filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

09 (22) февраля 2018 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение…


Святитель Иннокентий (Кульчицкий), первый епископ Иркутский, обретение мощей


икона_святитель_Иннокентий_Иркутский


Память 9 февраля на обретение мощей, 26 ноября, в Соборах Сибирских, Волынских, Галицких, Киевских и Санкт-Петербургских святых.

Родился около 1680 года в Малороссии, в Черниговской губернии. По преданию, родился он в семье священника Кольчицкого (или Кульчицкого), потомка древнего польского рода. Фамилию эту вместе с дворянским достоинством пращуры будущего святителя получили от польского короля Болеслава Храброго. При крещении мальчика нарекли Иоанном и воспитывали его в духе благочестия.
Получив начальное образование дома, он продолжил обучение в Киевской духовной академии. Учился Иван очень хорошо, каждый предмет изучал основательно и не было ни одной дисциплины, которую бы он не освоил с успехом. С особенным прилежанием он занимался словесностью, надеясь впоследствии подвизаться в проповеди Слова Божия. Ко времени окончания академии, в 1710 году, Иван принял постриг с именем Иннокентий в Антониевой пещере, под Киевом.
По окончании академии благочестивый инок был затребован в Москву на должность учителя и префекта в Славяно-греко-латинскую академию.
В 1719 году был переведен в Санкт-Петербургскую Александро-Невскую Лавру с назначением обер-иеромонахом флота.
В 1720 году нес послушание наместника Александро-Невской Лавры.


Епископ

На третьей седмице Великого поста, 5 марта 1721 года, в воскресенье, в Александро-Невском Троицком соборе за литургией была совершена хиротония иеромонаха Иннокентия во епископа Переяславского. Таинство в присутствии Всероссийского самодержца свершили члены Святейшего Синода митрополит Рязанский Стефан (Яворский) и Новгородский архиепископ Феофан (Прокопович).
Сразу по Пасхе, на Светлой седмице, владыка Иннокентий выехал из Санкт-Петербурга в страну неведомых хинов. Его сопровождали два иеромонаха, иеродиакон и пять певчих с тремя служителями. Год без малого добирались они до Иркутска, оттуда двинулись дальше, за Байкал, и остановились в пограничном с Китаем Селенгинске (ныне в составе Новоселенгинска). Здесь миссии предстояло дожидаться решения пекинских чиновников о праве на въезд.


Иркутский монастырь

В марте 1725 года получил владыка Иннокентий повеление переселиться в Иркутский Вознесенский монастырь и оставаться там впредь до новых предписаний. Управлял монастырем в отсутствие архимандрита Антония (Платковского) игумен Пахомий. Он отвел высокому гостю и его свите помещение на восточной стороне обители, на берегу Ангары. Здесь же, на монастырских землях, им выделили участки под огород, и таким образом жизнь обрела некую стабильность, особенно летом, когда нужно было заниматься огородничеством. Узнав о жительстве в монастыре епископа, в поисках духовного утешения к нему стали стекаться люди. Особенно стремились к владыке дети и инородцы.

Иркутский Вознесенский монастырь. Открытка, изд. Фототипией Шерер, Набгольц и К. Москва, 1904 г.
(Иркутский Вознесенский монастырь. "Открытка, изд. Фототипией Шерер, Набгольц и К. Москва", 1904 г.)


В тот же год скончался император Петр I. Вдова и наследница престола Екатерина I назначила чрезвычайным послом в Китай графа Савву Владиславич-Рагузинского и обязала его взять с собой в Пекин епископа Иннокентия, если, конечно, китайцы согласятся.
В Иркутск Рагузинский прибыл 5 апреля 1726 года. Встретившись с владыкой, он предложил ему возвратиться в Селенгинск и там ждать его, а сам задержался в Иркутске для необходимых дорожных приготовлений. В это время в Иркутск из Москвы вернулся архимандрит Антоний (Платковский), ранее уже бывавший в Пекине с послом Измайловым. Очень ему хотелось быть начальником тамошней миссии, и он постарался расположить к себе графа Рагузинского. Всю ловкость, хитрость, услужливость и хлебосольство, даже наветы и хулу на епископа Иннокентия, постарался употребить архимандрит Антоний. Следствием этих маневров архимандрита было письмо посла Рагузинского в Петербург, в котором говорилось, что он не надеется на то, что китайцы примут владыку, а потому находит способным к должности начальника миссии архимандрита Антония (Платковского). Письмо было отравлено с нарочным в Петербург и там принято без проверки. В марте следующего года святитель Иннокентий получил новый указ — опять переселиться в Иркутский Вознесенский монастырь.


Иркутский епископ

Только владыка успел устроиться в Вознесенском монастыре, как в 1727 году из Петербурга пришло новое высочайшее повеление: быть ему самостоятельным епископом Иркутским и Нерченским. Этим решением была окончательно учреждена новая кафедра, и с преосвященного Иннокентия началось самостоятельное столование иркутских епископов.

Водворившись на новом месте, владыка Иннокентий столкнулся с теми же проблемами, что и в Селенгинске. По-прежнему не на что было жить, все так же не было крыши над головой. Консистория отказалась платить ему жалование на том основании, что назначено оно было якобы для проживания в Китае, а не в Иркутске. В то время Иркутск еще не разросся до пределов Вознесенского монастыря, и владыке приходилось часто путешествовать по плохой дороге в город и обратно. Будучи не очень здоровым человеком и тяжело перенося переезды, он просил граждан Иркутска дать ему на время помещение. Не нашлось среди иркутян того, кто бы принял в свой дом будущего молитвенника и заступника пред престолом Божиим за всю иркутскую паству. Наконец в 1728 году провинциальная канцелярия сжалилась над владыкой и отвела ему дом боярского сына Димитрия Елезова. Теперь на этом месте в память жительства здесь святителя воздвигнута каменная часовня.
Немногим более четырех лет окормлял он иркутскую паству, но и это короткое по человеческим меркам время употребил он с великой пользой для спасения. Как было уже сказано, владыка Иннокентий не отличался крепостью здоровья, особенно страдал головными болями, но подвигов своих, ни молитвенного, ни смирения плоти, не оставлял. На теле он носил власяницу, поверх которой всегда был подрясник из шкуры лося и кожаный с железной пряжкой пояс. Молиться святитель любил в пещере за монастырской оградой, которую выкопал основатель Вознесенской обители старец Герасим. Еще был у святителя обычай обходить по ночам Вознесенский храм и молиться на него с четырех сторон.

Любил владыка отдохнуть в небольшом селении Малая Еланка, в пятнадцати верстах от Вознесенской обители. Здесь жили направленные из монастыря на полевые работы послушники, монахи и крестьяне. Помогая в будние дни «труждающимся и обремененным», он следил за тем, чтобы воскресные и праздничные дни никакие заботы не отвлекали бы их от службы Божией. В самой Малой Еланке была организована часовня и, владыка не раз предсказывал, что со временем на месте ее будет возведен храм. Пророчество это исполнилось в конце XIX века. При жизни владыка не раз еще поражал современников своей духовной прозорливостью.
Как-то на день Кирилла, патриарха Александрийского (9 июня), жители селения Фекского просили владыку отслужить у них Божественную литургию. «Хорошо, — ответил владыка, — отслужим. Но только вперед съездим по лету, а назад по зиме». В тот момент селяне не поняли смысла его слов, но на следующий после литургии день выпал такой снег, что владыке пришлось возвращаться в санях.

Однажды, при совершении крестного хода вокруг города, начался ливень и все промокли до нитки. И только святительских одежд не коснулась ни одна капля!
Такие проявления на нем Божией благодати стяжали ему еще при жизни любовь и уважение паствы, а по кончине стали основанием к благоговейному почитанию его памяти.

Очень любил святитель Иннокентий служить Божественную литургию. До последних дней своей жизни старался он не упускать возможности здесь, на земле, соединиться со Христом. В последний раз совершал он Божественную литургию в день Покрова Пресвятой Богородицы и затем в воскресный день 3 октября. После этого немощи человеческие приковали владыку к одру. Болезнь то усиливалась, то отпускала. В минуты ухудшения здоровья владыка созывал братию, благодарил служивших ему за любовь и попечение, раздавал на память кое-что из своих вещей, а тем, кому подарков не хватило, обещал при первом укреплении сил обязательно вознаградить. Очень скорбел владыка, что оставляет Вознесенский храм в неисправном состоянии и не раз высказывался, что если бы положили ему жалованье, то первую тысячу рублей употребил бы на построение каменной церкви.
Жалованья при жизни он так и не дождался. Решение о начислении ему содержания и удовлетворения некоторых его нужд пришло тогда, когда он уже ни в чем земном не нуждался.

В четверг 25 ноября страдания святителя стали чрезвычайными. Братию и всех городских священников он просил молиться о себе и отслужить после литургии параклис.


Кончина

В субботу 27 ноября 1731 году в седьмом часу утра Господь навеки упокоил святителя. Монастырский колокол возвестил о его кончине, последовавшей в присутствии его духовника иеромонаха Корнилия (Бобровникова), братии и келейников. Почившего облекли в его власяницу, поверх которой надели китайского шелка подрясник и шелковую мантию. Голову владыки покрыли клобуком, в котором он ходил при жизни.

О кончине владыки было доложено вице-губернатору Жолобову. Вице-губернатор, непомерно корыстный и алчный человек, решил воспользоваться случаем и отобрал не только все имущество владыки, но и часть монастырского достояния. Обобрав таким образом обитель, он лишил братию не только возможности похоронить святителя Иннокентия, но даже и литургию невозможно было совершать за неимением вина. И только после настойчивой просьбы Жолобов выделил на погребение святителя триста рублей, запретив при этом впредь обращаться к нему.

Погребение святителя было совершено 5 декабря. Гроб из соснового дерева был обит черным бархатом. Пречистое тело владыки водворили в каменном склепе под алтарем деревянной церкви в честь Тихвинской иконы Божией Матери, возведенной в 1688 году старцем Исаией.
Вскоре после кончины святителя Господь явил суд над обидчиками владыки. Архимандрит Антоний (Платковский), до последней степени обесчещенный в Пекине иноверцем Лангом, который публично и жестоко избил его, в узах был провезен мимо Вознесенской обители в Петербург. Там ожидало несчастного лишение сана и заточение. Вице-губернатору Жолобову по приговору уголовного суда в Петербурге была отрублена голова.


Почитание и прославление


Через тридцать три года после кончины святителя во время ремонта Тихвинской церкви было обнаружено, что тело его, одеяние и даже бархат на гробе не тронуло тление, хотя само место погребения было сырым и затхлым.
Еще через два года настоятель Вознесенского монастыря архимандрит Синесий (Иванов) в день храмового праздника Вознесения Господня стал свидетелем следующего чуда. За трапезой после Божественной литургии присутствовал губернатор немец Фрауендорф. О нетленных останках святителя он был достаточно наслышан и очень хотел посмотреть их. Сколько ни отклонял это желание иноверца присутствовавший на праздник епископ Софроний, также будущий угодник Божий, изменить решение губернатора не удалось. Владыка Софроний, преподобный Синесий и Фрауендорф подошли к могильному склепу святителя, но ... не смогли увидеть гроба — он был покрыт густым непроницаемым слоем снега. После отъезда губернатора даже следов снега не могли обнаружить.

Спустя семнадцать лет после этого чуда, после многочисленных заявлений частных лиц, переживших молитвенное заступничество святителя Иннокентия после молитвы у честных его останков, было еще одно удостоверение, что мощи святителя находятся под особым покровом Божиим.
11 июня 1783 года при сильном ветре загорелась Вознесенская обитель. Весь Иркутск от мала до велика прибежал на пожар, но погасить его не представлялось возможным. Пламя охватило все каменные строения обители и, конечно, деревянную Тихвинскую церковь, под которой почивали мощи святителя. Надежды на спасение нетленных мощей угодника Божия не оставалось никаких. Тогда горожане обратились к прибывшему на пожар преемнику владыки Софрония, преосвященному Михаилу (Миткевичу), с просьбой попытаться достать мощи из огня. «Ежели покойный Иннокентий угодил Богу, — ответил тот, — то ради его нетленных мощей Всемогущий Господь спасет и церковь». В ту же минуту огонь потерял силу над осененной благодатью церковью. Милостью Божией она простояла до начала XX века среди каменных, вновь отстроенных стен и зданий монастыря, в непререкаемое свидетельство свершившегося над ней чуда. В летописи Иркутска свидетели пожара записали:

«В неделю Всех Святых (11 июня) 1783 года, по полудни часу в четвертом, монастырь Вознесенский сгорел, а именно кельи все, три церкви — две каменные снаружи и внутри без остатку; при том два колокола разбились, а другие испортились. Велик страх был! К тому была превеликая погода. А святые образа и что было в церквах: книги, ризы и прочее, ограда вся и два кедра архиерейские сгорели без остатку. Осталась одна деревянная церковь Тихвинской Богородицы, где архиерей погребен».

Чудеса от мощей святителя множились. Слава о новом заступнике множилась среди православных. Отовсюду епархиальному начальству слались письменные свидетельства о его заступничестве. В последних числах сентября 1800 года преосвященному Вениамину, епископу Иркутскому, пришло письмо за подписью 389 человек с изложением просьбы об открытии честных и нетленных мощей святителя для всенародного чествования.

Последнее требование привело владыку Вениамина в некоторое недоумение, разрешение которому помогло секретное инспектирование Иркутского края. По высочайшему повелению здесь находились сенаторы Ржевский и Левашов, которые также направили владыке Вениамину письмо.
«Как самовидцы, — писали сенаторы, — не только нетленности тела сего, как сами обонявшие благоухание, как личные свидетели повествований о его многоразличных чудес поставляем себе долгом иметь от Вашего преосвященства, десять лет управляющего епархиею, все сведения о нетленном чудотворце для доклада по нашей обязанности Государю Императору».

Преосвященный передал сенаторам письмо для государя и приложил к нему выписку о случаях чудотворений от мощей святителя, числом более ста. Государь потребовал от Синода рассмотрения дела, и уже по распоряжению Синода в Иркутск прибыл Казанский викарный архиерей Иустин. Владыка Иустин лично освидетельствовал мощи святителя, расспросил под присягой некоторых свидетелей чудотворений и вместе с епископом Вениамином 5 марта 1801 года докладывал Синоду. Доклад это содержал подробное описание освидетельствования мощей, проведенное для большей достоверности в присутствии светских лиц — губернатора Алексея Ивановича Толстого с чиновниками, городского головы купца Петра Авдеева со многими почетными гражданами. Все участники освидетельствования подтвердили действительную сохранность останков святителя. Гроб и облачение святителя были также в совершенном нетлении.

Донесение епископов Вениамина и Иустина ввело Святейший Синод в глубокую задумчивость. Спустя два года Синод направил владыке Вениамину запрос о том, не наблюдаются ли изменения в теле святителя Иннокентия и не было ли за это время достопамятных событий.
Преосвященный Вениамин отвечал, что перемен в состоянии мощей по-прежнему не наблюдается, всенародное почитание святейшего продолжается и ширится, что сам он, епископ Вениамин, «убежден совестью признавать ходатайство святого Иннокентия у милосердия Божия уважаемым». Но и это письмо не возымело действия. Синод безмолвствовал еще год. Наконец к первенствующему члену Синода митрополиту Амвросию и к обер-прокурору Голицыну было направлено представление от генерал-губернатора Сибири Селифонтова, в котором он, лично свидетельствуя нетленность мощей святителя, выразил свое и всей Сибири настояние об открытии нетленных мощей.

Дальше тянуть было невозможно, и в первый день декабря 1804 года Святейший Синод с Высочайшего соизволения объявил: тело первого епископа Иркутского Иннокентия огласить за совершенно святые мощи и с подобающим благоговением Иркутскому епископу Вениамину с прочим духовенством поставить в церкви Иркутского Вознесенского монастыря наверху, либо в другом достойном месте, с установлением празднования ему 26 ноября, на день памяти преставления сего святителя. Впредь отправлять всенощные бдения и молебные пения святителю и в церковные книги внести необходимые дополнения: «Ноября 26 числа память преставления Святителя Иннокентия, первого епископа Иркутского, Чудотворца».

Вожделенное известие об открытии мощей святителя Иннокентия в Иркутске было получено 19 января 1805 года. В ближайшее же воскресение, буквально через два дня, всенародно был отслужен благодарственный молебен. После этого началось приготовление к чрезвычайному торжеству.
2 февраля, на Сретение Господне, преосвященный Вениамин принял святые мощи из склепа, поставил их посреди Тихвинской церкви и отслужил перед ними Божественную литургию. Через неделю, 9 февраля, мощи святителя при величайшем стечении народа торжественно, с крестным ходом и преднесением чудотворной иконы Казанской Божией Матери, были перенесены из Тихвинской церкви в соборную Вознесенскую.
Здесь мощи почивали пятьдесят пять лет, до времени, пока не потребовалось разбирать Вознесенскую церковь из-за ветхости. Двенадцать лет пролежали они в Успенском храме Вознесенского монастыря и 15 октября 1872 года были возвращены под своды вновь отстроенного на старом месте благолепного храма Вознесения Господня.

В память о первом перенесении мощей святителя ежегодно в Иркутске совершался крестный ход с иконой Казанской Божией Матери. Так было вплоть до 1920 года, времени жесточайших гонений на христиан.
С зимы 1920 года начались аресты насельников Вознесенской обители. В 1921 году власти совершили акт святотатства: мощи святителя Иннокентия были вскрыты для «медицинского освидетельствования». Новый настоятель монастыря, епископ Киренский Борис (Шипучин) (+1937), обращаясь к духовенству и прихожанам, писал: «Вчера, 11 января, мощи святителя Иннокентия были вскрыты. Облачение и одежда сняты, нетленное тело обнажено и оставлено в храме открытым. Церковь заперта. Богослужения прекращены. Монастырь охраняется красноармейцами». Позднее, под усиленной охраной, мощи были увезены в неизвестном направлении...

Долго мощи святителя почитались безвозвратно утерянными. В 1990 году в одном из подсобных помещений ярославской церкви Николы Надеина были обнаружены неизвестные мощи. С помощью их идентификации на кафедре судебной медицины Ярославского мединститута была проведена экспертиза. Описание мощей, сделанное ярославскими медиками, полностью (!) совпало с данными акта, составленного в 1921 году в Иркутске. Мощи святителя Иннокентия, оставленные на семьдесят лет в сыром, не отапливаемом помещении, Господь хранил для явления нам чуда Своей милости. 2 сентября 1990 года мощи святого Иннокентия были возвращены в Иркутск, и на начало XXI века находятся в Знаменском монастыре.

рака с мощами святителя Иннокентия Иркутского в Знаменском кафедральном соборе Иркутска
(рака с мощами святителя Иннокентия Иркутского в Знаменском кафедральном соборе Иркутска)


Тропарь святителя Иннокентия, епископа Иркутского
глас 3
Светильниче Церкве пресветлый,/ озаривый лучами доброт твоих страну сию,/ и исцеленьми многими притекающих к тебе с верою/ Бога прославивый,/ молим тя, святителю Иннокентие,/ ограждай молитвами твоими град сей/ от всех бед и печали.

Кондак святителя Иннокентия, епископа Иркутского
глас 4
Непорочности соименнаго пастыря,/ проповедника веры в языцех Монгольских,/ славу и украшение Иркутския паствы/ любовию восхвалим, вси вернии:/ той бо есть хранитель страны Сибирския/ и молитвенник о душах наших.


Мученики Аммон и Александр Кипрские

Мученики Аммон и Александр, ученики Оригена, пострадали за веру в Христа в городе Солы на острове Кипр в период гонений императора Декия (248-251).


Священномученики Прим и Донат Нумидийские, диаконы

Диаконы Прим и Донат, пострадали в селении Лемеллеф в Нумидии от донатистов при Юлиане Отступнике.
Их имена отмечаются в послании св. Оптата, епископа Карфагенского, донатистскому Собору 362 года.


Преподобный Тейло Лландафский (Teilo), игумен, епископ


Преподобный Тейло Лландафский (Teilo), игумен, епископ


Родился около Пеналли-у-Теби (Penally by Tenby), что в Пемброкшире (Pembrokeshire).
Тейло получил образование под руководством святого Дифрига и Павлина (Paulinus), через которых он встретил святого Давида. В школе ученики предположили, что его имя происходит от греческого слова, означающего солнце, и в последующей жизни он действительно показал себя источником духовных света и тепла для Уэльса.

Закончив свое образование под началом святых, Тейло последовал по их стопам. Главной основанной им обителью и центром его служения стал монастырь Лландейло Фавр (Llandeilo Fawr, затем Лландаф, Llandaff), что в Кармартеншире (Carmarthenshire).
Вместе со святыми Давидом и Патерном (Paternus) он отправился в Иерусалим. Во время "жёлтой чумы", названной так потому что болезнь делала своих жертв "желтыми и бескровными", он отправился в Бретань, где подвизался вместе со святым Самсоном в Доле (Dol). Там они "насадили большой сад фруктовых деревтев, длиной в три мили, протянувшийся от Доля до Кэ (Cai), который по сей день носит их имена". Побывав у Самсона, Тейло отправился к Будику (Budic), бретонскому вождю, который был женат на его сестре Аномед (Anaumed). Через семь лет и семь месяцев он вернулся в Лландаф, взяв с собой своего племянника Евдокия (Oudoceus, Euddogwy), который впоследствии занял его место.


Почитание


Был вероятно погребён в соборе Лландаффа, где его мощи покоятся и по сей день. Его могила открывалась в 1736 и в 1850 годах, и поныне сохраняется его епископский жезл.
Имеется много документальных и топонимических свидетельств о том, что святой Тейло был весьма почитаем в Южном Уэльсе и в Бретани. "Евангелие святого Чада", написанное в юговосточной Мерсии около 700 года, а затем ставшее собственностью церкви святого Тейло, показывает, что в IX веке Тейло был почитаем в южном Уэльсе как основатель монастыря под названием "Familia Teliavi" ("Тейлова Семья"). Сама же книга считалась принадлежавшей Тейло.

Большинство последующих писаний о святом Тейло были составлены в средние века в интересах Лладаффской епархии, считавшей его своим вторым епископом. Около 1130 года Гальфрид (Galfridus, Geoffrey), священник из Лландаффа, составил житие Тейло в форме проповеди. Более длинная версия жития, измененная для того чтобы возвысить Лландаффскую кафедру, находится в "Liber Landavensis". В средние века бытовал местный обычай приносить клятвы на гробнице св. Тейло.
Почитание святого Тейло, как и прежде, в первую очередь сосредоточено в Уэльсе. Вне Уэльса святой особо почитаем в Ландело (Landeleau), что в епархии Куимпер (Quimper), Бретань. Его также особо почитают в Кардиффской архиепископии и на острове Калдей (Caldey). Современные англикане почитают Тейло покровителем Лландаффского собора, вместе со святыми Петром, Дифригом и Евдокием.


Тропарь
глас 4
As a fountain of the true Faith,/ thou didst issue forth the life-giving waters of salvation, O Hierarch Teilo./ Wherefore, we implore thee,/ intercede with Christ our God/ that our souls may be saved.

Кондак
глас 1
O teacher of pure doctrine, joy of monastics/ and Dewi Sant's fellow pilgrim to Jerusalem,/ where thou wast elevated to the episcopate, most pious Father Teilo,/ we keep festival in thy honour, praying for grace to follow in thy footsteps.


Преподобный Емилиан Овернийский

Блаженный Емилиан (Æmilianus) оставил свою семью и свои владения и уединения ради удалился в леса Пионса (Pionsat, лат: Potiniasensis), что в Оверни (фр.: Auverne, лат.: Arvernia). Он жил скудно, питаясь тем, что выращивал.
Преподобный Емилиан во время случайной встречи в лесу обратился со словом христианской проповеди к Бракхиону, и тот позже вернулся к отшельнику и остался у него. Они основали монастырь.

Емилиан отошёл ко Господу в возрасте девяноста лет, оставив на своём месте Бракхиона.


Преподобный Бракхион Турский, аббат

Юношей святой Бракхион (Bracchion), или Брак (Braque), имя которого на местном наречии означало медвежонок, жил в Оверни (Auvergne), в районе Риом (Riom) и состоял на службе у могущественный Зигивальда (Sigivald). Однажды могущественный повелитель отправился на охоту на кабана. Бракхион в сопровождении своры собак перемещался по лесу и докладывал своему хозяину о том, что ему удалось найти. Однажды на него напал огромный кабан, который погнал его до самого убежища святого Емилиана. Отшельник сказал юноше: "Я вижу тебя, мой дорогой сын, одетым с великой элегантностью и занятым делами, которые готовят тебя, скорее, к тому, чтобы разрушить твою душу, нежели исцелить её. Оставь земного хозяина и присоединись к Богу Истинному..."

Потрясённый этими словами, юноша хотел было остаться, но не осмелился покинуть своего хозяина. Дважды или трижды в ночь он вставал на молитву. Но он не понимал смысла слов, поскольку он не знал букв. Гонимый желанием рассмотреть в молельне буквы, написанные по изображениями апостолов и святых, дабы узнать их имена, он скопировал буквы в тетрадь, и когда церковнослужители прибыли к его хозяину, он обратился к самому младшему из них, чтобы тот открыл ему эту тайну. Так он начал своё учение, и благодаря милости Господней он выучился читать прежде того, как освоил все буквы. Когда Зигивальд скончался, Бракхион отправился к отшельнику и остался у него. Они основали монастырь в районе Пионса (Pionsat).

После того, как Емилиан отошёл ко Господу, на его месте остался Бракхион, который впоследствии принял монастырь, основанный Ранишильдой (Ranichilde), дочерью Зигивальда, вместе с большими земельными угодьями, который были переданы монашествующим. Это были леса в области Венса (Vensat, лат.: Vindiacensi). Бракхион отправился в Тур (Tours), где он основал два монастыря, после чего он вернулся в Оверни. Пятью годами позже он повторил свою поездку и затем отправился в монастырь Мена́ (Menat), чтобы восстановить там правило, серьёзно пострадавшее из-за небрежения аббата. Он отошёл ко Господу в 576, получив незадолго до этого известие о предстоящей кончине во время видения. Он был погребён в молельне у той кельи, в которой он изначально обитал.


Преподобный Панкратий Печерский, иеромонах

Преподобный Панкратий Печерский, иеромонах


Память 9 февраля, в Соборе преподобных отцев Киево-Печерских Дальних Пещер (28 августа) и в Соборе всех преподобных отцов Киево-Печерских.


Жил в XIII веке, подвизался в Киево-Печерском монастыре в сане иеромонаха. Прославился в подвигах поста, а также чудотворениями, исцелениями болящих. Был погребен в Дальних (Феодосиевых) пещерах.


Тропарь Панкратию Печерскому, в Дальних пещерах

глас 2
Панкратие Богомудре,/ священниче Господень изрядне, / и чудес многих самодетелю, / молися Господеви, / во еже спасти души наша.


Священномученик Маркиан (Маркелл Сикелийский) Сиракузский, епископ

Священномученик Маркиан (Маркелл Сикелийский) Сиракузский, епископ


Священномученик Маркиан, епископ Сиракузский, ученик святого апостола Петра, был послан в Сицилию. Здесь он поселился в пещере около города Сиракузы и успешно распространял веру Христову. Скончался он мученически, убитый иудеями. Мощи его находятся в итальянском городе Гаэте. (Священномученик Маркиан - одно лицо со святым Маркеллом, епископом Сикелийским, память которого 9 февраля).


Священномученик иерей Иоанн
(Фрязинов Иван Васильевич, +22.02.1938)

сщмч_иерей_Иоанн_фрязинов


Священномученик Иоанн родился 23 апреля 1882 года в селе Сильвачево Бронницкого уезда Московской губернии в семье священника Василия Фрязинова. Окончил 1-й класс Вифанской Духовной семинарии и поступил учителем в школу. В 1913 году Иван Васильевич был рукоположен во диакона к Успенской церкви села Шубино Бронницкого уезда. В 1919 году он был переведен в Георгиевскую церковь села Сильвачево. В 1924 году он был рукоположен во священника к этому храму. Прихожане любили его за добросовестное служение, за то что он сразу отзывался на всякую просьбу, а если кто приходил из неимущих крестить, никогда не требовал платы.
В конце 1930-х годов храм в селе закрыли, богослужения в нем прекратились, но отец Иоанн по-прежнему окормлял своих прихожан, и когда была нужда, крестил, исповедовал, причащал, соборовал и отпевал. Когда во второй половине 1937 года прокатилась массовая волна арестов, его брат, священник, стал просить отца Иоанна перестать совершать требы и вообще держаться священником, а уехать, хотя бы ради детей, но отец Иоанн отказался. В 1937 году он был награжден наперсным крестом.

21 января 1938 года следователь НКВД допросил священника Василия Дмитриевича Крестова, служившего в Бронницком районе, в соседнем селе Салтыково. На вопрос следователя, что ему известно об антисоветской агитации священника Фрязинова, он ответил: «Мне известно, что Фрязинов среди населения Сильвачево систематически ведет контрреволюционную агитацию против проводимых мероприятий советской власти. В начале января 1938 года Фрязинов заявлял: “При царском правительстве весь народ жил во много раз лучше, чем сейчас при советской власти, каждый имел возможность купить себе все, что ему нужно. Теперь же, хотя есть и деньги, но ничего нет, за исключением кондитерских. Жизнь стала тяжелая, народ все же одумается, и придет время, пойдем душить всех правителей-коммунистов”».

25 января на основании этих показаний была составлена справка на арест отца Иоанна. Священник Иоанн Фрязинов был арестован в ночь на 26 января и заключен в Таганскую тюрьму в Москве. 31 января состоялся допрос.

— Следствие располагает материалом, что вы в июне 1937 года распространяли среди граждан селения Сильвачево клеветнические слухи о войне и поражении в этой войне СССР и восхваляли фашизм, дайте по этому поводу показания, — потребовал следователь.
— Такого случая и факта не было, каких-либо слухов о войне я не распространял и фашизм не восхвалял, — ответил священник.
— В том же месяце вы высказывались против займа. Дайте по этому вопросу объяснения.
— Высказываний с моей стороны против займа не было, если я и говорил, то только против того, что предлагали одну сумму подписки, а я просил меньше.
— Вы лжете, следствию известно, что вы в январе 1938 года высказывались среди граждан села Сильвачево о применении репрессий против коммунистов и восхваляли старый строй. Признаете себя виновным?
— Каких-либо настроений против коммунистов и о применении репрессий к ним не высказывал, этого не было, а также и не восхвалял старый строй. Виновным себя не признаю.


8 февраля следствие было закончено. 11 февраля тройка НКВД приговорила отца Иоанна к расстрелу. Священник Иоанн Фрязинов был расстрелян 22 февраля 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.
После расстрела священника храм в селе был разорен и стал разрушаться, затем его превратили в коровник, который вскоре сгорел.

Причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 12 марта 2002 года для общецерковного почитания.
Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments