filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

19 февраля (04 марта) 2018 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение…



Собор преподобных отцов Киево-Печерских

Собор Киево-Печерских святых


Собор всех Киево-Печерских преподобных отцов — праздник Русской православной церкви в честь святых, связанных с Киево-Печерской лаврой (объединяет святых из двух Соборов: преподобных отцов Киево-Печерских Ближних пещер и преподобных отцов Киево-Печерских Дальних пещер. Празднование Собору совершается во вторую неделю (воскресение) Великого поста.

Преподобные отцы Киево-Печерской Лавры - покровители монашествующих и помощники всем православным христианам в скорбях и обстояниях. К ним прибегают за исцелением в тяжелых недугах, за помощью во время голода и бедствий, за защитой в борьбе со страстями, за поддержкой в различных делах.
Сонм русских Киево-Печерских старцев разных веков поражает своим изобилием. Это воистину рать духовная, наши небесные защитники, по земной кончине своей продолжающие духовное стояние за Русь на Небесах.

Киевские святые как местночтимые были прославлены в 1643 году митрополитом Петром (Могилой).По его поручению протосинкелл Константинопольского патриархата Мелетий Сириг написал службу «преподобным отцам киево-печерским и всем святым, в Малой России просиявшим». В XVIII веке был поднят вопрос об общецерковном почитании киевских святых. Святейший Правительствующий Синод в 1762 году своим указом (это решение было подтверждено указами 1775 и 1784 годов) разрешил включать в общецерковные месяцесловы имена киевских святых и печать им службы в месячных Минеях.Однако указ Синода не был в полной мере реализован — имена киевских святых не попали в нормативные месяцесловы, печатавшиеся в Типиконе и Следованной Псалтири. Имена киевских святых попали в месяцесловы иерейского Молитвослова, Требника (преимущество отдавалось святым службы которым были опубликованы в Минее Киевской).

Колыбель русской иноческой жизни, Киево-Печерская лавра, основанная в 1051 году преподобными Антонием и Феодосием Печерскими, распространяла сияние великих духовных подвигов по всей земле Русской. Монахи Киево-Печерского монастыря стали первыми тружениками русского иноческого подвижничества. Их молитвенные подвиги воодушевили последующие поколения на великие духовные труды.

Эта обитель, по словам Киево-Печерского Патерика, была поставлена «слезами, пощением, молитвой, бдением». Преподобный Антоний, говорит один из авторов Патерика, «не имел ни золота, ни серебра, но приобрел все слезами и постом». В бытность игуменом преподобного Феодосия лавра жила милостыней, которую в изобилии получала от князя и от мирян, привлекаемых благочестием и святостью жизни монашеской общины.

Приняв монастырь на свое попечение по благословению преподобного Антония, преподобный Феодосий усугубил в нем воздержание, «великое пощение и молитву со слезами»; когда же число братии превысило 100 человек, он стал искать подходящий монастырский устав для устроения внутренней жизни монастыря. Преподобный Феодосий избрал Студийский устав, который в дальнейшем был заимствован у Киево-Печерской лавры другими русскими монастырями.

В условиях строгой монастырской жизни и каждодневных аскетических подвигов иноки Киево-Печерской обители, как «светила, сияли на Руси». «Одни были крепкие постники, другие подвизались в бдении, иные на земных поклонах; иные постились по дню и по два, иные ели хлеб с водою, иные одну вареную зелень или одну сырую», — свидетельствует Киево-Печерский Патерик.

Большое внимание уделялось в обители послушанию: «Меньшие покорялись старшим и не смели говорить перед ними; но все делали с покорностью и
с великим послушанием
».

В обители царила истинно христианская любовь в отношениях между братией. В Патерике особо отмечается взаимная забота иноков друг о друге, попечение о младших со стороны старших насельников, которые «научали меньших и утешали как детей возлюбленных. Если брат впадал в какое-нибудь прегрешение, другие утешали его и по великой любви своей епитимию разделяли трое или четверо... Если который-нибудь брат уходил из монастыря, все братия сильно печалились о том; посылали за ушедшим и, призвав его в монастырь, шли к игумену, кланялись, просили за него и принимали в монастырь с радостью. Такие-то были любящие, воздержные постники!» — восклицает инок Киево-Печерской обители прп. Нестор Летописец.

Живя милостыней мира, монастырь и сам стремился помогать от своих избытков сирым, голодным и неимущим людям. Неподалеку от Киево-Печерской лавры преподобным Феодосием был построен странноприимный дом для нищих и больных, которым оказывалась всемерная помощь. Каждую субботу монастырь отправлял в город воз хлеба, предназначенного для заключенных в тюрьмах. Бывали случаи, когда милостыня оказывалась даже разбойникам, пойманным на попытке ограбления монастыря, против которых в духе великой христианской любви не возбуждалось никакого преследования.

Из всех аскетических подвигов особое распространение среди иноков Киево-Печерской лавры получило затворничество. Претерпевая великие искушения, подвижники выходили из них победителями благодаря глубочайшей вере, многотерпению, беспредельной верности Богу, усердной непрестанной молитве и суровому подвигу.

Тропарь Собору всех преподобных отцев Киево-Печерских

Егда снидосте во гробы / и самех себе заключисте, / тогда, страсти умертвивше плотския, / спогребостеся Христу, Богоноснии, / и диавольския в подземных разрушисте ограды, / сего ради Ангели венцы с Небес вам подают

Молитва первая

Преподобнии и богоноснии отцы наши Антоние и Феодосие, и вси преподобнии Печерстии, светила земная пресветлая, от темных мест пещерных в земли Русской славно просиявшии, и сию многими светозарными ангелонравнаго вашего жития звездами онебесившии, всю же Вселенную высоких добродетелей светлостьми и чудес божественных блистаньми удивившии, и ныне смертным западом плотски на время во гроб зашедше, душами со Христом Солнцем Правды, суще праведницы просвещаетеся, яко солнце во Царствии Небеснем: идеже молитвенная ваша к Богу Свету лучи о Отечестве своем простирающе, не забудите и нас, всегдашния своя молитвенники, в нощи страстей и скорбей пребывающия, свыше благодатными призирати осиянии; яко да во свете добродетельнаго вашего жития право ходяще, сподобимся зрети свет неприкосновенныя славы Божия, хваляще Его купно с вами в нескончаемыя веки. Аминь.


Молитва вторая

О угодницы Христовы, преподобнии отцы наши Антоние и Феодосие и вси святии Киево-Печерстии, светильницы пресветлые, святостию иноческаго жития первые просиявшие на земле Российстей, покровители града Киева и всего отечества нашего! К вам, молитвенникам теплым и предстателям непостыдным, усердно притекаем, в нуждах и скорбях наших утешения и помощи просяще. Помозите нам, рабам Божиим (имена), заступницы наши! Утвердите нас в вере святей, сохраните Церковь Божию от пагубных ересей и расколов, научите нас всегда творити заповеди Божия и вся предания церковная, от отец нам заповеданная, будите нам
благосердые отцы и теплые молитвенницы, яко да прославим имя Живоначальныя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа во веки. Аминь.

Более подробно о Соборе святых вы можете почитать тут:
https://azbyka.ru/days/sv-sobor-vseh-prepodobnyh-otcov-kievo-pecherskih



Священномученик Никита Эпирский


Священномученик Никита Эпирский


Никаких подробных свидетельств о нем и жития мне обнаружить не удалось.
Разве только упоминание его среди святителей, возрождавших Албанскую Церковь после упадка:

Первыми благовестниками Христа в Албании вероятно были апостолы Павел и Тит, первым местным епископом был, по преданию, поставлен апостол от семидесяти Кесарь на Диррахийскую кафедру. Среди святых эпохи гонения первых столетий наиболее чтим Диррахийский епископ священномученик Астий (+ 98). Кроме него известны Диррахийские мученики Перегрин, Лукиан, Помпей, Исихий, Папий, Саторнин и Герман (+ II в.); мученик Данакт чтец (+ II в.); священномученик Елевферий, епископ Иллирийский и его мать мученица Анфия (+ 126); мученик Ферин Бутротский (+ ок. 250); мученики Аполлонийские Исавр диакон, Иннокентий, Филикс, Ермий, Василий, Перегрин, Руф и Руфин (III в.); Трифон (из Секисты Бератской, + 313).

С прекращением гонений настала эпоха святителей, среди которых известны Донат Еврийский (+ ок. 387) и исповедник Антоний Солунский (+ 843), а особенно равноапостолы Климент и Наум Охридские (+ X в.). В последующие века до османского ига особо прославился святой князь Иоанн-Владимир (+ 1016). Просиял и сонм Афонских преподобных - песнопевец Иоанн Кукузель (+ ок. 1341), Нифонт (+ 1330/1411) и Нил Ерикусийский (+ 1335/1350).

После столетий церковного упадка под османским гнётом, духовный подъём XVIII века явил новомучеников. Наиболее чтимым, "апостолом Албании", является равноапостольный Косма Этолийский (+ 1779). Также среди них преподобномученик Никодим Эльбасанский (+ 1722), мученик Христос Садовник (+ 1748), священномученик Никита Эпирский (+ 1809), мученик Иоанн Врахорийский (+ 1814).



Преподобномученица Филофея Афинская

Родилась в Афинах в 1522 (по другим данным, в 1528) году. Её родители, Сирига и Ангел Венизелосы, были известны не только знатностью и богатством, но и глубоким христианским благочестием. Сирига страдала бесплодием, но не теряла надежды, часто молясь Божией Матери о даровании ребёнка. Однажды, как обычно, Сирига отправилась в храм Пресвятой Богородицы. Устав от усердного моления, она уснула. И тогда ей предстало во сне чудесное видение: мощный, яркий свет, исходящий от иконы Богоматери, проник ей во чрево. Сирига мгновенно проснулась и поняла, что просьба её услышана. Так и случилось. Спустя некоторое время она зачала и родила свою единственную дочь. Ей дали имя Ригула. Родители воспитали дочь в глубоком благочестии и правоверии, дав ей и прекрасное общее образование, а в 12 лет выдали замуж. Муж её оказался человеком нечестивым и грубым, часто избивал и мучил жену. Ригула терпеливо переносила издевательства и молилась Богу, чтобы Он вразумил её супруга.
Через три года муж Ригулы скончался.Выдержав сильное давление близких, желавших её повторного брака, преподобная, стала подвизаться в постничестве, бдении и молитвах. Когда же через 10 лет умерли её родители, Ригуле явился апостол Андрей и велел основать монастырь. Святая потратила всё доставшееся ей в наследство огромное состояние на создание женской обители в его честь. Ригула выстроила не только кельи и всё необходимое для жизни монахинь, но и благотворительные учреждения: больницу, приют для бедных и старых, мастерские и школы, в которых афинские дети могли получать христианское образование. Она снабдила монастырь владениями и служебными подворьями, работавшими на его нужды и обеспечивали щедрое раздаяние милостыни. В скором времени новая обитель стала для Афин великим источником благодати, прибежищем угнетённых, очагом возрождения греческих народных традиций.
Как только были построены первые здания, преподобная первой из насельниц приняла постриг с именем Филофея. Вместе с нею постриг приняли её служанки и несколько девушек как из знатных семей, так и из простых. Сёстры старались единодушно подражать добродетелям своей духовной матери, которой не было равных в христианской любви и сострадании к обездоленным. Она без счёта раздавала милостыню, так что однажды монастырь оказался на грани нищеты и некоторые насельницы возроптали против святой. Филофея кротко наставляла их в долготерпении и искания прежде всего Царства Божьего, и тогда остальное всё приложится. Действительно, на следующий же деньдвое юношей сделали богатое пожертвование, и угроза разорения обители миновала.


В то время Греция страдала под турецким игом. Многие афинянки были обращены турецкими завоевателями в рабынь. Преподобная Филофея все средства полагала для освобождения своих соплеменниц, многих она спасла, выкупив из неволи. Однажды четыре женщины бежали в обитель преподобной Филофеи от своих владельцев, требовавших от них отречения от христианства. Несмотря на опасность наказания, святая укрыла их в обители. Турки, узнав о местонахождении гречанок, ворвались в келью преподобной, которая была больна, и, избив её, отвели к правителю города, который бросил святую подвижнику в темницу. Утром, когда собралось множество турок, преподобную Филофею привели на суд. Правитель сказал, что если она не отречётся от Христа, то будет изрублена. Преподобная Филофея с радостью призналась, что её глубоким желанием является мученичество за Христа. Однако Промыслом Божиим, благодаря заступничеству греческих властей Афин, турки вынуждены были отпустить святую.
Возвратившись в монастырь, преподобная Филофея,укреплённая этим испытанием, продолжила подвиги воздержания, молитв и бдения. Достигнув совершенства, святая удостоилась благодатного дара чудотворения и исцеления. Число её последовательниц росло, и Филофее пришлось основать ещё один монастырь в предместье Афин, Патисии. Рядом с ним была небольшая пещера, куда преподобная любила удаляться для уединённой молитвы.
Народная любовь к святой вызывала ненависть турок. Однажды во время всенощной под праздника святого Дионисия Ареопагита они ворвались в монастырь, жестоко избили подвижницу палками и, полуживую, бросили на земле умирать. Сёстры с плачем перенесли истекавшую кровью преподобномученицу в местечко Калогреза, где она преставилась 19 февраля 1589 года.
Всего через 20 дней могила преподобной Филофеи стала источать удивительное благоухание. В скором времени её нетленные мощи были перенесены в афинский соборный храм.



Преподобный Месроп Маштоц, просветитель Армении, миссионер, переводчик Библии, создатель армянского алфавита

Ошакан. Неугасимая лампада Месропа Маштоца
(Ошакан. Неугасимая лампада Месропа Маштоца)


Родился в селе Хацик, провинция Тарон, Армения, по большинству светских источников - в благочестивой крестьянской семье; отца его звали Вардан. В житии его сказано, что он происходил из княжеского армянского рода и был племянником святого католикоса Хусика.
Образование получил в грекоязычных школах Армении, где изучил, кроме греческого, сирийский и персидский языки. Служил секретарём и переводчиком при дворе персидских царей. Под влиянием своего двоюродного брата святого католикоса Исаака он вскоре оставил это поприще, принял монашество и был рукоположен во священника.

После этого святой Месроп удалился в пустыню и полностью посвятил себя молитве и изучению Священного Писания. Вскоре вокруг подвижника стали собираться ученики. Они уговорили Месропа отправиться проповедовать Евангелие в область Гохтн на севере царства, бо́льшая часть которого пребывала в язычестве. Преподобный убедился, что даже вера самих христиан была здесь весьма поверхностной. Причина была в том, что этот край находился под сильным персидско-зороастрийским влиянием; а поскольку армянский язык не имел письменности, Евангелие читали и литургию служили только по-гречески и по-сирийски. Но и греческие школы после 387 года, когда большая часть Армении оказалась под властью Персии, были закрыты.

Тогда Месроп принялся за разработку армянского алфавита из 36 букв, расположенных по греческому образцу, для перевода Библии и богослужебных книг. Его замысел встретил горячую поддержку со стороны католикоса Исаака. После многих неудачных опытов святому Месропу во сне был открыт алфавит. Это произошло в 405 году. С помощью каллиграфа Руфина Месроп довёл азбуку до совершенства и, используя его, перевел весь Новый Завет и богослужебные книги, а переводом Ветхого Завета занялись его сподвижники под руководством католикоса Исаака. Вокруг преподобного Месропа собрались писатели и переводчики, которые деятельно способствовали христианскому просвещению Армении.

Месроп Маштоц с учеником. Памятник в Ереване
(Месроп Маштоц с учеником. Памятник в Ереване)


Одновременно святой Месроп продолжал апостольские странствия по всему царству, открывал школы и основывал монастыри. Детей, отличавшихся умом и способностями к пению, он брал с собой и учил их новому армянскому письму и церковному пению.

По сообщению Мовсеса Хоренаци, преподобный Месроп побывал в Иверии, где с помощью некоего переводчика Джала составил письмена иверского языка. Ему содействовали в этом царь Бакур и епископ Моисей. Также он посетил Кавказскую Албанию, где встретился с царём Арсваленом и предстоятелем Алванской Церкви Иеремией и способствовал распространению албанской письменности, изобретённой им совместно с переводчиком Вениамином из Сюника и епископом Ананией.
По условиях мира, заключённого ок. 387 года между святым императором Феодосием Великим и персидским шахом, часть Армении вошла в Восточную Римскую Империю. Преподобный Месроп был отправлен с посольством в Константинополь, где встретился с благоверным императором Феодосием II и святителем Константинопольским Аттиком. Он хотел получить разрешение распространять алфавит и заниматься миссионерством среди армян, проживающих за пределами Армении. Святой Месроп и его спутник Вардан Мамиконян были приняты с почётом. Армянский католикос получил право открывать школы за счёт имперской казны, и его церковная власть распространилась на армян, живущих на территории империи.

Святитель Исаак и преподобный Месроп отправили двух учеников в Эдессу, чтобы они переводили священные тексты с сирийского на армянский. Когда те затем отправились в Константинополь, к ним присоединились Корюнд и Гевонд, чтобы завершить изучение греческого языка. Столицу империи они покинули около 432 года, имея на руках полный греческий текст Священного Писания и Правил Никейского Собора, и вернувшись на родину, продолжили работу над переводом Священного Писания, пользуясь теперь и греческим текстом.


Святой Месроп неустанно посещал самые отдалённые земли Армении и её северных соседей, объединяя людей в вере и сохраняя при этом их культурную самобытность. Он считается также наставником армянского монашества и одним из величайших учителей этой Церкви, бывшей в то время ещё совершенно единой с Православной Церковью.
В 431 году состоялся Ефесский Собор. Для Армянской Церкви это было время начала уклонения в монофизитство. В последние годы жизни преподобному Месропу выпало тяжкое испытание - быть бессильным свидетелем низложения святителя Исаака и церковного раскола в Армении.
Преподобный Месроп Маштоц скончался в Эчмиадзине 19 февраля 439 или 17 февраля 440 года. В момент смерти его осенил луч света в виде креста. Похоронен святой в Ошакане, ныне Аштаракский район Армении.

Издревле был признан святым. Ныне в святцах Православной Церкви чтится в лике преподобных. В Русской Православной Церкви известно о его почитании в Екатеринодарской епархии - икону святого намерены разместить в иконостасе храма иконы Божией Матери Неувядаемый Цвет в посёлке Виктории города Краснодара.
Также почитается как святой в Армянской апостольской и Армянской католической церквах. Армянский литературный язык времён преподобного Месропа - грабар - по сей день остаётся богослужебным языком Армянской церкви.


Мученик Димитрий
(Волков Димитрий Иванович, +04.03.1942)

мч_Дмитрий_Волков


Мученик Димитрий родился в 1871 году в деревне Островищи Покровского уезда Владимирской губернии в крестьянской семье. Грамоте, как и вере христианской, он был научен родителями, пастырями и богослужением в храме; переехав в город Орехово-Зуево, Дмитрий работал столяром. В 1940 году Дмитрию Ивановичу исполнилось шестьдесят девять лет, он уже вышел на пенсию и все время посвящал церковным делам, будучи старостой. Для обсуждения мер по открытию храма двадцатка, в которую входил будущий мученик, стала собираться каждую субботу около двух часов дня в храме, куда в это время могли прийти помолиться и прихожане.

На одном из собраний двадцатка приняла решение обратиться к председателю Орехово-Зуевского горсовета с просьбой разрешить зарегистрировать священника. Староста и представители двадцатки отправились в Москву к Местоблюстителю Патриаршего престола митрополиту Сергию с прошением, чтобы он направил в их храм священника; митрополит, за неимением других, назначил к ним жившего в Загорске протоиерея Федора Казанского (осведомитель и лжесвидетель, принесший много зла духовенству и верующим). Приехав на новое место служения, протоиерей Федор потребовал от прихода выплатить ему 500 рублей и, получив деньги, отбыл обратно в Загорск и не вернулся.
Пока верующие занимались поисками другого священника, власти под разными предлогами стали отказывать им в разрешении на открытие храма, указывая, что сначала должен быть сделан ремонт, а затем только зарегистрирован священник. Прихожане собрали три тысячи рублей, на них уплатили за бездействующий храм все налоги и сделали ремонт; после этого Дмитрий Волков, как староста храма, и член двадцатки Никита Сухарев (также прославлен как мученик) пришли на прием к председателю горсовета с просьбой об открытии храма, но тот ответил, что ничем помочь им не может, так как на митингах рабочие местных фабрик требуют закрытия храма. Узнав это, верующие провели свою кампанию среди жителей города.

На очередном заседании члены двадцатки единогласно постановили добиваться открытия храма в вышестоящей инстанции – в Мособлисполкоме. Был нанят в Москве адвокат, который составил соответствующее прошение. Дмитрий Иванович в течение двух дней ходил за ответом на это прошение к чиновникам Мособлисполкома и в конце концов его получил: поскольку рабочие Орехово-Зуева на собраниях протестуют против открытия церкви, то и они не могут дать разрешение на возобновление богослужения; этот вопрос может разрешить только вышестоящая инстанция – Верховный Совет РСФСР. Вернувшись в Орехово-Зуево, Дмитрий Иванович рассказал о результатах своей поездки, и члены двадцатки приняли решение продолжать хлопоты и обратиться с жалобой в Верховный Совет.
15 мая 1941 года Дмитрий Иванович отправился в приемную Верховного Совета с жалобой верующих на действия местных властей и с просьбой открыть храм. В ней писалось: «В целях обеспечения за гражданами свободы совести, Церковь в СССР отделена от государства и школа от Церкви. Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды признается за всеми гражданами. Мы, община, несколько раз обращались в Орехово-Зуевский горсовет о регистрации священника к нашему храму. Каждая община, если она зарегистрирована, то имеет право этого требовать, если она выполняет все взятые на себя по договору обязательства... Все обязательства, взятые нами, – выполнены, а также и налоги, согласно выписанных документов райисполкома, нами выплачены. В чем же дело?»

Ответа на свою жалобу верующие не дождались. Добиваясь прекращения активной деятельности двадцатки, местный отдел НКВД завербовал в секретные осведомители одного из членов двадцатки, предполагая с помощью провокаций и лжесвидетельств воспрепятствовать открытию храма. О старосте Дмитрии Ивановиче были собраны сведения, что он «ведет активную борьбу за сколачивание церковного актива и открытие бездействующей церкви в городе Орехово-Зуево. Является ходоком и пишет заявления руководителям партии и правительства... призывает верующих к активным массовым действиям за открытие церкви, намеревается войти в сношения с иностранными посольствами и просить их оказывать помощь в деле открытия церкви».

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война – одна из самых значительных по своим масштабам, понесенным потерям, возможным без нее и происшедшим с нею последствиям в истории мира и России, потребовавшая от русского народа напряжения всех его сил, – война тем более страшная, что велась Россией, потерявшей к этому времени и свое историческое имя, под руководством враждебного народу правительства. Враг, ненавидевший Россию, сидел и в Кремле – в виде сталинского правительства и наступал извне – в виде новых «двунадесяти языков», предводительствуемых Германией. В это самое время письмо верующих с просьбой об открытии храма лежало в Верховном Совете, надо было давать ответ, и ответ был дан в соответствии с установками коммунистической власти: в самый день начала войны, 22 июня 1941 года, руководство Московского НКВД постановило арестовать просителя; на следующий день староста храма Дмитрий Иванович Волков был арестован.

Около полуночи 24 июня следователь вызвал Дмитрия Ивановича на допрос, начав его с того, что спросил арестованного, что он думает о причине своего ареста.

– Возможно, я арестован за участие в церковном совете, за ходатайство об открытии церкви, – ответил староста.
– Вы арестованы за контрреволюционную деятельность. Намерены вы об этом дать правдивые показания? – грозно спросил его следователь.
– Я контрреволюционных действий не совершал.
– Вы говорите неправду...
– Повторяю, что с моей стороны контрреволюционных действий не было.
– А распространение среди окружающих вас лиц клеветнических измышлений, направленных на опорочивание советской действительности, разве это не контрреволюционные преступления?
– Этого с моей стороны не было.
– Объясните тогда, почему люди из вашего окружения, будучи допрошены в качестве свидетелей, показали, что вы личность антисоветская и занимаетесь антисоветскими разговорами?
– Я не знаю, почему на меня так показывают, но я контрреволюционных действий не совершал.


У сотрудников НКВД не было никаких доказательств контрреволюционной деятельности старосты, лишь только то, что он хлопотал об открытии храма; однако 7 июля ему было предъявлено обвинение, и в тот же день был составлен очередной протокол допроса.

– Намерены вы теперь приступить к даче правдивых показаний о своей контрреволюционной деятельности? – спросил его следователь.
– Контрреволюционной деятельностью я не занимался, – ответил Дмитрий Иванович.
– А распространение антисоветской клеветы и участие в антисоветской церковной группировке, разве это не контрреволюционные действия?
– Этими действиями я не занимался.
– Вам предъявляется постановление об обвинении... Признаете себя виновным по существу предъявленного постановления?
– Нет, не признаю, так как контрреволюционных действий я не совершал.


4 сентября 1941 года следствие было закончено, и следователь в обвинительном заключении написал: «Учитывая, что в контрреволюционной деятельности <…> Волков изобличается оперативными материалами, которые не могут быть использованы в судебном заседании, следственное дело целесообразно направить на рассмотрение Особого Совещания при НКВД СССР».

27 декабря 1941 года Особое Совещание при НКВД приговорило Дмитрия Ивановича Волкова к пяти годам ссылки в Омскую область. Несмотря на приговор к ссылке, он, однако, не был освобожден из тюрьмы. Преклонный возраст, едва переносимые условия этапа, изнурительные круглосуточные допросы, содержание в тюрьме на голодном пайке, да еще во время войны, когда и солдаты не получали в достатке продуктов, быстро приблизили его смерть.

Церковный староста Дмитрий Иванович Волков скончался 4 марта 1942 года в омской тюрьме № 1 и был погребен в безвестной могиле.

Никита_Сухарев

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских определением Священного Синода от 27 марта 2007 года для общецерковного почитания.

Подробнее о нем и еще одном мученике Никите Андреевиче Сухареве (скончался через 4 месяца), проходившем по одному делу, можно почитать тут: http://www.fond.ru/userfiles/person/513/1294954306.pdf


Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments