filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Мнение: Митрополит Месогейский Николай по вопросу об автокефалии на Украине...

Христос посреди нас!

Я не со всеми мыслями владыки Николая согласен. Но мнение этого архипастыря ценю и уважаю. И полагаю, что и вам, моим читателям полезно будет с ним ознакомиться.

***

Заявление иерарха Элладской Православной Церкви опубликовало агентство «Ромфея»
АФИНЫ. Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай (Хадзиниколау), иерарх Элладской Православной Церкви, выступил со специальным заявлением по вопросу об автокефалии Православной Церкви на Украине и юрисдикционном конфликте между Константинопольским и Московским Патриархатами. Обращение митрополита Николая опубликовано информационным агентством «Ромфея». Приводим его текст в русском переводе:

Митрополит Месогейский Николай

«В последние месяцы мы стали свидетелями очень опасного и, как представляется, неоправданного кризиса, который вспыхнул в нашей Церкви. Его причина – неизбежное предоставление автокефалии Украинской Церкви или, скорее, создание автокефальной Церкви на Украине.

Кажется, что межправославные отношения в настоящее время представляют собой большую проблему: в то время как они стремятся к единству с инославными, православные исповедуют, безусловно, любовь, которая их объединяет, но они пренебрегают ею в своем собственном опыте; они декларируют общение через причастие, которое их объединяет, но при этом демонстрируют прямо противоположное.

Верующие люди, со своей стороны, видят, как их лидеры спорят с использованием правовых аргументов; вместо того, чтобы объединять верующих, они создают лагеря адептов и группы приверженцев. Какая жалость! Во всем этом споре есть повод и причина.

Повод — необходимость автокефалии Украинской Церкви. И причина — это право наделять ею. К кому обращаться за этим, кто этим правом обладает?

То, что подразумевают Церкви, — это исторические привилегии, права и каноны. Но, к сожалению, то, чего мы при этом не слышим, — это Евангелие. Первый вопрос, который приходит на ум, таков: нужна ли такая автокефалия? И если да, то нельзя ли с ней повременить еще немного?

Возникает второй вопрос: действительно ли наши права настолько важны, что мы защищаем их, игнорируя наших братьев, сражаясь с ними, или, что еще важнее, путем разрушения нашего тысячелетнего общения с ними?

И третье: прибегать к историческим правам и канонам, это более важно, чем полагаться на евангельские слова?

Константинополь называет «друзьями» русских братьев, но они отказываются от того, чтобы признавать вселенский характер Константинопольского Патриархата.

Таким образом, именно существенные основания единства Церкви разрушены: братство, выражением которого является общеправославное причастие, и вселенскость Константинополя который был ее гарантом в соответствии с канонами и исторической традицией.

А. На самом деле автокефалия Украины — в гораздо меньшей степени срочная необходимость, нежели правовая проблема или упорное политической требование. Напротив, единство Церквей является неоспоримой необходимостью и евангельской заповедью. Что является более главным, автокефалия поместной Церкви или неотъемлемое единство всех «в единой Святой, Кафолической и Апостольской Церкви»?

Те, кто просит об автокефалии, кто они? Возможно ли, что президент сомнительной духовности и самопровозглашенный «патриарх», проблемный с экклезиологической точки зрения, который до сих пор был отрешен от общения как раскольник, являются подходящими людьми, чтобы выразить на Украине эту необходимость как действие Святого Духа, волю Божию и устремление Церкви?

И если мы не хотим слышать голоса тех, кто выступает против автокефалии, как мы можем поддерживать наши надежды на единство перед теми, кто на протяжении многих лет провоцировал раскол и которые уже давно соглашаются в своем сердце с приверженцами старого календаря в Греции и не только?

Если бы Филарет был избран Патриархом Московским в 1990 году, то, чего он так страстно хотел, но что ушло у него буквально из-под носа, просил бы ли он теперь стать митрополитом автокефальной Церкви Украины? И если да, то кого? Синод Москвы, который он некогда возглавлял сам, или Константинопольский, перед которым сегодня он притворяется, что уважает его, и перед которым он якобы преклоняется?

B. Согласно христианской логике, не прав тот, кто учитывает только свои собственные права. Прав тот, кто их защищает, сохраняя равновесие любви, мира, терпения, прощения, примирения, поскольку только таким образом сохраняются «права» Божии. Впрочем, наше спасение не основано на наиболее крупной несправедливости: «Проклятие справедливого осуждения уничтожается несправедливым осуждением Справедливого». К счастью, Господь не обратился к Закону и Своим правам!

На нынешнем этапе подход к проблеме автокефалии Украины осуществляется на основе прав тех, кто его предоставляет, а именно: Фанара и Москвы, с позиций исторической или политико-экономической силы, но отнюдь не с точки зрения Евангелия или, по крайней мере, духовной необходимости для Украины. Кроме того, на горизонте вырисовываются могущественные политические намерения, приказания и давление. Что касается святого Евангелия, то от него там остается только обложка.

C. Действительно, как все это может связываться с логикой распятого Бога, с этикой Заповедей Блаженств и Нагорной проповеди, с тканью Тайной Вечери, с нормами поведения, которые Христос дал нам для служения и молитвы, со священнической молитвой Господа о том, чтобы «все были едины», с учением и духом божественного Павла, с проповедями, которые мы слышим каждое воскресенье, и буквой пастырских посланий, которые издаются по случаю больших праздников? Может ли применение канонов аннулировать Евангелие?

Кто может понять, почему Церкви-сестры во Христе на протяжении многих веков радуются обнаружению различий и ошибок в других? Неужели напряженность, которую мы испытываем сейчас, означает, что мы не любили друг друга в прошлом? Как оправдано то, что наши церковные лидеры поддерживают громкими голосами межрелигиозный диалог и отказываются общаться друг с другом; почему они неспособны принять тот факт, что благодать Божия освещает другую сторону несколько иначе? Возможно ли, что все просветление пребывает с нами, и что ни один луч не освещает тех, кто до сих пор были нашими братьями? Каким является, в конечном счете, смысл термина «причастие», если он не включает в себя также взаимопонимание?

Или они не могут осознать катастрофические последствия угрожающего раскола? В чем вина простых верующих, которые отрешены от благодати мест паломничества других? Почему верующие россияне лишены Афона и Патмоса, а греко-язычные — преподобного Серафима Саровского, Киевских пещер, Валаама и благодати русских новомучеников? Разве милость Божия не универсальна для того, чтобы быть разделяемой всеми? Когда нас объединяет общая вера и догма, кем будет оправдано, что разделение будет основано на административном несогласии?

Наконец, Евангелие любви, прощения, единства, для кого оно было написано и по какой причине? Разве это не касается нас и проблем нашего времени?

D. Кроме того, каково наше православное исповедание в странах диаспоры или миссии? Какого Христа мы будем проповедовать и исповедовать? Того, Который «призвал всех к единству», но чьими словами мы отрицаем наш собственный опыт? Или Того, кому еще так и не удалось объединить тех, кто верит в Него две тысячи лет? Удовлетворение достигнутой автокефалией является коротким и касается лишь немногих. Скандал, учиненный на глазах верующих и мира, неизмеримо более масштабен. Грех раскола неизлечим и непростителен.

E. Но также как возможно, чтобы Москва наказывала свое духовенства и верующих, которые причащаются на Святой горе или Патмосе или, вероятно, позже в Иерусалиме и Греции? Может ли Божественное причастие стать рычагом политического давления и шантажа? За две тысячи лет существования таинства это все, что мы о нем поняли? Мы могли бы признать кратковременное прерывание общения на уровне патриархов как знак яростного протеста, но ни в коем случае не нарушая общение верующих. Сама Церковь, вместо того, чтобы вести народ Божий к местам освящения, может ли лишить его благодати? Вместо того, чтобы ослаблять веру народа, не лучше ли было бы укрепить его в надежде на то, что это приведет его лидеров к взаимопониманию?

Мы надеемся, что наш патриарх распространит свои вселенские объятия до такой степени, что русские найдут там свое место. Что касается украинцев, они не смогут объединиться в церковном сообществе, которое не научит их прощать русских и объединяться с ними. Церковь — лишь тогда Церковь, когда она побеждает врагов. Слова святого Амфилохия Младшего Патмосского, недавно канонизированного Вселенским Патриархатом, более чем когда-либо актуальны: «Вы хотите отомстить тем, кто подвергает вас испытанию? Лучшая месть — это любовь: она доходит до того, что укрощает свирепых хищников».

Тем не менее, мы ожидаем от наших святых отцов в России, чьи люди совершают молитвы в конце каждого богослужения о том, чтобы Церковь была единой, работы со смирением, а не в духе завоевания; таким образом, с милостью Божьей они завоюют сердца всех православных. Нет причин для них стать «третьим Римом» в соответствии с духом мира сего, но «первой и святой Москвой» в духовном плане. Пусть они занимают первое место в наших сердцах.

В духе опыта их недавнего и жестокого преследования и по милости их новых мучеников мы ожидаем, что они также принесут нашей Церкви благоухающее свидетельство единства. Настолько плоха гордость малых и слабых, насколько велика скромная мудрость могущественного и великого. Это то, что нам всем нужно, потому что, в конце концов, не имеет значения, у кого есть сила или право на его стороне, но тот, кто действует в Святом Духе, тот и передает Его милость.

Возможно, божественное вдохновение апостола Павла: «Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом» (Гал 5, 15), — указывает путь для всех нас. В церковных конфликтах между братьями нет победителя. Напротив, когда мы примиряемся, никто не теряется. Все благословлены.

Когда Северная Корея договорилась с Южной, неужели к этому не способны мы, которые каждый день молимся «Отче наш» в нашем сердце и нашими устами?

Мы горячо молимся о том, чтобы Господь указал нам «желательный выход» и «быстро» ускорил перемену (метанойя) «в облегчении». Аминь».
(по материалам: http://www.sedmitza.ru/text/8469438.html)


Tags: Греция, РПЦ, Украина, Фанар, Церковь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment