filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

Разбирая Журналы Священного Синода 04 апреля 2019 года...

4 апреля 2019 года в Патриаршей и Синодальной резиденции в Даниловом монастыре в Москве под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоялось заседание Священного Синода Русской Православной Церкви.

Заседание Священного Синода Русской Православной Церкви прошло в Даниловом монастыре в Москве

Среди прочего важного отмечаем в журналах новые имена святых в наших святцах...

ЖУРНАЛ № 29

СЛУШАЛИ:

Рапорт Преосвященного епископа Троицкого Панкратия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых, относительно поступившего от Преосвященного Владивостокского и Приморского ходатайства о включении имени протоиерея Андрея Зимина в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской.

ПОСТАНОВИЛИ:

1. Включить имя протоиерея Андрея Зимина в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской.

2. Память священномученика Андрея Зимина совершать 5/18 января в день его мученической кончины.

3. Честные останки священномученика Андрея Зимина, в случае их обретения, считать святыми мощами и воздавать им достодолжное почитание.

4. Писать новопрославленному святому иконы для поклонения, согласно определению VII Вселенского Собора.


ЖУРНАЛ № 30

СЛУШАЛИ:


Рапорт Преосвященного епископа Троицкого Панкратия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых, относительно поступившего от Преосвященного митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора ходатайства о включении имени священника Григория Никольского в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской.

ПОСТАНОВИЛИ:

1. Включить имя священника Григория Никольского в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской.

2. Память священномученика Григория Никольского совершать 27 июня / 10 июля в день его мученической кончины.

3. Честные останки священномученика Григория Никольского, в случае их обретения, считать святыми мощами и воздавать им достодолжное почитание.

4. Писать новопрославленному святому иконы для поклонения, согласно определению VII Вселенского Собора.


ЖУРНАЛ № 31

ИМЕЛИ ПОВТОРНОЕ СУЖДЕНИЕ о включении ряда имен в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Справка:


Архиерейский Юбилейный Собор 2000 года определил: «В послесоборное время поименное включение в состав уже прославленного Собора новомучеников и исповедников Российских совершать по благословению Святейшего Патриарха и Священного Синода, на основании предварительных исследований, проведенных Синодальной комиссией по канонизации святых» (пункт 14 Деяния о Соборном прославлении Новомучеников и исповедников Российских).

Вместе с тем, ознакомившись с материалами, представленными Синодальной комиссией по канонизации святых, Священный Синод счел необходимым вынести вопрос о включении имен священника Павла Кушникова (журнал № 122 от 28.12.2017) и священника Николая Заварина (журнал № 124 от 28.12.2018) на рассмотрение Архиерейского Собора.

Изучив дополнительную информацию, поступившую от Синодальной комиссии по канонизации святых к настоящему заседанию, Священный Синод считает возможным вернуться к рассмотрению данного вопроса.

ПОСТАНОВИЛИ:

1. Включить имена священника Павла Кушникова и священника Николая Заварина в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской.

2. Память новопрославленных святых совершать в дни их мученической кончины:

священномученика Павла Кушникова — 23 февраля / 8 марта;
священномученика Николая Заварина — 6/19 августа.
3. Честные останки священномучеников Павла Кушникова и Николая Заварина, в случае их обретения, считать святыми мощами и воздавать им достодолжное почитание.

4. Писать новопрославленным святым иконы для поклонения, согласно определению VII Вселенского Собора.

***

Слава Богу!
Таким образом у нас появились еще четыре Небесных покровителя, которых мы можем соборно в Церкви просить быть нашими заступниками и помощниками.

Краткие жития святых угодников Божьих, которых вчера прославил Священный Синод:


Андрей Семенович Зимин (1872 - 1920), протоиерей, священномученик

Память 5 января и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской

Родился 14 августа 1872 года в семье забайкальского казака.
23 июня 1894 года окончил Благовещенскую духовную семинарию и был определен псаломщиком к Зареченской миссионерской церкви.

В 1894 году обвенчался с Лидией Александровной Шмаровой (23.03.1876 - 18.01.1920). Дети: Илья (род. 20.07.1897), Ольга (18.05.1902 - 18.01.1920), Мария (10.05.1908 - 18.01.1920), Лидия (1909 - 18.01.1920), Александр (16.02.1916 - 18.01.1920).

17 сентября 1894 года был рукоположен во диакона, а на следующий день - во священника для служения в кафедральном соборе города Благовещенска, где также был назначен катехизатором и законоучителем церковноприходской школы при соборе. Состоял законоучителем 1-го народного училища, членом и секретарем Благовещенского отделения Епархиального училищного совета. С рвением относился к проповеди и проведению бесед с прихожанами.

В 1895-1899 годах временно заведовал городской домовой архиерейской церковью в г. Благовещенске.
В 1897-1900 годах заведовал соборной церковноприходской школой.
С 1898 по 1900 год исполнял обязанности казначея Благовещенского православного Братства Пресвятой Богородицы и казначея Верхне-Амурского отделения училищного совета.
В 1899 году был депутатом и делопроизводителем 1-го съезда духовенства Благовещенской епархии.

15 мая 1900 года, согласно прошению о принятии на службу во Владивостокскую епархию, определен настоятелем церкви Рождества Богородицы с. Черниговка Южно-Уссурийского края (ст.Мучная, Черниговский район Приморского края).
Здесь, как и в Благовещенске, отец Андрей Зимин усердно принялся за развитие народного просвещения. Осенью 1900 года он открыл церковноприходскую школу в с. Черниговке. Преподавал Закон Божий в трех школах Черниговки (двух министерских и церковноприходской) и школе с. Алтыновки. В течение 10 лет вел воскресную школу для взрослых с народными чтениями религиозно-нравственного содержания. Являлся лектором педагогических курсов в г. Никольске-Уссурийском.
Регулярно публиковал проповеди и поучения в епархиальном журнале. За годы его настоятельства под его руководством в селе было построено двухэтажное каменное здание под четырехклассное училище и одноэтажное кирпичное здание для одноклассной министерской школы.

Внес большой вклад в развитие хозяйственной деятельности края, будучи членом совета Черниговского сельскохозяйственного общества, объединявшего 70 крестьян. Общество имело свою библиотеку и проводило беседы по полеводству, огородничеству, садоводству, скотоводству и пчеловодству, внедряя новые самые культурные методы хозяйствования, устраивало сельскохозяйственные выставки, награждая лучших хозяев.

В 1901 году назначен благочинным в Черниговской волости. За первые десять лет служения количество церквей благочиния увеличилось вдвое. Его стараниями при нескольких храмах были открыты Братства трезвости. Отец Андрей уделял большое внимание воспитанию и образованию детей, научению людей основам православного вероучения, сохранению традиций в совершении богослужений, был активным участником епархиальных съездов.

В 1905 году заведовал приходом в Дмитриевской Покровской церкви.
В 1906 году трудился вместе с крестьянами с.Алтыновки Приморской обл., возводя храм и занимаясь оснащением Алтыновской церкви. Крестьянами с. Алтыновка при содействии о.Андрея был отлит колокол.
12 июня 1908 года утвержден в должности благочинного.
В 1913 году возведен в сан протоиерея.

В 1918-1922 годы в Приморье действовали партизанские отряды большевиков, которые в июне 1919 года ограбили жителей Черниговки, уведя с собой в тайгу настоятеля храма как заложника. Продержав отца Андрея в плену примерно месяц, после унижений и оскорблений отпустили домой в июле того же года.

Через несколько месяцев, в канун праздника Крещения Господня, в ночь на 18 января 1920 года, в дом священнослужителя ворвались вооруженные бандиты, которые стали жестоко истязать его и членов его семьи: жену Лидию Александровну, дочерей Ольгу, Марию, Лидию и сына Александра, мать матушки, Домнику Петровну Шмарову 74 лет и прислугу. Их мучали и пытали, требовали денег, на глазах у всех надругались над матушкой и дочерьми. Домника Петровна умерла тут же от разрыва сердца. Детей и матушку застрелили, а о. Андрея повалили на пол связанного, били и истязали, а потом положили на его грудь дверь и, встав на нее, раздавили священника своей тяжестью.

Отец Андрей, по свидетельству его родственника, священника Иоанна Коноплева, незадолго до гибели видел сон, в котором ему была показана его будущая страдальческая кончина. Описав увиденное в письме, он передал его отцу Иоанну с разрешением вскрыть конверт после смерти.

Тела убиенных - отца Андрея и членов его семьи: жены Лидии, тещи Домники и четверых детей - погребли по церковному чину в общей могиле рядом с храмом в Черниговке. По другой версии, могила о.Андрея находится на старом кладбище в Черниговке. В 1943 году в церковь пришла одна бабушка и показала на старом кладбище могилу. После этого за могилой стали ухаживать, выложили ее камнями, освятили. Также, по воспоминаниям жителей села, есть версия о том, что могила находится на территории церковного парка, где позже был построен "Дом Культуры".

Точное место погребения утрачено, но прихожане установили рядом с церковью, где он бы настоятелем, мемориальный крест, к которому приезжают паломники.

В 1981 году протоиерей Андрей Зимин был прославлен Архиерейским Собором РПЦЗ.

Причислен к лику новомучеников и исповедников Церкви Русской определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 4 апреля 2019 года.


Священномученик Григорий Николаевич Никольский

Священномученик Григорий Николаевич Никольский родился 13 ноября 1854 года в станице Ярыженской Донского войска в семье священника. Окончил Новочеркасское духовное училище, несколько лет работал на гражданской службе в должности начальника телеграфной станции. 14 ноября 1883 года был рукоположен в сан пресвитера и назначен на служение в Михаило-Архангельский храм Енотаевского уезда Астраханской губернии. В течение следующих лет он служил в разных сельских храмах Енотаевского и Царевского уезда. В 1892 году отец Григорий перешел в Ставропольскую епархию и был назначен в станицу Новолеушковскую. Активно занимаясь просвещением, он занял должность заведующего и преподавателя Закона Божия мужской и женской церковно-приходских школ. Уже через несколько лет, в 1894 году, согласно определению Епархиального училищного совета, ему была официально выражена благодарность «за усердное и ревностное отношение к церковно-приходским школам», а в 1898 и 1906 годах последовали повторные благодарности.

25 января 1915 года отец Григорий был переведен в Черноморскую Марие-Магдалининскую пустынь. После официального установления советской власти на Кубани, 27 июня 1918 года солдаты красноармейского отряда, пришедшего в обитель, после Божественной Литургии насильно вывели 60-летнего отца Григория «за ограду монастыря и после всяческих издевательств» убили выстрелом из револьвера в рот, который его заставляли открыть с криками «мы тебя приобщим».

Священник Марии-Магдалинского женского монастыря, Кубанской области, Григорий Николь­ский, за 60 лет, пользовался большой любовью и уважением прихожан и всех окружающих; глубо­ко верующий человек, исключительно даровитый оратор. Память священника Григория Никольского особенно почитается в восстановленном Марие-Магдалинском монастыре, где регулярно совершаются панихиды по нему.

Причислен к лику новомучеников и исповедников Церкви Русской определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 4 апреля 2019 года.



Павел Александрович Кушников (1880 - 1918), священник, священномученик

Павел Александрович Кушников (1880 - 1918), священник, священномученик

Память 23 февраля и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской

Родился 16 декабря 1880 года селе Модно Устюженского уезда Новгородской губернии в семье священника Александра Кушникова и его супруги Клавдии Стефановны. Трое его братьев стали священниками, двое из них пострадали за веру. Сестра вышла замуж за священника.

Окончил духовное училище, затем поступил в Новгородскую духовную семинарию, из которой был выпущен в 1905 году с аттестатом второго разряда.
17 сентября 1905 года был назначен учителем Слудской церковноприходской школы, располагавшейся в семи верстах от родного селения (что неподалеку от Филаретовой пустыни). 12 сентября 1907 года переведен учителем в Соминскую второклассную церковноприходскую школу (ныне село Сомино Бокситогорского района Ленинградской области), являвшуюся, наряду с Охонской, одной из двух наиболее представительных сельских церковных школ Устюженского уезда. 20 января 1909 года переведен на должность второго учителя Охонской второклассной церковноприходской школы Устюженского уезда (ныне деревня Охона Пестовского района Новгородской области). В 1913 году был назначен первым учителем (и по совместительству учителем пения) Охонской церковноприходской школы

Женился на Серафиме Васильевне (род. 25.07.1889).
31 июля 1913 года определен священником к Бельской церкви Устюженского уезда (ныне деревня Бельское Чагодощенского района Вологодской области), где он был клириком последующие пять лет - вплоть до своей мученической кончины. На протяжении своей службы в Бельском приходе, батюшка так и не приобрел собственного дома, а довольствовался небольшим домиком, устроенным прихожанами для псаломщика

В годы Первой мировой войны и революции им была создана приходская общественная потребительская лавка, распределявшая продукты питания между жителями прихода. Управление лавкой было передано прихожанам. Впоследствии "делом стали управлять не лица, выбранные всем приходом и облеченные их доверием, а люди, не отличающиеся порядочностью, но нахальством, ибо они сами себя выбрали" После отстранения оных от управления, стали появляться ложные доносы в приверженности старому строю, что явилось фактически актом мести священнику.

В 1917 году донос на священника поступил в Устюженский уездный комиссариат. Ему было предъявлено обвинение в пропаганде неповиновения новому правительству. Поводом к обвинению послужила проповедь священника в Вербное воскресение на тему "Как строить", в которой он раскрыл смысл отрывка из Евангелия от Матфея (Мф. 7, 23-29). Негативно настроенные крестьяне с. Бельского обвинили священника в приверженности монархическому строю. На основании прошения в мае 1917 года Святейший Синод начал исследование по данному делу.
Большинство свидетелей говорило, что прямо против новой власти батюшка не агитировал. В использованных им в проповеди образах дома, построенного на камне, под которым подразумевался дом Романовых, просуществовавший 300 лет, но разрушившийся, и что теперь нужно строить новый дом. Батюшка доходчиво объяснил сложившуюся на тот момент ситуацию, в чём некоторые увидели отрицательное отношение к временному правительству. Но, по словам многих свидетелей и очевидцев происходящего, священник, наоборот, призывал народ к единству, послушанию власти:

"Чтобы быть едиными, будем слушаться объединенной воли нашего временного правительства и отвергать силою всякие попытки властвовать со стороны. Власть должна быть на Руси одна, иначе Русь распадется и нас заберут живьем голыми руками!"
Прихожане написали ходатайство, свидетельствуя, что в своих проповедях отец Павел не говорил ничего предосудительного, заверив заявление более чем 300 подписями. По данному делу батюшка был оправдан.

Поводом к расправе над священником послужили следующие события:

"Четверо интеллигентных молодых людей из бывших военнослужащих и один студент отправились из г. Устюжны в Петроград – первые для приискания занятий, а студент для специальных своих работ. Это были: возвратившийся из германского плена, израненный (16 ран) герой войны, георгиевский кавалер, поручик 4 Сибирского полка Александр Дмитриевич Моденский – 23 лет, устюженские уроженцы Александр Тюльпанов, Александр Примов Александр Яковцевский и студент Петроградского университета Николай Екатерининский – все в возрасте от 18 до 20 лет. Поехали они компанией, вследствие дороговизны поездки на лошадях. По дороге путешественники посетили родственника Моденскому и Тюльпанову священника с. Бельского о. Павла Кушникова.

Проезжая отсюда к ночи через усадьбу Борки, они попросили ночлега в этой усадьбе, для чего им была отведена комната для рабочих. Но владелица усадьбы, не ознакомившись обстоятельно с личностями посетителей, встревожилась и послала за соседними крестьянами. Между тем молодежи сообщили, что за ними устроена охота. Не желая никого беспокоить, молодые люди поехали дальше, несмотря на ночное время, сбились с дороги, вымокли в реке Кобоже и заехали обсушиться в деревню Привороты. Здесь они были неожиданно арестованы местным населением. Причину ареста надо искать в слухах, ходивших в этой местности, что по деревням ездят конокрады и грабители, и слухи эти распущены были каким-то проезжим из Устюжны только что перед поездкой несчастных молодых людей.

Арестованных свезли в с. Белые Кресты, где имеется Исполнительный комитет рабочих, солдатских икрестьянских депутатов и при нем небольшой отряд красной армии с соседнего завода, которые и приняли арестованных в свое заведение. В Устюжну же телеграфом сообщено об аресте, и отсюда Исполнительный комитет выслал 2-х своих членов для производства следствия и суда. Суд состоялся 21 февраля (ст. ст.). В нем приняло участие до 300 крестьян, а президиум состоял из местного исполнительного комитета с прибавкою 2-х делегатов от Устюжского исполнительного комитета. Первым было предъявлено обвинение в конокрадстве и ограблении, что сейчас же было отвергнуто как нелепое и ни на чем не основанное. Все присутствующие с эти согласились. Второе обвинение – в контрреволюционном направлении, выражающемся только в образе мыслей, а не деятельности, потому что для последней также не было оснований, вызвало резкое столкновение между обвиняемой и обвиняющей сторонами. Известия с места передают следующее. В сознании своих заслуг перед родиной и понесенных во время войны страданий, не вылечившийся еще от ран Александр Моденский обратился к народу с пылкой речью, в которой заклеймил своих обвинителей в уголовном прошлом и призвал народ к созданию власти из людей безупречных и самоотверженных деятелей для народной свободы и общего блага. Студент Екатерининский в такой же речи поддержал его.

На решение народного суда был поставлен вопрос: расстрелять ли обвиняемых или отпустить на свободу. Народный суд, против 5 голосов президиума за расстрел, отвергнул первые обвинения, по поводу же обвинения вконтрреволюционном направлении и принадлежности к какому-то «белогвардейству» высказался так, что он – народ – не понимает, что такое «белогвардейство», а потому постановляет отправить этих молодых людей в Устюжну для рассмотрения этого обвинения в Уездном исполнительном комитете и, во всяком случае, не признает и не соглашается на смертную казнь их. Об этом был составлен протокол и подписан.

Обвиняемые остались под арестом до отъезда. Но… к 10 часам утра 22 февраля все они оказались убитыми. Местные известия приписывают это злодеяние членам местного исполнительного комитета вместе с приезжими из Устюжны двумя членами; говорят также и о мучениях, которым подверглись арестованные на вторичном ночном допросе, произведенном только одними членами Исполнительного комитета вместе с приезжими, и указывают на кровь по стенам и на полу помещения, где допрашивали, говорят о простреленных ногах предварительно предания их смерти, об их ограблении. Убитые зарыты за деревней в одной яме
". (Кровавое дело в Белых Крестах и с. Бельском Устюженского уезда, 21-23 февраля // Новгородские епархиальные ведомости. 1918. № 7. С. 120-121.).

22 февраля 1918 года о. Павел был неожиданно арестован двумя делегатами от Устюжского исполнительного комитета, участниками вышеописанного злодеяния, обвинен в сокрытии оружия для "белогвардейцев", хотя при обыске ничего не было обнаружено.

23 февраля/8 марта 1918 года о. Павел выведен за село Бельское к болоту, застрелен и тут же зарыт.

О его подвиге на Поместном Соборе 1917-1918 гг. свидетельствовал митрополит Новгородский и Старорусский Арсений (Стадницкий), председательствуя на заседании 9 апреля 1918 года. 20 сентября 1918 года на последнем заседании Поместного Собора секретарь Собора В.П. Шеин в своем докладе "о гонениях на Церковь и о новых мучениках» в числе священнослужителей, "пострадавших за веру и Церковь" упомянул священника Павла Кушникова.

28 декабря 2017 года Священный Синод Русской Православной Церкви одобрил решение Синодальной комиссии по канонизации святых о включении имени священника Павла Кушникова в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской и постановил включить данный вопрос в повестку дня предстоящего Архиерейского Собора.
Однако изучив дополнительную информацию, поступившую от Синодальной комиссии по канонизации святых, Священный Синод посчитал возможным вернуться к рассмотрению данного вопроса.
Священник Павел Кушников причислен к лику новомучеников и исповедников Церкви Русской определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 4 апреля 2019 года.

Тропарь
гл. 2


Венценосного мученика яви нам Господь/ Устюженския земли славное прозябение,/ кровьми своими землю нашу удобрившаго/ и душею к Горнему Престолу возлетевшаго./ Ныне в лике новомучеников веселяся,/ Павле священне,/ призри на нас, долу поникших,// и молитвами своими воздвигни нас к покаянию.

Кондак
гл. 5


Иже по Христе усердно подвизався,/ Жертве служитель священнейший Павле,/ от беззаконных в жертву себя Творцу принесе./ Человеколюбца Владыку милостива нам сотвори./ Да твоими кровьми умоляем,// низпослет нам богатыя дары любве Своея.



Николай Кельсиевич Заварин (1878 - 1937), священник Владимирской церкви села Пиксур, священномученик

Николай Кельсиевич Заварин (1878 - 1937), священник Владимирской церкви села Пиксур, священномученик

Память 6 августа и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской

Родился 4 мая 1878 года в селе Кичменгский городок Никольского уезда Вологодской губернии в семье священника Афанасьевской церкви Кельсия Заварина. Был пятым ребенком. Родной брат Александра (1863 г.р.), священника Арсения (1867 г.р.).
Поступил в Никольское духовное училище. В 1895 году был уволен из третьего класса училища из-за болезни, по собственному прошению.
В 1897 году, выдержав экзамен на звание учителя церковноприходских школ, он поступил учителем в Верхомоломскую Спасскую церковноприходскую школу Никольского уезда (ныне Опаринский район Кировской области).
В августе 1900 году был определен исполняющим должность псаломщика Никольской церкви села Вятско-Никольское того же уезда (ныне с. Александровское Даровского района Кировской области). Одновременно проходил должности учителя старшего отделения Вятско-Никольской школы, учителя пения Вятско-Никольской церковноприходской школы, законоучителя Политовского земского училища.

Вступил в брак с любовью Федоровной. Здесь родились его дети: Валентина Бехтерева (1902-1982), Нина (1909 г.р.), Надежда Галиостровская (1911-2004), София (1914 г.р.), Владимир (1916-1938).
В 1913 году был посвящен в стихарь.
В 1916 году рукоположен в сан диакона к той же Никольской церкви села Вятско-Никольское.
В 1925 году переехал с семьей в село Пиксур Даровской волости Котельнического уезда.
25 апреля 1926 года был рукоположен в сан иерея архиепископом Вятским и Слободским Павлом (Борисовским).

В начале 1930-х годов был осужден Даровским нарсудом на один год лишения свободы за неуплату церковных платежей. Но 27 февраля 1932 года был оправдан президиумом Нижкрайсуда.
Пока о. Николай находился в тюрьме, община верующих с. Пиксур обратилась к архиепископу Евгению с просьбой прислать другого священника, в связи с чем в с. Пиксур был послан отец Филимон Новиков, ранее служивший в селе Ацвеж. Скорее всего из-за этого отец Николай в Пиксур в 1932 году не вернулся.
С апреля по ноябрь 1932 года временно служил в Трифоновской церкви села Березово Юрьянского района. Здесь он был арестован за антисоветскую деятельность и приговорен к пяти годам лишения свободы, но освобожден досрочно.
В начале 1932 года Пиксуровский храм был закрыт за неуплату налога со строения и страховок. Однако прихожане на общем своем сходе 8 мая 1932 года принимают решение собрать необходимую сумму денег и выплатить недоимку. И храм снова был открыт.
В 1933 году о. Николай снова был приглашён служить во Владимирскую церковь села Пиксур.

Пиксурский сельсовет и Даровской РИК не оставили своих намерений снова ее закрыть, стремясь использовать для этого любой повод. Надежда Галистровская, дочь о. Николая, в 1933, 1934 и 1935 годах ездила в Москву по делам церкви в связи с продолжающейся борьбой за храм. В мае 1935 года церковь оштрафовали на 100 рублей из-за жалобы председателя сельсовета, что звонили долго "во все колокола". Звонили в Великую субботу, звонил сын отца Николая 19-летний Владимир и этим звоном сильно разозлил пиксурских коммунистов.

В сентябре 1935 года активисты-коммунисты Варженского сельсовета и Даровской РИК приняли решение о закрытии Владимирской церкви с. Пиксур уже на основе решения большинства избирателей, живущих на территории ее прихода. "Ничтожное меньшинство, - указано в Постановлении РИКа,- которое возражало закрыть ее, может вполне свои потребности удовлетворять в молитвенных зданиях других общин верующих…" "Ничтожное меньшинство", по данным сельсовета, исчислялось 94 верующими. Но при этом указано, что более 400 человек не участвовало в собрании, а 115 воздержались от голосования. Помещение церкви сначала решили использовать под Народный дом и под школу. Но затем постановили засыпать зерном.

По благословению о. Николая были составлены списки всех верующих Владимирской церкви за 1934-1935 гг. На основе этих списков Надежда и член приходского совета Марина Медведева получили в сельсовете от председателя справку о том, что число верующих Пиксурской церкви составляет в 1935 году 1032 человек. С этой справкой Надежда и председатель церковного совета в сентябре 1935 года ездили в Москву во ВЦИК добиваться открытия храма. И ВЦИК постановил храм открыть. Но служить в храме было невозможно, т. к. он был засыпан овсом (Еще в сентябре 1934 года по решению Даровского РИКа все храмы района стали использовать как временные зернохранилища). И снова отец Николай посылает в Надежду в Москву. Поездка оказалось успешной: "В декабре месяце даровском прокурору было вручено предписание ВЦИК очистить храм от овса в трехдневный срок".

19 декабря 1936 года председатель сельсовета незаконно опечатал церковь якобы за неуплату каких-то платежей. Но Надежда в присутствии многих верующих сорвала печать и обличила председателя сельсовета в незаконных действиях. И снова она обратилась во ВЦИК, который подтвердил правомерность ее действий.

16 февраля 1937 года о. Николай и его дочь Надежда были арестованы. Священника обвинили в том, что

"являясь организатором контрреволюционной группы среди людей, близко стоящих к церкви, он проводил антисоветскую агитацию, призывал женщин объединиться вокруг церкви и вести борьбу с советской властью, распространял слухи о падении советской власти и расправе над богоотступниками, агитировал о неправильной политике советской власти, ведущей к голоду, призывал колхозников не сдавать хлеб государству, разъяснял правильность борьбы троцкистов…"

Вот несколько фрагментов из допросов о. Николая.

- Следствием установлено: в целях освобождения церкви от хлеба вы среди женщин проводили агитацию с призывами сгруппироваться и организованным путем потребовать освобождения церкви, если не освободят, отобрать ее силой, выбрать хлеб и занять церковь. Признаете ли вы это?
- Я это отрицаю.
- Следствием установлено: в июле месяце 1936 г. по вопросу снятия колоколов с церквей среди населения вы распространяли: «Вот до чего дошла советская власть: сейчас снимают колокола, а скоро будут у вас отбирать медную посуду; говорят, что улучшается жизнь крестьянства, на самом же деле разоряют. Подтверждаете ли вы это?
- Я это отрицаю.


Лжесвидетели из числа «своих», т.е. членов церковного совета и причта так же доносили следствию на о. Николая (кто-то из личных обид, кто-то страха ради):

"Священник Заварин мне известен как человек, враждебно настроенный к советской власти, так же отрицательно относившийся к колхозам. Он неоднократно заявлял, что пребывание в колхозе является грехом (…) В сентябре 1935, когда стало известно, что нашу церковь в с. Пиксур решено закрыть на основании постановлений колхозных собраний, то Заварин, будучи в своей квартире в моем присутствии в злобной форме высказывался против советской власти, обвиняя советскую власть в гонениях на церковь".

"О контрреволюционных разговорах Заварина я лично могу подтвердить следующее: в июне месяце 1936 в праздник Троицы я находился в квартире священника Заварина, где он высказывал в резко антисоветском духе, называя советскую власть антихристовой властью, высказывался клеветнически против колхозов в связи с недородом хлебов …"

В 20-х числах марта 1937 года отец Николай и Надежда были освобождены из Котельничской тюрьмы в связи с тем, что "расследованием не собрано достаточно данных для предания их суду". В постановлении об освобождении отмечается, что "имеющиеся в деле материалы о действиях Заварина и Галистровской, подпадающих под признаки ст. 169 УК (составление фиктивных документов) выделить для проверки и при необходимости возбудить новое следственное дело по ст. 169 УК"

НКВД взяли на прицел детей о. Николая: в марте месяце в город Великий Устюг были арестованы по обвинению в контрреволюционной деятельности отца Николая София Заварина (1914 г.р.) и сын Владимир (1916 г.р.). Обоих 10 июля 1937 года осудили: Софию на 4 года, а Владимира на 5 лет лишения свободы. 25 февраля 1938 года 22-летний Владимир был расстрелян за «контрреволюционную агитацию» в Приводинской ИТК Котласского района Архангельской области.

Надежда была снова арестована 5 мая 1937 года. В этот раз НКВД обвиняло ее в шпионаже и в связях с германской разведкой. 27 ноября 1937 года она была осуждена на 10 лет лишения свободы.

Отец же Николай, возвратившись из тюрьмы, пишет владыке Киприану (Комаровскому) 30 марта 1937 года:

"Вновь возвратившись на место прежнего служения в село Пиксур и тем самым желая поддержать общину и храм, я покорнейше прошу Ваше Высокопреосвященство, милостивый архипастырь и Отец, дать мне Ваше разрешение и благословение на служение в означенном селе. Без Вашей резолюции местный РИК не ставит на учет".

Однако 1 июня 1937 года он снова пишет владыке:

"Продолжать служение на приходе в селе Пиксур мне не разрешают гражданские власти, а посему прошу… дать мне другое священническое место". На письме рукой владыки Киприана написано: "4 июня 1937 г. Священник Николай Заварин назначается в село Вяз".

6 августа 1937 года о. Николай был снова арестован и отправлен в тюрьму г. Котельнича. Следователь НКВД предъявил ему обвинение в антисоветских выступлениях и антисоветских действиях.

- Есть конкретные факты о ваших антисоветских высказываниях и выступлениях относительно колхозов, закрытия церкви, расстрела троцкистов и по другим вопросам. Стало быть ваш ответ о невиновности неоснователен и поверить этому нельзя, - заявил следователь о. Николаю
- Я знаю, что показания на меня об антисоветских выступлениях имеются, но эти показания являются ложными.
- Почему же эти показания ложные, они же даны лицами, с которыми вы вместе служили и которые разделяли с вами взгляды и отношение к советскому строю.
- Такие неправильные показания даны на меня свидетелями, очевидно, потому, что они недовольны были мною.


В ходе короткого допроса от 12 августа о. Николаю вновь предъявили обвинение в антисоветской агитации, на что он сказал:

"Виновным себя не признаю и подтверждаю свои предыдущие показания от 6 августа 1937 года. Поскольку я служил в церкви, я стремился поддерживать веру среди населения, отстаивать церковь, чтобы ее не закрывали, но с антисоветской агитацией никогда не выступал".

12 августа, после допроса, сотрудник Котельничской опергруппы УНКВД сделал заключение о том, что "факты активной контрреволюционной деятельности со стороны Заварина следствием вполне установлены" и направил дело на рассмотрение тройки УНКВД Кировской области.

19 августа 1937 года Особая тройка при УНКВД по Кировской обл. приговорила священника к расстрелу. С ним по делу проходила только его дочь Надежда. Более никто из верующих села Пиксур не пострадал.
Расстрелян 19 августа 1937 года в г. Кирове. Где он был погребен, неизвестно. Возможно, в одной из братских могил Лобановского или Петелинского кладбищ, где захоронены тела многих расстрелянных в 1937-1938 годах священников.

Президиум Кировского областного суда 17 ноября 1956 года постановил, что по делу о. Николая Заварина допущены грубейшие нарушения, в частности, отмечается, что показания свидетелей были неконкретны, противоречивы, чем вызывают сомнение в достоверности. Президиум облсуда вынес решение: "Постановление Особой Тройки при УНКВД Кировской области отменить… за недоказанностью преступления".

28 декабря 2018 года на заседании Священного Синода было рассмотрено ходатайство митрополита Вятского и Слободского Марка (Тужикова) о включении его имени в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской и постановлено передать этот вопрос на рассмотрение Архиерейского Собора.
Однако изучив дополнительную информацию, поступившую от Синодальной комиссии по канонизации святых, Священный Синод посчитал возможным вернуться к рассмотрению данного вопроса.

Священник Николай Заварин причислен к лику новомучеников и исповедников Церкви Русской определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 4 апреля 2019 года.



Tags: Патриархия, РПЦ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment