filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

04 (17) июля 2018 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение…


Благоверный князь Андрей Боголюбский

благ_кн_Андрей_Боголюбский


Св.блгв.вел.кн. Андрей Боголюбский родился в 1111 году и был вторым по старшинству сыном князя Юрия Долгорукого и его жены половецкой княжны, во святом крещении Марии, дочери половецкого хана Аэпы Асеневича. Имя Юрия Долгорукого более всего известно в русской истории в связи с основанием Москвы — тогда еще небольшого городка-крепости на западных рубежах Ростово-Суздальской земли. Этот северный край был дан в управление Юрию его отцом, князем Владимиром Мономахом. Столицей области был город Суздаль, где и располагался княжий двор. Здесь вырос и возмужал князь Андрей. Про его детские годы (до крещения его звали Китаем) остались крайне скудные сведения, однако известно, что он получил прекрасное образование, которое давали своим сыновьям Рюриковичи по завету князя Ярослава Мудрого (знавшего пять европейских языков, в совершенстве владевшего и воинским искусством, и знанием градостроительной науки, и богословием).

От своего знаменитого деда Владимира Мономаха князь Андрей унаследовал многие черты характера: мужество, благородство, великодушие к врагам, цельность натуры и упорство в достижении поставленной цели. Как и Владимир Мономах, князь Андрей обладал пытливым философским умом, любил читать Священное Писание, заниматься богомыслием. С детства он привык простаивать длинные церковные службы, весь годовой богослужебный круг: святцы знал наизусть. В летописи можно найти такую его характеристику: «Благоверный и христолюбивый князь Андрей от млады версты Христа возлюби и Всепречистую Матерь Его, смысл бо очистив и ум, яко палату красну, душу украсив всеми добрыми нравы... не омрачи бо ума своего пиянством». За свое благочестие и получил он наименование Боголюбский.

Воспитание юного княжича включало в себя упражнения в воинском искусстве, развитие храбрости, находчивости и других качеств, необходимых для князя-военачальника. Привычка к воинской дисциплине, умение организовать себя и даже при самых неотложных делах найти время для молитвы не раз помогали ему впоследствии в жизни.
Доблесть полководца и личное мужество Андрей неоднократно проявлял, участвуя в многочисленных походах отца. Особенно в этом отношении показателен подвиг Андрея около г. Луцка в 1150 году. Когда в битве св. Андрей мужественно громил передние ряды противника, у него сломалось копье, было пробито пикой седло и лишь горячая молитва к великомученику Феодору Стратилату, чья память совершалась в тот день (8 февраля), спасла князя от копья немецкого наемника.
Князь Андрей не раз в сражениях был близок к смерти, но Промысл Божий хранил его. Вместе с горячим мужеством и бесстрашием князь обладал и редким в то суровое время миротворческим даром, сочетая в себе воинские доблести и трезвый ум со смирением и милосердием.

После того, как в 1155 году Юрий Долгорукий становится князем киевским, он окружает себя своими сыновьями, отдав им соседние киевские уделы. Ближе всего он помещает своего старшего и талантливейшего сына Андрея, сделав его князем Вышгорода, расположенного от Киева всего в 10 верстах, чтобы тот был всегда «под рукой» отца. Около года княжил Андрей в Вышгороде. Но не по нраву пришлась ему здешняя жизнь. Не любил он ни разгула, ни пиров (как его отец и другие южные князья), не мог он терпеть и постоянных смут и распрей своих родственников. Понимая всю тщетность попыток изменить порядки на юге, князь Андрей начал обдумывать возможность своего отъезда на север, чтобы там организовать жизнь на принципах сильной и мудрой княжеской власти.
Еще в юности (по некоторым историческим данным) князь Андрей, достигнув совершеннолетия, предпринял путешествие к святыням Востока. Был в Иерусалиме и Константинополе, где прожил несколько лет, изучая быт и нравы народов Византийской империи. Греческие цари приходились ему родственниками, т.к. по линии своего деда Владимира Мономаха, рожденного от греческой царевны Ирины, он был праправнуком византийского императора Константина Мономаха. Именно тогда, во время пребывания в Византии, у князя Андрея зародилась мысль о создании такого же цельного православного государства с самодержцем во главе на территории раздробленных и разобщенных на тот момент русских земель.

Андрей Боголюбский. Реконструкция антрополога Герасимова по подлинному черепу из захоронения
(св. кн. Андрей Боголюбский. Реконструкция антрополога Герасимова по подлинному черепу из захоронения)


Намного глубже и дальше современников видел князь своим проницательным умом. Он понимал, что за княжескими усобицами в борьбе за киевский престол и лучшие города, за братоубийствами и клятвопреступлениями стоит великая угроза и опасность для Руси. В Киеве великокняжеская власть была сильно ограничена влиятельным и изменчивым городским вечем. Слишком была своевольна родовитая киевская дружина, да и южная граница с непокойной половецкой степью лежала рядом, поэтому для осуществления замыслов князя Андрея нужна была новая столица. Промыслом Божиим был указан град Владимир.


Великое княжение (1157 - 1174)

Начало правления Андрея Боголюбского сопровождалось политическими мерами, направленными на внутреннюю консолидацию княжества, следствием чего было происшедшее ок. 1161 г. столкновение владимирского князя с оппозицией со стороны ряда младших Юрьевичей. В результате трое младших братьев Андрея Боголюбского - Мстислав, Василько и Всеволод вместе с матерью последнего, второй женой Юрия Долгорукого (видимо, визант. происхождения), а также племянники князя Андрея, сыновья его покойного старшего брата Ростислава, вынуждены были искать убежище в Византии у имп. Мануила I Комнина. Князь изгнал также и «мужей передних» своего отца, что указывает на радикальность его преобразований.

В тесной связи с планами князя Андрея по политическому и церковному возвышению Владимиро-Суздальского княжества стояло интенсивное каменное строительство, которым отмечено первое десятилетие правления князя. В некоторых своих моментах оно ориентировалось на киевскую столичную модель, хотя участие в ней киевских мастеров не засвидетельствовано, тогда как достаточно отчетливо видны следы работы галицкой артели и черты западноевропейской романики, привнесенные, по выражению владимирского летописца, «от всех земель мастерами» (надо думать, эти влияния объясняются традиционными суздальско-галицкими политическими связями, восходящими ко времени Юрия Долгорукого).
Более чем втрое была расширена площадь Владимира внутри крепостных стен, украсившихся Серебряными и Золотыми воротами с надвратной церковью в честь Положения ризы Богоматери, во Владимире же были воздвигнуты Успенский собор (который мыслился князем Андреем как кафедральный храм будущей Владимирской митрополии), церковь и монастырь Вознесения близ Золотых ворот.

Владимир, Золотые ворота
(Владимир, Золотые ворота)


На месте, по преданию указанном князю Божией Матерью, была построена княжеская загородная резиденция с храмом Рождества Богоматери - Боголюбово. Согласно Сказанию о чудесах Владимирской иконы Божией Матери, на этом месте остановилась повозка с Владимирским образом, так что кони не могли сдвинуть ее. Явившаяся князю Андрею в сонном видении Пресвятая Дева повелела устроить здесь церковь в честь Своего Рождества, а Владимирскую икону не везти в Ростов, но оставить во Владимире. Для храма Рождества Богородицы в Боголюбове была написана Боголюбская икона Божией Матери, изображающая Пресвятую Деву с хартией в руках,- как Она, по преданию, явилась Андрею Юрьевичу. Простирая руки в молитвенном жесте к Своему Божественному Сыну, Пресвятая Дева предстательствует перед Ним за своих новых чад - христиан Владимиро-Суздальской земли.

Близ Боголюбова была сооружена церковь Покрова Пресв. Богородицы на Нерли (с монастырем), в Ростове построен кафедральный собор Успения Пресвятой Богородицы (взамен сгоревшего деревянного) и многие другие.
Активное строительство и великолепная отделка построенных при князе Андрее христианских храмов наглядно свидетельствовали о превосходстве христианства над язычеством и немало способствовали христианскому просвещению Ростово-Суздальской земли. Князь часто водил иностранных послов (от «латин», «болгар, жидов и всее погани», т. е. язычников) на хоры Рождественской церкви, «да видять истиньное христьяньство и крестяться».

Возможно, при содействии князя Андрея была составлена также первоначальная редакция жития новопрославленного святого Ростово-Суздальской земли - свт. Леонтия, еп. Ростовского, мощи которого (вместе с мощами его преемника свт. Исаии) были обретены при закладке Успенского собора в Ростове в 1160-м или ближайшие последующие годы и вскоре торжественно перенесены в новоотстроенный собор при непосредственном участии Андрея Юрьевича. Житие свт. Леонтия вкладывает в уста князя характерные слова: «Хвалю и славлю Тя, Господи… яко сподобил мя еси сицего съкровища в области моего царьствия видети, уже ничем же охужден есмь», т. е. князь Андрей был огорчен и озабочен тем, что Ростово-Суздальская земля до той поры не была прославлена явлением собственных святых.

В правление Андрея Боголюбского во Владимиро-Суздальской Руси началось систематическое летописание, в котором участвовали клирики владимирского Успенского собора.

Князь Андрей желал дать первенство Ростовско-Суздальской области над всеми русскими землями; первенство же думал основать на подчинении своей власти Новгорода и Киева. Неизвестно, когда подчинились ему князья рязанские, но мы видим участие их во всех его походах. Андрей Боголюбский стал вмешиваться в дела новгородские, требуя, чтобы новгородцы принимали угодных ему князей.

Автократические устремления Андрея Боголюбского, поначалу ограничивавшиеся собственным княжеством, к концу 1160-х гг. вышли далеко за его пределы. Если в 1159-1167 гг., в период киевского княжения Ростислава Мстиславича Смоленского, старшего двоюродного брата князя Андрея, на Руси существовало регулировавшееся договором политическое равновесие между киевско-смоленско-волынской княжеской группировкой и владимиро-суздальским князем, то после смерти Ростислава со всей очевидностью обнаружился перевес сил князя Андрея. Захват Киева волынским кн. Мстиславом Изяславичем, опиравшимся на галицкую и польскую подмогу, привел к организованному Боголюбским походу на Киев 11 князей, среди которых были не только непосредственные «подручники» владимирского князя, но и сыновья покойного Ростислава Рюрик и Давид, сидевшие на Киевщине, Роман Ростиславич Смоленский, черниговские князья Олег и Игорь Святославичи, дорогобужский князь Владимир Андреевич. Как видно, Андрей Боголюбский оказался во главе обширной общерусской коалиции.

Результатом похода стало взятие и разграбление Киева в марте 1169 г., при котором пострадали также церкви и монастыри («и иконы поимаша, и книгы, и ризы», очевидно отчасти пошедшие и на церковное убранство владимирских храмов). Владимирский летописец характерным образом объяснял взятие Киева карой «за митрополичю неправду»: незадолго до того митр. Константин II запретил в служении киево-печерского игум. Поликарпа, занявшего сторону князя Андрея в споре о постах. На киевском столе по приказу владимирского князя был посажен его младший брат Глеб Юрьевич. В обществе, политическое мышление которого основывалось на понятиях династического старшинства, это означало, что в глазах Андрея Боголюбского Владимир призван был стать «старше» Киева.

Аналогичный по размаху поход на Новгород зимой 1169/1170 г., вызванный конфликтом Новгорода с князем Андреем в Подвинье, где новгородская колонизация сталкивалась с владимиро-суздальской, закончился поражением владимиро-суздальского войска. (Новгород был спасен чудесным заступлением Пресвятой Богородицы через ее икону «Знамение»; это событие отражено в иконографическом сюжете новгородского происхождения - «Битва новгородцев с суздальцами»).
Тем не менее новгородцы вынуждены были зимой 1171/72 г. признать верховную власть князя Андрея, перекрывшего жизненно важный для города подвоз хлеба с юга, и в 1172 г. принять к себе князем его сына Юрия. Чуть раньше, в 1171 г., «старейшинство» владимирского князя признали и Ростиславичи, после чего с разрешения Андрея Боголюбского Роман Ростиславич получил Киев (по смерти Глеба Юрьевича).

Посольство новгородцев к князю Андрею с просьбой о присылке князя. Миниатюра Радзивиловской летописи, XVI век
(Посольство новгородцев к князю Андрею с просьбой о присылке князя. Миниатюра Радзивиловской летописи, XVI век)


Заговор и убийство князя Андрея

В 1174 г. князь пал жертвой заговора, главную роль в котором играл приближенный к нему боярский род Кучковичей (позднее предание о том, будто из этого рода происходила жена князя Андрея, не заслуживает доверия): князь был убит ночью 29 или 30 июня в своем Боголюбовском дворце. Подробный рассказ об этом («О убьении Андрееве»), записанный очевидцем или со слов очевидцев, сохранился в пространной редакции в Киевской летописи, в краткой - во Владимирской. Точность этого рассказа подтвердило обследование останков святого в 1934 г.

Среди приближенных князя, недовольных его строгостью, составился заговор, во главе которого стали: Яким Кучков, шурин Андрея по первой жене (мстивший князю за казнь брата), Петр, зять Якима, и Анбал ключник, родом ясин (с Кавказа). Заговорщики в числе 20 человек пришли к спальне князя и выломали дверь. Князь хотел схватиться за меч, который принадлежал некогда св. Борису, но меча не было: Анбал заблаговременно убрал его. Несмотря на свой преклонный возраст, князь был еще очень силен и безоружный оказал убийцам значительное сопротивление. «Горе вам нечестивые! сказал Андрей, зачем уподобились Горясеру (убийце Бориса)? какое зло я сделал вам? Если кровь мою прольете, Бог отомстит вам за мой хлеб». Наконец князь пал под ударами. Заговорщики думали, что князь убит, взяли тело своего сотоварища, нечаянно убитого ими в схватке, и хотели удалиться, но услышали стон князя, который поднялся на ноги и пошел под сени. Они воротились и добили князя, прислонившегося к лествичному столпу.

Убиение Андрея Боголюбского (фреска, в лестничной башне княжеского замка, Боголюбово)
(Убиение Андрея Боголюбского (фреска, в лестничной башне княжеского замка, Боголюбово))

Утром заговорщики убили княжеского любимца Прокопия и пограбили казну. Они опасались было мщения со стороны владимирцев и послали им сказать: «Не собираетесь ли вы на нас? не одною нашею думою убит князь, есть и между вами наши сообщники». Но владимирцы встретили равнодушно совершившийся факт. За убийством князя и грабежом его дворца последовали убийства княжеских посадников и тиунов и грабеж домов их; пограбили также и иностранных мастеров храма. Грабежи и убийства княжеской администрации происходили в самом Владимире и по всей земле («в волости») и прекратились лишь после крестного хода с Владимирской иконой Богоматери.

В первый день после убийства князя киевлянин Кузьма, преданный слуга покойного, взял обнаженное тело своего господина, лежавшее в огороде, завернул в корзно (плащ) и ковер и хотел внести в церковь. Но пьяные слуги не хотели отпереть церкви, и пришлось положить тело на паперти. Два дня тело лежало на паперти, пока не пришел козьмодемьянский игумен Арсений, внес тело в церковь и отслужил панихиду. На шестой день, когда волнение улеглось, владимирцы послали за телом князя в Боголюбов. Увидав княжеский стяг, который несли перед гробом, народ заплакал, припомнив, что за убитым князем было много добрых дел. Тело князя было перенесено во владимирский Успенский собор, где и совершилось погребение.


Почитание и прославление

При всем том рассказ о гибели Андрея Боголюбского прославляет князя как храмоздателя, второго царя Соломона (перекличка с похвалой Ярославу Владимировичу Мудрому в ПВЛ), щедрого жертвователя в пользу Церкви, нищелюбца, ревностного распространителя Христианства. Высоко оценивается личное благочестие князя, любившего молиться в церкви по ночам: «Покаянье Давидово приимая, плачася о гресех своих». Составитель рассказа пишет о князе как об «угоднике» Божием, «страстотерпце», который «кровью мученичьскою умывся прегрешений своих со братома своима с Романом и с Давыдом» (т. е. со святыми Борисом и Глебом). Автор призывает погибшего князя молиться «о племени своем… и о земли Руськои». По-видимому, летопись отразила существование местного почитания Андрея Боголюбского во Владимире при жизни князя и после его смерти.

В святцах память Андрея Боголюбского прослеживается с XVII в. Под 3 августа «убиение благовернаго великаго князя Андрея Боголюбскаго, иж в Володимере, от своих боляр, от Якима Кучковича с товарищи» отмечено в Месяцеслове Симона (Азарьина) сер. 1650-х гг.; в Кайдаловских святцах конца того же столетия память Боголюбского князя значится под 2 октября по случаю основания им Покровского монастыря близ Боголюбова. Имя Андрея Боголюбского внесено в «Описание о российских святых» (кон. XVII-XVIII в.).


В начале XVIII в. было составлено житие, хранившееся во владимирском Успенском соборе. В 1768 г. при освящении собора после ремонта северный придел, который до того был посвящен Благовещению Пресвятой Богородицы, переосвятили в честь св. Андрея Боголюбского; над ракой святого была устроена сень, а сама рака, так же как и стена возле нее, украшена посвященными князю Андрею стихами императрицы Екатерины II.
В советское время мощи прав. Андрея Боголюбского трижды подвергались вскрытию: в 1919, 1934 (святые мощи были взяты в Ленинград для исследования, подтвердившего, что это останки князя Андрея) и 1941 гг. (взяты в Москву в мастерскую М. М. Герасимова, сделавшего попытку воссоздать облик князя). В 1987 г. Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник передал святые мощи князя Владимирской епархии, они покоятся на прежнем месте, в раке у сев. стены Успенского собора.
В 1982 г. имя Андрея Боголюбского было внесено в Собор Владимирских святых, установленный по инициативе архиеп. Владимирского и Суздальского Серапиона (Фадеева).

Икона ап. Андрей Первозванный и св. Андрей Боголюбский. 1650 - 1660-е гг.) из Успенского собора во Владимире.
(Икона ап. Андрей Первозванный и св. Андрей Боголюбский. 1650 - 1660-е гг. из Успенского собора во Владимире)


Тропарь благоверного великого князя Андрея Боголюбского
глас 8
Яко благоверен и праведен,/ за любовь Христа Бога от своих смерть приял еси,/ кровь свою пролияв,/ якоже прежде сродницы твой и страстотерпцы Борис и Глеб,/ ихже кровем совопиет и твоя кровь, святе, к Богу,/ якоже Авеля и Захарии праведных,/ благоверный страстотерпче, великий княже Андрее,/ с нимиже Христа Бога моли о стране нашей, еже Богоугодней быти/ и сыновом российским спастися.

Ин тропарь благоверного великого князя Андрея Боголюбского
глас 3
Еже во плоти житию твоему удивишася ангельстии чини:/ како с телом к невидимым сплетением изшел еси, преславне,/ и уязвил еси демонския полки./ Отонудуже, Андрее, Христос тебе воздаде богатыми дарованьми:/ сего ради, отче, моли спастися душам нашим.

Кондак благоверного великого князя Андрея Боголюбского
глас 8
В мире сем благочестно и праведно пожив, молитвою, милостынею и благостраданием Богу угодил еси, сего ради и Бог по убиении твоем прослави тя нетлением и чудесы, Егоже, святе Андрее, моли сохранити отечество твое и всех людей, благочестно тебе почитающих.


Священномученики Савва (Трлаич), епископ Горнокарловацкий и Георгий, пресвитер

сщмч_Савва_епископ_Горнокарловацкий


Епископ Горнокарловацкий Савва (Трлаич) родился 6 июля1884 года в городке Мол, при крещении получил имя Светозар. Гимназию и Духовную семинарию окончил в известном духовном центре Сербии – Сремских Карловцах. Получил юридическое образование в Белградском университете.

Сан диакона принял на Крещение 1909 года, в том же году, в день святого Саввы Сербского, был рукоположен во священники. В 1909 году получил приход в городе Башаид, где служил до 1927 года. В начале 1927 года был назначен референтом, а чуть позже – секретарем Святого Архиерейского Синода СПЦ.
Овдовев, в 1929 году принял монашество с возведением в сан архимандрита и назначением настоятелем в монастырь Крушедол. В должности настоятеля Крушедольского монастыря он оставался до избрания его викарным епископом Сремским. Хиротония состоялась 30 сентября 1934 года в Сремских Карловцах и была совершена патриархом Сербским Варнавой.

Епископ Савва как викарный епископ Сремский до ноября 1936 года исполнял обязанности председателя Епархиального управления архиепископии Белградско-Карловацкой. Затем избран председателем Церковного суда архиепископии. Находясь в этой должности, был избран епископом Горнокарловацким с резиденцией в Плашке.
Епископ Савва был великим ревнителем на ниве Господней. Помимо других многочисленных заслуг, он сыграл большую роль в расторжении Конкордата в 1937 году.
Начало Второй мировой войны застало его в Плашке. В 1941 году, 21 мая, для захвата власти в Плашку прибыли около ста усташей, итальянских ставленников. Епископ Савва сразу же был объявлен заложником «новой католической республики хорватской», так называемой Независимой Державы Хорватской. Такая же судьба была уготована священникам: протоиерею Исе Пейновичу – заместителю архиерея, протоиерею Милану Докмановичу – настоятелю Плашского храма, протоиерею Милану Райчевичу – церковному обвинителю, иерею Петру Вучиничу – члену Церковного суда, иерею Боголюбу Гаковичу – секретарю Церковного суда, иерею Милану Джукичу – секретарю Епархиального правления, иерею Яше Степанову – приходскому священнику, иерею Джордже Стояновичу – преподавателю Закона Божия и иерею Станиславу Насадилу – приходскому священнику из Личских Ясеновцев.

Два дня спустя усташи ворвались в резиденцию, изгнали епископа, погрузили и вывезли из здания всю мебель. Несколько дней спустя, 8 июня, в резиденцию с группой усташей пришел лагерный палач, один из самых страшных преступников, Йосип Томленович. Сразу же был отдан приказ о передаче всех епархиальных документов и ценных бумаг усташскому отряду, который сопровождал Томленовича. Епископу Савве приказали удалиться из канцелярии, так как «его присутствие нежелательно и не нужно», ему велели немедленно выехать из Плашки и вернуться в Сербию. Епископ отказался и подчеркнул, что он является легальным епископом Горнокарловацким и не может оставить свою епархию, а они могут с ним сделать все, что пожелают.

17 июня 1941 года епископ Савва был арестован еще с несколькими выдающимися людьми, сербами из Плашки. Были арестованы священники Боголюб Гакович, Джордже Стоянович и Станислав Насадил. Нацисты заперли их в конюшне Йосипа Томленовича, поставив вооруженную охрану. Все пленники, а епископ Савва особенно, ежедневно подвергались страшным истязаниям и унижениям. В конюшне они провели больше месяца. 19 июля 1941 года мучители связали пленников в шеренгу по двое, отвели на вокзал, чтобы утренним поездом отправить их в Госпич. На Плашском вокзале пленников продержали с 10 часов вечера до 5 утра. В самом тяжелом положении оказался епископ Савва, которому, несмотря на то что он был скован кандалами, даже не давали возможности сесть.

Епископ Савва и арестованные с ним плашские новомученики прибыли в Госпич 20 июля 1941 года. С Госпичского вокзала они сразу же были доставлены в тюрьму, где их снова страшно истязали и унижали. Сохранились данные, что епископа Савву 8 августа 1941 года видели в тюремном дворе связанным и стоящим под дождем. И эту пытку мученик перенес спокойно.

В середине августа 1941 года из госпичской тюрьмы было выведено около двух тысяч сербов, связанных проволокой по двое, их повели по дороге в направлении горы Велебит. В этой группе был и епископ Савва. Есть основания думать, что святитель был убит на Велебите, так как в августе 1941 года там были казнены около 800 сербов. Несмотря на то что точное время и место его мученической кончины неизвестны, так же как не сохранились сведения о множестве погибших из православного духовенства и верующих,– Господь вписал их имена в книгу вечной жизни.

Священный Архиерейский Синод СПЦ в течение войны неоднократно пытался ходатайствовать за митрополита Петра и епископа Савву, чтобы вызволить их из злодейских рук нацистов. Попытки были безуспешны.

Несколько лет спустя (после войны) в Башаид, где владыка Савва много лет служил на приходе, приехал один человек: он представился его духовным чадом, рассказал, как владыка заботился о нем, дал образование, оказывал большую материальную поддержку. Он поведал о кончине владыки, о том, что видел своими глазами: «Усташские палачи вывели владыку на поляну и там продолжили издевательства. Заживо содрав с него кожу, засыпали раны солью. Затем закопали в землю, оставив на поверхности только голову, принесли железную ржавую борону и «пахали» по его голове, пока мученик не умер. Что было дальше, не знаю. Вероятно, он был брошен в одну из многочисленных ям, в которых мученически окончили жизнь многие православные сербы. Но смерть не отлучила его от народа».

Священномученик Савва (Трлаич)


Тропарь священномученику Савве, епископу Горнокарловацкому
глас 4
Яко Апостолам сопрестольник и дом Духа Святаго явился еси, святителю Горнокарловацкий, стаду своему, Богом тебе данному. Архиерейские одеяния свои кровию окропил еси и, Крест Христов держа, востекал еси от земли в горний Иерусалим. С сослужащими тебе и со духовными чадами твоими ныне предстоиши в небесном жертвеннике Христу Богу нашему, Егоже со дерзновением моли о душах наших.

Кондак священномученику Савве, епископу Горнокарловацкому
глас 8
Светозарне светильниче Церкве Сербския, святителю Савво Горнокарловацкий, терпением за веру православную врага посрамил еси, ран добротою украшаем, боголепно украсил еси кровию своею богопоставленый престол твой, сего ради восхваляем достохвальную память твою, славя Господа.


Tags: Православие, Святые дня, Сербия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments