filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

20 мая (02 июня) 2020 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.3)

Продолжение…


Преподобная Олимпиада (Вербецкая), игумения Козельщинского монастыря

Олимпиада (Вербецкая), игумения Козельщинского монастыря


Будущая игумения и преподобномученица Олимпиада родилась в 1875 году в с. Вербецки Кобилянского района Полтавской области. Родители настоятельницы были глубоко религиозными. Ее мать – Мария Федоровна (простая крестьянка, без образования) в 1917 году приняла монашество с именем Афанасия в Козельщанском монастыре. Чин пострига совершил архимандрит Александр (Петровский, в то время – благочинный Козельщанского округа и духовник обители). Революционное лихолетье и «мода на безверие» не остановили уже немолодую женщину от избрания нелегкого монашеского пути. Отец матушки Олимпиады закончил свою жизнь в ангельской схиме в одном из киевских монастырей. К сожалению, ни монашеское, ни схимническое имя этого набожного человека неизвестно. Как, собственно, и то, где он нес свой молитвенный подвиг.
Будущая святая была относительно ранним ребенком у своей матери – она родила ее в 15 лет. Крестили девочку в Свято-Вознесенской церкви села Горишние Млины Кобилянского уезда и нарекли имя ей Елена. Образование отроковица получила в Кобиляцкой прогимназии. Очень грамотной она не считалась, однако от природы была наделена светлым разумом и прекрасной памятью. К тому же, среди ровесников по учебе отличалась терпением и старательностью. После окончания прогимназии в 1889 году, выпускница Вербецкая полгода работала помощницей учительницы подготовительного класса этого учебного заведения.

Елена росла очень религиозной. Подтверждением этого является тот факт, что в свои 18 лет (30 октября 1893 года) девушка поступила в Козельщанский монастырь. Указом Консистории за №18320 от 13 июля 1904 года она была зачислена в число послушниц этой обители. А 17 мая 1915 года Владыка Феофан (Быстров) совершил монашеский постриг послушницы Елены с наречением ей имени Олимпиада. С 1913 по 1919 год этот святитель возглавлял Полтавскую кафедру, а до этого служил в Санкт-Петербурге и был духовником последней царской семьи Романовых, ныне причисленной к сонму святых.

В то время обитель возглавляла игумения Олимпиада I (тоже Елена). Благородная, интеллигентная и высокообразованная настоятельница (из богатого купеческого рода Дмитриевых) была образцом для молодой инокини и ее прекрасной учительницей. Со временем обе эти Божии труженицы стали очень близкими в своих сестринских отношениях и достаточно согласованно совершали великие дела Господни. Олимпиада-старшая застраивала и обустраивала монастырь, а Олимпиада-младшая была ее правой рукой – она вела сложное деловодство и бухгалтерские дела обители. Пройдет время, и последнюю назначат непосредственной преемницей своей предшественницы. Мирские и монашеские имена этих матерей обители будут одинаковыми, однако, монашеские судьбы – абсолютно разными. Игуменство Олимпиады I выпадет на время счастливого взлета и успешного расцвета Козельщанского монастыря, а Олимпиады II – на период его болезненного падения и страшного упадка.

2 марта 1916 года, в соответствии с распоряжением Священного Синода №644 от 15 января 1916 года, Владыка Феофан возвел монахиню Вербецкую в сан игумении. Жезл настоятельства епископ вручил матушке непосредственно в Рождество-Богородичном соборе Козельщанской обители (этот храм имел придел, освященный в честь святой мученицы Олимпиады – небесной покровительницы обеих монастырских руководительниц). Состоялось это событие в Великом Посту. Начатое в такое время настоятельство Олимпиады II со временем отобразило на себе великий подвиг Спасителя. Лишь немного более года матушка утешалась мирным молитвенно-хозяйственным житием обители. А с началом «нового времени» материнское сердце ее не знало покоя: оно разрывалось от боли за родную обитель, невыразимо страдало за врученных ей Богом сестер, не могло смириться с разгулом неправды и беззакония.

После 1917 года земля и часть имущества монастыря были национализированы.
Перед закрытием монастыря надвратная икона Богородицы, находившаяся при центральном входе в Козельщанскую Рождества-Богородичную женскую обитель, вдруг заплакала кровавыми слезами. Багряные капельки появлялись на лике Пречистой ежедневно. Много богомольцев стекалось к святыне, покаянно плача на коленях в ответ. Советские власти, чтобы не распространялись слухи о чуде Божией Матери, практически взяли ее в плен: они не подпускали к ней людей, приходящих к ней на поклонение. Слезки, которые проступали на образе, безбожники густо замазывали краской, но через некоторое время лик снова орошался красными капельками. Слезы текли по ланитах Богоматери и даже капали с иконы на землю. Их следы на земле буквально «выгрызались» служками охранки.

Для полной «победы» над чудотворной святыней неверующие «исследователи» отдали ее на «экспертизу». Как результат такого «научного подхода», был составлен «документ» - о «лжечудесах от иконы, выдуманных мракобесами». Чтобы засвидетельствовать и подтвердить «доказанный факт», коммунисты принуждали «церковников» подписать такую «бумагу». За отказ это сделать монастырский священник Илиодор (Данилевский), монахиня- письмоводительница Феофания (Зонова, впоследствии – игумения обители) и раба Божия Анна Николаевна Богаевская были сосланы на Урал. Именно этим и началось открытое и официальное репрессирование обители и ее насельниц.

Осенью 1929 года монастырь юридически закрывают. Среди белого дня группы комсомольцев на подводах подъехали к обители и, возбужденные энтузиазмом, дочиста обобрали монашеские келии и наспех расхватали монастырское имущество. Монахинь согнали всех вместе и вывезли, а потом частично распустили.
В 1929 году в соборе устроили театр. Мрамор с иконостаса был использован для хозяйственных нужд. На иконных досках с оборотной стороны писали портреты передовиков производства.
После закрытия монастыря сестры перешли жить в скит, духовником которого был архимандрит Александр (Петровский), ныне канонизированный священномученик Александр, архиепископ Харьковский.

Судьба игумении Олимпиады II после уничтожения последнего монастырского пристанища была очень нелегкой и оборвалась трагически. Очевидно, что пожилая, утомленная годами и великими трудами настоятельница могла в то время избрать для себя относительно тихий способ жизни: уйти «на покой» и прожить остаток дней своих в одном из ближайший небольших поселений или на родине, зарабатывая «на хлеб насущный», но неутомимая Христова исповедница взяла в свои руки тяжелый крест исповедничества Христовой веры.
Сначала ей пришлось претерпеть голод 1933-го года, потом – перенести скитания по людям. Наконец, она перебралась в Полтаву, где тайно квартировалась у знакомых, - тех, кто знал и уважал матушку, было немало. Попав в областной город, она начала собирать вокруг себя православных женщин, опекать монахинь из разоренных монастырей, объединяя их в небольшой подпольный монастырь. Об этом рассказывали полтавские старожилы и вспоминали бывшие козельщанские насельницы.

27 февраля 1938 года власти выдали ордер на ее арест, но сразу осуществить это им не удалось – верные люди матушку тщательно перепрятывали. Однако донос иуды-предательницы сделал свое дело, и 18 марта матушку все-таки отправили в тюрьму. Следует отметить, что в то время был Великий Пост. 63-летняя игумения держалась в тюрьме с глубокой человеческой порядочностью и высоким христианским достоинством. Ее ответы на допросах были четкие и бескомпромиссные. Старожилы поведали, что матушку Олимпиаду II особенно жестоко пытали – ей даже вырезали на груди крест.
Вообще Козельщинская настоятельница в продолжении всего советского времени выделялась необычайной стойкостью в вере. Ее политическим кредо была тогда Христова заповедь: «Кесарево – кесарю, а Божие – Богу».

В начале июня 1938 года матушку Олимпиаду вызвали в зал суда и зачитали следующее: «Вербицкую Олимпиаду Константиновну расстрелять. Имущество принадлежащее лично Вербицкой конфисковать». Второго июня 1938 года состоялся большой групповой расстрел. Среди почти четырех десятков «приговоренных» значилась и фамилия Вербецкая.
Как именно закончили свою жизнь эти Христовы страдальцы неизвестно. Говорили, что узников НКВД погрузили в грузовики, в которых их, полусидящих, а большей частью, полулежащих, «собирали» до кучи и в темноте ночи вывозили за Полтаву, в сторону современного села Макуховки.


Козельщанский Рождества Богородицы женский монастырь, Украина, Полтавская обл., Козельщина
(Козельщанский Рождества Богородицы женский монастырь, Украина, Полтавская обл., Козельщина)


Через десятилетия, дважды, в 60-х и 80-х годах, полтавцы обнаруживали численные останки человеческих тел. Первые два захоронения были выявлены при добывании песка в урочище по близости Макуховки, а последний нашли у песчаной насыпи вдоль дороги, ведущей в это село. На месте первого захоронения полтавские власти со временем устроили большую современную свалку. Человеческие останки со второго захоронения в начале 90-х годов перезахоронили и поставили над ними монумент, посвященный увековечению памяти репрессированных. А третий карьер вообще не стали трогать.

Только 22 июня 1990 года по решению прокуратуры Полтавской области Олимпиада Вербецкая была реабилитирована из-за отсутствия состава преступления.

Игуменья Олимпиада была прославлена в лике святых Украинской Православной Церковью в 2008 г.



Молитва

О новая преподобномученице, мати наша Олимпиадо! Ты в житии твоем подвигом добрым подвизалася еси, и Христа прославила еси, и во страдании твоем верныя укрепила еси, и ныне со ангельскими воинствы ликовствуеши во светлых и радостных чертозех Небеснаго твоего Жениха, и молишися усердно о чтущих любовию святую память твою. Темже молим тя, яко велие дерзновение имущую ко Господу: умоли Того, Милостиваго и Всещедраго, да укрепит Церковь Свою Святую, ограждая от ересей, расколов и соблазнов, да благословит землю Полтавскую миром, нам же всем да дарует твердое в истине Христовой стояние и единомыслие спасительное, яко да и мы со всеми святыми земли нашея сподобимся присно видети лице Божие и прославляти великия милости Всесвятыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.



Священномученик Гавриил (Коваленко) пресвитер, Полтавский

Место рождения Полтавская о., Великобагачанский р., с.Белоцерковка, год рождения 1867. Из духовного сословия.

С 1890г. исполнял обязанности священника, проживал в Полтаве.
На время ареста в 1938г. был настоятелем Свято-Никольской церкви в Полтаве. Оставил попавшую потом заграницу рукопись, написанную им карандашом в трех тетрадях, в 50 страниц, под заглавием: "Заметки по истории церковной жизни в Полтаве и Полтавской епархии в период 1920–1934гг."
По данным арестован 27 февраля 1938г. ночью, одновременно с почти всем духовенством Полтавы. Следствие: Особая тройка УНКВД по Полтавской обл. Статья ст.54–8,54–10 ч.1,54–11 УК УССР. Приговор-высшая мера наказания — расстрел с конфискацией имущества (23/04/1938).

В 1981г. решением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей клирик Полтавской епархии протоиерей Гавриил Коваленко причислен к лику новомучеников
и исповедников XX века.
14 июня 2011 года решением Священного Синода Украинской Православной Церкви (журнал N 24) священномученик Гавриил Полтавский был включен в собор Полтавских
святых.
5 января 2013г. в заседании Священного Синода Украинской Православной Церкви под председательством Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира (журнал N 05)

ПОСТАНОВИЛИ:

1. Благословить внесение имени преподобномученика Гавриила Полтавского в месяцеслов Украинской Православной Церкви с установлением еще одного дня памяти в день его
мученической кончины 20 мая/2 июня (старый/новый стиль).

2. Календарной комиссии внести соответствующие изменения в Церковный календарь Украинской Православной Церкви.



Преподобный Фалассий Ливийский, настоятель монастыря

Он был другом святого Максима Исповедника, с которым многие годы вел переписку. Святые подвижники, как свидетельствуют их письма, обратились к разъяснению трудностей в духовной жизни.

Преподобный Фалассий, хорошо изучивший Священное Писание, соединял глубокие познания с духовным просвещением верующих. Богословские положения он изложил в виде афоризмов-наставлений в труде "О любви, воздержании и духовной жизни". Сочинение аввы Фалассия состоит из 400 статей, каждая из которых написана в форме акростиха, что свидетельствует о выдающемся литературном таланте автора. В этом произведении наряду с духовными нравоучениями излагаются вопросы догматического характера: о воплощении Бога Слова, об искуплении человечества. Преподобный Иоанн Дамаскин в своих богословских трудах опирался на произведения преподобного Фалассия.

Основная мысль в трудах преподобного Фалассия сосредоточена на внутреннем духовном подвиге, проходящем в борьбе со страстями. "Если хочешь, - говорит он, - освободиться от всего злого совокупно, то отрекись от матери зол - самолюбия. Всем страстям предшествует самолюбие, а за всеми последует, наконец, гордость. Три главные помысла похоти рождаются от страсти самолюбия, за которыми следуют все прочие страстные помыслы, но не все вместе".

Преподобный Фалассий скончался в глубокой старости около 660 года, мощи его прославились истечением благоуханного мира.



Священномученик Павел Андреевич Лазарев



Память 20 мая и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской

Родился 19 ноября 1877 года в г. Колывани на реке Обь, в семье мещанина.

Обучался в Томской губернской ветеринарно-фельдшерской школе, а с 1900 по 1903 год служил фельдшером в первом батальоне Сибирского резервного артиллерийского дивизиона.

В 1904 году состоял регентом Никольской церкви при железнодорожной станции в Никольск-Уссурийском (ныне Уссурийск). В Уссурийске жили и трудились его братья, известные в крае инженеры-строители.

В 1908 году женился на Клавдии Николаевне (урожд. Синцовой), впоследствии в семье родились дети: Евгений, Лев, Варвара и Милитина.

У Павла Андреевича был выбор: можно было бы продолжать семейное дело вместе с братьями. В своем прошении на имя архиепископа Владивостокского Евсевия (Никольского) Павел Лазарев написал: "Имею непреодолимое влечение к церковному священнослужению…". Поскольку он не имел семинарского образования, ему назначили послушание псаломщика в Иннокентьевской церкви с. Многоудобное.

В 1910 году ему поручили заниматься преподаванием церковного пения и организацией хора в Южно-Уссурийском Богородице-Рождественском женском монастыре. Настоятельница монастыря игумения Сергия (Воронова) так отозвалась о П. А. Лазареве:

"Показал полное знание и опытность в певческо-хоровом искусстве. К делу относится с любовью и вполне добросовестно, благодаря чему за это время им были достигнуты безусловно хорошие результаты. В будничные дни занимался чтением и пением при отправлении утренних и вечерних служб. Поведение его в нравственно-религиозном смысле - безупречно".
Такую же благожелательную характеристику написал благочинный протоиерей Косьма Серговский: "Лазарев, сколько его знаю, поведения очень хорошего, трезвый и в отношении своих обязанностей исполнителен".

Успешно сдал перед епархиальной комиссией ставленнический экзамен по девяти предметам (чтение, пение, устав, история церкви и др.)

22 января 1912 года был рукоположен в сан диакона архиепископом Владивостокским Евсевием (Никольским) в Успенском кафедральном соборе г. Владивостока и определен в Свято-Троицкий храм с. Раковка.

В 1915 году диакон Павел сдал на "хорошо" пять экзаменов в Духовной консистории, чтобы получить право быть возведенным в сан священника.

1 марта 1915 года был рукоположен в сан священника архиепископом Владивостокским Евсевием (Никольским) в домовой Евсевиевской церкви при архиерейском подворье на Седанке вблизи от Владивостока.

В 1916 году супруга о. Павла Клавдия Николаевна была частично парализована по левой части тела. Лечение, в том числе хорошими докторами из Владивостока и Японии не помогало. Отец Павел молитвенно обратился за помощью к святому Иоанну Кронштадтскому и получил во сне откровение: "Отслужи молебен Матери Божией, она идет к вам и употреби миро". Через несколько дней после такого сна в сельскую церковь Раковки из епархии пришло письмо с извещением, что чудотворную икону Богородицы вынесли крестным ходом из Шмаковского монастыря, и что она прибудет в село такого-то числа. Шел май месяц. Ко времени прибытия святыни на въезде в Раковку поставили огромный дубовый крест, высадили вокруг него кусты. В назначенный день вся деревня с хором и хоругвиями встречала прибытие иконы Божией Матери. Отслужили молебен, после которого о. Павел взял масло из светильника, горевшего перед образом и, вернувшись домой, покрыл им больные места своей супруги. Через три дня Клавдия Николаевна встала и самостоятельно пошла в церковь на литургию. Этот день чудесного исцеления навсегда вошел в семейный календарь как праздник.

В 1918 году о. Павел служил штатным священником храма Живоначальной Троицы села Антоновка Приморской области, что примерно в 50 км. от г. Спасска, в лесной местности. В воспоминаниях семьи Лазаревых, созданных на основе дневниковых записей супруги отца Павла - Клавдии Николаевны, говорится о том, что часто отец Павел размышлял:

"Какая пустая, бесплодная жизнь наша была в городе. Я только сейчас живу полной жизнью, здесь каждый цветок, каждая травка напоминает мне о Боге. Природа так убедительно говорит о величии Творца. Я ясно вижу, что задача людей не переделывать государственный строй, а работать над человеческой личностью, и самому быть лучше и за Истину Святую, даже идти на страдания; и только выстраданные убеждения могут иметь неотразимую силу примера".
"Христианам нужно быть апостолами просвещения – вот наше назначение. - часто высказывался батюшка среди домочадцев. - Итак, будем следовать по пути Святых Апостолов Господа Христа, которые не делали заговоров злодеяния и не основывали ни тайных, ни явных политических обществ, а распространяли Учение своего Божественного Учителя и не отрекались от него даже пред языческими царями, но, не страшась мучений, шли на смерть – за Истину. Своим страданием и чистой совестью они утвердили на земле Алтарь для прославления Творца".

Отец Павел часто просил супругу: "Молись за меня Господу, чтобы я не устрашился страданий и мук, а бодро стоял за веру в Господа Христа до смерти…" В январе 1919 года батюшка рассказал супруге о необычном сне, в котором ему явился Владивостокский епископ, предупредивший о том, что через шесть месяцев о. Павла убьют. Старший сын о. Павла - Евгений, впоследствии вспоминал, что одной из любимых книг папы в это время стал роман Сенкевича "Камо грядеши", посвященный гонениям на первых христиан.

В условиях анархии власти и разброда в умах прихожане находили в сельском пастыре надежду и опору. Антоновский священник продолжал ревностно служить, просвещать и обучать деревенских детей основам религиозной жизни, Закону Божиему. По житейским нуждам он участвовал в деятельности кооператива в нескольких селениях: Афанасьевка, Глуховка, Антоновка и Никитовка. Организовывал прихожан на сбор продовольственной помощи для обедневших жителей, и лично развозил ее по домам нуждающихся. При этом и сам батюшка содержал свое домашнее хозяйство. Эти меры помогали сельчанам выживать в условиях ухудшения жизни, а также постоянных поборов на нужды противоборствующих сторон: то казаков атамана Калмыкова, то интервентов-японцев, то красных партизан, то просто бандитских групп, в зоне действия которых находились села. Причем о. Павел не боялся защищать свою паству от беззаконий как одних, так и других.

В 1919 году в деревне Никитовка (примерно в 10 км. Антоновки) объявились красные партизанские отряды Гурко, Морозова, Алёшечкина, Топоркова, Песецкого под общим командованием А.П. Баранова. Крестьян окрестных селений запугали угрозами и жестокими расправами над теми, кто оказывался под малейшим подозрением, кто отказывался давать продовольствие на содержание отрядов. В такой ситуации священник Павел из Антоновки по сути оказался одним из тех, кто мешал вооруженным группировкам, захватившим власть, окончательно подчинить своему влиянию население.

Наступил май. Прошел праздник Вознесения. В наступивший после него первый воскресный день о. Павел служил литургию в своем храме. Церковный староста, пономари, в том числе старший сын батюшки - Евгений как обычно находились рядом с настоятелем в алтаре. Неожиданно в храм с шумом и наглостью вошли несколько вооруженных людей. Они принялись хулить Спасителя и надругаться над святынями. Отец Павел спокойно вышел в храм и продолжил каждение.

Народ, испугавшись было вооруженных людей, но видя стойкость священника, почувствовал уверенность, и партизаны при людях не решились арестовать батюшку. Однако через несколько дней в канун праздника Святой Троицы в дом настоятеля нагрянули красноармейцы…

Отец Павел точно знал, что за ним придут ночью его предупредил об этом за несколько часов один из антоновских крестьян. Но священник отказался от предложения тайно скрыться, срочно уйти срочно к родственникам в Спасск…. Когда в его дом вошло девять вооруженных людей, объявив, что он арестован, батюшка был уже одет, даже не спросил: за что? Все происходило на глазах семьи. Он встал перед образами Спасителя и Божией Матери, помолился, надел наперсный Крест, простился и благословил детей. Клавдии Николаевне произнес: "Не горюй! Молись Царице Небесной. Она не оставит вас".

Отца Павла красные партизаны не решились убивать в Антоновке, а повезли в соседнюю Никитовку, где в помещении начальной школы был устроен допрос. Невольными свидетелями "суда" над священником стали школьный сторож Татьяна и ее муж. Согласно их рассказу командир отряда Писецкий лично беседовал со священником. Он сразу заявил настоятелю: Бога нет, а священники - царские прислужники, выдумали Его, чтоб держать народ в страхе и подчинении. Отцу Павлу было предложено условие освобождения из-под стражи: в церкви объявить народу, что он всех обманывал, а потом снять прилюдно крест и священную рясу. Но отец Павел на это предложение твердо заявил, что не откажется от Бога и за веру Христову готов принять смерть.

Недалеко от школы, в лесу за Никитовкой священника расстреляли и тяжелораненого бросили умирать. То, что это было так - догадались церковный сторож и ее муж, которых спустя некоторое время под угрозами привели к месту гибели священника и приказали копать для него могилу, чтобы похоронить тело. Они увидели, как покойный мучился на месте, куда упал после ранения, и пытался прикрывать кровавую рану на левой стороне живота.

По некоторым данным, убийство произошло в день праздника Святой Троицы, 26 мая/8 июня 1919 года. По записи в метрической книге Спасо-Преображенской церкви с. Спасское № 101 смерть священника наступила 20 мая / 2 июня 1919 года.

В августе 1919 года крестьяне Антоновки нашли тайное место захоронения батюшки, и, выкопав тело, увидели его лицо, которого совершенно не коснулось тление. Однако попытка Клавдии Николаевны и прихожан перезахоронить покойного о. Павла по-христиански, во гробе, была пресечена партизанами, которые после этого случая сожгли останки священника.

Указом Владивостокского епархиального совета от 31 октября 1919 года № 5712/ 7448 согласно рапорта священника церкви с. Спасское о. Петра Вотчинского было совершено официальное отпевание и сделана запись в метрической книге.




Решением епархиального совета от 12 октября 2018 года имя о. Павла Лазарева внесено в памятный синодик священников, пострадавших за Христа в годину гонений XX века.

Священник Павел Лазарев причислен к лику новомучеников и исповедников Церкви Русской решением Священного Синода Русской Православной Церкви от 26 декабря 2019 года.

Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments