filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

Можно ли православному смотреть спортивные состязания?

Или о том - что такое конские зрелища и ристалища, про которые негодует святитель Иоанн Златоустый...


Христос посреди нас!

Ныне в городе Минске проходит чемпионат мира по хоккею, а не за горами и чемпионат мира по футболу в Бразилии. Наверняка многие православные братия и, возможно даже и сестры не исключают для себя возможности посмотреть спортивные состязания по телевизору и порадоваться (или попереживать) за нашу сборную и за всю нашу родную страну.

Но вот недавно на одну свою заметку по поводу радости от победы нашей сборной над американцами я получаю от одного брата недоуменное замечание о том, что спорт и православие не совместимы.

Хотелось бы немного порассуждать на эту тему…

Часть первая: святитель Иоанн Златоустый

I. Для начала мне виделось бы полезным обратиться к одному из моих любимых святителей и Вселенских Великих Учителей Иоанну Златоустому.
Во первых, потому что те, кто утверждает невозможность для православного христианина смотреть спортивные состязания в первую очередь обращаются за цитатами именно к этому святому отцу. А во вторых, по причине того, что, как я уже огласил выше, но с превеликим удовольствием это повторю еще и еще раз: блаженный Иоанн давно уже покорил меня своими золотыми нетленными проповедями и увещеваниями, и обращение к этому бесценному живому источнику для утоления духовной жажды всегда вожделенно.
В нескольких своих проповедях святитель в большей или меньшей степени затрагивает тему пребывания христиан на конских ристалищах, состязаниях и им подобным увеселительных мероприятиях. Предоставим слово самому святому…

1. Из Беседы на Книгу Бытия (Беседа 6):

«1. Хочу обратиться к обычному учению, но останавливаюсь и медлю; облако уныния нашло на ум мой, возмутило и расстроило его; а лучше сказать, облако не только уныния, но и гнева, и я не знаю, что мне делать, - такое смущение овладело моей душой. В самом деле, как подумаю, что лишь только дьявол немного дунул, вы, забыв наше непрерывное учение и каждодневное увещание, все побежали на сатанинское то позорище, когда случились конские скачки, то могу ли с ревностью опять предлагать вам учение, когда все прежнее так скоро исчезло? Особенно увеличивает мою скорбь и усиливает мой гнев то, что вы, вместе с нашим увещанием, выбросили из души своей и благоговение к святой четыредесятнице и, таким образом, сами отдались в сети дьявола. Как может кто-либо, хотя бы у него была каменная душа, легко перенести такую небрежность вашу? Стыжусь, поверьте, и краснею, когда вижу, что мы напрасно трудимся и бросаем семя на камни. Но слушаете ли вы слова мои или не слушаете, назначенная награда будет мне, потому что я исполнил весь долг свой, отдал серебро, сделал внушение. Только боюсь и беспокоюсь, чтобы через это самое мне не сделаться виновником большего вашего осуждения. "Раб мой", сказано, "который знал волю господина своего, и не делал по воле его, бит будет много" (Лук. 12:47). Никто из вас не может уже сослаться на незнание, когда мы ежедневно так внушаем вам одно и то же, и показываем дьявольские сети и великую легкость добродетели, если только захотим быть бдительными. Или не знаете, что тех, которые так нерадят о своем спасении, и иногда приходят сюда, а в другое время сами отдаются в сети дьявола, божественное Писание сравнивает с псами? Человек, говорит оно, отвращающийся от греха своего и опять возвращающийся к нему, подобен псу, возвращающемуся "на блевотину свою" (Прит. 26:11). Вот, кому стали подобны убежавшие на нечестивое то зрелище. Не слышали ли вы, что сказал Христос: "всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое" (Матф. 7:26-27)? А убежавшие на конское ристалище сделались хуже и этого человека. У него дом упал, по крайней мере, уже после сильного напора (рек и ветров); а под именем рек и ветров (Христос) дает нам разуметь не множество воды и стремительность ветров, но сильное действие искушений, и разрушение храмины мы должны относить не к чувственному дому, а к душе, падающей от напора несчастий и не могущей противостать им. А на вас и ветер не устремился и реки не обрушились, но только подуло легкое дьявольское веяние - и всех вас увлекло. Что может быть хуже этого безрассудства? Какая, скажи мне, польза от поста? Какой плод от хождения сюда? Кто не восплачет о вас и не пожалеет нас?»

И далее там же:

«Так никто впредь, прошу вас, не показывайся на конских ристалищах; никто даже не проводи дня в неприличных собраниях; не предавайся игре в кости и происходящему из-за нее крику, и прочим гибельным удовольствиям. Какая, скажи мне, польза от поста, когда ты целый день воздерживаешься от пищи, а между тем предаешься игре в кости, и тратишь весь день в пустословии, а нередко даже в клятвах и богохульстве?»

2. О Лазаре. Слово 7:

«Может быть, я сделал слишком строгое обличение; оно слишком строго по моей любви к вам, но по важности прегрешения еще не довольно сильно. Впрочем, так как должно подавать руку и падшим, и являть отеческую заботливость о дошедших до такой беспечности, то я и теперь не отчаиваюсь в их спасении, только бы они решились не впадать опять в те же проступки, не простирать дальше свою беспечность, и отказаться от хождения на конские ристалища и от всякого подобного сатанинского зрелища…

…Те, которые спешат идти на конские ристалища и на другие сатанинские зрелища, небрегут о целомудрии, нисколько не пекутся о добродетели, хотят распутствовать, предаются веселью и пресыщению, каждодневно истощаются безумною и неистовою страстью к деньгам и прилепляются к делам настоящей жизни, действительно идут пространными вратами и широким путем; когда же они, далеко ушедши вперед и собравши себе великое бремя грехов, придут к концу пути изнуренными, то уже не могут идти дальше, так как теснота пути задерживает их, и они, обремененные тяжестью грехов, не в состоянии пройти по нему; потому неизбежно низвергаются в самую пропасть погибели. Какая же польза, скажи мне, прошедшим недолго широким путем, подвергаться вечной погибели, и повеселившимся, так сказать, во сне наказание терпеть в действительности? Подлинно, вся настоящая жизнь в сравнении с ожидающим нас наказанием и мучением есть то же, что сновидение одной ночи. Неужели все это написано для того, чтобы мы только читали?
»

3. Беседа. Против оставивших церковь и ушедших на конские ристалища и зрелища:

«1. Можно ли это стерпеть? Можно ли это снести? У вас самих я хочу судиться против вас же. Так и Бог поступил с евреями: обращаясь к ним против них же самих, Он говорил: народ Мой! что сделал Я тебе и чем отягощал тебя? отвечай Мне (Мих.6:3); и еще: какую неправду нашли во Мне отцы ваши (Иер.2:5)? Ему хочу и я подражать, и опять скажу вам: можно ли это стерпеть, можно ли это снести? После столь долгих собеседований, после такого учения, некоторые, оставив нас, побежали смотреть на состязающихся коней и впали в такое неистовство, что наполнили весь город непристойным шумом и криком, возбуждающим смех, лучше же сказать: плач. Поэтому я, сидя дома и слушая поднявшийся вопль, страдал больше застигаемых бурею. Как те в то время, когда волны ударяют в стенки корабля, трепещут, подвергаясь крайней опасности, так и меня очень тяжко поражали те крики, и я потуплял взоры в землю и смущался от стыда, когда сидевшие на верхних местах вели себя так непристойно, а находившиеся внизу, среди площади, рукоплескали возницам и кричали больше тех. Что же скажем мы, или чем оправдаемся, если кто-нибудь чужой, случившись здесь, станет осуждать и говорить: это ли город апостолов, это ли город, имевший такого учителя, это ли народ христолюбивый, общество не чувственное, духовное? Даже не постыдились вы и самого дня, в который совершились знамения спасения рода нашего; но в пятницу, когда Господь твой был распинаем за вселенную, когда приносилась такая жертва и отверзался рай, и разбойник возводился в древнее отечество, и клятва разрешалась, и грех уничтожался, и долговременная вражда прекращалась, и примирение Бога с людьми совершалось, и все изменялось, — в тот день, когда надлежало поститься, славословить и воссылать благодарственные молитвы за благодеяния для вселенной к Совершившему их, — тогда ты, оставив церковь и жертву духовную, и собрание братий, и забыв святость поста, плененный диаволом, повлекся на то зрелище. Можно ли это стерпеть, можно ли это снести?...

…И что я говорю о зрелище? Часто и на площади, встретившись с женщиною, мы смущаемся; а ты, сидя вверху, где столько побуждений к нескромности, видя блудную женщину, выходящую с обнаженною головою, с великим бесстыдством, одетую в золотые одежды, делающую нежные и обольстительные телодвижения, поющую блудные песни и развратные стихотворения, произносящую срамные слова, и совершающую такие непристойности, какие ты, зритель, представив в уме своему потупляешь взоры, — как дерзаешь сказать, что не испытываешь ничего человеческого? Разве тело твое — камень? Разве оно — железо? Я не перестану повторять тоже. Разве ты любомудреннее тех великих и доблестных мужей, которые пали только от одного такого взгляда? Не слышал ли ты, что говорит Соломон? Может ли кто взять себе огонь в пазуху, чтобы не прогорело платье его? Может ли кто ходить по горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих? (Притч.6:27-29). Хотя бы ты и не имел совокупления с блудницею, но ты имел с нею связь пожеланием и совершил грех волею. И не только в то время, но и тогда, когда окончится зрелище, когда она уже уйдет, в душе твоей остается ее образ, слова, одежды, взгляды, походка, стройность, ловкость, прелюбодейные члены, и ты уходишь, получив множество ран. Не отсюда ли беспорядки в доме? Не отсюда ли погибель целомудрия? Не отсюда ли расторжение браков? Не отсюда ли брани и ссоры? Не отсюда ли бессмысленные неприятности? Когда ты, занятый и плененный ею, приходишь домой, то и жена кажется тебе менее приятною, и дети — более надоедливыми, и слуги — несносными, и дом — отвратительным, и обычные заботы к устроенно надлежащих дел кажутся тягостными, и всякий приходящий — неприятным и ненавистным…

…3. Причина же этого в том, что ты возвращаешься домой не один, но приводишь с собою блудницу, входящую не явно и открыто, — что было бы сноснее, потому что жена скоро выгнала бы ее, — но сидящую в твоей душе и в сознании, и воспламеняющую внутри тебя вавилонский, и даже гораздо сильнейший пламень, — ведь пищею этого пламени служит не хворост, нефть и смола, но то, что сказано выше, и все у тебя приходит в беспорядок. И как больные горячкою, не имея никакой причины обвинять прислуживающих им, по дурному влиянию болезни бывают недовольны всеми, отталкивают пищу, оскорбляют врачей, гневаются на домашних и обижают служащих, так точно и одержимые этою тяжкою болезнью беспокоятся и негодуют, постоянно представляя себе ту блудницу. О, тяжкие дела! Волк, лев и прочие звери, будучи ранены стрелою, убегают от охотника; а человек, разумнейшее существо, получив рану, стремится к той, которая ранила его, чтобы получить еще более тяжелую рану, и находит удовольствие в последней; это прискорбнее всего и производит неизлечимую болезнь. Кто ненавидит свою рану и не хочет избавиться от нее, тот как станет искать врача? Поэтому я и скорблю и терзаюсь, что вы приходите оттуда, получая столь великую заразу, и за малое удовольствие навлекаете на себя непрестанное мучение. Подлинно, еще прежде геенны и тамошнего мучения, вы уже и здесь подвергаете себя крайнему наказанию. Не крайнее ли, скажи мне, мучение — питать такую похоть, постоянно воспламеняться и везде носить с собою огонь непотребной любви и угрызение совести? Как ты приступишь к порогу этого святилища? Как прикоснешься к небесной трапезе?...

… Потому я и скорблю и терзаюсь, что диавол заражает такое стадо. Но если вы захотите, то мы тотчас заградим ему вход…

…4. Поэтому я предупреждаю и объявляю громким голосом: если кто после этого увещания и наставления пойдет на нечестивые и гибельные зрелища, того я не впущу внутрь вот этой ограды, не сделаю причастником таинств, не позволю ему прикоснуться к священной трапезе; но как пастыри отделяют шелудивых овец от здоровых, чтобы болезнь не распространилась и на прочих, так точно поступлю и я.
»

И в других своих словах и беседах святитель не раз еще обращается к прихожанам с увещеванием о том, что христианину не место на подобных зрелищах. В последней из приведенной в этой статье блаженный Иоанн даже грозит отлучением от Причастия тем, кто не воспринимает его увещеваний.

Итак – нет спортивным соревнованиям места в жизни православного?

II. Не поторопимся с подобным выводом.
Если мы более подробно (а именно с этой целью я для цитирования Вселенского Учителя взял не короткие цитаты, как это обычно делают те, кто пытается показать несовместимость православного человека и спортивных соревнований) рассмотрим сказанное святителем Иоанном, то найдем некоторые общие его замечания о характере этих зрелищ, которые в последнем его, самом подробном труде, обобщаются и нам становится виден главный предмет его негодования, который и мы, разумеется, полностью разделяем вместе со святым отцом.

1. Прежде всего, заметим, что Иоанн Златоустый не просто негодует по поводу того, что прихожане посещают ристалища и конские состязания, но совершают это в дни Великого Поста:

«что вы, вместе с нашим увещанием, выбросили из души своей и благоговение к святой четыредесятнице и, таким образом, сами отдались в сети дьявола.» (Беседы на Книгу Бытия (Беседа 6)),

«Что может быть хуже этого безрассудства? Какая, скажи мне, польза от поста?» (Там же),

и более того – в саму Страстную Пятницу:

«Даже не постыдились вы и самого дня, в который совершились знамения спасения рода нашего; но в пятницу, когда Господь твой был распинаем за вселенную» (Беседа. Против оставивших церковь и ушедших на конские ристалища и зрелища).

2. Второе, что вызывает крайнее сожаление пастыря, это то, каковыми представляются его пасомые, посетившие ристалища и им подобные зрелища:

«не проводи дня в неприличных собраниях; не предавайся игре в кости и происходящему из-за нее крику» (Беседы на Книгу Бытия (Беседа 6)),

«наполнили весь город непристойным шумом и криком, возбуждающим смех, лучше же сказать: плач.» (Беседа. Против оставивших церковь и ушедших на конские ристалища и зрелища),

«вели себя так непристойно, а находившиеся внизу, среди площади, рукоплескали возницам и кричали больше тех» (Там же).

3. Уже проскользнуло мимолетно чуть выше, но заострю внимание немного подробнее о третьем сокрушении святителя о посещении подобных мероприятий: азарт, игра на деньги, нажива, клятвы, которые непременно сопровождали зрелища:

«не предавайся игре в кости» (Беседы на Книгу Бытия (Беседа 6)),

« а между тем предаешься игре в кости, и тратишь весь день в пустословии, а нередко даже в клятвах и богохульстве?» (Там же),

«предаются веселью и пресыщению, каждодневно истощаются безумною и неистовою страстью к деньгам» (О Лазаре. Слово 7),

4. Четвертое сокрушение и недоумение проповедника Константинопольского объединено общей характеристикой подобных зрелищ как явно выражено сатанинских:

«все побежали на сатанинское то позорище, когда случились конские скачки» (Беседы на Книгу Бытия (Беседа 6)),

«только бы они решились не впадать опять в те же проступки, не простирать дальше свою беспечность, и отказаться от хождения на конские ристалища и от всякого подобного сатанинского зрелища…» (О Лазаре. Слово 7),

«Те, которые спешат идти на конские ристалища и на другие сатанинские зрелища» (Там же),

«я и скорблю и терзаюсь, что диавол заражает такое стадо» (Беседа. Против оставивших церковь и ушедших на конские ристалища и зрелища).

5. О чем же пятое сокрушение доброго пастыря своих овец, как не о том, что хождение на ристалища и конские зрелища отвращают христиан от посещения собраний:

«в тот день, когда надлежало поститься, славословить и воссылать благодарственные молитвы за благодеяния для вселенной к Совершившему их, — тогда ты, оставив церковь и жертву духовную, и собрание братий, и забыв святость поста, плененный диаволом, повлекся на то зрелище.» (Беседа. Против оставивших церковь и ушедших на конские ристалища и зрелища).

Как тут не вспомнить (хотя и пытался я ограничиться лишь тремя проповедями святителя) сокрушенное и скорбное начало одного пастырского его слова:

«Опять конские скачки, и опять у нас собрание стало меньше» (Против аномеев. Слово седьмое).

Видимо, таковы были нравы жителей города, что при наступлении праздников, которые спокойно могли приходиться и на дни постные, и открытие в связи с этим множества увеселительных мероприятий, прихожане оставляли собрание (т.е. богослужения) и предавались развлечениям.
Как это все напоминает наши майские грядки, когда множество дачников едет в деревни, на садовые участки ради возделывания земельных наделов (что вовсе не недоброе дело) и храмы пустеют!
Но разве скажем мы после этого, что грядки и теплицы, цветы и плодовые кусты есть зло, отдаляющее нас от Церкви? Вовсе нет, отдаляют нас не они, а неправильное к этим предметам наше отношение. Равно как и оружие не само по себе непозволительно и невозможно для православного, а наше к нему отношение, наши действия с этим оружием делают либо благое дело, либо губительное.

Но отвлечемся на короткое время от рассуждений и вернемся в изучению наследия святителя Иоанна…

6. И, наконец, шестое сокрушение, самое глубокое, приводящее пастыря в плач о своем словесном стаде раскрывается в последнем из цитируемых нами проповедей – сокрушение о блуде, непременно сопровождающем подобные зрелища и поражающем и разлагающим душу христианина:

«видя блудную женщину, выходящую с обнаженною головою, с великим бесстыдством, одетую в золотые одежды, делающую нежные и обольстительные телодвижения, поющую блудные песни и развратные стихотворения, произносящую срамные слова, и совершающую такие непристойности» (Беседа. Против оставивших церковь и ушедших на конские ристалища и зрелища),

«Хотя бы ты и не имел совокупления с блудницею, но ты имел с нею связь пожеланием и совершил грех волею. И не только в то время, но и тогда, когда окончится зрелище, когда она уже уйдет, в душе твоей остается ее образ, слова, одежды, взгляды, походка, стройность, ловкость, прелюбодейные члены, и ты уходишь, получив множество ран.» (Там же).

Можно было бы выделить и иные сокрушения, как то богохульства, но оставим это за рамками обсуждаемого, довольно нам и рассмотренных пяти.

III. Представим на рассмотрение братьев и сестер ту действительно жуткую и губительную картину, что возникла перед нашими глазами после подробного рассмотрения слов Иоанна Златоустого о тех зрелищах, что мы процитировали (а повторю- процитировать можно было бы и еще из других работ святителя):

Это место пребывания, в котором проходят увеселительные зрелища, состязания людей и/или животных, обязательно сопровождаемое азартными играми, непристойными песнями, выкриками, буйством, сквернословием, клятвами и обещаниями, под шоу с блудными девами, некоторые из которых с радостью откликаются на непристойные предложения зрителей. Да что говорю- откликаются- сами охотно и с упорством предлагают себя им для блудной услады, полуобнаженные, исполняющие блудные танцы и хульные песни…
Признаюсь, не обнаружил в описанной, действительно губительной картине, способствующей скорому падению, современного спортивного соревнования. Да, при большой фантазии можно обнаружить в подобных блудницах группы поддержки, во время пауз развлекающих публику групповыми танцами и плясками. Но подобных женщин и девиц в большом количестве мы можем видеть, увы и в учебных заведениях, и в торговых центрах и на пляжах и даже просто на улицах города. И ни в малейшей степени не одобряя подобных нравов, не могу согласиться с необходимостью избегания вовсе всех вышеперечисленных мест (и многих тех, что не были перечислены).
На что же похожа картина того зрелища, что при подробном рассмотрении описана у блаженного Иоанна? Полагаю, что многие уже увидели полное соответствие с некоторым шоу (возможно, и спортивным), проводимым в казино, где многочисленные паузы между зрелищами заполняются азартными играми и ставками, где яства и питие разносят длинноногие девицы, а еще более распущенные и доступные исполняют танцы на пилоне, где принимают в заклад под обещания и клятвы драгоценности в залог, где под улюлюканье толпы на ристалище выходят борцы, артисты, певцы непристойных песней, звери…
Но разве это картина, например, того, что в настоящее время происходит на хоккейных аренах Минска? Разумеется, нет.

Так что же- спорт для спортсмена и просмотр спортивных соревнований для зрителя возможны и безвредны для православного?

IV. Не поторопимся и с таким выводом…
Спортивные соревнования относятся к той большой группе возможного времяпровождения, что может быть при разных условиях как вредны и губительны для души человеческой, так и полезны. Для этого надо рассматривать много различных сторон, как то: на какой день приходится подобный просмотр и на какое время, что собой замещает, о от чего отваживает, чему мешает и чему способствует. Не менее важна и иная сторона – сам человек: какова степень тяги его и какова зависимость, какие переживания им овладевают (или не довлеют им).
Блаженный Павел говорил:

«Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною». (1Кор. 6:12).

Во главу рассуждений положим эти слова апостола. Блаженный Феофилакт Болгарский такое предлагает нашему вниманию толкование этих слов послания:

«Все мне позволительно, но не все полезно.
Так как и прежде говорил о соблудившем и скоро опять будет говорить о нем же, то вводит речь и о чревоугодии: ибо от чревоугодия преимущественно происходит страсть, блудодеяния. Итак, говорит: позволено мне есть и пить, но вредно для меня принимать пищу и питие не в меру.
Все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною.
Я, говорит, господин над пищей и питием; но если буду употреблять их не в меру, то из господина сделаюсь их рабом. Ибо кто пользуется ими как должно, тот господин над ними; напротив, кто впадает в неумеренность, тот уже не господин, а раб их, потому что в этом случае пресыщение делается его тираном. Видишь ли, как того, кто почитал себя властелином, апостол показал подвластным? Смотри: каждый из коринфян говорил: мне можно предаться наслаждениям; а апостол говорит: ты предаешься им не потому, чтобы имел власть над ними, а потому, что сам подлежишь их власти. Ибо доколе остаешься невоздержанным, не ты имеешь власть над чревом, но чрево над тобой».

Говорится о мере. И не просто о мере, но и о степени воздержания, то есть о внутренних побуждениях, предваряющих действие. У некоторого человека есть желание к просмотру спортивного соревнования. Важно, чтобы этот человек постарался понять предварительно прежде согласия со своим желанием: благоприятное ли время избрано для подобного действия или нет; не повредить ли это действие его обычному молитвенному правилу или иным его духовным деланиям; воспомянуть не случилось ли в раз предыдущий человеку тому полагать безвредным подобное действие и не обманулся ли он в своих ожиданиях; оценить степень своего желания и свою зависимость от него; воспомянуть также, не обманулся ли когда-либо ранее он в своей оценке желания и степени зависимости, если был ранее вынужден отложить или отменить свое произволение, не посетили ли его при подобной необходимости душевные волнения, сожаления, внутренняя смута, нестроения, раздражение. И лучше всего было бы не самому человеку одному рассматривать подобное, но сверяться со своим духовником, оказывая ему послушание.

Мы говорили о времени благоприятном или неблагоприятном. Простой пример, позволяющий разобраться человеку во временах: спортивное состязание приходится на вечер субботы, или на воскресное утро. Если возникает помысел (и есть стремление приложиться к нему) на то, чтобы отложить посещение богослужения и предаться просмотру, то сие есть явный признак неблагополучия в мере той зависимости, что имеется у сомневающегося относительно рассматриваемого вопроса. Если подобный помысел даже и не возникает в уме того человека, или, придя в ум тотчас с негодованием отвергается, то мера зависимости не мешает в другое время, благоприятное для того, уделить часть своего времени спортивным передачам.

Можно было бы возразить, что без труда можно было бы найти и более полезное применение своему времени, куда более способствующему спасению, например, заботе о ближнем своем, дополнительном молитвенном делании или иному подвигу. Но тем я в ответ возражу и с легкостью отведу подобный удар примером из Отечника про авву Антония Великого:
«Один ловец диких зверей пустыни пришел для охоты на гору св. Антония. Увидев, что Авва утешает братию, он соблазнился этим. Старец, желая его успокоить и показать, что иногда нужно предоставить братии некоторое послабление, сказал ему : Вложи стрелу в свой лук и натяни его . Охотник сделал это. Старец сказал: еще натяни . Охотник натянул лук туже. Старец говорит опять: Натяни еще более. Охотник отвечал: Если сверх меры натянуть лук , то он переломится. На это Авва Антоний сказал: Так бывает и в деле Божием. Если сверх меры напрягать силы братии, то они скоро отпадут от дела Божия; необходимо по временам давать им послабление. Ловец, услышав это, выразил свое согласие и ушел от старца с большой пользой, а братия, утвердившись в правильном воззрении на свой подвиг, разошлись по кельям».

Тут проявляется все тоже разумение о мере, но в настоящем случае уже об обратной стороне - о подвиге. Притом, речь ведется о манашесвующих, что же утверждать про мирян – не подобает ли и им утешаться, подобно монахам и даже более того?

Вот так, взвешивая обе стороны своих потребностей – будь то подвиг и будь то утешение (а, наипаче не забывая испрашивать совета от духовника), и следует, на мой взгляд, относиться к различного рода утешающим развлечениям, к которым относится и рассматриваемый вопрос о спортивных состязаниях, и с разумением принимать то, или иное, полезное для спасения решение относительно рассматриваемого предмета, который сам по себе нейтральный, но имеющий возможность становиться и полезным и вредным для отдельного человека в том или в ином случае в различные времена.

Храни Господь и Матерь Божья!

С любовью,
рБ Дмитрий


Продолжение следует…

Tags: Иоанн Златоуст, Православие, Размышления, мысли, рБ Дмитрий, спорт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments