filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

Наследие святых отцов. Святитель Иоанн Златоуст. Миссионеру...( размышления)

Христос посреди нас!

Вот ведь как все премудро у Господа устроено.
По Милости Его, перед Рождеством Христовым, получил я подарок от сестры жены (так и не могу точно запомнить, как это родство называется,… я всегда полагал, что это невестка): возможность прочитать полное собрание сочинений святителя Иоанна Златоуста.
Вроде бы и ничего особенного, правда?
Так-то оно так, да не совсем. Открыв книгу первую первого тома, я обнаружил такую запись:

«Издано для нужд Южно-Сахалинской и Курильской епархии».

И как оказывается, случается - для того, чтобы меня, неразумного вразумить чтением святителя Иоанна, надо было, чтобы каким-то удивительным образом это издание оказалось на другом конце России, в Москве у некой прихожанки именно того храма, который посещает и моя невестка. И чтобы именно этой прихожанке была нужна кровь (или кому-то из её родственников), а невестка моя как раз кровь сдает периодически (и в этот раз именно в храме объявили, какая подходит – и как раз её подходила). И чтобы той прихожанке пришла в голову мысль отблагодарить невестку именно духовной литературой, поскольку другой подарок она вряд ли бы приняла.
И вот такими непростыми путями попали бесценные труды ко мне. И восхитил святитель Иоанн своим удивительным языком, оборотами речи и, конечно, глубиной. Не за зря получил он название Златоустого…
И уж коли такой бесценный дар у меня оказался, не могу не поделиться некоторыми удивительными открытиями, которые открываются при прочтении этого мудрого мужа.

И сегодня первое такое напутствие не от меня, убогого, но от святителя Иоанна Златоустого. Ну, а я уж как разумел, так и преподношу.

Читая «Книгу о девстве» святителя, я обратил внимание на очень подробный разбор им посланий апостола Павла к Коринфянам.
Не раз и не два, а множество раз обращается вселенский учитель к одним и тем же словам из посланий о браке, о безбрачии – и каждый раз с новой глубиной открывает нас сказанное святым апостолом.
Пока, наконец, в разделе 49 не приоткрылась основная цель такого увещевания.

Апостол Павел был за всю историю христианства видимо самым успешным миссионером. Притом, что миссия его была крайне опасна. Не раз и не два он был на пороге смерти: побиваем камнями, палками и кнутом, гоним, утопал… но не отступал от проповеди, приводя ко Христу ( а, значит, и к спасению) язычников.
Успех его миссии частично и раскрывает в этой книге, а в особенности в её 49 разделе святитель Иоанн Златоуст.
Обратимся непосредственно к его словам:

Что говоришь ты? Призывая меня сражаться с демонами ("потому что наша брань не против крови и плоти" – (Еф. 6:12)), повелевая противостоять естественному неистовству, убеждая совершать подвиги с плотью и кровью наравне с бесплотными силами, ты упоминаешь только о земных благах и о том, что мы не будем иметь скорби, происходящей от браков? В самом деле, почему апостол не сказал так: если дева и вступит в брак, то не согрешит, но лишит себя венцов за девство, многих и неизреченных даров? Почему он не перечислил благ, предлежащих им после борьбы, как они пойдут во сретение Жениха, как получат блестящие светильники, как с большой славой и смелостью войдут в брачный чертог вместе с Царем, как будут блистать больше всех близ Его престола и седалищ царских? Об этом он не сделал и краткого упоминания, но как выше, так и ниже упоминает об освобождении от житейских неприятностей. "За лучшее признаю", говорит он, "хорошо человеку оставаться так", и вместо того, чтобы сказать: в виду будущих благ, говорит: "по настоящей нужде". Далее опять сказав: "и если девица выйдет замуж, не согрешит" и, умолчав о небесных дарах, которых она лишила себя, говорит: "таковые будут иметь скорби по плоти". И это он делает не только доселе, но и до конца, и, опуская указание на будущие блага, снова приводит ту же причину: "время", говорит, "уже коротко", и вместо того, чтобы сказать: "я желаю, чтобы вы блистали на небесах и явились гораздо славнее вступивших в брак'', он и здесь продолжает говорить: "а я хочу, чтобы вы были без забот" (1 Кор. 7:32). Так поступает он не только в этом месте, но и, беседуя о перенесении обид, употребляет тот же способ увещания. Сказав: "если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его" (Римл. 12:20), заповедав такое дело, повелев преодолевать потребность природы и бороться с таким невыносимым пламенем, он в словах о наградах умолчал о небе и небесном, и указал воздаяние за это во вреде для оскорбителя: "делая сие", говорит, "ты соберешь ему на голову горящие уголья" (Римл. 12:20). Для чего же он употребляет такой способ увещания? Не по неведению и незнанию, как можно склонить и убедить слушателя, но потому, что он больше всех людей отличался этой добродетелью, т. е. способностью убеждать. Откуда это видно? Из сказанного им. Где и каким образом? Он беседовал с коринфянами (мы сначала разберем сказанное им о девстве), в которых он "ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого" (1 Кор. 2:2), с которыми он не мог говорить, как с людьми духовными, и питал их еще молоком, ибо они были плотскими, за что и упрекал их в этом послании: "ибо вы были еще не в силах", говорил он, "да и теперь не в силах, потому что вы еще плотские" (1 Кор. 3:2-3). Посему он побуждает их к девству и отклоняет от брака земными благами, видимыми и осязательными. Он хорошо знал, что людей малодушных, низменных и приверженных еще к земле, можно скорее привлечь и поощрить земными (благами). Почему, скажи мне, многие из людей невежественных и грубых и в маловажном и в важном деле без страха клянутся Богом и нарушают клятву, а не решатся начать клятву головой своих детей? Хотя нарушение той клятвы и наказание за все гораздо больше, чем за последнюю, но они все-таки скорее употребляют первую клятву, чем вторую. Так и относительно помощи бедным на них не столько действуют слова о царстве небесном, хотя бы часто повторяемые, сколько надежда на что-нибудь полезное в здешней жизни или для их детей или для них самих. Они тогда особенно склонны к такому попечительству, когда надеются получить облегчение от продолжительной болезни, избежать опасности, достигнуть какой-либо власти и начальства. И вообще оказывается, что большинство людей скорее убеждается тем, что близко перед ними. Что больше действует на их чувства, то скорее побуждает их к добрым делам и сильнее устрашает в дурных. Посему и (Павел) так говорил коринфянам, и римлян побуждал к перенесению обид настоящими (благами). Слабая и оскорбленная душа не так легко отбросит яд гнева, если услышит о царстве (небесном) и получит отдаленные надежды, как тогда, когда будет ожидать наказания обидевшему. Итак, желая пресечь корень злопамятности и пока успокоить гнев, он приводит то, что было действительнее для утешения обиженного, не лишая его назначенной награды в будущем времени, но стараясь пока вывести его каким бы то ни было образом на путь любомудрия и открыть двери к примирению, ибо самое трудное дело - приступить к началу подвига, а по вступлении труд бывает уже не так велик.

Из этих слов хорошо видно, что успешность миссии апостола Павла была таковой по той причине, что им был избран верный способ увещевания язычников – обращение к видимому и осязаемому. К понятному людям плотским, а потому близкому. И через это видимое и понятное, через это он обращает слушателей к Небесному. Умалчивая о наградах ( или о карах) он обращает их взор к тому, что для них осязаемо- к земному. Но через это обращение к земному апостол приводит язычников к отрыву от этого земного, к духовному, ко Христу, к спасению.

Отчего же Сам Господь поступал иначе?
Вот как рассуждает святитель:

Господь наш Иисус Христос не так поступает, беседуя как о девстве, так и о перенесении обид: беседуя о первом, Он указывает на царство небесное: "и есть скопцы", говорит он, "которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного" (Матф. 19:12); когда же Он увещает молиться за врагов, то, не сказав ничего о вреде для обидевших и не упомянув о горящих углях, но, предоставив говорить все это к людям малодушным и низменным, побуждает к этому высшими (благами). Какими же? "Да будете", говорит, "сынами Отца вашего Небесного" (Матф. 5:45). Смотри, сколь великая награда, потому что слушателями Его были Петр, Иаков, Иоанн и сонм прочих апостолов; посему Он и побуждал их духовными наградами.

Иной слушатель – иное увещевание. Часто миссионеры забывают кто находится перед ними, и от того избирают ошибочный способ к увещеванию, о чем и говорит далее святитель:

Павел сделал бы то же самое, если бы речь его относилась к подобным людям; но так как он говорил к коринфянам, весьма несовершенным, то он и указывает им на ближайшие плоды трудов, чтобы они охотнее приступили к упражнению в добродетели. Посему и Бог награждал иудеев, не упоминая о царстве небесном, земными благами; а за дурные дела угрожал не геенной, но несчастьями в этом веке: голодом, язвой, болезнями, войнами, пленом и тому подобным; ибо люди плотские скорее этим удерживаются, и этого более боятся, и менее заботятся о невидимом и ненастоящем. Поэтому и Павел останавливался больше на том, что особенно могло подействовать на их грубость.

Видите как апостол в одном случае (язычники) увещевает по одному, а в другом (иудеи) совершенно по-иному?
Малоразумным и недейственным будет стремление проповедовать язычникам Небесные блага или адские кары. Не многие из них (а, скорее вовсе никто) смогут восприять такую проповедь из уст миссионера, так как просто к этому не готовы и не хотят это слушать. А уж ожидать, что они начнут изменять свою жизнь ради будущих духовных благ становится вовсе утопией. И если некоторые и переменят что-то в себе, то это скорее случится не благодаря, а вопреки проповеди миссионера.
Лучше, по видимому, будет поступить по опыту апостола и в проповеди основным способом увещевания избрать обращение к ближайшим плодам трудов, т.е. к премене к лучшему земного, чувственного – близкого им. С одной лишь целью – чтобы они приступили к началу подвига.
Потому как не приступив к подвигу с самого начала невозможно и весь подвиг подъять. И чтобы не испугались всего подвига, видя тяжесть будущих трудов, и не отказались даже от начала самого подвига, а видя лишь первые достаточно не сложные преодоления, и, одновременно, осязаемые видимые и понятные блага, встали на начало подвига и, постепенно укрепляясь в подвиге и уже получая помощь от Подвигоположника, более привычно шли к новым ступеням подвига за новыми наградами.

С любовью,
рБ Дмитрий
Tags: Иоанн Златоуст, Миссионерство, Православие, Размышления, рБ Дмитрий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments