filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Category:

Отец Даниил из келлии св. Петра Афонского и невидимые старцы

Отрывки книги «Апо аскетики ке исихастики агиоритики парадоси». Можно перевести так: «Из аскетического и исихастского предания Афона»


Отец Даниил подвизался в том же самом месте Афона, что и преподобный Пётр. Поскольку после кончины отца Даниила прошёл уже почти век, а жизнь его была предельно скрытой, то мы можем представить здесь лишь некоторые факты его аскетической биографии.

Отец Даниил из келлии св. Петра Афонского
(Отец Даниил из келлии св. Петра Афонского)

Место его рождения и жизнь до того, как он стал монахом, неизвестны. Достоверно, что он принял постриг в келий святого Петра от благоговейного старца и духовника иеромонаха Антония, который, согласно документам из архива Лавры, стал старцем келий 15 сентября 1874 года.

Когда отец Даниил достиг высот в монашеских подвигах, его старец рассудил, что он достоин принять благодать священства. Отец Даниил был хиротонисан в Лавре во диакона и пресвитера. После этого до конца своей жизни он ни разу не покинул место своего безмолвия — келию святого Петра.
Иеромонах Даниил был записан старцем келий и духовником 1 апреля 1909 года. По всей вероятности, до этого времени ещё был жив его старец. Он имел следующий устав — каждую ночь совершал всенощное бдение. Он считал грехом, если темнота застанет его в кровати. Старец отдыхал после обеда, а когда смеркалось, начинал своё всенощное бдение.

В конце бдения всегда совершал Божественную Литургию, а в святую Четыредесятницу каждый день — Литургию Преждеосвященных Даров. Его Божественные Литургии продолжались часами, поскольку он часто был восхищаем в созерцание и от многого умиления ему было трудно произносить возгласы.
Утром старец немного отдыхал, а днём, надев рясу и куколь, совершал необходимые работы по келий или исповедовал монахов. Он не прерывал своего духовного делания весь день и избегал общения и разговоров с людьми.
Около полудня отец Даниил вкушал свою скудную аскетическую трапезу и уходил в келию для того, чтобы отдохнуть перед бдением. Жизнь его была подвижнической и простой. В келии не было даже стёкол в оконных рамах. Она обогревалась камином и несколькими старыми кирпичными печками.

Надо сказать, что в этих высокогорных местах глубина снега зимой превышает два метра. Однажды некий старец послал своего послушника исповедоваться отцу Даниилу. Послушник подошёл к келий, постучал в дверь и произнёс «Молитвами святых отец наших...» — однако ответа не последовало. Тогда он заглянул в окошко церкви и увидел, что отец Даниил СТОИТ на коленях под паникадилом в молитве и в огненном пламени. Послушник в ужасе побежал обратно к своему старцу и закричал: «Геронда, духовник горит!» Когда они вместе прибежали в келию святого Петра, то застали там «обычного» отца Даниила — тихого, мирного.

Отец Даниил взял себе послушника, постриг его в монахи и дал ему имя Антоний — в честь своего старца. Однажды послушник заболел и пошёл в Лавру, где остался до выздоровления. Всё это время на Литургиях, которые совершал отец Даниил, пел один из его соседей-монахов.
Обычно старец сам совершал входные молитвы и проскомидию. В определённое время приходил этот монах, и они начинали Божественную Литургию. Однажды отец Даниил совершил проскомидию, но брат всё не появлялся, и он понял, что что-то случилось. В огорчении старец молился, не зная, что же ему теперь делать. В это время в церковь вошли три монаха, приложились к иконам, и отец Даниил в радости начал Служить Божественную Литургию, а эти трое пели.

Когда Литургия завершилась, отец Даниил, желая разрешить своё недоумение, спросил их, кто они и каким образом оказались ночью в столь пустынном и вы сокогорном месте. «Мы ктиторы монастыря Ивирон и нас послал Господь», — ответили они и тут же стали невидимы.


Этот облагодатствованный священнодействователь Вышняго помимо всего прочего, преподавал Святые Тайны «обнажённым-невидимым» подвижникам, которые находились в тех пустынных местах.
У отца Даниила многократно бывал и Афонский старец Иосиф Исихаст, который жил от него в трёх часах пешего пути. Он приходил вместе со своим сподвижником старцем Арсением помолиться на Божественной Литургии и причаститься Святых Христовых Тайн. Старец Иосиф говорил, что из всех подвижников, которых он знал, — а в те времена пустыня изобиловала добродетельными мужами, — отец Даниил был выше многих:


«Был и другой, ещё более удивительный подвижник, у святого Петра Афонского — отец Даниил, подражатель Арсения Великого. Крайне молчаливый, затвор ник, до конца дней служивший Литургию. Шестьдесят лет он ни на один день не помышлял оставить божественное священнодействие. А в Великий пост во все дни служил Преждеосвященные Литургии.
И, не болея до последних дней, скончался в глубокой старости. А Литургия его продолжалась всегда три с половиной или четыре часа, ибо он не мог от умиления произносить возгласы. От слёз перед ним всегда увлажнялась земля. Поэтому он не хотел, чтобы кто-то посторонний находился на его Литургии и видел его делание.
Но меня, поскольку я очень горячо его просил, меня он принимал. И каждый раз, когда я ходил к нему, три часа шагая ночью, чтобы предстоять на этом страшном воистину Божественном зрелище, он говорил мне одно или два слова, выйдя из алтаря, и сразу скрывался до следую щего дня. Он совершал до конца жизни умную молитву и всенощное бдение. У него я взял устав и нашёл величайшую пользу. Ел он двадцать пять драми хлеба каждый день и весь возносился ввысь на своей Литургии. И пока земля у него под ногами не превращалась в грязь, не заканчивал Литургию
».


Старец Иосиф Исихаст вместе со старцем Арсением в благодарность отцу Даниилу помогали в работах по келий, например, строили каменную террасу.

Кроме отца Антония в келий старца Даниила был ещё один послушник — отец Пётр, которого также звали Петракисом. Он был подражателем исихастского образа жизни своего старца и отца Гедеона — человека образованного, впоследствии рукоположенного в иеромонаха.
Послушник старца отец Антоний страдал человекоугодием и перед гостями пытался показать себя добрым
послушником. Смиряя его, отец Даниил звал его как маленького: «Антон! Эй, Антоне!"

Когда отец Даниил впервые увидел летящий самолёт, он с удивлением воскликнул: «Что это такое? Мир погибнет!»

Почувствовав, что дни его на исходе и конец его при ближается, отец Даниил надел рясу и начал ходить по двору своей келий. Он поглядел на небо, потом обвёл взором всё вокруг и, вздохнув, сказал: «О, суета сует, всяческая суета».

В тот же самый день, совершив Божественную Литургию, он преставился ко Господу. Старец Даниил отошёл в вечную жизнь мирно, без болезней, исполненный дней, обогащенный добродетелью и божественной благодатью. Это произошло в 1929 году на Святой Горе Афон.

Благословение его и молитвы да будут с нами. Аминь.
Tags: Афон, Афонские старцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments