filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

из прп. Паисия Святогорца...Слова. Духовное пробуждение. Отвага рождается из доверия Богу...

Мужество, отвага - это одно, а злобность, уголовщина -совсем другое. Брать врагов в плен для того, чтобы перерезать им горло, - это не мужество. Настоящим мужеством будет схватить врага, сломать ему винтовку и отпустить его на свободу.

(прп. Паисий Святогорец. Слова. Духовное пробуждение)


Паисий Святогорец- икона

В отваге нет варварства

Подвиги совершают не те, кто ростом велик, а те, в ком есть отвага, широкое сердце и решимость пожертвовать собой. И на войне те, в ком есть отвага, имеют и доброту и не убивают других, потому что в отваге нет варварства. Такие люди стреляют не во врага, а вокруг него и вынуждают его сдаться. Добрый предпочитает быть убитым, нежели убивать. Человек, настроенный таким образом, приемлет божественные силы. Люди же злые трусливы и малодушны, свой страх они прикрывают наглостью, боятся и самих себя, и других и потому от страха стреляют без остановки. Когда я проходил военную службу во время гражданской войны, мы как-то раз зашли в одну деревню. "Здесь никого из бандитов нет, - сказали нам местные жители, - все ушли. Осталась только одна сумасшедшая". Один из наших издали увидел эту женщину и из ручного пулемета выпустил по ней две очереди. "Что я вам сделала?" - выкрикнула несчастная и упала на землю.

- Он от страха это сделал?

- Да, от страха. Люди такого склада ищут для себя легкие утешения. "Врага лучше прикончить", - говорят они, чтобы уже не сомневаться. Человек менее трусливый будет и менее злым. Он будет стараться вывести врага из строя, например, повредив ему руку или ногу, но убивать его не будет.

Мужество, отвага - это одно, а злобность, уголовщина -совсем другое. Брать врагов в плен для того, чтобы перерезать им горло, - это не мужество. Настоящим мужеством будет схватить врага, сломать ему винтовку и отпустить его на свободу. Мой отец так и делал. Когда он ловил четов [Турецкие разбойники], совершавших набеги на Фарасы, он отбирал у них винтовки, ломал их и говорил: "Вы бабы, а не мужчины". После этого он отпускал их на свободу.

Однажды он оделся богатой турчанкой, пришел в их стан и спросил главаря. Заранее он договорился со своими парнями, чтобы те начинали атаку сразу, как только услышат условный сигнал. Когда четы провели его к главарю, отец сказал ему: "Пусть твои мужчины выйдут и оставят нас вдвоем". Как только они остались один на один, мой отец выхватил у главаря винтовку, переломил ее и сказал разбойнику: "Теперь ты баба, а я - Эзнепидис!"[ Фамилия Старца]. Тут он дал условный сигнал, налетели его молодцы и выгнали четов из деревни.

Для того чтобы преуспеть, надо иметь шальную, в хорошем смысле этого слова, жилку. В соответствии с тем, как человек использует эту шальную жилку, он становится или святым, или героем. Однако, если такой человек собьется с пути и увлечется злым, он может стать преступником. Тот, в ком нет шальной жилки, ни святым, ни героем стать не может. А потому должен завестись наш внутренний моторчик, должны заработать сердце, отвага. Сердце должно стать безрассудным. Я знаком со многими офицерами, вышедшими в отставку и от расстройства не находящими себе места. Некоторые из них хотят, чтобы началась война, чтобы быть при деле, - так в них все горит. А кто-то, только лишь получает призывную повестку, сразу весь дрожит, а еще кто-то притворяется сумасшедшим, чтобы не попасть в армию. Сколько отставников говорили мне, что хотят поехать в Боснию и повоевать! Не использовав свою отвагу в жизни духовной, они, слыша о войне, радуются возможности повоевать. Знаешь, какие подвиги, какую бы духовную борьбу подъяли бы эти могучие люди, познай они духовную жизнь? Да они бы стали святыми.

Какая отвага была в старину

- Геронда, однажды вы рассказывали нам что-то о своей бабушке...

- Моя бабушка была очень отважным человеком. На всякий случай для безопасности она всегда имела при себе ятаган [ Большой кривой турецкий кинжал]. Вот тебе, пожалуйста, женщина вдовая, двое детей, вокруг турки, но жить-то надо было... Тяжелые были годы... Все ее боялись. Молодчиной была! Как-то раз один разбойник залез в виноградник, который находился возле кладбища. Чтобы его испугались, он надел длинную, до пят, белую рубашку. Потом, выйдя из виноградника, он, как был в белой рубашке, зашел на кладбище и давай там шастать.

Случилось в ту пору проходить через кладбище моей бабушке. Разбойник, когда увидел ее, растянулся на земле и притворился мертвым, чтобы она приняла его за вурдалака и напугалась. Однако бабушка подошла к нему и сказала: "Тебя, если бы ты был человек порядочный, давно бы уже земля взяла!" И, сказав это, начала бить злодея тупой стороной ятагана! Искалечила его. Кто это был такой, она даже не знала. Уже потом, в деревне, услышала, что, мол, такого-то изувечили, и так узнала, кто это был.
В нашу эпоху отвага является редкостью. Люди замешаны на воде. Поэтому, если, Боже упаси, начинается война, одни умрут от страха, а у других даже от небольшого испытания опустятся руки, потому что они привыкли к хорошей жизни. А в старину какая была отвага! В Флавиановском монастыре в Малой Азии турки схватили и убили одного христианина. Потом они сказали его жене: "Или ты отречешься от Христа, или твоих детей мы тоже зарежем". - "Моего мужа, - ответила она, - забрал Христос, детей моих я поручаю Христу и сама от Христа не отрекаюсь!" Какая отвага! Если в человеке не будет жить Христос, то как в нем будет жить отвага? А сегодня люди без Христа строят всю свою жизнь на мусоре.

В те годы были молодцами матери, были молодцами и дети. Помню, как в Конице наша соседка, будучи в положении, одна пошла на поле окучивать кукурузу, а нужно было идти пешком полтора часа. Там она родила малыша, положила его в подол и вернулась в деревню. "А у меня младенчик!" - похвалилась она, проходя мимо нашей двери. Была оккупация, годы тяжелые. А сейчас есть женщины, которые для того, чтобы родить одного ребенка, от страха по шесть-семь месяцев проводят в кровати. Речь [разумеется], идет не о тех, кто делает так по причине болезни.

Естественный страх является тормозом

- Геронда, я очень боязлива. Не знаю, что я буду делать, если окажусь в тяжелой ситуации. Откуда появляется страх?

- С кем-то, может быть, что-нибудь случилось в детстве, и от этого он боится. Часто страх может быть естественным, но это может быть и страх от недостатка веры, от недостатка доверия к Богу. Однако страх является и [необходимым] тормозом, потому что он помогает человеку прибегать к Богу. В страхе, в поисках, за что бы ему ухватиться, человек бывает вынужден ухватиться за Бога. Вот в жарких странах, где живут дикари, там водятся и дикие животные, большие звери, удавы и так далее. Это для того, чтобы люди были вынуждены искать помощи у Бога, прибегать к Богу, чтобы найти свой ориентир. Если бы этого не было, то что смогло бы хоть как-то сдерживать этих людей? Во всем, что устроил Бог, есть какой-то смысл.

- А те, кто, не зная истинного Бога, просят помощи от страха, получают ли ее?

- Смотри: они поднимают голову кверху, и это уже кое-что значит. И для малых детей тормозом является страх. Бывают такие дети, которые, если их маленько не припугнуть, никого не слушают: ни мать, ни отца. И мне, когда я был маленьким, говорили: "Сейчас бумбул придет!" Малышам свойственно бояться. Но, по мере того как ребеночек взрослеет, зреет и его ум - и страх отступает.

Естественный страх помогает только в детском возрасте. Если человек, став взрослым, боится пустого места, то он достоин сожаления. Приходят ко мне в каливу некоторые духовные люди и говорят: "Вот, рядом с нами кто-то умер, и от этого мы постоянно испытываем страх". И просят меня помолиться о том, чтобы этот страх от них ушел. "Да тут, - отвечаю я, - люди стараются иметь память смертную, а у тебя рядом кто-то умер, и ты хочешь этот страх прогнать?!"

У женщин естественного страха немножко побольше. Женщин, которые не боятся, мало. Однако такие женщины могут создать в семье проблемы, потому что они не подчиняются. Также может стать наглым и мужчина, если он от природы не трус и имеет в сердце отвагу. А некоторые женщины ужасные трусихи. Большое дело, если имеющая природную боязнь женщина станет подвизаться и приобретет мужество. Женщина имеет в своей природе жертвенность и поэтому способна и на многое самоотвержение, которого у мужчины, несмотря на все его природное мужество, нет.

Смерть боится того, кто не боится смерти

- Геронда, чем изгоняется страх?

- Отвагой. Чем больше человек боится, тем больше искушает его враг. Тот, в ком есть трусость, должен постараться ее изгнать. Я, когда был маленьким, боялся ходить мимо кладбища в Конице. Поэтому я спал на кладбище три ночи, и страх ушел. Я осенял себя крестным знамением и заходил туда, даже фонарика не зажигал, чтобы никого не напугать. Если человек не будет подвизаться для того, чтобы стать мужественным, и не стяжает настоящей любви, то, когда возникнет какая-нибудь сложная ситуация, плакать о нем будут даже куры.

- То есть, Геронда, можно предпринять подвиг и избавиться от страха?

- Должно радоваться тому, что умираешь ты ради того, чтобы не умирали другие. Если расположить себя подобным образом, то ничего не страшно. От многой доброты, любви и самопожертвования рождается отвага. Но сегодня люди и слышать не хотят о смерти. Я узнал, что те, кто занимаются похоронами, пишут на вывесках своих заведений не "Похоронное бюро", а "Ритуальные услуги", чтобы не напоминать людям о смерти.

Однако если люди не помнят о смерти и любят суетную жизнь, страшатся даже микробов, они постоянно побеждаемы страхом, который держит их в духовном застое. Люди же дерзновенные никогда не боятся смерти и поэтому подвизаются с любочестием и самоотверженностью. Полагая перед собой смерть и ежедневно думая о ней, они и готовятся к ней более духовно, и подвизаются с большим дерзновением. Так они побеждают суету и уже здесь начинают жить в вечности и райской радости. И пусть тот, кто сражается на войне за свои идеалы, за Веру и Отечество, осенит себя крестом и не боится, ведь он имеет помощником Бога! Если человек осенит себя крестом и вверит свою жизнь в руки Божии, то Бог и будет потом судить, жить или умереть надо было этому человеку.

- А может ли человек не испытывать страха от неосмотрительности?

- Это намного хуже, потому что в какой-нибудь опасной ситуации такой человек может попасть в серьезную переделку и заплатить за всю свою опрометчивость сполна. Поэтому тот, кто боится немножко, внимателен и не полезет безрассудно на рожон. Надо понуждать себя на добро, но иметь доверие Богу, а не самому себе.

Продолжение следует...
тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/454903.html

Tags: Паисий Святогорец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments