filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

8 (21) июля 2014 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.3)

Продолжение...

Священномученик иерей Николай
(Брянцев Николай, +08.07.1918)

сщмч_иерей_Николай_Брянцев,второй_справа_1910
(иерей Николай Брянцев второй справа. 1910 год)

Священномученик Николай (Брянцев) родился в 1867 году. Местом его служения была градская Пятницко-Туговская церковь города Ярославля.
Участник Поместного собор 1917-18, по избранию клирик от Орловской епархии.

На 1918 год был благочинным в сане протоиерея, служил в Богородице-Рождественском храме г. Ельца.

В своем рапорте Собору преосв. Серафим (Остроумов) так описывает события, происходящие в Ельце:

"В 20-х числах мая, в г.Ельце произошли тяжелые события, стоящие в связи с введением в Ельце диктатуры пролетариата... Диктаторы объявили поголовно в городе обыски и реквизиции. Народ заволновался и начал собираться в разных местах города для выражения протеста, причем было решено никаких обысков и реквизиций не допускать. Жители пригородной Аргамачской слободы собирались около Аргамачской церкви, где протоиереем о.Николаем Брянцевым давно устроен целый городок народных учреждений: тут и народный дом, и читальня, и столовая, и школа, и приют. Народ здесь толпился. 23-го мая к дому протоиерея Брянцева, состоящего Членом Священного Собора от Орловской епархии, подъехали красноармейцы с целью провести реквизицию лошади и экипажа. Народ запротестовал и не дал реквизировать ни лошади, ни экипажа, и о.протоиерею много стоило усилий удерживать толпу от самосуда. Когда красноармейцы уехали, все, по-видимому, успокоились, но народ решил организовать дежурства для противодействия реквизициям.

Ночь прошла спокойно, но на утро в дом протоиерея о.Брянцева ворвалась толпа красноармейцев из 6 человек. Это было в 5-6 ч. утра. О. протоиерей не смог сразу выйти из спальни к вошедшим, прибывшим с целью арестовать сына о.протоиерея за его участие в митингах против советской власти. В это время на колокольне ударили в набат, сбежался народ и, прежде чем о.протоиерей вышел из спальни, народ выволок красноармейцев из дома и три из них были убиты. Советская власть мобилизовала все свои войска, атаковала Аргомачскую слободу и взяла ее приступом, причем народ шел против войск с камениями, топорами, вилами и пр. При этом обстрелу из пулеметного огня подверглась церковь и, главным образом, колокольня. Повреждения после осмотра оказались незначительными и только на наружных стенах. Внутри храма все оказалось цело и в порядке. О. протоиерей Брянцев хотел выйти и отдаться в руки советской власти, чтобы прекратить расстрел слободы, но народ схватил его и всю его семью и семью сына, которого тоже красноармейцы не успели арестовать и скрыл их в разных местах, а потом о.протоиерей Брянцев и его семья выехали из города и теперь находятся вне опасности, хотя советская власть ищет их и заочно о.протоиерей Брянцев и его сын приговорены к расстрелу. Имущество о.Брянцева и весь дом все разграблено. Возвращение протоиерея Брянцева в Елец и приезд его в Москву на Собор, где его ищут - невозможны при настоящих условиях... После расстрела в Ельце священника о.Михаила Тихомирова... угроза расстрела о.Брянцева может стать фактом, если не выразить своего протеста против насилия...
"

Позднее прот. Николай был схвачен и 8 июля 1918 года расстрелян.

Матушка Галина, супруга настоятеля храма отца Дмитрия Денисова рассказывает:

– Мы не знали, где же похоронен отец Николай, что вообще стало с его телом, и вот, перелистывая опись храма за 1850-й год, в которой перечислены церковные книги, против одного из Евангелий вижу написано простыми фиолетовыми чернилами: «захоронено вместе с телом убитого священника Брянцева». А позже в метрических книгах нашла и другую запись: «…убит 8 июля, отпевали18 июля священническим чином. Захоронен на местном кладбище».

Впервые от матушки об этом узнали и потомки священника, его внук и правнучка, живущие в Ярославле. Священномученик Николай – ныне небесный покровитель Туговой горы, да и всего города, прославленный Церковью в лике святых.

Священномученик иерей Александр
(Попов Александр Иванович, +08.07.1918)

16 ноября 2006 года сестры и сотрудники Ново-Тихвинского монастыря города Екатеринбурга установили крест на месте гибели священномученика Александра (Попова). Отец Александр, священник из села Травянского Каменского района, был зверски убит вместе с несколькими своими прихожанами в 1918 году. Епархиальной комиссии по канонизации святых, работающей при Ново-Тихвинской обители, удалось установить имена прихожан, погибших вместе с отцом Александром, а также место их мученической кончины.

Эта святыня находится в полутора километрах от села Травянского, в Половинном лесу. Сюда летом 1918 года большевики привели священника и восьмерых прихожан Введенской церкви. Прежде чем совершить расправу, убийцы долго мучили их. У отца Александра были сломаны позвоночник, рука и челюсть, отрезаны пальцы. Изувеченного священника подняли на штыки. Не менее жестоко обошлись с другими жертвами. Затем убийцы бросили тела в овраг, откуда их вскоре забрали односельчане.

– Когда жена одного из замученных увидела, что стало с ее мужем, она лишилась рассудка. Их дети фактически остались сиротами, – рассказывает Евгения Андреевна Бунькова, краевед из села Травянского, которая помогла собрать сведения о трагических событиях 1918 года. – Одного из мучителей, Леонида Зуева, разъяренные сельчане убили…

Место кончины священномученика и восьмерых прихожан указал старожил села Травянского Геннадий Иванович Чемезов: «Мне показывал его отец. Мы часто проезжали мимо этого места, когда я был маленьким, и оно мне запомнилось».

Геннадий Иванович и Евгения Андреевна 16 ноября пришли вместе с насельницами обители к оврагу в Половинном лесу почтить память односельчан, принявших мученическую кончину. После установки креста сестры прочли акафист Всем святым.

Священномученик иерей Феодор
(Распопов Федор Иванович, +21.07.1918)

сщмч_иерей_Феодор_Распопов_семинария
(иерей Феодор Распопов, семинарист)

Священномученик Феодор (Распопов) родился 7 февраля 1891 года в селе Покровском Тобольской губернии в семье крестьянина Ивана Ферапонтовича Распопова и его супруги Дарьи Яковлевны. Мальчика крестили в местной церкви 9 февраля.

В родном селе Федор жил до 1906 года, а в пятнадцать лет поступил в первый класс Тобольской Духовной семинарии. Учился Федор хорошо и в июне 1912 года закончил семинарию с отличием, заняв по результатам выпускных экзаменов второе место в табеле успеваемости. При семинарии работал проповеднический кружок, в котором Федор с удовольствием занимался, и ему часто доверяли выступать с проповедями в храмах города Тобольска.

Закончив семинарию, Федор поступил в Казанскую Императорскую Духовную академию. Но проучился всего год и в сентябре 1913 года подал ректору прошение об увольнении из числа студентов «в связи с желанием служить в Тобольской епархии».

Он женился на сестре однокурсника по Тобольской семинарии — Марии Родионовне Марковой, в 1914 году у них родился первый сын, Александр, а в 1915-м — второй, Антонин.

5 ноября 1913 года Федора Ивановича определили на священническое место к церкви села Гаевского Верхотурского уезда. 15 ноября того же года во время Божественной литургии в Скорбященской церкви Ново-Тихвинского женского монастыря его рукоположил в сан диакона преосвященный Митрофан (Афонский), епископ Екатеринбургский и Ирбитский. А через два дня во время Божественной литургии в крестовой церкви Екатеринбурга Федор Иванович был рукоположен в сан священника и получил назначение в Николаевскую церковь села Елкинского Верхотурского уезда. Одновременно он стал преподавать Закон Божий в Елкинском и Глубоковском училищах.
Через три с половиной года, 12 мая 1917 года, батюшку назначили священником в Михаило-Архангельскую церковь села Туринская Слобода Туринского уезда, а в марте 1918 года он занял должность благочинного и председателя благочиннического совета 4-го благочиния Туринского уезда. Тогда же прихожане церкви Нижне-Туринского завода Верхотурского уезда выразили желание иметь вторым священником в храме в честь Трех Святителей именно отца Феодора. Согласие Тобольской Духовной консистории было получено, и отец Феодор вновь был принят на службу в Екатеринбургскую епархию с определением на священническое место при Нижне-Туринской церкви в честь Трех Святителей. Однако на новом месте батюшке служить не пришлось.

В июле 1918 года к отцу Феодору обратился житель села Туринская Слобода крестьянин Федот Малышев с просьбой обвенчать его, предъявив полученное в Туринске свидетельство о расторжении брака с законной женой. Отец Феодор отказался совершить таинство Венчания и объяснил Малышеву, что расторгнуть брак может лишь церковная власть. Преподав наставление о браке, батюшка посоветовал просителю с миром идти домой, забыв о незаконной женитьбе. Малышев обратился с жалобой на отца Феодора к красноармейцам, заявив им, что отец Феодор не признает советской власти. Вооруженные солдаты вломились в квартиру священника. Отрядом командовал прихожанин Туринской церкви Николай Обросов.

— Теперь жизнь твоя в моих руках, — злорадно говорил он своему духовному отцу. — Что хочу, то с тобой и сделаю.
— Ошибаешься,
— отвечал ему отец Феодор, — все мы во власти Божией, и без воли Его не падет даже волос с головы нашей.

Отца Феодора арестовали. Первое время он находился в помещении волостного правления, терпя там всевозможные насмешки и издевательства. Вскоре батюшку перевели в Туринскую тюрьму, где он просидел четверо суток. Все время после ареста отец Феодор был спокоен, даже утешал других.

— Не печальтесь обо мне и не бойтесь, — говорил он своим близким, — дело скоро выяснится, и я вернусь к вам живой и невредимый.

По словам очевидцев, отец Феодор до последней минуты не терял бодрости и спокойствия духа, рассеивая этим тревогу и волнение окружающих. 7/20 июля, в 23 часа, в камеру к заключенным ввалились девять пьяных большевиков во главе с комиссаром Обросовым. Схватили восемь человек, вывели их на тюремный двор и поставили у стены. Намерение представителей советской власти было ясно, потому что некоторые из них исступленно кричали: «Крови, крови!»

Из всех несчастных один отец Феодор сохранял душевное равновесие и утешал других: «Не бойтесь, надейтесь на Бога». Когда заключенные стояли у стены и ожидали своей участи, батюшка вполголоса прочел им всем отходную. После первого выстрела упал старик еврей, забившись в предсмертной агонии, — его добили прикладами. Вторым стоял отец Феодор. Убийцы потребовали выкуп, сказав: «Даешь тысячу рублей».

— Я верю, что на небе есть Бог, а на земле справедливость, жизнь за деньги я себе покупать не буду. Телом я не торгую, а над душой моей вы не имеете власти, — ответил отец Феодор.

Некоторые из очевидцев утверждают, что выкупа со священника не просили, но истязали побоями. Шесть раз в него стреляли, но пули попадали в наперсный крест. После каждого выстрела он осенял себя крестным знамением, спокойно говоря: «Да будем живы». «Этот поп — какой-то, видно, святой, — и пуля его не берет», — злились красноармейцы. Тогда к батюшке подскочил Обросов. Ударил по щеке и крикнул: «Вот ты Богу молился, но Он тебе не поможет, а я бы мог спасти». Палачи, богохульствуя и ругаясь, сорвали с мученика крест; прицеливаясь в свою жертву, кощунствовали: «А ну, посмотрим теперь, спасет ли тебя твой Бог!». Отец Феодор вместо ответа благоговейно перекрестился. Грянул седьмой выстрел, и батюшка упал на землю, одежду залила кровь. Его смерть была мгновенна. Это случилось в ночь на 8/21 июля 1918 года.

«Так кончил жизнь свою достойный пастырь отец Феодор, уважаемый и почитаемый всеми. Ему было всего лишь двадцать семь лет, и при его дарованиях (он был прекрасный проповедник) и образовании (вышел со второго курса Казанской духовной академии) он мог бы много потрудиться на пользу Христовой Церкви и на благо своего прихода. Но Господь судил иначе. Отец Феодор умер героем-мучеником, пострадав за правду, за Церковь Православную, охраняя и защищая ее уставы», — писали «Тобольские Епархиальные ведомости». 15/28 июля тело убиенного отца Феодора из тюремной могилы было перенесено в собор; народа было много, его отпели по чину и погребли в соборной ограде. Из всех речей, прозвучавших в тот день, самую проникновенную произнес священник Александр Буров, тоже немало пострадавший от красноармейцев и прошедший тюрьму.

25 марта 2004 года был причислен к лику святых новомучеников Российских постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви для общецерковного почитания.

Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments