filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

08(21) февраля 2014 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение...

Священномученик иерей Александр
(Абиссов Александр Афанасьевич, +21.02.1942)

фото_)сщмч_Алекксандр_Абисов

Род Абиссовых – священнический. И сама фамилия – Абиссов – семинарская (такие фамилии давались воспитанникам духовных школ), происходит она от первых трех букв латинского алфавита: «АВС» («а», «б», «ц»).
Четыре старших поколения рода Абиссовых служили Господу в сельских храмах Ярославской епархии и имели многодетные семьи. В роду Абиссовых было десять священников, два диакона, три причетника.
Продолжая духовные традиции, братья Никанор, Лавр и Александр Абиссовы избрали путь служения Господу и стали священниками Ярославской епархии.
Александр Абиссов получил образование в Угличском Духовном училище и Ярославской Духовной семинарии, которую окончил в 1896 году. После этого он стал работать учителем в сельских школах.
В 1908 году Александр Афанасьевич женился на дочери священника, учительнице церковно-приходской школы Угличского уезда Надежде Алексеевне. И в том же году был рукоположен архиепископом Ярославским Тихоном (Беллавиным) во иерея.
Незаметный сельский священник (каких в Российской империи было более 112 тысяч, из них около 50 тысяч в священническом сане), отец Александр Абиссов прослужил в церкви Усекновения главы святого Иоанна Предтечи в селе Ивановское Малое Мышкинского уезда Ярославской губернии около 30 лет, одновременно находясь на должности учителя и законоучителя свыше 20 лет. Священнослужения он не оставлял до своего ареста в 1937 году, когда, в результате гонений на Церковь, численность православного духовенства на территории СССР составляла уже только 24 тысячи человек.
Отец Александр Абиссов был крепким хозяином-земледельцем, плотником, столяром, пчеловодом, отцом четверых детей. Будучи уже в преклонных летах, он претерпел от советской власти неправедный суд, клевету, гонения, ссылку на принудительные работы в шахты Донбасса и заключение в Амурский трудовой лагерь НКВД. Это был глубоко религиозный, мужественный, доброжелательный человек непоколебимой веры.
Семья отца Александра в начале 20-х годов была лишена избирательных прав, это означало, что священник, его жена и дети уже не считались полноценным гражданами страны, в которой жили, и не могли получать никакой поддержки от новых властей. Вдобавок к этому священника обложили непосильным сельскохозяйственным налогом и денежным сбором.
Отец Александр много трудился вместе с крестьянами, убирал вместе с колхозниками хлеб, делал для колхозных дворов оконные рамы, вставлял стекла. Он многим помогал заниматься пчеловодством, строил для крестьян пасеки, желающих учил ухаживать за пчёлами. В Ивановском колхозе отец Александр вплоть до своего ареста в 1937 году руководил колхозной пасекой.
Первый раз священника арестовали в 1934 после убийства Кирова. Отец Александр был осужден на 2 года (якобы за сбор колосков на колхозном поле). Его отправили на принудительные работы в шахты Донбасса. В 1936 году он вернулся домой инвалидом 2-й группы с пороком сердца, энфиземой легких и хроническим бронхитом.
Второй раз отца Александра арестовали уже в следующем году. Его обвинили в антиколхозной агитации, распространении провокационных слухов в адрес Советской власти и приговорили к 10 годам лагерей. Отец Александр виновным себя не признал, после приговора он направил жалобу в Надзорную Комиссию НКВД, но ответа не получил. Из пересыльной тюрьмы НКВД в Ярославле священник был этапирован под усиленным конвоем в Хабаровск. Везли в товарных вагонах, кормили нерегулярно. На 33-й день пути заключенные прибыли на станцию Тайшет в Иркутской области, где находилось управление Озерлага НКВД. После медицинского освидетельствования заключенный Александр Абиссов был признан инвалидом, негодным к физическому труду и отправлен в Бушуйский лагпункт, где собирали «неполноценную» рабочую силу. У этого лагпункта на Баме была недобрая слава – фактически туда отправляли умирать.
Деревянные бараки заключенных размещались на площадке 200 на 200 метров, обнесенной деревянным забором с колючей проволокой и вышками по углам для часовых. В бараках стояли двухэтажные сплошные нары, пола не было. Нары были застелены грязными тряпками, кишащими вшами и блохами.
Заключенные трудились на общих работах по сооружению параллельных путей Транссиба. Рабочий день начинался в 8 часов утра и продолжался 16 часов с перерывами на обед и ужин. Люди умирали сотнями и тысячами – от истощения, паралича сердца, туберкулеза, психических расстройств.
С мая 1938 года в связи с резким ухудшением здоровья, отец Александр был переведен на работу дневального в лагерный барак.
Получив травму ноги, отец Александр был отправлен в лагерный госпиталь в город Свободный. Здесь он состоял дежурным санитарной палаты при тюремном лазарете.
К 1941 году здоровье священника настолько ухудшилось, что он уже не мог ходить. Священномученик Александр Абиссов скончался в тюремной больнице в городе Свободный в Амурской области. Он был погребен в безымянной могиле на лагерном кладбище. Над местом захоронения установили дощечку с номером заключенного 103 199. Крестов не полагалось.
Десятый в роду Абиссовых священник принял мученический венец в возрасте 69 лет 21 февраля 1942 года. К этому времени в Русской Православной Церкви духовенства оставалось уже только около 6 тысяч человек.

Священномученик протоиерей Андрей
(Добрынин Андрей Николаевич, +21.02.1938)

Священномученик Андрей родился 10 августа 1874 года в селе Рождествено-Прозорово Мологского уезда Ярославской губернии в семье священнослужителя Николая Добрынина. По окончании Ярославской Духовной семинарии он был рукоположен во священника и впоследствии служил в храме в селе Пречистое-Наумово Даниловского района Ярославской области. Возведен в сан протоиерея и назначен благочинным Даниловского округа.
В ноябре 1937 года священники Даниловского округа были арестованы; во время следствия некоторые из них подписали протоколы, в которых говорилось, что протоиерей Андрей Добрынин был вдохновителем и возглавителем контрреволюционной повстанческой группы.
21 января 1938 года находившийся под следствием в тюрьме священник, служивший в Даниловском районе, Всеволод Державин написал следователям заявление, что 12 марта 1937 года он был завербован в контрреволюционную группу благочинным протоиереем Андреем Добрыниным, который кроме него завербовал в ту же группу еще шестерых человек. Он показал, что протоиерей Андрей противодействовал мероприятиям советской власти при снятии колоколов с церковной колокольни, «организовал для этого группу верующих, которые оказали сопротивление в момент снятия колоколов в 1936 году, а одна фанатичка из деревни Радово по его указанию взяла у него ключи, заперлась на колокольне, где подняла крик, а сам Добрынин в этот момент скрылся у этой же фанатички в деревне Радово. В вечернее время Добрынин устраивал всенощные, где среди собравшихся верующих вел агитацию в том смысле, что лозунг сделать колхозы большевистскими, а колхозников зажиточными неосуществим».
28 января 1938 года протоиерей Андрей был арестован и заключен в тюрьму в городе Данилове. 10 февраля тройка НКВД приговорила его к расстрелу. Уже после приговора тройки, 17 февраля, протоиерей Андрей в первый раз был допрошен.
– Вы арестованы как участник и вдохновитель контрреволюционной повстанческой группы, существовавшей в Даниловском районе. Вы признаете себя в этом виновным? – спросил его следователь.
– Нет, участником контрреволюционной группы я не был и о существовании такой не слыхал, – ответил священник.
– Вам зачитывается показание Державина. Вы подтверждаете это?
– Показание Державина я отрицаю.
– Факт попытки устроить политический эксцесс во время снятия колоколов с колокольни наумовской церкви, использовав для этого религиозную фанатичку, запершуюся в церкви, вы тоже отрицаете?
– Никакой попытки противодействовать снятию колоколов с моей стороны не было, и на оказание сопротивления снятию колоколов я никого не подбивал. Как оказалась гражданка из деревни Радово запертою в церкви, я не знаю. Лично меня во время снятия колоколов в селе Наумово не было.
– А факт устройства вечерних богослужений на квартире у этой же гражданки из деревни Радово, на которых среди собравшихся верующих вы вели антисоветскую агитацию, вы тоже отрицаете?
– Устройство вечерних богослужений я не отрицаю, но антисоветской агитации среди собравшихся верующих я не вел.
– Вам зачитываются показания Софийского. Что вы можете сказать теперь?
– Я не отрицаю того, что я Софийскому высказывал недовольство существующим положением, что жить стало тяжело, доходов в церкви не стало, но антисоветской агитации я не вел и в контрреволюционную группу Софийского не вербовал.
– Вам зачитываются показания Расторгуева. Что вы можете сказать на это?
– Расторгуев показывает на меня ложно.
В тот же день следователи устроили очную ставку между протоиереем Андреем и священником Софийским, который подтвердил данные им на следствии лжесвидетельства. Выслушав их, отец Андрей сказал: «Я подтверждаю, что при встрече с Софийским я действительно высказывал недовольство существующим строем и жаловался на свое плохое материальное положение. Остальные факты, показанные Софийским, я отрицаю».
Протоиерей Андрей Добрынин был расстрелян 21 февраля 1938 года и погребен в безвестной общей могиле.

Священномученик иерей Симеон
(Кульгавец Семен Демьянович, +21.02.1938)

фото_сщмч_Симеон_Кульгавец

Священномученик Симеон родился 2 февраля 1882 года в городе Посадо-Ломазы Бельского уезда Холмской губернии в семье крестьянина Демьяна Кульгавца. Отец умер, когда Семену было три года. Семья была бедная, средств после отца не осталось, и мать стала работать по найму. Семен окончил школу псаломщиков и служил псаломщиком в церкви в Бельском уезде.
В 1915 году, при занятии немцами Холмской губернии, Семен Демьянович выехал в центральную Россию и был принят как беженец в Николо-Пешношский монастырь Дмитровского уезда Московской губернии и прожил здесь год. С 1917-го по 1922 год он служил в Москве милиционером, был женат на дочери крестьянина села Куликово Гавриила Ивановича Густарева – Марии.
В 1922 году Семен Демьянович подал прошение архиерею и был определен псаломщиком к храму в селе Дулово Корчевского района Тверской области, а в 1925 году – переведен псаломщиком в церковь села Орудьево Дмитровского района Московской области. В 1930 году рукоположен в сан диакона и в том же году – в сан священника к храму Рождества Пресвятой Богородицы в селе Якоть Дмитровского района Московской области.
18 января 1938 года власти арестовали священника по обвинению в антисоветской агитации, и он был заключен в Бутырскую тюрьму в Москве. Лжесвидетели показали, будто отец Симеон говорил: «Вышла новая конституция, а на Церковь гонения не прекратились, опять закрывают церкви и ни за что забирают попов; говорят, Церковь отделена от государства, а налоги советская власть с попов берет».
– Какую цель вы преследовали, выезжая из Польши в Россию в 1915 году? – спросил священника следователь.
– У меня никакой цели не было, пришлось выехать по необходимости, так как наша местность была оккупирована немцами, и я оттуда выехал как беженец.
– Признаете вы себя виновным в предъявленном вам обвинении?
– Виновным в предъявленном мне обвинении я себя не признаю, – ответил священник, и на этом допросы были закончены.

Священномученик иерей Сергий
(Любомудров Сергей Иванович, +21.02.1938)

икона_сщмч_Сергий_Любомудров

Священномученик Сергий родился 4 июля 1878 года в селе Мышцы Касимовского уезда Рязанской губернии в семье священника Иоанна Любомудрова. В 1899 году, окончив три класса Рязанской Духовной семинарии, он стал служить псаломщиком в соборе в городе Пронске. В 1906 году Сергей Иванович был рукоположен во диакона ко храму в честь Казанской иконы Божией Матери в селе Сушково Луховицкого уезда Рязанской губернии, а в 1916 году – во священника к этому храму. Здесь он прослужил до ареста. Последний раз отец Сергий служил в храме 3 февраля 1938 года, а 6 февраля был арестован и заключен в тюрьму в городе Коломне.
Председатель Сушковского сельсовета дал по требованию сотрудников НКВД справку, в которой написал, что священник ведет в селе контрреволюционную агитацию о том, что коммунисты закрывают церкви; верующим колхозникам священник говорил, чтобы они сходили в сельсовет и попросили для него разрешение на хождения по домам крестьян с молебнами. Кроме того, отца Сергия обвиняли в том, что, когда в 1937 году умер живший в селе Сушково на покое епископ Феодосий (Ганицкий), он пригласил других священников и народ на погребение архипастыря.
Следователь, допрашивая отца Сергия в течение двух дней после ареста, вдруг заявил:
– В августе 1937 года вы устраивали в селе Сушково похороны умершему архиерею Ганицкому. Расскажите об этом.
– Архиерей Иван Федорович Ганицкий, которому было около восьмидесяти лет, служил раньше в городе Коломне, а года три назад, прибыв из ссылки, поселился в селе Сушково. Он умер в первых числах мая, хоронил его я, как приходской священник; о его смерти я никого не извещал и населению не говорил... Всего из духовенства было на похоронах пять человек. Повторяю, духовенство я не собирал и народ не оповещал.
– Сколько примерно было людей во время обедни и на похоронах?
– На похоронах архиерея и во время обедни было примерно сто пятьдесят человек.
– По материалам следствия, вы распространяли слухи, что покойный архиерей был святой, – верно это?
– Нет, таких слухов я не распространял.
– Сколько всего панихид вы отслужили на могиле архиерея Ганицкого?
– Я отслужил на могиле архиерея Ганицкого примерно пятьдесят панихид. Служил и в церкви, и на могиле.
– Вы верующих агитировали за то, чтобы они требовали разрешения сельсовета производить вам подворный обход с молебнами?
– В 1936 году я сам пошел в сельсовет в Сушкове с просьбой разрешить мне служить по приходу, но мне ответили, что нельзя. Когда я сослался на статью конституции, то мне подтвердили, что нельзя. Я пошел в соседний сельсовет с этим же вопросом, но и там мне сказали то же самое. Не удовлетворенный этим, я пошел к прокурору с этим же вопросом, но тот мне ответил, что без разрешения ходить нельзя, – я и не ходил. А перед маем 1937 года церковный староста спросил меня, пойду ли я по приходу. Я ему ответил, что если сельсовет разрешит, то пойду. Староста пошел в сельсовет, но ему разрешения не дали. Больше никто не ходил и я никого не посылал.
– Вы всю свою жизнь посвятили служению в церквях по убеждению или из материальных выгод? – спросил священника следователь.
– Я служу в церкви в соответствии со своими убеждениями, – ответил отец Сергий.
– Вам известно, что религия, которую вы проповедовали, есть дурман для народа?
– Религию я дурманом для народа не считаю.
– Вы признаете себя виновным в том, что в мае 1937 года вели агитацию, что архиерей Ганицкий святой, организовали массовые похороны и панихиды по покойному святому архиерею, уговаривали народ, чтобы тот брал в сельсовете разрешение на обход по приходу с молебнами, что вы ругали руководителей партии и правительства, восхваляли врагов народа и агитировали против советской власти население?
– Виновным себя не признаю. Агитации против советской власти среди населения не вел, руководителей партии и правительства не ругал, врагов народа не восхвалял и население за разрешением на обход прихода в сельсовет не направлял.
8 февраля следствие было закончено, и 16 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила отца Сергия к расстрелу. Священник Сергий Любомудров был расстрелян 21 февраля 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.
Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments