filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

14 (27) мая 2014 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение...

Преподобный Серапион Синдонит


прп_Серапион_Синдонит

В Египте проживал один старец, по имени Серапион, носивший прозвище «Синдонита»1, так как прикрывал свою наготу телесную только одним плащом. С юных лет он проводил жизнь иноческую; он не имел никакого имения, не имел даже и келлии; у него не было пристанища и он проживал как птица небесная. Никогда он не входил в дом для того, чтобы отдыхать в нем или покоиться на ложе. Он носил на себе лишь один небольшой плащ и имел всего только одно небольшое Евангелие; Серапион ходил с места на место и останавливался ночевать там, где застигала его ночь. Утром следующего дня, встав от сна, он не оставался на том же месте, но снова продолжал путешествие свое, как бесплотный, почему многие и называли его «бесстрастным». Много раз его встречали поблизости от того селения, где он останавливался. Видели как он, сидя при дороге, плакал, и спрашивали его:

- О чем ты плачешь, старец?

Он же отвечал вопрошавшим:

- Господин мой поручил мне Свое богатство. Но я потерял его, и вот Он хочет наказать меня.

Это говорил святой приточно, Господином называя Бога, богатством душу свою, по образу Божию созданную и искупленную кровью Сына Божия.

Слышавшие же такой ответ, не понимая сказанного, думали, что старец говорит о золоте; поэтому и кидали ему, кто что мог, - кто хлеб, кто овощи, и говорили:

- Возьми, брат, хотя это; о богатстве же, которое ты потерял, не скорби, ибо может Бог вернуть тебе его.

А старец отвечал:

- Аминь! Аминь!

Когда же Серапион прибыл в Александрию, то встретил некоего нищего, совершенно нагого, дрожавшего от холода. И стал старец думать про себя:

- Как это может быть, что я, воображающий себя постником и верным исполнителем заповедей Христовых, ношу одежду, а этот нищий, в образе которого -
Сам Христос, мучается от холода? Как же я могу не пожалеть его! Поистине, если я не покрою наготу его и попущу ему умереть от холода, то я буду осужден в день суда как убийца.


Затем, сняв с себя плащ, Серапион отдал его нищему, а сам сел нагой близ места того, держа лишь на груди своей святое Евангелие, с которым никогда не расставался.

Случилось, что здесь проходил некто, знавший старца. Увидав Серапиона нагим, проходивший спросил его:

- Отец Серапион! Кто обнажил наготу твою?

Серапион же, показывая на святое Евангелие, отвечал:

- Вот это открыло наготу мою.

Потом блаженный встретил некоего человека, которой был веден за долг в темницу. Пожалев его, но не имея ничего, чтобы он мог ему дать, преподобный продал Евангелие, которое носил с собою, и отдал вырученные деньги, уплатив долг человека того. Затем Серапион пришел в хижину, в которой иногда пребывал. Ученик преподобного, увидев его нагим, спросил его:

- Где твой плащ, честной отец?

Старец отвечал:

- Я послал его туда, где вместо его мы найдем во много раз лучшее.

Ученик снова сказал:

- А Евангелие малое где?

Старец отвечал:

- Чадо, оно (Евангелие) каждой день говорило мне: «продай имение твое и раздай нищим» (Мф.19:21), чтобы приобрести его в день судный. Я послушал его и сделал так, как оно советовало мне. Я продал его и вырученные деньги отдал нуждающемуся, дабы приобрести себе милость у Бога нашего, Иисуса Христа за то, что я послушал Его святое Евангелие.

Спустя некоторое время один из знакомых дал преподобному старый худой плащ, дабы он мог прикрыть им наготу тела своего. Этот нестяжательной старец, пришел однажды в Грецию и пробыл в Афинах три дня; он весьма хотел есть, но ни от кого не мог получить куска хлеба, потому что никто ему ничего не подал, купить же хлеба ему было не на что. Исполняя слова Христовы, он никогда не носил с собою ни монет, ни сумы для денег, ни одежды (Мф.10:9-10), за исключением лишь худого плаща, которым прикрывал наготу свою. В четвертой день пребывание в Афинах Серапион сильно взалкал. Став на возвышенном месте в городе, он начал плакать и громко взывать:

- Мужи афинские! Помогите мне!

К нему подошли философы и начальники города и спросили его:

- Откуда ты пришел старец? И какое горе у тебя?

Он же отвечал:

- Я родом египтянин. Когда я вышел из места родины своей, то впал сразу в три долга, именно: у меня остались два заимодавца, которым нечего было взять с меня, третий же заимодавец не оставляет меня и до сих пор, но истязует меня, требуя с меня долг свой.

Философы же спросили его:

- Кто это заимодавцы твои и кто истязует тебя? Скажи нам, и мы тебе поможем.

Тогда старец сказал им:

- С юных лет смущала меня похоть плотская, сребролюбие и страсть к объядению; от двух я уже избавился и они уже не смущают меня, ибо я не чувствую вожделения плотского; не имею я и имущества или богатства; жажда же пищи не оставляет меня: вот уже четвёртый день, как я ничего не имел во рту; потому жажда пищи не оставляет меня, смущая меня и требуя себе обычного долга.

Некоторые из философов подумали, что он их обманывает, и дали ему золотую монету, но наблюдали издали за ним, что он будет делать. Старец же, взяв монету, поспешно пошел к хлебным торговцам и, положив монету пред ними, взял один хлеб и ушел оттуда, и более уже не являлся в город тот. Тогда философы убедились, что старец этот был действительно добродетельным мужем. Подойдя к хлебным продавцам, они дали им монету соответственно стоимости хлеба, купленного старцем, а золотую монету взяли себе.

Блаженный Серапион, придя в Лакедемонию2, и узнав, что один из здешних градоначальников был манихеем3, но проводил вместе с тем жизнь добродетельную, - пошел к нему и продал себя ему в рабы. Через два года по благодати Божией Серапион убедил его отречься от ереси, так что он присоединился ко святой Церкви православной со всем домом своим. Тогда все возлюбили старца здесь не как верного раба, но как отца родного, и весьма почитали его, радуясь о своем спасении от ереси, и прославляли Бога. Старец же, прожив здесь столько времени, сколько считал нужным для спасения души людей тех и возвратив им деньги, полученные от них, ушел оттуда, по обычаю своему, обходя многие страны и города.

Повествуется о сем старце и то, что он, когда был еще юношей, продал себя одному греку скомороху за двадцать сребренников и, храня деньги эти, жил у грека того до тех пор, пока не обратил его и весь дом его ко Христу Богу. Случилось же это потому, что скоморох видел, как раб его постоянно все дни проводил в посте, вкушая хлеб и воду лишь вечером и то в небольшом количестве, по ночам же всегда вставал с постели и молился Богу со слезами; видя всё это скоморох пришел в умиление и, уверовав во Христа, Бога истинного, крестился, а за ним крестилась и жена его и весь дом его. После этого грек тот сказал Серапиону:

- Иди, брат, ибо мы хотим освободить тебя от твоего рабства, как ты освободил нас от рабства диаволу.

Он же сказал им:

- Так как Бог мой даровал вам спасение, то открою вам тайну мою: я не был рабом, но свободным египтянином; но увидав, что вы заблуждаетесь и близки от погибели, я сжалился над вами и по этой причине продал себя вам в рабство, дабы при помощи Божией наставить вас на путь спасение. Но так как вы теперь уже наставлены на этот путь, то возьмите обратно серебро ваше; я же пойду позабочусь о спасении других людей.

Но они долгое время упрашивали его, говоря:

- Мы готовы почитать тебя, как отца и господина нашего; поэтому будь отныне нам господином, а мы будем рабами твоими. Только не уходи от нас!

Однако никак не могли уговорить его остаться на месте том. Притом они не хотели взять от старца сребренники и говорили ему:

- Честной отец, раздай это нищим; с нас же достаточно и того, что ты направил нас на путь спасения.

Но человек Божий отвечал им:

- Вы сами можете раздать то, что принадлежит вам; я же чужое серебро не могу раздавать нищим.

Они же снова стали упрашивать его, чтобы он хотя бы через год посетил их. После того преподобной ушел оттуда в другую страну. Однажды, встретив корабль, отправляющийся из Александрии в Рим, Серапион сел на него, желая приехать в Рим. Корабельщики же, отплывши от берега, не спросили старца, - уплатил ли он следуемую сумму за перевозку? они думали друг о друге, что кто-либо из них принял от старца деньги и вещи; хотя они и видели, что он был в очень бедном плаще, однако думали, что у него найдутся деньги для уплаты за перевозку.

Когда корабельщики отплыли от берега стадий около пятисот, то приступили вечером ко вкушению пищи. Не видя же, чтобы старец вкушал пищу, они подумали, что он постится в тот день. То же самое видя и на другой и на третий день, и не понимая отчего старец не вкушал пищи, подумали, что он простудился на море и страдал от морского ветра. Увидав, что старец не вкушал пищи и на четвертый и на пятый день, спросили его:

- Человек! Почему ты ничего не ешь?

Он же отвечал им:

- Потому я и не ем, что мне нечего есть.

Поговорив между собою относительно того, кто принимал в корабль вещи человека того, и узнав, что он не уплатил денет за перевозку, корабельщики начали роптать на преподобного, с гневом говоря:

- Зачем ты вошел сюда, не имея ничего с собою? Что ты будешь здесь есть? чем уплатишь нам за провоз?

Старец же отвечал им:

- Я ничего не имею с собою, кроме этого худого рубища, как это вы видите и сами. Если вы не хотите везти меня с собою, отвезите меня назад и доставьте меня туда, откуда вы меня взяли.

Но корабельщики сказали старцу:

- Если бы ты давал нам и сто золотых монет за то, чтобы мы возвратились обратно для тебя одного, то и тогда мы не согласились бы на это, тем более, что сейчас дует попутной нам ветер. И позволили старцу быть на корабле, питая его Бога ради.

Преподобный же, придя в Рим, обходил дома всех тех граждан, о которых слышал, что они проводили жизнь благочестивую. Беседуя с ними, он получал для себя пользу духовную. Ради этого он и странствовал, собирая богатство духовное, дабы купить им себе блага небесные в покое вечном. Эти блага он и получил по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается слава во веки веков. Аминь4.

__________________________
Примечания.

1
Наименование «Синдонита» было усвоено преподобному Серапиону потому, что он носил только один синдон - грубую льняную одежду.

2 Лакедемония или Лакония - юго-восточная область Пелепонесса, граничила на севере с Арголидой и Аркадией, на востоке с Миртойским морем, на юге с Лаконским или Гифеатским заливом, на западе с Мессенией.

3 Манихейство - еретическое лжеучение, представляющее собою смесь христианского учения с началами религии Зороастра. Основателем манихейства был Манес, маг персидский. Манес учил, что от века существуют два независимых царства - добра и зла, которые находятся в постоянной борьбе друг с другом. Человек также, по учению Манеса, состоит из смешения двух элементов - света и тьмы и имеет как бы две души - добрую и злую, которые постоянно борются между собою. В жизни манихеи были весьма воздержны: они проповедывали безбрачие и постоянный пост. Манихейство было довольно сильно распространено в III и IV вв.

4 Кончина святого Серапиона последовала в V в.

Святитель Никита Печерский, епископ

О святителе Никите Печерском я подробно писал тут:
http://filin-dimitry.livejournal.com/17922.html

Мученик Максим Азийский

Святой мученик Максим пострадал при императоре Декии (249 - 251). Максим был мирянином и занимался торговлей. Он был благочестивым христианином, многих язычников приводил к вере во Христа Спасителя и убеждал принять крещение. Однажды, когда язычники собрались для принесения своим богам человеческой жертвы, святой Максим возмутился и, не вынося такого зрелища, бросился к ним, громко обличая их нечестие и заблуждение, называя идолов бездушными созданиями людей. Рассвирепевшие язычники побили мученика камнями.

Святитель Леонтий Иерусалимский, патриарх


святитель_Леонтий_Иерусалимсий_патриарх

Св. Леонтий родился в первой половине XII в. в македонском селении Струмнице. Он был еще подростком, когда умер его отец. Тогда Леонтий решил отправиться в Константинополь, чтобы принять постриг. Дабы утвердиться в своем намерении, он на три дня уединился в горах, и там боролся с голодом лежа без одежды на терновнике.

Придя в столицу, он принял монашество в пригородном Птелидийском монастыре Пресвятой Богородицы. Затем пошел в Константинополь, притворяясь безумным, и добровольно подвергся оскорблениям и издевательствам прохожих. Благодаря этому чрезвычайному подвигу Леонтий вскоре снискал великую милость у Господа, так что мог голыми руками носить раскаленный уголь, чтобы кадить перед иконами, которые находились на улицах византийских городов. Тем не менее, страшась впасть в грех гордыни, он с большими усилиями стал искать для себя оскорблений от окружающих.

Дальнейшая судьба св. Леонтия была связана с епископом Тивериадским, который вел безмолвную жизнь на горе Авхенолакк. Однажды Леонтий был послан в город по делу и на обратном пути, задержавшись, уже не нашел корабля, чтобы вернуться. Не желая нарушать указания вернуться до ночи, он бросился в море и чудесным образом был понесен течением на другой берег. Весь мокрый, он дошел до пустыни, где его ждал духовный отец.
Вместе с епископом Леонтий отправился затем в Святую Землю. По пути он испросил разрешения остановиться в монастыре Святого Иоанна Богослова на Патмосе [16 мар.]. Игумен, заметив исключительные качества молодого монаха, согласился. Боясь смутить отцов присутствием еще безбородого юноши, он приказал ему оставаться в келье. Уединение дало возможность Леонтию углубиться в постоянную молитву и пост не отвлекаясь. Каждую ночь он слезами орошал постель. Чтобы усилить сокрушение, он пользовался исключительными подвижническими методами: избивал себя кожаным ремнем со вделанными в него гвоздями и целые дни проводил в могиле, лежа обнаженным на костях.

Когда пришло время, святой получил послушание помощника ризничего. Прилежно его исполняя, он не переставал, однако, вести подвижническую борьбу. Игумен строго испытывал его смирение, но молодой монах пребывал твердым как алмаз, глубоко презирая самого себя и сохраняя одинаковое настроение и при почестях, и при унижениях.

Однажды во время видения Леонтий получил в пищу Небесный хлеб. С той поры он приобрел глубокое понимание Священного Писания и святоотеческих трудов. При их чтении в нем рождалось ни с чем не сравнимое чувство, намного слаще меда, так что ему было легко писать богословские трактаты, объясняющие самые сокровенные тайны веры.

Когда Леонтий был удостоен священного сана, он счел это еще одним поводом, чтобы смиряться перед братиями и выказывать им ласковое сострадание. Затем ему дали послушание эконома — святой отвечал за все земные нужды монастыря, в котором тогда подвизалась большая община. Но и обилие новых забот не смогло отвлечь его от стремления к Богу. Он спал всего один час до утренней службы. Таким самоотречением подвижник стяжал множество милостей. Св.Иоанн Богослов явился Леонтию в день своего праздника в образе игумена и приказал пораньше отслужить литургию, потому что он должен был также отправиться и в Ефес к радости собравшихся в его честь христиан.

Будучи в Константинополе по делам, Леонтий посетил древний монастырь св.Даниила Столпника [11 дек.]. Желая остаться в нем, чтобы следовать примеру великого подвижника добродетели, он решил, вернувшись в свою обитель, испросить разрешения игумена. Однако по прибытии на Патмос узнал, что игумен совсем недавно был призван Богом и назначил его своим преемником (1158).

Вынужденный подчиниться, св.Леонтий удвоил бдения и посты, отныне не только ради собственного спасения, но и спасения учеников. Прозорливый игумен защищал монахов от козней демонов, открывал братиям их тайные помыслы, если они не смели признаться в них на ежедневной исповеди, а иных освобождал от искушения, прося, чтобы они положили свою руку ему на шею, и таким образом беря на себя чужие испытания. Для их исправления он иногда притворялся, что сердится, на самом же деле его душа всегда сохраняла мир и бесстрастие, необходимые для постоянного общения с Богом.
Игумен изгнал пиратов, которые регулярно приплывали грабить монастырь. С тех пор, страшась наказания Божия, они больше не смели вторгаться в святое место.
Через несколько лет св.Леонтий тяжело заболел. Четырнадцать дней в нем сохранялось лишь слабое дыхание жизни. Но когда болезнь прошла, Бог открыл святому, что ему даровано столько лет жизни, сколько дней продолжался недуг, то есть тринадцать с половиной.

В следующем году св.Леонтий отправился в Константинополь защитить перед императором дело монастыря против критского губернатора, который отказался поставлять ежегодный запас хлеба (ок. 1172). Узнав о добродетелях патмосского игумена, император Мануил Комнин (1143–1180) тотчас захотел посвятить его в сан архиепископа Кипрского. Св.Леонтий отказался, зная, что на это нет воли Божией. Однако спустя некоторое время согласился стать патриархом Иерусалимским, ибо это ему было предсказано уже давно (после 1176).

По дороге в Святую Землю он на время остановился на Кипре. Там патриарх Иерусалимский имел резиденцию и другие владения — главные источники доходов патриархии, тогда занятой крестоносцами. Он восстановил порядок в областях своей Церкви, исправил нравы развращенных монахов и беззаконное поведение императорского сборщика налогов, который хотел лишить его даже самого необходимого для жизни. Затем св.Леонтий отправился в Акку (иначе Птолемаида), где обычно жил православный патриарх, так как доступ в Иерусалим ему запретили латиняне. Слава о нем как о чудотворце быстро распространилась среди сирийских и финикийских христиан, и они во множестве приходили за благословением человека Божия.

Св.патриарх тайно посещал Иерусалим для поклонения святому Гробу Господню. В один из таких дней он молитвой остановил жестокую засуху и вернул таким образом веру угнетенному православному народу. Но его слава пробудила зависть латинян, в особенности архиепископа Неля, который решил посягнуть на жизнь святого патриарха. Его посланники искали Леонтия всю ночь, но Божественным вмешательством не смогли найти входа в его дом и ушли, распространяя весть о том, что Бог поистине защищает патриарха.

Дамасский эмир пригласил св.Леонтия жить у него в городе и предложил свое покровительство. Однако Леонтий решил идти в Константинополь и добиться разрешения служить у святого Гроба Господня. Он вошел в столицу в день смерти императора Мануила и долго пробыл в городе в царствование Алексия II (1180–1183). Воспротивившись незаконному браку монарха, он утратил благосклонность двора и, по преданию, был даже сослан. Однако именно в Константинополе в конце дарованных Богом тринадцати с половиной лет св.Леонтий обрел вечное упокоение. Четырнадцатого мая 1184 г. (или 1185) в царствование Андроника I Комнина он отошел ко Господу.

Иконописец, призванный написать образ усопшего патриарха, никак не мог этого сделать, потому что лицо св.Леонтия постоянно менялось, как будто он смиренно избегал изготовления собственного изображения, предназначенного для почитания. Через четыре дня после его смерти свежая кровь потекла из гроба, где лежало тело святого, и Небесное благоухание наполнило помещение.
Tags: Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments