filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Великий старец Клеопа Илие, Румынский чудотворец. Настоятель Слатины (ч.15)

Продолжение...
начало тут:http://filin-dimitry.livejournal.com/104871.html


Митрополит Антоний Плэмэдялэ Что мне делать? [47]

В 1950-е годы я, будучи преподавателем монашеского училища при монастыре Слатина, что на севере Молдовы, как-то задал своим сорока с лишним ученикам, иеромонахам, монахам и братиям, вопрос, на который просил не отвечать сразу, но хорошо подумать и сформулировать ответ к следующему уроку, стараясь, насколько возможно, не советоваться друг с другом. Вопрос был очень простой, но предполагал личный выбор. Вот он: «Если бы воскрес мертвый и сказал вам: “Я воскрес только для того, чтобы самым точным образом ответить вам на один-единственный вопрос, ибо я пришел оттуда, где все в точности известно”, — какой вопрос вы бы задали ему?»

Клеопа Илие(1912-1998) с отцом Иоанникий Балан  (Ioanichie Bălan) (1930-2007)
(Клеопа Илие(1912-1998) с отцом Иоанникий Балан (Ioanichie Bălan) (1930-2007))

Я посоветовал им не терять такой возможности и не задавать других вопросов, а только такой, на который только такой человек, вернувшийся оттуда, мог бы дать компетентный ответ.
Ни один из учеников не стал ждать до следующего урока. Те, кто думал, что ответ простой, сформулировали вопрос тут же, а другие сразу задумались, решив, что нужно еще поразмыслить. Третьи оживились, стали советоваться друг с другом и, выйдя из школы, пошли к старцам порасспросить их, чтобы найти серьезный ответ. Таким образом, все монахи монастыря, а их было до сотни человек, невольно оказались заняты этим вопросом.

Во множестве собранных вопросов раскрылись даже у самых простых учеников качества экзегетов, догматистов и даже историков. Одному хотелось узнать, что хотел сказать Иисус фразой: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? (Ин. 21, 22). Это была проблема его жизни. Ему хотелось узнать, таким образом, возможно ли бессмертие на земле и не жив ли еще до сих пор апостол Иоанн, как ему было обещано? Хотелось, может, для того, чтобы найти его и задать и ему несколько вопросов.
____________________________
[47]
- Из книги: Митр. Антоний Плэмэдялэ. Традиции и свобода. С. 265—267.

Другой хотел узнать, что делал Иисус между двенадцатью и тридцатью годами: «Что касается остального, то я знаю все в Священном Писании, и этого мне достаточно», — пояснил он. Многие отцы постарше заявили, что они попросили бы, как это было во времена древних отцов, чтобы им сказали «слово на пользу души».

Мне захотелось узнать и мнение отца Клеопы, монаха с большим духовным опытом и умного человека.

— Я бы спросил у воскресшего только это: «Что мне делать?», — ответил он.
— Но, — спросил я в свою очередь отца настоятеля, — разве вы не знаете, что надо делать? Разве вы не находите ответа на этот вопрос в Писании и у святых отцов?
— Как не знать?
— ответил он. — Знаю даже для других, для других, может, знаю даже лучше, чем для себя! Но хотел бы все же получить ответ именно для меня, вот такой: «Клеопа, путь твоего спасения лежит вот здесь», или: «вот там».

Но, подумав, отец Клеопа отказался от этого вопроса:

— Думаю, я не спросил бы его ни о чем. Знаю я, что мне надо делать, и не хочу досаждать Богу. Священное Писание дает ответы на все вопросы. Воскресший твоего преподобия не смог бы ответить лучше, чем ответил Иисус, будучи спрошен богатым юношей. Может, я спросил бы его, как оно там, но разве он смог бы что-нибудь добавить к тому, что сказал об этом святой апостол Павел? В конце концов, в духовной жизни не существует «отсюда и дотуда». Но я все же был бы счастлив увидеть его и услышать! Что он сказал бы, чего ему хотелось бы, потому что все, что он сказал бы, было бы необычайно и важно. Но если бы все же нужно было во что бы то ни стало, обязательно задать вопрос, то я остановился бы на прежнем: «Что мне делать?»

По этому случаю я спросил мнение и братий-богословов из монастыря. Первая их реакция была характерной: «Что из того, что мы знаем, и из того, во что верим, действительно существенно?»

Этот же вопрос, заданный группе интеллектуалов разных возрастов, выявил разные недоумения, которые могут быть обобщены в один вопрос: «Есть ли Бог или нет?» А когда я спросил их мнение о вопросе, заданном отцом Клеопой, все согласились в том, что это единственный правомерный вопрос. Он включал в себя все остальные вопросы, и, что особенно важно, в нем было место для Бога и для человека, его настоящего положения и вечного, взятого в аспекте личностном и решающем.

Не было другого такого, как он

В свои «сто без трех», как он любит говорить, когда его спрашивают, сколько ему лет, Михай Стефэноае рассказывает нам с большим пафосом о том человеке, который, когда клал свою руку на его голову после исповеди, казался ему небесным святым.

— Через папу я познакомился с Батюшкой. У папы была хорошая дойная корова, она давала по двадцать литров молока в день, а тогда, после войны, не было скота у монастыря, он был беден. Папа сказал так: «У меня есть хорошая дойная корова, и я приведу ее сюда, в монастырь. Я живу один с бабкой и все больше пощусь, мне не нужно столько молока. Приведу ее сюда». Три года он водил корову в монастырь Слатина. Летом отводил ее в монастырь, а зимой приводил домой.

Мне отец Клеопа говорил: «Ты мне как сын», — хотя он был младше меня на четыре года. Он мне рассказывал свою жизнь, с тех лет, как был маленький. Он был очень верующий, и когда я приходил к нему, он говорил: «Матерь Божия да благословит тебя, Матерь Божия да благословит тебя!» Он был как святой. Большую веру имел в Бога и в Матерь Божию!

Коммунисты хотели сделать из монастырей музеи, чтобы осталось по одному монаху, как хранители чтобы были. Отец Клеопа склонял голову и говорил: «Бог выше. Бог сделает по Его ведению, не как они хотят». Но не говорил им вслух, а то его арестовали бы на месте.

Отец Клеопа рассказал мне все детство Антония Плэмэдялы. Он был преподавателем в Бухаресте, и ни один монастырь не принимал его, боясь коммунистов.
Отец Клеопа принял его в Слатину. Отец Клеопа послал его в Яссы с письмами из Слатины, и милиционеры поймали его. Потом пришли к отцу Клеопе, чтобы снять его, потому что он принял отца Антония Плэмэдялу. Тогда отец Клеопа убежал в горы. Люди верующие и надежные приносили ему сухари, свечи… Был такой Петре Аксинте, настоящий ученик, лучше, чем монах, он ходил к нему из месяца в месяц.

Монастырь Слатина Румыния, Жудец Сучава, Слатина 3
(Монастырь Слатина Румыния, Жудец Сучава, Слатина)

У него была колиба[48], где теперь скит, в Пахомии, а милиционеры искали его с собаками. Такая сила Божественная была в нем, что собаки проходили мимо него и не могли его найти. Ходил и я к нему с Петре Аксинте. Очень тяжело там жить, но Бог укреплял его. Петре Аксенте больше всех заботился о нем. Рассказывал он об отце Клеопе, что однажды он ослаб страшно и не мог дойти до землянки; упал на землю, как в обмороке. Тогда он отломил частичку от Святого Причастия, положил в рот и мгновенно пришел в себя и смог вернуться в землянку. Чудесное дело! Бог был с ним, куда бы он ни шел, Бог был с ним.
Ни медведь, ни волк, никакой другой дикий зверь ни разу не напал на него, сколько он жил в лесах. Иногда он ел вместе с медведем по картофелине в день. Летом он все больше ел грибы и крапиву, а зимой сухари.

Он имел веру непоколебимую и говорил: «Куда бы я ни пошел, Бог со мной». Не было священника с такой большой верой в Бога, как он. Он ни шагу не делал, не испросив помощи у Бога: «Боже, помоги мне! Боже, помоги мне!»

Я исповедовался раза четыре у отца Клеопы. Когда он клал руку мне на голову, как будто это был святой с небес, такой была его рука на голове моей. Когда я его спрашивал об епитимии, он говорил: «Какую епитимию мне тебе дать? Всегда читай псалом пятидесятый, пятьдесят раз в день, и акафист Спасителю». Вот мне теперь уже почти сто лет, и я не могу долго стоять на ногах, но сижу на краешке кровати и читаю все время псалом пятидесятый и сто сорок второй и акафист Спасителю, я ведь знаю их наизусть.

Он совершал службы очень красивые и кормил весь народ. И мне казалась такой хорошей та еда монастырская, словно она пришла от Бога, такая была вкусная! Еда, приготовленная на пожертвования людей.
Он был очень, очень порядочный. Страшный был Батюшка. Для нас не было другого Батюшки лучше него. Я знал много настоятелей, но не как он. Я скажу так, отец Клеопа — да сохранит его Бог там, где он есть и как он есть, — был какой-то святой для монастыря Слатина. Не было другого такого, как он, чтобы делать Божественное. Он не говорил других слов, только о христианстве и Боге.
С ним когда разговариваешь, он говорил, что Бог наверху, и, где бы ты ни был и что бы ни делал, Он тебя видит. И я поверил в его слова. Вот я приближаюсь к ста годам и живу, и сколько знаю, читаю молитвы так, днем и ночью, Богу.
_________________________
[48]
- Коли́ба (от греч. «калива») — шалаш, навес.

Михай Стефэноае

Митрополит Антоний Плэмэдялэ Пустынник в общежитии[49]

После возвращения в монастырь отец Клеопа сохранил, в известной мере, свой пустыннический распорядок. Вот что пишет об этом бывший ученик Батюшки.
«У нас, — пишет где-то отец Клеопа, бывший настоятель Слатины в Молдове, — как и в других обителях нашей страны, некоторые монахи подвизаются в совершении священной непрестанной молитвы сердца, но не с теми высокими целями, чтобы, подобно нашим предшественникам, великим аскетам и исихастам, через нее достичь экстаза и чудес. Для наших монахов молитва — это совершение правила, которое было дано нам Церковью как совет, когда нам вручены были четки при пострижении в монашество, когда нам было сказано, что обязанность монаха — молиться во всякое время и на всяком месте, повторять непрерывно молитву: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!” Кто произносит эту молитву, тот не попускает духу и сердцу пасть под напором искушений и соблазнов, привходящих из области мысли».

Свидетельство отца Клеопы ценно тем, что́ он констатирует, а также тем, к чему он побуждает. Он говорит, что молитва предписана как правило, как норма, то есть как долг. Поскольку она долг, то никто не может пренебрегать молитвой и назидать себя по теориям или думать, что он нечто представляет собой по той причине, что он молитвенник. Отец Клеопа напоминает, что молитва — это в первую очередь средство для блюдения ума и тела, сохранения их в состоянии чистоты.
_________________________
[49]
- Из книги: Митр. Антоний Плэмэдялэ. Традиции и свобода. С. 279— 80.

От отца Иоанникия эстафету старчества в Молдове приняло поколение во главе отцом Клеопой, который в последние 40 лет был окружен такими великими духовниками, как отцы Паисий, Герасим, Иоиль, Емилиан, Даниил, Петроний, Кирилл и многие другие, ныне в большинстве своем уже отшедшие ко Господу.
Сам отец Клеопа по устроению своему созерцатель, и что касается его самого, он мог бы жить в отшельничестве, в полном одиночестве всю жизнь, но другим он предписывает жизнь в общежитии, в послушании, с исполнением монашеской аскезы и заповедей, что есть, по его мнению, самый незаблудный путь к спасению, расчищенный от ловушек и терний. В Сихастрии он — пустынник в общежитии, каков и отец Паисий в Сихле. Он свою меру не предписывает другим и делит самого себя между собой, братством и верующими.

Открытость миру он считает совершенно необходимой для того, чтобы быть полезным. Его личный долг, бремя, которое он возложил на свои плечи, состоит в том, чтобы «быть как можно полезнее как можно большему числу людей». Он говорит без устали, пишет, борется за правую веру, наставляет, вселяет дерзновение, утешение и надежду и задает нравственное направление в повседневной жизни людей, посещающих его, используя для этого все средства и прежде всего исповедь, разрешение от грехов и причащение тех, кто этого достоин.
Он укореняет духовность, умело вписывая ее в эпоху, в современный менталитет и условия, внедряет действенно и практически. Он соединяет молитву и дела, а не противопоставляет, считая их совпадающими в какой-то точке и взаимодополняющими. В братстве он поддерживает настоятеля деятельного, хозяйственного, увещает братию к послушанию и труду, заботясь о том, чтобы уравновесить братство через совершение уставной общей молитвы, которой он придает главное значение. Келейное правило он назначает каждому в отдельности на исповеди.

Таков его способ понимания преемства традиций, сохранения их в первоначальной чистоте, но в то же время и осовременивания их, с тем чтобы адресовать их современному христианину.

Сучава,  дорога к монастырю Слатина, Румыния
(Сучава, дорога к монастырю Слатина, Румыния)

* * *

Для улучшения духовной жизни в монастыре Нямц было решено сменить монастырского настоятеля. Явились некие люди с предложением назначить настоятелем отца Клеопу. Тут же начались искушения, ибо не все хотели, чтобы он стал настоятелем. По благословению своего духовника отец Клеопа сказал, что уезжает в больницу на обследование, а на самом деле заперся в настоятельной келии и здесь в течение восьми дней держал черный пост и молил Бога явить ему знамение — принимать или нет настоятельство над Нямцем. Старец Клеопа вспоминал об этих днях так:

«В келии у меня была икона Матери Божией, Которой я молился. На восьмой день слышу от этой иконы голос:

— Да не будет у тебя бигамии[50].

Я не понял, что Она хотела сказать, и спросил у одного образованного отца, что означает слово “бигамия”, и он ответил мне, что бигамный — это тот, у кого две жены. Тогда я понял, что у меня не должно быть двух мнений. И действительно, спустя несколько дней пришли ко мне и сказали, что в Нямц назначен новый настоятель».
____________________________
[50]
- Бигамия — двоебрачие.

* * *

Один бывший насельник монастыря Слатина того периода рассказывал нам, что у отца Клеопы был такой образ жизни и такой духовный настрой, что уже тогда многие считали его великим святым, истинным образцом для подражания:
«Мне тогда было шестнадцать или семнадцать лет, и однажды я встретился с отцом Клеопой в монастырском дворе. Благословив меня, он для пользы моей спросил:

— У тебя здесь послушание?
— Да, преподобный,
— ответил ему я.
— Это хорошо, а ум твой где? Посмотри, вот я беседую с тобой, но в то же время говорю: “Господи Иисусе…”.

Я думаю, что у отца Клеопы была сердечная молитва, и, желая мне помочь, он обратил мое внимание на то, что не нужно блуждать умом в вещах неполезных, чтобы в конце концов не позабыть, зачем ты пришел в монастырь.
Народ очень сильно искал его и из-за проповедей, и из-за того, что рядом с ним явственно ощущалось присутствие Божие. Стоишь, бывало, возле него и не чувствуешь никакой усталости, одна лишь дрожь пробегает по всему телу.
Отец Клеопа очень заботился о том, чтобы в монастыре царила атмосфера духовной жизни. Не слышно было ропота, пустословия… Молодые были ревностны и почитали стариков.

Слово отца Клеопы имело великую силу, и это стало для него причиной многих скорбей. Даже некоторые монастырские стали завидовать ему из-за его проповедей и чинить ему неприятности, иногда даже открыто. Отец Клеопа, увидев такое, отстранился от настоятельства, чтобы в монастыре не было беспокойства.
Я думаю, отец Клеопа по дару, данному ему от Бога, предузнал о том, что выйдет декрет против монахов, и потому отстранился от настоятельства. Его притесняли и власти, и по благословению митрополита он снова начал свои скитания, скрываясь в домах добрых верующих и в лесах».

* * *

Когда отец Клеопа был настоятелем монастыря Слатина, умер Сталин. Тогда из уезда поступило распоряжение три раза в день бить в колокол и поминать Сталина. Старец Клеопа вспоминал об этом:

«Когда богослужение приближалось к концу и диакон произнес:

— Помяни, Господи, раба Твоего Иосифа Виссарионовича Сталина и сотвори ему вечную память, — какой-то хитрый человек, стоявший сзади, произнес на всю церковь:
— Хорошо, что черт побрал и его.

А когда звонили в колокол по Сталину, то два колокола в Молдове треснули — то был знак, что Бог не принял молитв о нем».

Продолжение следует…
тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/432505.html


Tags: Клеопа Илие, Румыния
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments