filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

21 (06 марта) февраля 2014 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение...

Священномученик протоиерей Константин
(Пятикрестовский Константин Михайлович, +06.03.1938)

сщмч_протоиерей_Константин_Пятикрестовский

Священномученик Константин родился 31 мая 1877 года в Москве в семье Михаила Пятикрестовского. Свою фамилию Пятикрестовские получили от прадеда Степана, первого священника в их роду. Он был крестьянином, уроженцем погоста Пяти Крестов под Коломной (на этом месте сейчас построен поселок Цемгигант). По преданию, кресты были поставлены в память пяти братьев, погибших в Куликовской битве. При поступлении в Коломенское Духовное училище Степана спросили: «Чей ты? Откуда?» Он отвечал, что Яковлев, а живет в Пяти Крестах. Поскольку в тот год уже двое Яковлевых были зачислены в училище, решили назвать Степана Пятикрестовским.
Отец Стефан имел пятерых сыновей, трое из которых – Сергей, Василий и Михаил – стали священниками. Отец Сергий служил в церкви Рождества Богородицы в Путинках, отец Василий – в церкви Рождества Богородицы на Кулишках, отец Михаил – в церкви Космы и Дамиана на Покровке, сначала диаконом, а с 5 января 1902 года священником. Он отличался особым усердием в служении. В голодные 1918–1919 годы (до самой кончины, последовавшей 6 сентября 1919 года) батюшка неукоснительно служил по воскресеньям и праздникам, исполняя обязанности и священника, и диакона, и псаломщика, и даже звонаря. В том же духе ревности по Бозе он воспитывал и своих детей.
У него было три сына, Александр, Константин и Иван, и три дочери – Евгения, Наталья и Мария. Александр и Иван учились в Московской Духовной академии, а Константин, окончив 11 июня 1897 года курс Московской Духовной семинарии по 2-му разряду, образование не продолжил.
8 октября 1897 года он поступил учителем в Георгиевскую двухклассную церковную школу и служил там до принятия священного сана.
11 июля 1899 года Высокопреосвященнейшим Владимиром (Богоявленским), митрополитом Московским Константин Михайлович был определен во священника к Михайло-Архангельскому храму села Коробчеево Коломенского уезда Московской епархии.
10 сентября 1899 года он женился на Людмиле Сергеевне Митропольской, старшей дочери отца Сергия Митропольского, священника Никольского храма на Болвановке (близ Таганской площади). Людмила Сергеевна окончила Мариинское епархиальное училище и два года преподавала в Московском приюте имени Тарлецкой в Сыромятниках.
Вскоре Константин Михайлович был рукоположен во диакона, а спустя месяц – во иерея. Иерейская хиротония была совершена в Елоховском Богоявленском соборе Преосвященным Парфением (Левицким), епископом Можайским.
Через несколько дней молодой священник с супругой выехали на приход. Преподавательский опыт отца Константина пригодился: он сразу же начал занятия по Закону Божию в Коробчеевской земской школе.
Главным для отца Константина стало его служение. Он был усердным и заботливым пастырем. Своей отзывчивостью батюшка снискал уважение и известность не только в Коробчееве, но и в окрестных деревнях. Жители села Троицкое-Кайнарджи приглашали его перейти служить в свой храм, а жители села Чанки звали настоятелем в свою церковь.
Дом, отведенный священнику Никольской церкви для жилья, был плохо утеплен. Зимой там было очень холодно, все болели, и матушка Людмила с маленьким сыном надолго уезжала в Москву под родительский кров. Принятие любого предложения перейти на лучшее место избавило бы отца Константина от крайней неустроенности его личной жизни, обеспечило пригодным жильем и достаточными средствами. Но он остался на приходе, вверенном ему Богом, и облегчения креста своего не искал, безропотно терпел все неудобства и трудности. Условия же его жизни не улучшались, и на третий год служения в Коробчееве он так сильно заболел, что 8 августа 1902 года ему пришлось уйти за штат.
27 декабря 1903 года по решению Высокопреосвященнейшего Владимира (Богоявленского) священник Константин Пятикрестовский был определен к Николаевской церкви в село Летово Подольского уезда. Он прослужил там около десяти лет. Все это время он преподавал в Летовской школе грамоты, до самого ее закрытия. С 1910 года по 30 мая 1911 года отец Константин состоял членом благочиннического совета, а с 30 мая 1911 года по 18 сентября 1913 года был духовно-судебным следователем.
В марте 1912 года он выдержал экзамен в Московской Духовной семинарии и получил аттестат 1-го разряда. 18 октября 1913 года Высокопреосвященнейшим Макарием (Невским), митрополитом Московским священник Константин Пятикрестовский был переведен настоятелем в храм Введения Пресвятой Богородицы в Конюшенной слободе близ Дмитрова (сейчас это окраина Дмитрова, именуемая Заречьем).19 ноября он переехал на новое место служения и с первых же дней стал законоучителем во Введенской земской школе.
Супруги Пятикрестовские приобрели у вдовы отца Петра Лебедева, прежнего священника Введенской церкви, старый дом напротив храма, завели крестьянское хозяйство: имели сад, огород, держали коз. Жили в непрестанном труде. Семья у них росла, родилось четверо сыновей: Кирилл, Пантелеимон, Севастьян и Виталий.
Годы, прожитые в Дмитрове, принесли много скорбей. В 1915 году скончалась мать отца Константина. В 1916 году погибла его сестра Евгения Михайловна с мужем, протоиереем Николаем Скворцовым, настоятелем Духосошественской церкви на Лазаревском кладбище. Их в собственном доме зарубили топором грабители. В 1919 году умерли его отец и тесть. Отец Константин стал замкнутым, немногословным.
Средоточием жизни священника остается его служение Богу и людям. Шла война, жизнь становилась труднее, и он, чем мог, помогал нуждающимся, подчас кормил их плодами своих крестьянских трудов.
После революционных перемен, сам терпя нужду, батюшка устраивал обнищавших крестьян на работу – кого в мастеровые, кого в домработницы к своим многочисленным родственникам и знакомым. Его заботы не остались безответными. По мере сил и прихожане старались заботиться о своем батюшке. Один из них, Федор Иванович Кудрявцев, в 1919–1921 годах, спасаясь от голода, переехал в поселок Белогородню Вольского района Саратовской области. Там жилось легче, и Федор Иванович стал посылать отцу Константину посылки с продуктами.
В 1918 году священник Введенской церкви Константин Пятикрестовский был награжден фиолетовой скуфьей.
В отношениях с людьми отец Константин отличался исключительной мягкостью. Но когда вставал вопрос о вере, о православии, оставался непреклонным. Он не поддался давлению обновленческого ВЦУ, сохраняя верность Патриарху Тихону и послушание епископу Дмитровскому Серафиму (Звездинскому), за что имел от обновленцев неприятности. В документах живоцерковного Московского Епархиального Управления он назван первым среди пяти наиболее твердых «тихоновцев» Дмитровского уезда.
26 апреля 1926 года отец Константин был награжден золотым наперсным крестом. 12 мая 1932 года в Покровском храме на Красносельской улице Москвы епископ Подольский Иннокентий (Летяев) возвел священника Константина Пятикрестовского в сан протоиерея. К празднику Пасхи 1936 года он был награжден палицей. В храме Введения отец Константин прослужил двадцать четыре года.
Он был арестован ночью 26 ноября 1937 года. Одновременно были арестованы четырнадцать священников и диакон Дмитровского собора. В тринадцати селах Дмитровского района были закрыты церкви. И только Введенскую церковь приход отца Константина сумел отстоять, ее так и не закрыли.
Священнику предъявили обвинения в антисоветской деятельности, в распространении контрреволюционной клеветы против существующего строя, в высказываниях враждебных взглядов против коммунистов, агитации населения против выборов в советы.
Весь этот вымысел отец Константин отвергал. В конце допроса сказал: «Виновным в антисоветской агитации я себя не признаю. В частных беседах я говорил: "Православная вера и вообще вера в Бога с арестами священников и закрытием церквей не прекратится, не прекратится она, эта вера, в силу того, что бессмертна"».
5 декабря 1937 года Тройка НКВД приговорила Константина Михайловича Пятикрестовского к заключению на 10 лет в исправительно-трудовой лагерь.
В один из дней, когда матушка Людмила пришла с сыном к тюрьме с передачей, ей сказали, что ночью «всех попов» увезли. После войны вернулся из лагеря бывший соборный диакон и рассказывал: «После ареста всех заключенных собрали в милиции, явились молодцы с ножницами и бритвами и, глумясь, издеваясь, всех обстригли, побрили, сорвали со всех рясы. Ни следствия, ни суда не было, повезли в Сибирь». Отправили в Мариинские лагеря, на лесоповал.
Семья не знала, где находится отец. Но однажды от него пришло письмо – маленький бумажный квадратик: «Дорогая Люда! Пишу из г. Мариинска Сиб. распред. лаг. НКВД. Привет моим дорогим деткам и внучатам... Если о чем желаешь известить меня, то пиши по означенному адресу. Если отсюда вскоре и возьмут, то твое письмо все равно дойдет до меня чрез Сиб.распред. лаг. НКВД».

В июне получили извещение, что отец Константин скончался 6 марта 1938 года. 6 июля 1938 года во Введенской церкви Дмитрова состоялось заочное отпевание ее бывшего настоятеля.

Священномученик иерей Григорий
(Хлебунов Григорий Никитич, +06.03.1930)

сщмч_иерай_Григорий_Хлебунов

Священномученик Григорий родился в 1873 году в селе Шуватово Симбирской губернии в семье крестьян Никиты и Татьяны Хлебуновых. Первоначальное образование он получил в сельской школе, а остальное дополнилось самообразованием и церковным воспитанием, полученным в семье. По бедности семьи он переехал из села работать в город Астрахань, где познакомился со своей будущей женой Дарьей Степановной. Душа Григория Никитича влеклась от светских занятий к служению Господу, и служению сугубо церковному, и он устроился псаломщиком в храм в селе Басы Астраханской губернии. В 1917 году, когда произошел Октябрьский переворот, он принял твердое решение посвятить свою жизнь служению Церкви и с этого времени стал уже целеустремленно готовиться к принятию сана.
В 1921 году Григорий Никитич был рукоположен во священника и два года прослужил в храмах Астрахани, а в 1923 году был направлен служить в храм в честь Рудненской иконы Божией Матери в селе Началово Астраханской области, где и прослужил до своего ареста.
Приехав на новый приход, отец Григорий сразу же стал узнавать, кто из прихожан придерживается православия, а кто готов перейти к обновленцам, с этим вопросом он стал обходить дома крестьян. Председателю сельсовета показалось подозрительным, зачем священник ходит к крестьянам и что-то записывает. Отец Григорий не стал удовлетворять любопытство председателя, и тот просил прокурора открыть против священника уголовное дело о «преднамеренном действии в интересах противосоветского лагеря». Материалов для обвинения отца Григория оказалось недостаточно, и дело было прекращено.
Отец Григорий был ревностным пастырем и мужественным проповедником. Собрав много духовных книг, он давал читать эти книги прихожанам, так что в доме у него образовалось нечто вроде библиотеки.
В 1929 году началась коллективизация, выразившаяся в уничтожении крестьянских хозяйств и сломе крестьянского быта, сопровождавшихся беспощадными гонениями на Церковь, так как всем своим бытом русское крестьянство более всего было связано с православием. Стали ходить устрашающие слухи о том, что коммунисты готовят впереди нечто худшее, что они все обобществят и устроят «коллективный рай» на земле. Перед лицом этих испытаний стала умножаться и вера, и храм в селе Началово стал наполняться молящимися, чему способствовала и неустанная проповедь отца Григория за богослужением. В Крещенский сочельник, 18 января 1930 года, в селе состоялась собрание, на котором был поставлен вопрос о том, чтобы снять колокола и отдать их в переплавку, но присутствующие выразили категорическое несогласие с этим. Впоследствии власти усмотрели в этой дружной поддержке церкви результат деятельности священника.
В конце января 1930 года секретарь местной партийной ячейки направил заявление уполномоченному ОГПУ по Астраханскому району, где писал, что, «выполняя партийную работу, а также работу, направленную на проведение мероприятий партии и советской власти, в особенности по вопросу... сплошной коллективизации», он заметил, что вокруг священника собралась целая группа кулаков и «в результате их работы на всех общественных собраниях высказывались явные антиколхозные выступления, исходящие от лиц, теснейшим образом связанных с церковью». И он перечислил ряд лиц, включая священника, которыми должно, по его мнению, заняться ОГПУ.
3 февраля 1930 года отец Григорий был арестован, вместе с ним были арестованы и несколько крестьян. Во время обыска в доме священника нашли речь австрийского министра иностранных дел, имевшую антибольшевистский характер, а также несколько писем от верующих людей, одно из них было рекомендательным и сообщало о некоем страннике Иване Ивановиче, о котором архиепископ Астраханский Фаддей (Успенский) отозвался как о хорошем человеке.
На вопросы следователя о найденных материалах отец Григорий ответил: «В отношении обнаруженной в настольной книге житий святых, употребляемой мной ежедневно перед молитвой, вырезки из газеты с речью министра иностранных дел, поносящего в ней III Интернационал и советское правительство... я сказать ничего не могу, так как не знаю, откуда она у меня, – очевидно, еще со времен службы в Астрахани или же вложена кем-либо из читателей моих книг… которыми являются граждане села Началова... Точно сказать, кто берет у меня книги, я затрудняюсь, так как записи не веду, а их, читателей, много и из пожилых, и из молодежи... Что же касается моих связей в селе Началове, то я их почти не имею, отдавшись службе и обязанностям по ней».
После допроса отец Григорий был заключен в тюрьму при Астраханском ОГПУ и здесь снова допрошен. Отвечая на вопросы следователя, он сказал: «Дополнить мною сказанное при допросе в селе Началове... я не могу, но, подтверждая еще раз мною данные и верно записанные в протоколе допроса показания, заявляю, что автора письма, в котором рекомендуется некто странник Иван Иванович, он же старец Иван, хорошим человеком, я абсолютно не знаю... Странник Иван был у меня за все разы не подолгу, попьет чаю и уходит... Но откуда он, где живет и кто он по роду занятий, я не знаю... Произвел на меня впечатление толкового человека, бывавшего широко по свету, посетившего Афонскую Гору и другие места. Разговоры у нас с ним были только на религиозные темы, и каких-либо вредных, с точки зрения существующей власти, мыслей он, как и я, не касались... Больше показать ничего не могу и не покажу ни при каких условиях, считая грехом говорить о других».
Между тем, поскольку служба в храме в связи с арестом священника прекратилась, церковный совет, заручившись согласием районного исполнительного комитета, пригласил из Астрахани священника Петра Цветкова. Но чтобы начать служить, надо было стать на учет в сельсовете. Сотрудник административного отдела пообещал зарегистрировать священника на следующий день, 14 февраля, а сам тем временем куда-то уехал. Получив устное согласие представителей власти, один из членов церковного совета попросил священника отслужить всенощную вечером под праздник Сретения без регистрации. Всенощная была отслужена, в результате последовало обвинение в проведении службы без регистрации, и священник и члены церковного совета арестованы. Утром 15 февраля собралась толпа человек в триста, в основном женщины, которые стали требовать освобождения священника и членов церковного совета. Астраханское ОГПУ нашло слишком решительные действия местных властей на этот раз неблагоразумными, и все арестованные были освобождены. Но это не коснулось ни отца Григория, ни арестованных вместе с ним крестьян. Верующие в селе сочли освобождение своей победой и были настроены весьма решительно. Местные власти в Началове делали, казалось, все, чтобы унизить и разозлить крестьян; например, заместитель председателя сельсовета вывесил в сельсовете такое объявление: «В совете всем лишенцам стоять без дела строго воспрещается. Если заметим – будут арестованы».
На 22 февраля 1930 года местные власти наметили выселение из Началова семей зажиточных крестьян, лишенцев, и разграбление их имущества. В связи с предстоящим выселением, а также с целым рядом предшествовавших ему арестов, обстановка в селе достигла крайнего напряжения.
Вечером 22 февраля, когда руководство села и местные партийные руководители собрались в здании сельсовета, к зданию стала подходить толпа крестьян, мужчин и женщин, твердо намеренных не допустить изгнания односельчан. Лишенцев и крестьян среднего достатка поддержали и бедняки. Один крестьянин отобрал ключи у церковного сторожа и, взобравшись на колокольню, ударил в набат. Со всего села к сельсовету устремились люди. Какая-то женщина, схватив багор, оборвала протянутые между столбами телефонные провода; часть толпы ринулась во двор сельсовета, здесь, на дворе, сразу же были убиты два члена сельсовета. Крестьяне, проникнув внутрь здания, стали бить и убивать всех, находившихся внутри, а тех, кто выпрыгивал в окно, добивали стоявшие снаружи. Мятеж против советской власти и коммунистов продолжался около двух часов, и в результате шесть человек были убиты, а десять ранено, было разгромлено здание сельсовета и уничтожены все документы. Советская власть в селе Началове практически прекратила свое существование. На село опустилась тревожная зимняя ночь. Все понимали, что власти не замедлят прислать карательный отряд. Кто-то советовал и его встретить в открытом сражении, кто-то стал покидать село. Наутро прибыл отряд красноармейцев, и начались аресты и допросы.
Следствие, по которому проходили обвиняемыми сорок три человека, велось в сверхэкстренном порядке и через четыре дня после восстания, 27 февраля, было завершено. В число обвиняемых были включены и те, кто был арестован ранее, 3 февраля, еще до мятежа, и среди них отец Григорий, несмотря на то, что у сотрудников ОГПУ не было никаких доказательств виновности священника.
В обвинительном заключении они написали: «...на почве выселения кулацких хозяйств в селе Началово... произошло вооруженное восстание, в результате которого были зверски убиты шесть человек членов партии активистов-батраков и десять человек тяжело ранено. Убийством и ранением выведена из строя вся руководящая часть села... Данными следствия установлено, что, несмотря на то, что выступление 22 февраля произошло стихийно, подготовка к такому выступлению против советской власти со стороны указанных лиц велась давно, с этой целью ведя работу чрезвычайно законспирированно... В деле подготовки выступления руководящую роль играли попы и церковники...»
28 февраля тройка ОГПУ приговорила четырнадцать обвиняемых, и среди них отца Григория, к расстрелу. Священник Григорий Хлебунов был расстрелян 6 марта 1930 года в пригороде города Астрахани и погребен в безвестной общей могиле.

Об этих и других Новомученниках и Исповедниках Российских, день памяти которых приходится на 21 февраля (05 марта), подробнее вы можете прочитать тут: http://pstgu.ru/news/martir/2010/03/06/19257/
Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments