filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

28 ноября (11 декабря) 2017 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение…


Священномученик Алексий Веселовский, пресвитер

Священномученик Алексий Веселовский, пресвитер


Протоиерей Алексий Веселовский Священномученик Алексий родился 15 февраля в 1873 года в селе Губино Можайского уезда Московской губернии в семье псаломщика Александра Веселовского. В 1887году окончил Перервинское Духовное училище, в 1894 — Вифанскую Духовную семинарию и работал учителем народной школы. В 1908году Алексей Александрович былрукоположен во священника к Введенскому храму в селе Клементьево Рузского уезда Московской губернии, где прослужил до 1911 года. Затем в течение 26 лет, с 1911 по 1937 год, отец Алексий служил вхраме Рождества Богородицы в селе Старая Руза Рузского района Московской области.
Твердая вера и ревностность отца Алексия вызывали преследования со стороны властей. В двадцатые годы священника лишили избирательных прав, его хозяйство было реквизировано, а в 1930 году отец Алексий был арестован и выслан из Рузского района. Подробности первого ареста неизвестны. Через два года он вернулся в Старую Рузу и продолжил пастырское служение на прежнем месте.

Уже к моменту первого ареста священник остался один — его жена умерла, а трое детей выросли, обзавелись собственными семьями и жили отдельно. Сын работал в поселке Тучково, дочери — в Москве. Отец Алексий полностью посвятил себя служению Церкви. Несмотря на угрозу новых репрессий и слабеющее здоровье, он продолжал проповедь Христа, но подробности его духовной жизни неизвестны. В таких случаях составители жития новомученика анализируют высказывания гонителей, пытаясь по протоколам допросов (мученическим актам) по крупицам восстановить духовный облик пастыря-исповедника.
При втором аресте (29 ноября 1937 г.)в характеристике, выданной в органы НКВД, председатель сельсовета пишет: «Веселовский Алексей Александрович является служителем культа, как до Революции, так и после Революции, до настоящего времени является священником». Иными словами, в вину о.Алексию вменялось, что он не отрекся от Бога и не сложил с себя священный сан. Одно это уже являлось преступлением перед богоборческой властью.
В обвинительном заключении говорится, что «Веселовский А.А. проводил среди колхозников контрреволюционную агитацию, направленную на срыв всех мероприятий партии и Советского правительства».
Какие же мероприятия партии и правительства мог сорвать один единственный священник? Только мероприятия по борьбе с религией, а такие мероприятия были действительно наиглавнейшими в политике богоборческой власти. Верующие люди, священнослужители и миряне, уже одним фактом своего существования вызывали чувство страшной ненависти у тех, кто смыслом своей жизни поставил разрушение, кто через потоки крови шел к «религии будущего»- религии антихриста. И об этом, видимо, говорил в своих проповедях о. Алексий: «Весь мир покрылся сетью паутины, скоро наступит свету конец…На землю спустился антихрист, скоро будет ставить печати всем, кто служит богоборческой власти…»

Пастырь-подвижник не мог не видеть того, как крестьян, некогда самую благочестивую часть народа, насильственно затаскивают в колхозы, отлучая тем самым от церковных богослужений, заставляя работать в воскресенья и праздники и полностью контролируя их личную жизнь. В протоколах допросов слова о.Алексия, что «работать в праздники – грех» рассматриваются как контрреволюционная агитация. Равно как и следующие слова: «Что вы работаете в колхозе, все равно ничего не заработаете, а что заработаете, у вас государство отберет, совсем Советская власть мужика обобрала, так стало нечем жить…Вот вы работаете в колхозе, вас и в церковь не пускают, а были бы не в колхозе, вам никто бы не запретил ходить в церковь». О. Алексий ясно видел, что идет целенаправленное духовное разложение крестьянства, и в этой ситуации не мог молчать – «пастырь добрый душу свою полагает за овцы» (Ин.10,11).

11 декабря 1937 года протоиерей Алексий Веселовский принял мученическую кончину – был расстрелян на полигоне в Бутово.
В августе 2000 года был причислен к лику святых Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.



Священномученик Алексий Смирнов, пресвитер

Священник Алексий Смирнов Москва. Таганская тюрьма. 1937 год
(Священник Алексий Смирнов Москва. Таганская тюрьма. 1937 год)

Память 28 ноября, в Соборе Московских святых, Соборе Бутовских новомучеников и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской

Родился 8 февраля 1890 года в селе Редино Солнечногорской волости Клинского уезда Московской губернии в семье псаломщика.
Поступив в Вифанскую духовную семинарию, окончил её в 1915 году и 22 сентября был определен псаломщиком в Тихвинский храм родного села.
21 апреля 1916 года он был рукоположен во священника к Воскресенскому храму села Мерзлое Клинского уезда.
В 1922 году перевели служить в Успенскую церковь Пречистенского Погоста того же уезда.

Хозяйство священника после революции было обложено большим налогом. За его неуплату он был осужден на один месяц принудительных работ. Поскольку новая власть поставила своей целью уничтожение Русской Православной Церкви, то все её мероприятия были направлены для достижения намеченного. Одним из средств для этого служили большие налоги, которыми обкладывалось как духовенство, так и общины верующих. По вопросу выплаты очередной страховки и налогов за пользование церковью 4 декабря 1929 года состоялось собрание прихожан Успенского храма, на котором верующие приняли решение собрать требуемую сумму и уплатить налог.
30 декабря 1929 года ОГПУ арестовало священника Алексия Смирнова и старосту церкви Григория Сивохина, обвинив их в распространении ложных слухов о скорой войне и возбуждении недовольства у населения советской властью. После ареста их заключили в Бутырскую тюрьму в Москве.
4 января 1930 года состоялся допрос священника.

– 4 декабря собрание состоялось в церкви после обедни, – сказал отец Алексий. – Собрание было по вопросу уплаты налогов, и на нем присутствовало около 200 человек. На этом собрании выступал Сивохин, который говорил, что «необходимо совместно уплатить присланную сумму, иначе у нас церковь закроют». Выступал ли кто-либо ещё кроме Сивохина, я не помню. Со стороны граждан, присутствовавших на данном собрании, были предложения собрать деньги со всех. В результате было принято решение собрать по рублю со двора. Никаких эксцессов во время собрания и после не было.
– Говорил ли Сивохин о том, что «большевики собираются у нас закрыть церковь»?
– Ничего подобного он не говорил.
– Выступали ли вы на данном собрании?
– Нет, не выступал и ничего не говорил.


23 февраля 1930 года Коллегией ОГПУ приговорен к заключению в концлагерь сроком на пять лет. Отбывать наказание священник был отправлен в Беломорско-Балтийский лагерь. Вследствие зачета рабочих дней и применения льгот срок отбывания наказания был сокращен на один год. В декабре 1933 года он получил документы об освобождении из лагеря.
30 мая 1934 года был назначен священноначалием служить в том же Успенском храме Пречистенского Погоста Солнечногорского района.
4 декабря 1937 года был вновь арестован и заключен в Таганскую тюрьму в Москве.

5 декабря он был допрошен.

– Назовите Ваших знакомых, их фамилии и адреса.
– Близких знакомых у меня никого нигде нет.
– Следствие располагает данными о том, что вы среди населения систематически вели контрреволюционную агитацию.
– В контрреволюционной агитации я себя виновным не признаю.
– Вы одновременно среди населения высказывали провокационные слухи о гибели советской власти.
– Провокационных высказываний с моей стороны никогда нигде не было.

По требованию сотрудников НКВД председатель сельсовета 5 декабря 1937 года выдал справку, в которой дал такую характеристику священнику:

«…священник гражданин Смирнов Алексей проживал на хуторе Успенье Мостовского сельсовета с 1935 года и по настоящее время. За время пребывания гражданин Смирнов занимался духовенством и кроме того, под видом подшивки сапог, вел антисоветскую работу среди избирателей, и особенно среди тех людей, которые ходили в церковь по воскресеньям и другим праздникам». Следователем в тот же день, 5 декабря, были допрошены лжесвидетели. Один из них показал, что в день ареста беседовал со священником, который сказал: «Боюсь, что меня скоро заберут. В Клинском районе всех попов арестовали, и что только советская власть делает с религией – исключительно делает гонение… ссылают в лагеря людей невиновных с такой целью, чтобы они там умирали с голоду, там хлеба дают очень мало, жить очень трудно».

Последний допрос состоялся 7 декабря.

– Следствие располагает данными, что вы среди населения вели систематическую контрреволюционную агитацию?
– Я себя виновным в ведении контрреволюционной агитации среди населения не признаю.

9 декабря 1937 года тройкой НКВД по Московской области приговорен к расстрелу по ст. 58-10 УК РСФСР за "контрреволюционную агитацию и клеветнические измышления против Советской власти".

11 декабря 1937 года был расстрелян на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле.
27 июня 1989 года был реабилитирован Прокуратурой Московской области по 1937 году репрессий.
12 марта 2002 года причислен к лику святых новомучеников Российских постановлением Священного Синода для общецерковного почитания.


Преподобномученик Рафаил (Тюпин), иеромонах

Преподобномученик Рафаил (Тюпин), иеромонах


Преподобномученик Рафаил родился 20 июля 1886 года в селе Юрты Жерновской волости Ливенского уезда Орловской губернии в семье крестьянина Георгия Тюпина и в крещении был наречен Борисом. Начальное образование он получил в сельской школе. В 1912 году Борис поступил в Козельскую Введенскую Оптину Пустынь и исполнял здесь послушание повара. В 1914 году началась Первая мировая война, и Борис был призван на фронт. Вскоре после начала военных действий он был ранен и попал в лазарет, а затем на окончательное излечение был направлен в Оптину Пустынь, при которой в те годы был устроен госпиталь. По выздоровлении он остался в монастыре.

После закрытия обители безбожниками в 1918 году Борис Георгиевич снова был мобилизован на фронт, но заболел и был оставлен в Ливнах, откуда уехал в Москву, и в 1922 году в Златоустовском монастыре был пострижен в монашество с именем Рафаил, а в 1926 году рукоположен во иеромонаха.
С 1927 по 1930 год он служил в храме в селе Латынино Калужской области, затем был назначен настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» в селе Шарапово Лопаснинского (ныне Чеховского) района Московской области.

Батюшка Рафаил был ревностным пастырем и молитвенником: слава о нем, как о святом человеке, молитвы которого слышит Господь, быстро распространилась среди крестьян, и они стали обращаться к нему с просьбой помолиться и за советами. И власти решили арестовать священника, псаломщицу, церковного старосту и двух активных, с их точки зрения, прихожан. Иеромонах Рафаил был арестован 14 апреля 1932 года и заключен в тюрьму в городе Серпухове. Особенный интерес вызвало у сотрудников ОГПУ исцеление отцом Рафаилом бесноватой. Были опрошены жители села, которые все свидетельствовали о недуге несчастной женщины, которую в момент беснования едва могли удерживать несколько человек, а когда подводили к причастию в церкви, то ее с трудом могли удержать четверо сильных мужчин. Относительно чуда исцеления были опрошены верующие и неверующие, и все подтвердили подлинность чуда. Все свидетельствовали, что до исцеления больная «не могла даже воды принести и вообще ничего не делала, а сидела дома как глупая. Но после того, как она пришла из Шарапова, то стала все работать и никакой боли уже не чувствовала».

Шарапово. Церковь иконы Божией Матери Всех скорбящих Радость
(Шарапово. Церковь иконы Божией Матери Всех скорбящих Радость)


Была вызвана к следователю и сама исцеленная. Она рассказала, как в начале своей болезни попала в больницу. После неудачных попыток ей помочь, врачи заявили, что, хотя она бесспорно тяжело больна, «страдает неврастенией, малокровием и туберкулезом легких…», они ничем помочь ей не могут, так как не понимают, в чем причина столь тяжелой болезни. Был вызван и священник из села Хлевина, сделавший первоначально попытку отчитать бесноватую. «Такое исцеление,— сказал он следователю,— мне, как священнику, встречается впервые, и я сказать не могу, каким путем он ее вылечил, но такую больную, как я видел, излечить, я бы сказал, нельзя и невозможно». Был вызван на допрос относительно происшедшего чуда и отец Рафаил, он сказал следователю: «В отношении исцеления, то я говорил и говорю, что не я исцелил, а Иисус Христос исцелил. Я только Его служитель… В чем-либо виновным себя не признаю. Я есть служитель храма, у меня на это призвание и от этого я не уйду…».

3 июня 1932 года тройка при ПП ОГПУ приговорила иеромонаха Рафаила к трем годам ссылки в Казахстан. По отбытии ссылки батюшка Рафаил вернулся в Москву и получил назначение в один из храмов в Черневском районе Московской области, где прослужил до 1936 года и был направлен в храм в Шаховском районе той же области.

В 1937 году отца Рафаила направили служить в храм в Серебряно-Прудском районе. Здесь он прослужил три месяца, пытаясь добиться регистрации местными властями, но после того, как власти отказали ему в регистрации, он снова пришел в Патриархию и был направлен в распоряжение Нижегородского митрополита Феофана (Тулякова), резиденция которого тогда находилась в городе Семенове. По-видимому, и здесь власти отказали священнику в регистрации, и митрополит поручил ему заведовать хозяйственной частью епархиального управления. В августе 1937 года митрополит Феофан был арестован, отец Рафаил выехал в Патриархию в Москву и получил назначение в приход Смоленской области. Но когда он прибыл туда, власти отказались его регистрировать. После этого батюшка Рафаил оставил все попытки устроиться служить на приходе; он поселился в деревне Маклино Малоярославецкого района Московской области и стал зарабатывать себе на жизнь сапожным ремеслом.

Во второй половине 1937 года начался последний период кровавых гонений на Русскую Православную Церковь. Для обоснования ареста батюшки Рафаила сотрудниками НКВД были допрошены свидетели: председатель местного колхоза, конюх и шестнадцатилетний комсомолец, сын хозяев, у которых отец Рафаил снимал комнату. Они подписались под протоколами допросов, написанных следователем, что священник, живший в их селе, совершал молебны в домах крестьян, крестил новорожденных, собирал маленьких детей и заставлял их молиться. Председатель колхоза дал такую характеристику отцу Рафаилу: «…разложил дисциплину в колхозе. Много населения стало ходить в церковь».

Батюшка Рафаил был арестован 29 ноября 1937 года и помещен в одну из тюрем города Москвы. 2 декабря следователь допросил его.

— Скажите, Тюпин, служили ли вы молебны по домам в деревне Маклино и крестили ли вы тайно новорожденных детей?
— Я молебнов ни у кого тайно не служил, а также и детей новорожденных не крестил.
— Вы женщин никогда не агитировали пойти в церковь во время уборочной кампании?
— Нет, не агитировал.
— Скажите, не собирали ли вы малолетних детей и не проповедовали ли им?
— Нет, я детей не собирал и ничего им не проповедовал.
— Скажите, в данный момент вы не служите, а для чего и откуда у вас появились Священная Библия, крест и кадило?
— Когда я принимал постриг в монашество, то мне давались крест и Евангелие, а кадило я купил в Москве в магазине за три рубля… В зачитанном мне в постановлении обвинении виновным себя не признаю.


Преподобномученик Рафаил (Тюпин), иеромонах 1

В тот же день 2 декабря следствие было закончено, и 9 декабря тройка НКВД приговорила отца Рафаила к расстрелу. Иеромонах Рафаил (Тюпин) был расстрелян 11 декабря 1937 года и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Был причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 6 октября 2006 года для общецерковного почитания.


Священномученик Николай Крылов, пресвитер

Священномученик Николай Крылов, пресвитер


Священномученик Николай Васильевич Крылов родился в 1875 году в Херсонской губернии в семье псаломщика. Николай окончил 3 класса Звенигородского Духовного училища и был призван на военную службу, которую проходил в качестве писаря. В 1896 году он поступил в должность письмоводителя Епархиального Училищного Совета Кирилло-Мефодиевского братства в Москве, а также стал работать воспитателем в церковно-приходской школе. Благодаря своему усердию Николай Васильевич вскоре получил звание учителя церковно-приходской школы. В 1900 году он женился на дочери священника – Александре Михайловне Кадышевой – и поступил псаломщиком и регентом в Казанскую церковь в селе Подлипичье в Московской губернии. Николай Васильевич руководил церковным хором во время богослужения, проводил также внебогослужебные беседы с народом в местном приходском храме. Через год в семье Крыловых родилась дочь Клавдия, а еще через год – сын Константин.

Николай Васильевич все время стремился приносить пользу Церкви. Будучи небогатым сельским псаломщиком, имея семью, двоих детей, он стал безвозмездно преподавать церковное пение и церковно-славянский язык в церковно-приходской школе Борисоглебского монастыря в городе Дмитрове.
В 1909 году Николай Васильевич был рукоположен в диаконский сан. По резолюции митрополита Владимира (Богоявленского) он был определен в Спасо-Влахернский монастырь, где прослужил 26 лет.

С началом Первой Мировой войны отец Николай стал проводить религиозно-просветительские чтения и беседы с ранеными воинами в монастырском лазарете. В 1916 году диакон Николай Крылов, как член Приходского попечительского совета семей запасных полков, выступил организатором благотворительных концертов православных церковных хоров в помощь русским воинам.
Его обширная деятельность не осталась незамеченной, в 1913 году он был награжден медалью в память 300-летия дома Романовых, а в 1921 году – возведен в сан протодиакона. После установления советской власти отец Николай остался служить в Спасо-Влахернском женском монастыре. В 1925 году он был возведен в сан иерея, а затем и протоиерея, назначен настоятелем Спасской монастырской церкви и духовником сестер.
В 1928 году монастырь был закрыт, монахини изгнаны, кладбищенскую церковь власти решили приспособить под электростанцию, а колокольню Спасской церкви использовать под водонапорную башню.
Но Спасская церковь оставалась действующей еще 7 лет, и отец Николай продолжал в ней служить. Многие монахини после закрытия обители поселились в близлежащих деревнях и ходили на службы в Спасскую церковь, отец Николай по-прежнему оставался их духовником. В Спасской церкви были частицы мощей многих святых, и отец Николай обыкновенно служил службы в дни их памяти. Верующие знали это и просили сугубо помолиться о них у этих святынь.
Отец Николай переписывался с епископом Серафимом (Звездинским), который рукополагал его во иерея, а также со многими ссыльными священниками и монахинями, посылал им продукты и деньги.

Спасскую церковь закрыли в 1935 году, отец Николай перешел в село Батраково и стал служить в местном храме. Он всю жизнь жил бедно, никогда не имел своего дома. Теперь же советская власть обложила священника непосильными налогами, которые он был не в состоянии заплатить.
Через год протоиерея Николая Крылова арестовали по обвинению в «совершении тайных треб» и помощи ссыльному духовенству. Обвиняли его и в незаконной врачебной помощи, так как он молился о болящих, а также в том, что он просил вернуть закрытый храм. Отец Николай был обвинен также в распространении «слухов» о гонении на Церковь, о тяжелой жизни ссыльных, о невыносимых условиях жизни и непосильной работе заключенных, строивших канал Москва-Волга.

Отец Николай не отрицал своей помощи ссыльным и своего непосредственного участия в хлопотах об открытии церкви. Все остальные обвинения он отверг. На допросах он не назвал ни имен монахинь, проживавших в окрестности монастыря, ни имен тех людей, которые писали ему письма, найденные при обыске, с благодарностями за исцеления по его молитвам. Священника приговорили к 5 годам исправительно-трудового лагеря с конфискацией имущества. Следствие не заняло и месяца. Отбывать срок отец Николай был отправлен в Карлаг в Казахстане. Там он провел ровно пять лет. Но из заключения не вернулся.

В 1942 году жене отца Николая – матушке Александре Михайловне – пришла из лагеря открытка от мужа, в которой между строк, написанных им самим, рукой другого человека было написано: «Ваш батюшка протоиерей Николай мирно почил в ночь с 11 на 12 декабря 1941 года». Священник находился в лагере в одном бараке с уголовниками – это практиковалось руководством лагерей. Накануне освобождения другие заключенные отобрали у отца Николая все его вещи, и священномученик умер от холода.

Канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13–16 августа 2000г., определение Священного Синода от 27 декабря 2000г.




Преподобноисповедник Сергий (Сребрянский), архимандрит, обретение мощей


сщисп_архимандрит_Сергий_Сребрянский_1

Об этом угоднике Божьем я подробно писал тут:
http://filin-dimitry.livejournal.com/453501.html


Мученица Анисия Масланова

Мученица Анисия Масланова

Память 28 ноября, в Соборе Нижегородских святых и Соборе новомучеников и исповедников Российских

Родилась 25 декабря 1878 году в селе Бармино Макарьевского уезда Нижегородской губернии. Ее отец занимался рыбным промыслом на Волге и торговлей. Вместе с Анисией здесь росли четыре сестры. Молодой девушкой Анисия Ивановна уехала в Нижний Новгород и устроилась работать прислугой в дом предпринимателя Ивана Ивановича Шалыгина, который до 1907 года числился в мещанском сословии. Шалыгин на выселках села Черного (ныне территория города Дзержинска) учредил лесоалебастровый завод, на котором работало до 50 человек. Еще в Нижегородской губернии действовал кожевенный завод товарищества «Шалыгин, Вяхирев и Ко». До революции он избирался гласным Нижегородской городской думы, где, будучи человеком справедливым и благочестивым, отстаивал интересы неимущей части нижегородцев.

Когда Иван Иванович овдовел, Анисия Ивановна стала его женой и полноправной хозяйкой не только дома, но капиталов. Она была гостеприимной и отзывчивой к нуждам простых людей. Ее землячка Надежда Михайловна Захарова, чтобы избежать нежелательного замужества, убежала из Бармино, добравшись на пароходе до Нижнего Новгорода, и год прожила в доме у Анисии Ивановны, а в 1924 году вышла замуж за достойного человека и вернулась на родину. Денежными средствами Анисия Ивановна помогла сестре Анне построить добротный дом с каменным нижним этажом и рубленым верхним.
После кончины мужа Анисия продолжала вести личную торговлю на Нижегородской ярмарке, владея при этом большим количеством недвижимости в городе. Когда же после 1918 года новые власти запретили заниматься торговлей частным образом, одинокая, без семьи и детей, Анисия Ивановна полностью посвятила себя служению Церкви. Начиная с 1929 года она стала исполнять обязанности церковного старосты в нижегородской Иоанно-Предтеченской церкви.
В 1932 и 1934 годах арестовывалась органами ОГПУ НКВД за "хранение золотой валюты царской чеканки".

6 ноября 1937 года была арестована с группой священнослужителей во главе с архиеп. Александром (Похвалинским). Была обвинена в "участии в контрреволюционной церковной повстанческой организации". 22 ноября 1937 года она была допрошена следователем.

- Вы арестованы как активная участница контрреволюционной церковно-фашистской организации. Материалами следствия установлены факты вашей подрывной деятельности. Признаете ли себя в этом виновной?
- Виновной себя не признаю.
- Отрицая свою вину, вы встали на путь обмана следствия, но этого вам не удастся. Предлагаю прекратить запирательство и дать правдивые показания.
- Ни в каких контрреволюционных организациях я не состояла и антисоветской деятельностью не занималась.
- Вы продолжаете лгать, следствие настаивает на даче правдивых показаний.
- От следствия ничего я не скрываю и виновной себя не признаю. Большего следствию сказать ничего не могу.


Из обвинительного заключения:

"являлась активной участницей церковно-фашистской, диверсионно-террористической, шпионско-повстанческой организации, возглавляемой митрополитом Феофаном Туляковым, по заданию которого осуществляла связь между участниками а/с организации. Имея большие связи среди верующих, Масланова проводила а/с агитацию за выдвижение "своих" кандидатур в Верховный Совет СССР из числа активных церковников. Квартира Маслановой А.И. являлась местом для сборищ всех антисоветских элементов церковников, бродячих монашек - кликуш и беглого кулачества. Являясь церковной старостихой, Масланова обманным путем пролезла в члены профсоюза, получив членский профсоюзный билет как служащая Сов. учреждения, а также провела в члены профсоюза 6 монашек, обслуживающих церковь. Виновной себя не признала, но показаниями обвиняемых Тихонова и Лебедева изобличается полностью".

3 декабря 1937 года особой тройкой при УНКВД СССР по Горьковской обл. приговорена к расстрелу.
Расстреляна 3 декабря 1937 года (по др. сведениям была расстреляна 14 декабря).
Причислена к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 13-16 августа 2000 г.

Мученица Анисия Масланова1


Тропарь
глас 4
Благоче́стно в зако́не Госпо́дни пожи́вши,/ ве́ру Правосла́вную сохрани́ла еси́/ и, терпе́нием гони́тели Це́ркве Ру́сския посрами́вши,/ смерть за Христа́ прия́ла еси́,/ му́ченице сла́вная Ани́сия,/ престо́лу Бо́жию предстоя́щи,/ моли́ спасти́ся душа́м наши́м.

Кондак
глас 5
Я́ко а́гница кро́ткая,/ воспи́танная на па́житех Це́ркве Ру́сския,/ страстоте́рпице Христо́ва Ани́сия,/ посреде́ лю́тых мучи́телей/ те́пле моли́лася еси́:/ Го́споди, прости́ им,/ не ве́дят бо, что творя́т.

Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments