filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

04 (17) ноября 2017 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение…


Святой благоверный Иоанн III Дука Ватац, Милостивый


Император Иоанн III Дука Ватац (благоверный царь Иоанн Милостивый)

Иоанн III Дука Ватац, Милостивый (греч. Ιωάννης Γ΄ Δούκας Βατάτζης) (ок. 1192 - 1254), император Никейский (Восточно-Римский) с конца 1221 или нач. 1222, святой
Память 4 ноября (Греч., Серб.)


Родился около 1192 года, происходил по женской линии от одной из знатнейших фамилий Византии (см. Дука), женился на дочери императора Федора I Ласкариса, Ирине.
Феодор I умер в Никее в конце 1221 г. Верный себе, он, страхуя государство от возможных смут, завещал престол не малолетнему единственному сыну, жившему вместе с матерью (разведенной женой Феодора) в Грузии, как следовало бы по традиции, а человеку, таланты которого не вызывали у императора сомнений - зятю Иоанну Дуке Ватацу.

Феодор Ласкарис не ошибся в своем выборе, Иоанн Дука Ватац обладал всеми необходимыми василевсу качествами. Братья покойного, Алексей и Исаак, поднялись против него. Бежав в Константинополь, они весной 1224 или 1225 году вернулись, ведя с собой западных рыцарей. В битве при городе Пиманинон в Геллеспонте (Ποιμανηνόν, ныне д. Соуксу (Soğuksu), Турция) Ватац вдребезги разбил латинское войско, Ласкарисов поймали и лишили зрения.
Пиманинонский разгром ознаменовал перелом в ходе латино-никейских войн. Отныне уже не грекам приходилось отбивать натиск католиков, а наоборот. Одно за другим владения крестоносцев в Малой Азии сдавались Ватацу, быстро стяжавшему славу грозного полководца. Сразу после победы над Ласкарисами Иоанн III снарядил флот и отвоевал острова Лесбос, Самос, Хиос и несколько мелких. Окрыленный успехом, он начал было готовиться к походу на Константинополь, но в Никее поднял мятеж племянник императора Андроник Нестонг. Корабли пришлось сжечь, дабы они не достались латинянам, а василевс поспешил в столицу для борьбы с заговорщиками. Нестонга и его сообщников после подавления бунта приговорили к наказанию путем различного рода членовредительства, но всем оставили жизнь. Георгий Акрополит, современник Ватаца, пишет, что император «всегда отличался человеколюбием».

Если Феодор I Ласкарис основное внимание уделил организации Никейской империи как таковой, то Иоанн III видел свою задачу в усилении страны, мечтая при этом довести до конца дело предшественника и отнять у врагов Константинополь. Чтобы собрать необходимые средства, василевс воспользовался землями своего обширного домена. На этой территории создавались императорские поместья, работу которых Иоанн III взял под личный контроль. Благодаря разумной налоговой политике и, видимо, широкому применению новых методов хозяйствования производство достигло в них невероятно высокого уровня. Достаточно сказать, что доходов, вырученных от продажи одних только яиц за год, императору хватило на то, чтобы изготовить золотой венец для своей жены!
Правительство приняло меры для прекращения утечки монеты за рубеж. Специальный эдикт императора предписывал, угрожая в противном случае «бесчестием» (юридический термин, означавший лишение ряда гражданских прав), воздерживаться от покупки иноземных предметов роскоши и довольствоваться тем, что «производит земля ромеев и умеют приготовлять их руки». Даже своего сына Феодора Ватац, увидев в заморском шелковом одеянии, выбранил.
В результате этих и других реформ Никейская империя при Иоанне III в короткий срок сказочно разбогатела. А так как из-за наступления монголов у соседей империи, турок, настали тяжелые времена и толпы беженцев искали себе защиты от кочевников во владениях греков, ее население еще и увеличилось.
Если у первого Ласкариса просто руки не дошли до заботы о культуре и науках, Иоанн III уделил этому немало сил и внимания. При его дворе получил возможность работать выдающийся философ средневековья Никифор Влеммид.

Никифор Григора писал:

«Соединяя с богатством умственных дарований благородство и твердость характера, он прекрасно вел и устроял дела правления; в короткое время он увеличил и внутреннее благосостояние ромейского царства, и в соответствующей мере военную силу. Он ничего не делал, не обдумав, не оставлял ничего, обдумав; на все у него были своя мера, свое правило и свое время ... он ... располагал и других, чтобы никто не смел налагать корыстолюбивую руку на людей простых и неимущих».

Ватац не любил пользоваться чьими-либо советами. Щедрый к Церкви (император поддерживал деньгами не только свое, но и бедствовавшее духовенство Антиохии, Иерусалима и даже Константинополя), он тем не менее не терпел ее вмешательства в свои дела и при случае с ней не церемонился. В 1232 г. василевс, невзирая на сопротивление православных, пытался вести с римской курией переговоры об унии, чтобы предотвратить казни православных (прежде всего клириков), подвергавшихся в Латинской империи жестоким гонениям. По смерти патриарха Мефодия II (1240) он оставил Константинопольскую Церковь без верховного пастыря на четыре года, так как не мог найти подходящего кандидата.

Прочное положение страны позволило Иоанну III в середине 1230-х гг. начать широкую кампанию по изгнанию католиков с Балкан (от малоазиатских владений «франков» к тому времени не осталось почти ничего). В 1235 г. он утвердился во Фракии, заключив союз с царем болгарским Иоанном II Асенем. Сблизился василевс и с ярым противником папства германским императором Фридрихом II Гогенштауфеном. Мощный флот - тоже плод усилий Ватаца - обеспечил Никейской державе господство на море, хотя искусство ведения морских сражений у итальянцев оставалось выше, и в 1239 г. они разбили тринадцатью галерами эскадру греков, насчитывавшую тридцать боевых кораблей.
Последним успехом «франков» стал захват ими в 1240 г. Цурула. После этого территория Латинской империи только сокращалась. Иоанн III с успехом применял нехитрую тактику брать противника измором и уклонялся от решительных сражений. Отвоеванные крепости он отстраивал заново и оснащал сильными, прекрасно снабженными гарнизонами, а захваченных в плен переселял на свои земли. Мало-помалу влияние Никеи в Европе усиливалось. Напуганный успехами смелого государя, папа Григорий IX отправил ему полное оскорблений письмо, угрожая крестовым походом. Иоанн III ответил мудрым и очень язвительным посланием, недвусмысленно указывая западному духовенству на то, что, как всегда, они «благовидными предлогами прикрывают ... жажду власти и золота».

В 1242 г. власть Ватаца признала Фессалоника, и спустя четыре года василевс с большой пышностью посетил этот город.
Балканы в XIII в. напоминали бурлящий котел. На этой многострадальной земле вовсю мерялись силами властители Болгарии, Эпира, Константинополя, Никеи, Сербии и много других более мелких любителей потрясать по любому поводу оружием. В 1251 г. вероломный деспот эпирский Михаил II Ангел напал на владения Иоанна III, за что вскоре и поплатился: разгромленный, в следующем году он признал свое государство вассалом Никейской империи. После такого значительного успеха Иоанн III мог смело считать себя крупнейшим монархом среди христианских государей Восточного Средиземноморья.

«Время царя Феодора требовало поспешности, - сравнивал Ватаца с его предшественником Никифор Григора, - оттого он и был тороплив; а следующее затем время царствования Иоанна требовало обдуманности, оттого он и отличался ею».

Скончался 3 ноября 1254 года в Нимфее - второй столице Никейской империи. Ему наследовал его сын, Феодор II Ласкарис. Святой царь был похоронен в основанном им близ Магнисии Сосандровом Спасском монастыре.


Почитание


Во время осады Магнисии турками зимой 1303 года видение императора Иоанна Дуки Ватаца на стенах укрепило дух защитников города. В 1307 году честные останки царя были перенесены из Сосандрова монастыря в город, после чего жители Магнисии чтили его могилу как гробницу святого. Взяв город в начале XIV века, турки уничтожили его останки, сбросив их со скалы. Однако, и в XX веке в той местности отмечали день святого "Иоанна Дукса Ватадзи" - 4 ноября по юлианскому календарю.

Георгий Акрополит, свидетель деяний императора, составил ему восторженную эпитафию.
В греческих минеях император упоминается как святой Иоанн Ватац Милостивый. Его память почиталась в греческой общине в Малой Азии, особенно в Эфесе.
В XIV в. епископ Георгий Пелагонийский написал Житие святого императора Иоанна Милостивого, в котором упомянул многочисленные чудеса святого. На основе этого жития прп. Никодим Святогорец в XIX в. по поручению Эфесcкого митрополита составил богослужебное последование в честь святого императора.
В ноябре 2010 года в греческом городе Дидимотика был освящен первый в православном мире храм в честь византийского императора св. Иоанна Ватаца.


Святые праведные Иоанн, Стефан и Исаия

Святые праведные Иоанн, Стефан и Исаия


В сонме святых по праву упоминаются те из христиан, которые всю свою земную жизнь посвящают славословию Господа и служению народу. Их жизнь совмещает в себе подвиги преподобных и богоносных отцов, исповедников и мучеников.

Существует предположение, что святые праведные Иоанн, Стефан и Исайа жили в Иерусалиме и охраняли Гроб Господень. Вероятно, именно за преданное служение Гробу Спасителя Грузинская Православная Церковь постановила особое уважение их могилам.
К сожалению, ныне нам неизвестно место их упокоения и мы лишены возможности получения благодати, исходящей от их святых могил. Не располагаем также и биографическими сведениями, и ничего не можем сказать об их подвигах. Грузинская Церковь уже несколько веков славословит праведных Иоанна, Стефана и Исаию и просит их ходатайства пред Господом.


Мученик Порфирий Ефесский, Кесарийский, лицедей

Порфирий Ефесский, мч. и Евфимия Всехвальная, вмц. Юго-западный столб; Балканы. Сербия. Грачаница; XIV в.
(Порфирий Ефесский, мч. и Евфимия Всехвальная, вмц. Юго-западный столб; Балканы. Сербия, Косово монастырь Грачаница; XIV в.)

Память 15 сентября, 4 ноября

Жил в III веке в царствование императора Аврелиана. Он происходил из Ефеса в Малой Азии и с детства был воспитан лицедеем. Занимаясь лицедейством, он часто насмехался над христианскими обычаями. Однако, впоследствии он обратился и был обезглавлен за исповедание Христа в царствование Юлиана Отступника в Ефесе в 361 году.

Есть два предания об обстоятельствах его крещения и мученичества. По одной версии у Порфирия была дочь, которую он потерял из-за внезапной смерти. Эта потеря поразила его в самое сердце. Он оставил лицедейство и в сокрушении стал скитаться. Утешение он нашел в Христовой вере, крестился и смело осудил язычество. Отказавшись поклониться идолам по приказу местного правителя, Порфирий был казнен.

По другому преданию, актер Порфирий в день рождения императора Юлиана Отступника исполнял роль в театре, согласно которой он должен был глумиться над таинством святого Крещения. Но когда Порфирий по ходу пьесы погрузился в воду и произнес: "Крещается раб Божий, Порфирий, во имя Отца и Сына и Святого Духа," то, под воздействием благодати Божией, воспринятой им при этих словах, выйдя из воды, он открыто исповедал себя христианином. Юлиан тут же приказал мучить его и после пыток казнить.


Святитель Павел (Конюскевич), митрополит Тобольский


Святитель Павел (Конюскевич), митрополит Тобольский

Память 4 ноября, в Соборах Галицких, Киевских и Сибирских святых

В миру Конюскевич или Конюшкевич Петр, родился в 1705 году в городке Самборе, в Галиции, в семье богатого мещанина.
Начальное образование получил в Самборском училище, затем в Киевской духовной академии.
По окончании академии оставлен в ней учителем пиитики.

В 1733 году пострижен в монашество в Киево-Печерской Лавре. 5 декабря 1734 года был рукоположен во иеродиакона, 1 января 1740 года - во иеромонаха.
Весной 1740 года был назначен "шафарем дорожным" (заведующим экономической частью) в свиту архимандрита Златоверхого Михайловского монастыря Тимофея (Щербацкого), направлявшегося в Москву. Отчетность молодой эконом вел с аккуратностью: каждая копейка, каждый подарок, которыми, по обычаю того времени, Щербацкий наделял, по прибытии в Москву, высокоименитых особ, - все это тотчас же до мелочей вносилось в шнуровую книгу:

"В осьми флягах, чотырех квартовых, чотырех полуквартовых, в посрединки ящик с румками, подснодом с пукаликом, и з двома сулейками до оливу и оцту, или соку, а фляшки резания с позолотою Герцогу (т. е. Бирону). Такое только незолоченое резание князю Черкасскому. Такое ж графу Остерману. Такое ж фельдмаршалу (т. е. Миниху). Такое ж светлейшему князю Гессенганбургскому. Такое ж величиною, только гладко шлифование фляша Андрею Ивановичу Ушакову. Квадратное в шести фляшах разных квартовых Петру Васильевичу Курбатову".

В этом же году был назначен проповедником Московской Славяно-Греко-Латинской академии.
18 февраля 1744 года был возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем Новгородского Юрьева монастыря. Во время его управления монастырем были возведены многочисленные постройки по набережной линии и южная ограда монастыря.

На Тобольской кафедре

23 мая 1758 года хиротонисан во епископа Тобольского и Сибирского с возведением в сан митрополита. Поздно вечером 20 ноября прибыл в Тобольск.
Заботился о просвещении народа через пастырей, а потому прежде всего обратил внимание на усовершенствование семинарии. Семинария существовала в Тобольске уже 20 лет, но классов в ней было немного. Преосвященный не замедлил открыть богословский класс, и сам непосредственно наблюдал за преподаванием. Пригласил в семинарию, в качестве наставников, двух ученых киевских иеромонахов - Савватия (Исаевича) и Вениамина (Белковского).
При нем было построено 20 каменных храмов в Тобольске и других городах и открыто несколько приходов. Священно-церковнослужителей назначал с особенной разборчивостью и знанием.

По ходатайству митрополита Павла, указом Св. Синода от 20 февраля 1764 года в качестве миссионеров среди сибирских инородцев были утверждены протоиереи о. Никита Арамильский и о. Михайловский.
В 1761 году был обвинен в посылке военных команд для применения суровых мер к раскольникам, усилившим в своей среде самосожигательство. Как выяснилось впоследствии, команды эти были учреждены Сибирским правительством. Историк А.К. Недосеков предполагает, что донос на преосвященного был послан иеромонахом Савватием (Исаевичем).

В течение девятилетнего периода управления епархией на митрополита Павла поступило в Синод свыше 30 жалоб, в которых деятельность его рисовалась черными красками: строгость его в отношении к подчиненному клиру граничила с жестокостью, находящихся под следствием он держал при архиерейском доме в тягчайших работах, вдовых священников и причетников насильно постригал в монашество, мало-мальски провинившихся "чрез побои жестоко наказывал". Администрация тоже жаловалась на непорядки в деле просвещения христианством сибирских инородцев, которых часто крестили насильно, иногда спаивали и потом преследовали за мнимое ренегатство.

Митрополит Павел выступил с протестом по поводу секвестра монастырских имений, что, возможно, и явилось причиной увольнения его на покой. По мнению некоторых историков, причиной увольнения стали вышеуказанные жалобы.

Увольнение на покой

Синодский указ сначала один, затем другой потребовал немедленного прибытия митрополита Павла в Петербург, но митрополит даже не отвечал на призывные указы.
На заседании Синода 22 июня 1767 года Новгородский митрополит Димитрий (Сеченов) уже объявлял: "митрополит Павел ни по первому, ни по второму указу о вызове в Петербург не едет, а продолжает жить в Тобольске и управлять своею епархиею".

По сведениям А.К. Недосекова, в этом же году был присужден Синодом к снятию архиерейского сана.

На заседании 22 марта 1768 года Св. Синод, исполняя волю императрицы Екатерины II, выраженную синодальным обер-прокурором И.И. Мелиссино, постановил:

"преосвященному Павлу, митрополиту Тобольскому, подтвердить указом, буде его преосвященство, в исполнение Ее Императорского Величества повеления по посланным двум указам, из Тобольска по ныне еще не выехал, то Св. Синод ныне последний уже термин полагает, чтоб непременно в путь отправился с получения того указа в неделю; а буде и за сим отправкою своею в путь медлить будет, то находящемуся в Тобольске господину губернатору оного преосвященного выслать из Тобольска без всяких отговорок. О чем и к нему, господину губернатору, послать указ".

Преосвященный Павел, не дождавшись указа, 2 апреля 1768 года прибыл в Москву. На шестой день своего приезда он отправил в Синод следующее донесение:

"По присланным мне из Св. Синода, прошлого 1767 года июня от 26 и октября 10 чисел, Ее Императорского Величества указом велено мне быть в Москве. Почему я, учиня по долгу распоряжения и здравием, коим весьма слаб, поправясь, имел непременное намерение отправиться декабря в последних числах тогож года в путь, только за продолжающеюся болезнию, до 11 января нынешнего 1768 года, выехать никак было не возможно; а со оного отправившись, с возможною поспешностию старался прибыть в Москву и явиться к Вашему Святейшеству, только от умножившихся в дорожнем беспокойствии во мне болезней, по коим в Екатеринбурге принужден был жить три недели и пять дней и, еще не совсем выпользовавшись, по выезде в дороге различные имел припадки: а ныне 2 апреля прибыл в Москву и по учиненной мне от конторы Св. Синода повестке апреля же 7 дня явился во оной конторе, где о ожидании мне в Москве от Вашего Святейшества указ объявлен. А как я ныне, наивящщую по усилившимся во мне болезням слабость моего здравия ежедневно чувствую, и по старости лет моих к выпользованию оных мало надежд заключаю, почему к правлению епарших дел нахожу себя не в состоянии. - Того ради Ваше Святейшество всепокорнейше прошу за старостью и слабостью моего здравия от епархии и от правления епарших дел в Киево-Печерскую лавру на обещание увольнении, и о сем моем прошении учинить милостивое рассмотрение".

Будучи снова отправляем на Тобольскую кафедру, категорически заявил: "возвратиться на епархию я не могу, как лишенный оной по приговору Синода; то пусть отошлют меня в святую Киево-Печерскую лавру, в которой я принял обет послушания тамошнему настоятелю".

В июле 1768 года по указу Екатерины II был уволен на покой (сослан, по Недосекову) в Киево-Печерскую Лавру.
Отправлявшемуся из Петербурга митрополиту императрица пожаловала 1000 рублей. Преосвященный Павел не принял их, говоря, что это огонь. Послали их с надежным человеком, сопровождающим митрополита. Наместник Лавры предложил святителю: "Примите этот дар, по крайней мере, для святой Лавры; мы устроим на них что-нибудь богоугодное". Павел спросил: "А що ты устроищь, отче, на сей огонь?", - Наместник ответил: "Позолотим чрез огонь церковные главы". - "Се добре", - отвечал Павел. Деньги были приняты.

На покое святитель жил со смирением и простотой. Спал на деревянных нарах, имел кирпич под головой. Двери его жилища, как и двери его сердца, были открыты для всех и каждого.
Скончался 4 ноября 1770 года в Лавре. Погребен в Великой церкви в усыпальнице под Стефановым приделом лаврского собора, где тело его сохранилось нетленным.

Почитание и прославление

У гроба святителя совершаются многие чудеса: получают исцеление недужные разными душевными и телесными болезнями. Нередко бывало, что св. Павел сам являлся страждущим, иногда с другими подвижниками.

Сохранилась собственноручная запись митрополита Евгения (Болховитинова) о явлении ему митрополита Павла в то время, когда устроен был новый склеп под великою церковью Лавры и приказано перенести туда во вновь устроенные могилы все гробы как погребенные в земле, так и поставленные в склепе под собором:
"12 июня 1827 г. доложили мне, что в усыпальнице под Стефановским приделом тело Тобольского архиерея Павла, почивающее во гробе, поверх земли, и назначенное к погребению на новом месте, оказалось нетленным. Почему и велел я оставить посмотреть мне самому, но в тот день не успел сделать осмотра. В следующую же ночь, когда я заснул, представилась мне буря, колебавшая здание, от коей я проснулся и услышал, что по залам мерно и весьма твердо шествует некто в мою спальню. Двери растворились и вошел неизвестный муж светом озаренный, в архиерейском облачении с гневом на лице. Приподнявшись на постельке, я хотел встать и поклониться ему, но не мог, потому что ноги и особенно колена у меня сильно дрожали. Явившийся сказал мне: "Чи дасы нам почываты, чи ни? Не дасы нам почываты, не дам тебе и я николы почываты!". Затем он вышел мерными шагами из спальни. Наутро я пришел ко гробу архиерея, коего накануне преположил осмотреть, и по снятии крыши увидел того самого святителя Божия Павла, который явился мне ночью, и в том же облачении. Со слезами лобзал я руки его, отслужил панихиду и велел оставить гроб на прежнем месте".

В 1999 году при восстановлении Великой церкви обнаружено захоронение святителя, тогда же его нетленные мощи перенесли в Дальние пещеры, где они пребывают и поныне.

Святитель Павел (Конюскевич), митрополит Тобольский, мощи

22 июня 2008 года состоялось его общецерковное прославление в лике святых, совершенное в Киево-Печерской лавре сонмом святителей во главе с Киевским митр. Владимиром.


Преподобномученица Евгения (Лысова), монахиня

новомученики Егорьевские
(новомученики Егорьевские)

Память 4 ноября и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

В мирц Лысова Евдокия Афанасьевна, родилась в 1892 году в селе Никиткино Егорьевского уезда Рязанской губернии в семье владельца небольшой бакалейной лавки. Образование получила в церковноприходской школе.
В 1916 году скончались родители, обе ее сестры к этому времени вышли замуж и жили отдельно, и воспитанная в благочестии Евдокия решила посвятить свою жизнь служению Господу. Она продала домашнюю скотину, а доставшийся ей от родителей дом отдала сестре, получив от нее взамен небольшой домик, в котором она и устроила себе келью. Окормлялась у одного из монахов в Богословском монастыре в Рязанской области.

В 1926 году пострижена в монашество с именем Евгения.
Когда монастырь был закрыт, она вернулась в родное село Никиткино и стала прислуживать здесь при Покровской церкви.
В 1931 году были арестованы сестры Колычевского Казанского монастыря и заключены в тюрьму в Егорьевске. Сразу после их ареста верующими и монахинями закрытых монастырей, которых тогда много поселилось в Егорьевске, была организована им помощь продуктовыми передачами и вещами. С десяток монахинь круглосуточно дежурили неподалеку от тюрьмы, чтобы в тот момент, когда арестованных будут вести из тюрьмы на вокзал, успеть попрощаться с исповедницами. В конце концов, стало известно, что сестер Казанской обители будут перегонять этапом 12 июня. В этот день, начиная с 10 часов утра, у ворот тюрьмы стали собираться монахини, духовенство и верующие. Собралось всего около ста человек. Впоследствии один из свидетелей показал, что
священники и монахини «повели агитацию среди городского населения о том, что советская власть повела политику окончательного уничтожения религии. Судят и высылают неповинных людей. Дня за три до отправки… монахинь организовали ночное дежурство у домзака, возле них группировались городские жители… среди которых монахини со слезами агитировали — надо терпеть, их угонят, нас скоро заберут».

Перед тем, как вывести из тюрьмы монахинь, когда на площади было уже довольно верующих, появились милиционеры, которые стали арестовывать собравшихся, толпа разбежалась. В последующие дни также были проведены аресты среди монахинь и верующих в Егорьевске и в ближайших селах. Всего по этому делу было арестовано восемнадцать человек.

Монахиня Евгения была арестована 25 июня 1931 года и препровождена в тюрьму в Егорьевске. Отвечая на вопросы следователя, она сказала: «После смерти родителей… стала вести монашескую жизнь, ходила и сейчас хожу в церковь, служу вместе со священником… и этой жизни держусь…»

16 июля 1931 года тройка при ПП ОГПУ Московской области приговорила монахиню Евгению к трем годам ссылки в Казахстан, причем срок ссылки ей было отмерян с 12 июня, когда были арестованы на площади монахини.

В 1934 году по окончании срока ссылки монахиня Евгения вернулась на родину и поселилась в Егорьевске, куда вернулись из ссылок другие монахини и духовенство. Евгения стала помогать при храме святого благоверного князя Александра Невского. Монахини, послушницы и благочестивые женщины стали совершать уставные службы в домах; и в городах и по деревням стали образовываться небольшие монашеские общины. Многие тогда боялись собираться в домах для молитвы, но Евгения, возражая на эти страхования, говорила: «я была в ссылке, мне не страшно».

Собор Александра Невского, Егорьевск
(Собор Александра Невского, Егорьевск)

В апреле 1935 года м. Евгения была арестована в числе других членов общины.

– Скажите, где и когда вы принимали участие в тайных молениях на квартирах верующих? – спросил ее следователь.
– На тайных молениях я никогда не присутствовала; возможно, они где и были в Егорьевске, но мне неизвестно.
– Признаете вы себя виновной в предъявленном вам обвинении?
– Виновной в предъявленном мне обвинении не признаю.


14 июня 1935 года Особое Совещание при НКВД приговорило ее к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и она была отправлена в лагерь под Ташкентом.

Из лагеря она писала родственникам, чтобы прислали ей сухариков; через некоторое время, получив их, отписала, чтобы больше ничего не посылали, так как их лагерь переводят на другое место и когда прибудут, она сообщит новый адрес. Но условия этого этапа оказались столь тяжелы, что она не выдержала их.

Скончалась в заключении 17 ноября 1935 года и была погребена в безвестной могиле.
Причислена к лику святых новомучеников и исповедников Российских 15 апреля 2008 года на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви для общецерковного почитания.
Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments