможет, и для обители будет охраной. Мироносицы не считались ни с чем, потому что находились в духовном состоянии и доверились Христу. Ведь если бы они не были в состоянии духовном, то разве доверились бы Ему и разве сделали бы то, что сделали?

В духовной жизни самый большой трус может стяжать многое мужество, если вверит себя Христу, божественной помощи. Он сможет пойти на передовую, сможет сразиться с врагом и победить. А что касается тех несчастных людей, которые хотят сделать зло, то они боятся, даже если имеют отвагу. Потому что они чувствуют за собой вину и основываются только лишь на собственном варварстве. Человек же Божий имеет божественные силы, и справедливость тоже на его стороне. Вон маленькая собачка чуть полает, а волк уже убегает, потому что чувствует за собой вину. Бог устроил так, что даже волк боится маленькой шавки, потому что в хозяйском доме правда на ее стороне. Тем паче страшится человек, хотящий сделать зло тому, кто имеет в себе Христа! Будем поэтому бояться одного лишь Бога, а не людей, какими бы злыми они ни были. Страх Божий даже самого большого труса делает молодцом. Насколько человек соединяется с Богом, настолько ему ничего не страшно. Бог поможет в трудностях. Но для того, чтобы Бог дал божественную силу, надо, чтобы и человек дал то малое, что он может дать.

Tags: Паисий Святогорец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments