filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

20 февраля (05 марта) 2015 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение...

Священномученик Садок, епископ Персидский, и с ним 128 мучеников

сщмч_Садок_Персидский_и_с_ним_128_Мч

Священномученик Садок (+ первая половина IV века) был епископом персидской области. Когда персидский царь Сапор узнал, что Садок проповедует веру во Христа, приказал арестовать и заключить его в темницу и вместе с ним 128 верующих христиан. Несколько месяцев праведников пытались склонить к отказу от святой веры, но, не добившись этого, казнили.
Священномученик Садок, епископ Персидский, и с ним 128 мучеников пострадали в Персии при царе Сапоре II, Святой Садок был преемником священномученика Симеона (память 17 апреля). Однажды он увидел сон, в котором святой Симеон предупреждал его о предстоящей ему мученической смерти. Стоя в великой славе на вершине лестницы, касавшейся небес, святитель Симеон сказал: "Взойди ко мне, Садок, и не бойся - я вчера взошел, а ты взойди сегодня". Вскоре царь Сапор, воздвигший гонение на христиан, повелел взять святого Садока вместе с его клиром и паствой. Всего было схвачено 128 человек, в их числе 9 дев. Они были брошены в темницу, где в продолжение пяти месяцев их жестоко истязали, принуждая отречься от христианской веры и поклониться солнцу и огню. Святые мученики бестрепетно отвечали: "Мы - христиане и поклоняемся Единому Богу". Они были осуждены на усечение мечое.

Кондак свщенномученика Садока, епископа Персидского
глас 4
Владычню речению усердно в подобстве последова, / яко убо пастырь добрый душу свою за Христовы овцы положил еси,/ священномучеyиче Садофе, молим тя, многострадальне, / моли gастырем начальника Христа/ и нас причести деснаго овец стояния,/ да воспоем ти:/ радуйся, священный отче Садофе,/ иже за Христа кровь свою излиявый.

34 преподобномученика Валаамских

В течении своей многовековой истории Валаамская обитель, находившаяся близ границы владений Великого Новгорода со Швецией, неоднократно разорялась шведами. При короле Густаве Ваза (1523-1560 гг.) в Швеции была проведена Реформация. Во времена правления его сына Иоанна III, военный отряд из новообращённых лютеран — которые, по словам святого Игнатия (Брянчанинова), «пылали ещё фанатическим пристрастием к своей лишь родившейся вере» — преследуя православных корел, по льду перешел с материка на остров и напал на монастырь. 20 февраля 1578 года 18 достоблаженных старцев и 16 послушников были мученически истреблены за твёрдость в православной вере. Их имена с пометой «побиты от Немец на Валааме старцев и слуг» были внесены в синодик, оказавшийся впоследствии в Васильевском монастыре: священноинок Тит, схимонах Тихон, инок Геласий, инок Серий, инок Варлаам, инок Савва, инок Конон, инок Сильвестр, инок Киприан, инок Пимен, инок Иоанн, инок Самон, инок Иона, инок Давид, инок Корнилий, инок Нифонт, инок Афанасий, инок Серапион, инок Варлаам, послушники Афанасий, Антоний, Лука, Леонтий, Фома, Дионисий, Филипп, Игнатий, Василий, Пахомий, Василий, Феофил, Иоанн, Феодор, Иоанн. Нападения шведов продолжались. На Валааме нет камня, который не был запечатлён кровью подвижническою.

В XIX веке один из валаамских иноков близ пустыни игумена Назария сподобился видения неведомых черноризцев: «они шествовали в два ряда из залитой солнечным светом зелёной рощи и пели древним знаменным распевом погребальные молитвословия. Шли они сложив руки на груди, образом же были пресветлы и очи имели кротости несказанной. Только когда шествие приблизилось к монаху, он увидел, что все черноризцы обрызганы кровью и покрыты ранами. Там, где прошли они, трава оказалась не помятой. Они исчезли так же, как и явились, в зелёной чаще, причём тихие отголоски погребального напева долго носились в воздухе».
С благословения игумена Дамаскина в день мученичества 34 иноков, 20 февраля (4 марта н. ст.) в Валаамской обители ежегодно совершалась Божественная Литургия «о вечном покое их», с которой пелась и соборная панихида.

Причислены к лику святых Русской Православной Церкви для общецерковного почитания на Юбилейном Архиерейском Соборе в августе 2000 года.

Священномученик протоиерей Николай
(Розов Николай Васильевич, +05.03.1938)

сщмч_протоиерей_Николай_Розов

Священномученик Николай родился 27 ноября 1877 года в селе Жданово Симбирской губернии (ныне Пильнский район Нижегородской области) в семье священника Василия Розова. Все три сына отца Василия стали священнослужителями, двое из них были диаконами — известный патриарший архидиакон Константин Розов и диакон Михаил Розов, принявший сан в тридцатых годах и служивший в одном из храмов в городе Ораниенбауме.

В 1898 году Николай окончил Симбирскую Духовную семинарию и женился на дочери священника девице Ольге, выпускнице епархиального училища в Симбирске. Впоследствии она стала ему верной помощницей, разделив с ним тяготы гонения и ссылки. В 1904 году он в соборе города Симбирска был рукоположен во священника ко храму в селе Барышская Слобода неподалеку от Алатыря. В 1906 году отец Николай переехал в Санкт-Петербург и поступил в Духовную академию, которую он окончил в 1910 году со званием кандидата богословия, после чего стал преподавать Закон Божий в Еленинском институте. Всю свою жизнь отец Николай был принципиальным противником пьянства, близким он говорил, что это оттого, что он глубоко переживает пристрастие к вину отца и старшего брата. Ни дома, когда приходили к священнику гости, ни в гостях при отце Николае никогда за трапезой не подавали вина. Живя в Санкт-Петербурге, он был деятельным участником Александро-Невского общества трезвости.

В 1908 году Общество выпустило направленную против пьянства брошюру, написанную отцом Николаем, в которой он, в частности, писал: «Кроме казенных винных лавок теперь в каждом селении торгует несколько частных шинков, и могучие волны водки прокатываются по обширной равнине России, нигде не встречая преград своему разрушительному действию. Катятся волны, захлестывают города, села и деревни; гибнет, захлебываясь в море водки, русский народ. Ужели мы будем еще и еще добровольно нести гнет этого злого гения нашей Родины? Ужели мы будем продолжать пить, похмеляться и безобразить, а в промежутках между похмельем и пьянством, когда тело устанет от обильных угощений на пьяном пире Горе-богатыря, мы будем спать тяжелым, кошмарным, пьяным сном...»

В 1918 году отец Николай стал служить в храме в селе Григорове неподалеку от Алатыря, где служил до 1922 года, а затем переехал в село Коноклейки в Мордовию. В те годы в глухих деревнях еще сохранялось благочестие, а нечестие, если и проявлялось среди простого народа, то было достаточно беззлобным. Однажды отец Николай шел с сыном по селу. Стоящая на улице группа молодежи, увидев священника, стала громко скандировать: «У попа-то рукава-то — батюшки!» На что отец Николай тут же ответил: «У ворот-то дураков-то — матушки!» Услышав ответ, молодежь одобрительно загудела. В это время еще устраивались крестные ходы во всех тех случаях, когда требовалась помощь Божия, — во время засухи, при падеже скота, когда выгоняли первый раз после зимы скот на пастбище. И вера народа не посрамляла просящих.

С 1925 по 1931 год отец Николай служил в небольшом деревянном храме в селе Купчино в пригороде Петрограда. В это время он был возведен в сан протоиерея.
В 1932 году староста греческой, что на Лиговском проспекте, церкви Колхитис пригласил отца Николая стать в ней настоятелем. Прихожан-греков в то время оставалось всего несколько семей, но церковь считалась посольской: иногда сюда приезжал посол Греции и по национальным праздникам вывешивался греческий флаг. Большое внимание в храме уделялось пению. Здесь был профессиональный хор под управлением А. П. Рождественского, в нем пели многие оперные певцы, но характер пения был скорее светский, нежели церковный. Один из алтарей был в честь святителя Николая чудотворца, это место в храме протоиерей Николай называл «русским уголком». Этот алтарь староста упразднил без согласия на то настоятеля. Будучи настоятелем, отец Николай хотел богослужение в храме сделать более уставным, но и здесь потерпел неудачу, и в 1932 году вынужден был перейти в Никольский храм на Охтинском кладбище. В 1935 году протоиерей Николай был награжден митрой.

Греческая церковь Димитрия Солунского на Лиговском проспекте, снесена в 1961 году
(Греческая церковь Димитрия Солунского на Лиговском проспекте, снесена в 1961 году)

В 1935 году власти произвели широкие аресты среди духовенства города, коснувшиеся и Никольского храма. 19 марта 1935 года был арестован и отец Николай. На допросе на следующий день следователь спросил его:

— Что вас заставило устраиваться на службу в греческую церковь?
— Я пошел туда по письменному приглашению старосты церкви Колхитиса, который знал меня заочно через диакона этой церкви.
— Кого вы знаете из греческого консульства?
— Не знаю никого.
— Какова причина ухода из греческой церкви?
— Уволили за то, что не ужился с администрацией. Хотел наладить порядки, подобно таким, какие в нашей церкви.
— Кого вы знаете из прихожан греческой церкви?
— Никого не знаю.
— За что были высланы ваши сослуживцы?
— Не знаю. Они об этом мне не говорили. Я же их жалею, как людей не заслуживших высылки.


На этом допросы были закончены, а также закончено и следствие; в обвинительном заключении следователь написал: «Розов является исключительно антисоветским типом, открыто проявляет свое враждебное отношение к советской власти, группирует монашеский элемент и ведет антисоветскую агитацию. На допросе же это отрицает, хотя и показывает, что за антисоветскую деятельность был выслан целый ряд его сослуживцев. Считает высылку своих сослуживцев незаслуженной и очень о них сожалеет».

28 марта 1935 года Особое Совещание при НКВД приговорило выслать отца Николая как социально опасный элемент на пять лет в Уфу, а вместе с ним выслать и его жену.

После высылки священников настоятелем Никольского храма на Охтинском кладбище был назначен священник Феодор Боголюбов, он регулярно стал отделять часть церковного дохода высланным членам причта храма и их семьям. В Уфе отец Николай освоил ремесло переплетчика и переплетал в различных учреждениях архивные документы, а посылаемые ему из храма деньги целиком отдавал своим детям.
В связи с принятым в 1937 году советским правительством решением об уничтожении духовенства по всей стране были арестованы священники, находящиеся на свободе, в ссылках и в заключении. 9 декабря была выписана справка на арест протоиерея Николая; в ней говорилось, что будто бы он «проводит контрреволюционную фашистскую пропаганду. Распространяет провокационные слухи о войне и поражении Советского Союза. За активную контрреволюционную агитацию Розов подлежит аресту с содержанием под стражей на время следствия в Уфимской тюрьме по первой категории». 12 декабря священник был арестован и заключен в тюрьму. В тот же день он был допрошен.

— Дайте показания о ваших связях в Уфе и других городах, — потребовал следователь.
— В Уфе я знаю всего лишь несколько человек. Дмитрия Владимировича Разумова, он священник из Ленинграда, был выслан вместе со мной. Мы бывали друг у друга, делились новостями и вели беседы на разные политические темы и больше всего интересовались вопросом об освобождении из ссылки. Эти наши встречи и беседы мы называли «производственным совещанием». Знал Федора Ивановича Красильникова, у которого учился переплетному делу. С ним также были беседы политического характера об освобождении из ссылки. Священника Павла Цветаева, ссыльного из Ленинграда, который был у меня один раз в 1937 году. С ним также говорили об освобождении из ссылки. Ивана Петровича Овечкина, диакона, высланного из Ленинграда, он также иногда бывал у меня в 1937 году. С ним велись беседы на политические темы об освобождении. Кроме указанных лиц, в Уфе, а также и в других городах никого не знаю, — ответил священник.
— Расскажите сущность ваших бесед с Разумовым, Красильниковым, Цветаевым и Овечкиным.
— Сущность этих бесед сводилась к тому, что мы говорили об освобождении нас из ссылки и в связи с этим касались вопросов международного положения и других политических вопросов.
— Вы арестованы за активную контрреволюционную деятельность. Признаете ли вы себя виновным в этом?
— Виновным себя не признаю, контрреволюционной деятельностью я не занимался.
— Вы лжете, следствие располагает данными, что вы систематически среди населения вели контрреволюционную агитацию и распространяли провокационные слухи. Предлагаем вам давать откровенные показания о своей контрреволюционной деятельности.
— После того, как я был выслан из Ленинграда, я говорил: «Меня выслали без причины, не было никакого основания для того, чтобы выслать меня. Кроме того еще и обманули, говоря, что в Уфе вы будете жить совершенно вольно, а здесь обязали явкой через каждые десять дней в НКВД». Высылку меня из Ленинграда я считал и считаю неправильной, и по этому вопросу я высказывал свое недовольство.
— Расскажите о содержании вашей беседы с епископом Григорием Козловым.
— Сущность беседы сводилась к тому, что я интересовался новостями об освобождении ссыльных, на что он мне ничего конкретного не сказал.

Допросы продолжались в течение месяца.
— Следствие располагает данными, что вы систематически среди населения распространяли провокационные слухи о том, что советская власть подвергает репрессиям совершенно невинных людей и делает из них врагов. Подтверждаете ли вы это?
— Провокационных слухов среди населения я никогда не распространял.
— Известно, что вы систематически вели среди населения контрреволюционную фашистскую агитацию и восхваляли Гитлера. Признаете ли вы себя виновным в этом?
— Виновным себя не признаю, агитацию я не вел и Гитлера не восхвалял.
— Вы систематически высказывали недовольство политикой ВКП(б) и советского правительства. Подтверждаете ли вы это?
— Нет, не подтверждаю.
— Вы говорите неправду. Зачитываем вам показания обвиняемого Дмитрия Владимировича Разумова: «В беседе со мною Розов неоднократно высказывал недовольство политикой ВКП(б) и советского правительства, в особенности по вопросу ссылки». Теперь вы признаете себя виновным?
— Нет, виновным себя не признаю.
— Вы высказывали недовольство новой конституцией, говоря, что на конституцию полагаться нельзя. Подтверждаете ли вы это?
— Нет, не подтверждаю. Недовольства конституцией я никогда не высказывал.
— Вы говорите неправду, следствие располагает данными, что вы в присутствии ссыльного из Ленинграда диакона Овечкина неоднократно высказывали недовольство конституцией. Признаете ли вы себя виновным в этом?
— Нет, виновным себя не признаю.
— Следствию также известно, что вы систематически распространяли среди населения контрреволюционные слухи о том, что якобы советская власть репрессирует невинных служителей религиозного культа и тем самым старается разрушить Церковь. Признаете ли себя виновным в этом?
— Нет, виновным себя не признаю. Клеветнических слухов среди населения я не распространял.
— Вы лжете, зачитываем вам показания ссыльного диакона Овечкина: «Розов всегда высказывал недовольство и клеветнически заявлял о том, что советская власть репрессирует невинных служителей религиозного культа и тем самым разрушает Церковь». Теперь вы признаете себя виновным?
— Нет, виновным себя не признаю, а показания Овечкина считаю ложными.
— Следствию известно, что вы вели агитацию среди населения города Уфы за усиление сергиевского церковного течения как самого контрреволюционного течения. Признаете ли вы себя виновным в этом?
— Агитацию за усиление сергиевского церковного течения среди населения не вел, но возможно иногда высказывался за усиление сергиевского течения, так как считал и считаю его самым правильным течением по сравнению с другими церковными течениями (автокефальным и обновленческим).
— Известно, что вы являетесь активным участником контрреволюционно-повстанческой организации в Башкирии. Дайте показания по этому вопросу.
— Участником контрреволюционно-повстанческой организации я не являюсь, и дать показания по этому вопросу я не могу.
— Вы говорите неправду. Следствию известно, что вы являетесь активным участником контрреволюционно-повстанческой организации в Башкирии, которая возглавлялась епископом Козловым, и, бывая у него на квартире, вы получали от него указания контрреволюционного характера. Требуем от вас правдивых показаний по этому вопросу.
— Повторяю. Участником контрреволюционно-повстанческой организации в Башкирии я не являюсь, и никаких указаний контрреволюционного характера от епископа Козлова я не получал, но на квартире у него был один раз, и говорили мы об освобождении ссыльных из ссылки.


13 февраля тройка НКВД приговорила отца Николая к расстрелу. Протоиерей Николай Розов был расстрелян 5 марта 1938 года и погребен в общей безвестной могиле.
Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments