filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

03 (16) октября 2017 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение…


Преподобный Антоний (Медведев), архимандрит, наместник Троице-Сергиевой Лавры

Преподобный Антоний (Медведев), архимандрит

Память 12 мая, 3 октября, в Соборе Радонежских святых



До пострижения

Родился 6 октября 1792 года в семье вольноотпущенного крестьянина графини Е. И. Головиной, служившего поваром у князя Е. А. Грузинского в селе Лыскове. Наречен в крещении Андреем. Отец умер, когда ему было 4 года, в семье осталось четверо детей. Мать дала мальчику христианское воспитание, он обучился грамоте и стал учеником аптекаря при больнице в Лыскове, впоследстии князь Грузинский поручил ему заведование больницей. Обладая прекрасным голосом, Андрей пел в церковном хоре. В 1812 года, из-за недостатка врачей прикомандированный к Нижегородскому ополчению, А. Г. Медведев получил официальное разрешение на врачебную практику.


Начало монашеского пути

Под влиянием настоятельницы Арзамасской Алексеевской женской общины игумении Олимпиады (Стригалёвой) решил принять монашество. По указанию явившегося ему во сне преподобного Андрея Критского, его небесного покровителя, 27 июля 1818 года он стал послушником в Сарове. Пробыв около полутора лет в Саровской пустыни, он вернулся в Арзамас и поступил в Высокогорскую пустынь.

27 июня 1822 году принял монашество с наречением в честь преподобного Антония Киево-Печерского. 20 июля епископом Нижегородским Моисеем был рукоположен во иеродиакона, а 22 июля того же года - во иеромонаха. Игумения Олимпиада оставалась духовной наставницей Антония до своей кончины в 1828 году.
9 июля 1826 года епископом Нижегородским Мефодием Антоний был определен строителем Высокогорской пустыни и присутствующим в Арзамасском духовном правлении. Благодаря усердным трудам нового строителя пустынь вскоре стала процветающей. Личность настоятеля, его служение и дар слова привлекали из Арзамаса и окрестностей многих богомольцев, которые обращались к нему с просьбой быть их духовным отцом.

При вступлении Антония в должность строителя пустыни в ней было 20 человек братии, при переходе его в Троице-Сергиеву Лавру - 90 человек.
Антоний неоднократно ездил в Саров для беседы со старцами, особенно с преподобным Серафимом.


Наместник Троице-Сергиевой Лавры

23 феврале 1831 года скончался наместник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Афанасий (Фёдоров). За 2 месяца до его кончины преподобный Серафим предсказал назначение Антония следующим Лаврским наместником, и, действительно, 26 февраля митрополит Московский святитель Филарет предложил Антонию принять это служение.
10 марта 1831 года Антоний прибыл в Москву, 15 марта был возведен в сан архимандрита в церкви преподобного Сергия Радонежского на Троицком Сухаревском подворье в Москве и 19 марта приехал в Троице-Сергиеву Лавру.

При Антонии в Лавре был основан Гефсиманский мужской скит (освящен 28 сентября 1844 года), из «холодных» храмов стали отапливаемыми Троицкий собор, Никоновская, Духовская, Смоленская церкви, была построена Варваринская церковь и капитально отремонтирована крепостная стена. В 1832 году из братских келий в Донском (Варваринском) корпусе была организована странноприимная мужская больница, за стенами Лавры - женская больница и богадельня.
В 1838 году на месте сгоревшей гостиницы был создан дом призрения, где разместились богадельня, больница и домовая церковь. В Угловой (Пятницкой) башне организовано училище и приют для сирот на 100 человек, которые жили и учились на полном содержании монастыря, еще 100 учеников приходили учиться и обедать; организовано питание для странников.
В 1861 году училище и приют были переведены в дом призрения, мальчики-сироты обучались ремеслам, из способных к пению был организован хор. Архимандрит Антоний устроил в Лавре иконописную мастерскую, школу иконописания (1839), литографическую мастерскую (1844).

Исключительное внимание наместник уделял заключенным в сергиево-посадской пересыльной тюрьме. В 1871-1873 годах по проекту архитектора И. А. Малышева, штатного служителя Лавры, было построено новое тюремное здание, более половины суммы на строительство пожертвовали духовные дети Антония. На средства Лавры в тюрьме была устроена церковь в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали», богослужения в которой совершали лаврские монахи; Лавра помогала в обеспечении заключенных продовольствием.
Антоний покровительствовал также частным лицам, назначая из средств, вверенных ему благотворителями, пособия нуждающимся.

Антоний проявлял большую заботу о духовной жизни иноков. Помня заповедь преподобного Серафима: «Будь не отцом, а матерью братии», следовал наставлению преподобного: не бранить за порок, но исправлять его. Антоний был духовником многих мирян; торжественностью совершаемых им богослужений и даром слова он снискал любовь и уважение богомольцев. Антоний собирал переводы аскетических сочинений преподобного Паисия Величковского, помогал оптинским монахам в издании книг, с большим вниманием относился к лаврским старцам.
Своими трудами на благо Лавры и духовной мудростью Антоний расположил к себе святителя митрополита Филарета, который избрал его духовным отцом и нередко посылал к нему людей, нуждавшихся в назидании или утешении. С одобрения митрополита были напечатаны отдельной брошюрой «Монастырские письма», в которых Антоний описал разные случаи особого проявления благодати Божией и явлений из мира духовного. После кончины преподобного Серафима Антоний взял на себя заботы о Дивеевской общине. Благодаря совместным трудам Антония и митрополита Филарета в 1841 году было напечатано составленное архимандритом Сергием первое «Житие преподобного Серафима».

7 августа 1859 года указом Синода Антонию была присвоена степень первоклассного архимандрита.

Господь являл ему знаки Своего благоволения. Во время великого освящения воды в праздник Богоявления, когда отец Антоний, читая молитву, произнес слова «Тебе поет солнце. Тебя славит луна», на его лицо упал луч солнца. «Вся внутренность встрепенулась во мне, — вспоминал отец наместник. — И до сих пор сердце мое сохраняет эту радость света благодати». Однажды, причащая братию, архимандрит Антоний видел, как два инока-старца, со страхом приступившие к чаше со святыми Тайнами, причастились из нее небесного огня.

Отец Антоний обладал даром прозорливости. В этом имел случай убедиться при печальных обстоятельствах своей жизни граф М. В. Толстой, известный духовный писатель.

«Володя, третий сын мой, в 1871 году перешел в пятый класс гимназии, — рассказывает М. В. Толстой. — Утром 22 июля я поехал в Сергиев Посад повидаться со знакомыми и ночевал в гостинице. На другой день, выехав рано в обратный путь, я встретил на дороге жену мою с Володей, которого она везла на лечение в Посад. При первом взгляде на него я ужаснулся: он был едва жив в сильнейшем припадке холеры. Мы приехали в гостиницу, из которой я только что выехал. Призванный доктор Нил Петрович Сахаров сказал мне откровенно, что не имеет надежды спасти больного, но употребил все средства, какие только возможно. Мы поспешили позвать священника. Володя в полной памяти исповедался и причастился святых Таин. В три часа пополудни он тихо скончался. Почтенный старец М. М. Евреинов, сильно любивший Володю, поспешил к нам при известии о его кончине. Наместник Лавры отец Антоний в тот же день пришел в гостиницу и, увидев тело Володи на столе, внезапно заплакал и сказал как будто сам себе: „Это он! Его я видел во сне“. После того он зашел к нам и, увидевшись с Евреиновым как со старым своим знакомым, рассказал ему, что накануне утром, задремав пред совершением литургии, видел святую Марию Магдалину, проходившую с сонмом девиц мимо обильной яствами трапезы. Подле стоял прекрасный отрок. Старец сказал ему: „Я готовлюсь к служению и не могу вкушать пищи, а тебе можно“. Тогда услыхал он голос Марии Магдалины: „Оставьте его: он уже отозван ко мне“. — „Увидев покойника, — прибавил отец Антоний, — я узнал в нем того отрока, которого видел во сне“. И не мог удержаться от слез.
Мы похоронили Володю в Сергиевой Лавре, близ алтаря Успенского собора. Отпевание совершил отец наместник с многочисленным собором братии в Троицкой церкви
».


Последние годы жизни и кончина

Тяжелым ударом для отца Антония послужила кончина в 1867 году митрополита Филарета, в котором он видел не только духовного отца. но и старца. Чувствуя свое сиротство, архимандрит Антоний писал близким: «Скорбь моя о лишении отца, и друга, и владыки тяжело легла во мне. Если бы можно, ушел бы в пустынную келию, устранясь от дел и людей. Не знаю, что будет далее, <...> но отца для меня по Боге в настоящей жизни нет и не будет».


Окружающие заметили, что после смерти владыки у наместника Лавры не стало прежней бодрости духа, которая составляла отличительную черту его натуры. В 1873 году он перенес инсульт, после которого заметно ослабел. Не только ходить, но и сидеть ему стало тяжело. Физические страдания отец Антоний переносил благодушно, но нередко со слезами говорил о том, что не имеет сил к долгому вниманию в молитве. Несколько успокоило его явление митрополита Филарета. Святитель приблизился к нему, лежавшему на одре болезни, и спросил: «Тяжело тебе?» — «Тяжело, владыка святый», — ответил отец Антоний. «Читай пять раз „Христос воскресе...“и один раз „Отче наш“», — сказал святитель и стал невидим.

В 1872 году Антоний просил у митрополита Московского святителя Иннокентия увольнения от должности по старости, но тот отклонил просьбу.
В 1873 у отца Антония был легкий инсульт, после которого он сильно ослабел и оставался прикованным к постели. Святитель Иннокентий благословил устроить домовую церковь при кельях архимандрита, где он изредка совершал литургию.
Управление Лаврой было передано духовному собору, к Антонию обращались за советом лишь в наиболее важных делах.

В 1876 году, после начала войны с Турцией, Антоний при мощах преподобного Сергия Радонежского благословил великого князя Николая Николаевича, командовавшего русскими войсками, а в январе 1877 года, собрав последние силы, приветствовал императора Александра II и августейшую семью.

Антоний скончался, попрощавшись с братией, напутствованный таинствами Елеосвящения и Причащения. Отпевание Антония совершили епископ Иоанн (Митропольский) и епископ Можайский, викарий Московской епархии Игнатий в сослужении более 60 священнослужителей при огромном стечении народа. Архимандрит Антоний был погребен с восточной стороны Свято-Духовского собора Троице-Сергиевой Лавры.

Рака с мощами преподобного Антония Радонежского в Духовском храме
(Рака с мощами преподобного Антония Радонежского в Духовском храме)


Почитание и прославление

Почитание архимандрита Антония особо выразилось в обязательном и усердном поминовении его в Троице-Сергиевой Лавре на всех заупокойных ектениях. Преподобный Антоний был прославлен как местночтимый святой 16 октября 1998 года по благословению патриарха Алексия II, который сам возглавил торжество прославления. Ко времени прославления мощи святого Антония были обретены и помещены в Духовском соборе.

Известны случаи посмертных чудес преподобного Антония. Вот один из примеров его благодатной помощи. Послушница Арзамасской Алексеевской женской общины Ксения Земскова страдала от тяжелой болезни. Сорок дней ее мучили страшные припадки судорог, от которых ее тело скручивало так, что трещали кости. Разбитая, изломанная, она не могла двинуть ни рукой, ни ногой и не в состоянии была говорить. Только слабое дыхание свидетельствовало о том, что она еще жива. Однажды в тонком сне ей явился отец Антоний, при котором она училась в Лавре золочению и чеканке. Батюшка подал ей кисть винограда и маленькую бутылочку, сказав: «Вот тебе, Ксения, маслице от Царицы Небесной, мажь им себя и голову». Проснувшись утром, она помазала себя маслом из лампады перед иконой Божией Матери и с этого дня начала поправляться, а через месяц совершенно выздоровела.

Преподобный Антоний (Медведев), архимандрит 1


Тропарь
глас 3
Волю Божию в житий твоем взыскуя,/ предречение преподобнаго Серафима/ и Небесное призвание чрез святителя Филарета/ на служение в Лавру великую приял еси./ Истинный хранитель заветов аввы Сергия быв,/ иноков наставник богомудрый/ и Лавры благоукраситель искусный явился еси./ Ныне же, предстоя Престолу Святыя Троицы,/ преподобие отче Антоние,//моли спастися душам нашим.

Кондак
глас 2
Вышних желая улучити, блаженне,/ от юности Христу последовал еси,/подвигом и нравом святых отец ревнуя,/ благодать духа мирна стяжал еси./Сего ради множеству иноков/ и всем притекающим к тебе/ милостивый отец явился еси./ Темже с любовиювопием ти:/радуйся, Антоние,// Лавры Сергиевы похвало и Церкви Российской украшение.

Молитва

О преподобне отче Антоние, великаго аввы Сергия достойный преемниче, наставлений преподобнаго Серафима исполнителю, святителя Филарета друже и сотаинниче, иноков и всех ревнителей благочестия учителю! Моли всемилостиваго Христа Бога нашего и Его Пречистую Матерь Церкви и Отечеству нашему в мире и тишине пребывати, обители Сергиевой, идеже прославляется великое имя Пресвятыя Троицы, непоколебимой сохранитися, училищу духовному, в ней пребывающему, в православней вере утвердитися. Испроси нам молитвами твоими у Пресвятыя Троицы благодать волю Божию взыскати и исполняти, житие в подвизех покаяния провождати, скорби, болезни и искушения с благодарением терпети, дух мирен стяжати и искати прежде Царствия Божия, в немже ты прославлявши со всеми святыми Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.


Преподобный Иероним Эгинский (῾Ιερώνυμος τῆς Αἴγινας (Αἰγίνης))

прп. Иероним Эгинский


Отец Иероним, в миру Василий Апостолидис, родился в 1883 году в Каппадокии, селении, называемом Гельвери. Это было древнее поселение, окруженное кольцом келий и нескольких монастырей, когда-то населенных подвижниками. Со временем из-за страха преследований монастыри опустели, но благочестивые жители селения сохранили подвижнический дух. В каждом доме в Гельвери была особая комната для молитвы, где собирались все члены семьи, чтобы вычитывать службы дня. Посты и праздники свято чтились. Гельвериоты молились с большим умилением и со слезами, поскольку считали, что слезы "угашают огонь геенский". Вокруг селения находилось около двухсот церквей и часовен. Оно являлось одним из центров духовной жизни Малой Азии.

Родители Василия, Анестис и Елизавета, были очень благочестивыми людьми. Анестис был гончаром и часто надолго отлучался из дома, и тогда все заботы, связанные с воспитанием детей, ложились на Елизавету. Детей было шестеро, и все они воспитывались в благочестии и страхе Божием. Каждый день Елизавета ставила детей по очереди читать шестопсалмие, молебный канон, вечерню и повечерие. Из всех детей своей набожностью особенно выделялся Василий. Церковь была для него домом. Много времени проводил он за чтением душеполезных книг. Часто он уходил в часовни и храмы, расположенные в округе Гельвери, и там читал, молился, делал уборку. "Я с раннего детства, - говорил позже старец, - рос в церкви и спал рядом с престолом". С восьми лет Василий уже стоял за аналоем и подпевал певчим. В десять лет он дал обещание матери стать монахом и посвятить свою жизнь служению Богу.

По соседству с Василием жил благочестивый человек, делатель умиленной молитвы Мисаил. Этот подвижник проводил целые дни и ночи в славословии Бога, а юный Василий старался подражать ему. С течением времени юноша увеличил свой молитвенный подвиг и жил почти по-монашески. В Гельвери Василия прозвали папасом (папа, батюшка), его почитали за благочестие. С шестнадцати лет он стал произносить в церкви проповеди. По просьбе жителей Гельвери Василий был рукоположен во диаконы. Его хотели сделать и священником, но он, зная о том, что некоторые из жителей селения против этого, отказался. Он проповедовал и пел на клиросе, наслаждался беседами с Мисаилом, но злоба недоброжелателей не давала покоя молодому подвижнику.
Враги отца Василия, озлобленные его святой жизнью и аскетическими проповедями, всеми средствами старались выжить его из Гельвери. Они даже покушались убить его, но благодатью Божией отец Василий остался жив. Тогда по совету митрополита отец Василий решил отправиться на Святую Гору, надеясь получить духовную пользу от общения со святогорскими отцами и думая, что его отсутствие утишит волнение, поднявшееся вокруг его имени. Может быть, Господь промыслительно воздвиг эту вражду на молодого диакона, иначе он никогда бы не покинул своего родного Гельвери.
Но прежде он отправился на Святую Землю - побывал в Иерусалиме, в Кане Галилейской, на Фаворе, в Хевроне, в Иерихоне и других местах. Везде он молитвенно проникал в духовную сущность происшедших там священных событий и орошал слезами дорогие сердцу каждого христианина святыни. Уже став старцем, он всегда заповедовал своим духовным детям посетить Святую Землю.

Девять месяцев прожил отец Василий в монастыре святого Иоанна Предтечи на Иордане, занимая должность секретаря монастыря. Отец Василий любил переправляться на лодке через Иордан и молиться в часовне святой Марии Египетской, перед памятью которой он благоговел особенно сильно.
Через девять месяцев отец Василий решил уехать из монастыря в Константинополь, рассчитывая там найти духоносных людей, которые научили бы его тому, чего он не знал.
По дороге он ненадолго заехал на родину и, встретив ту же враждебность со стороны своих недоброжелателей, решил навсегда уехать из Гельвери. Простившись с родными, отец Василий добрался до Константинополя. Он обошел все святыни и посетил всех известных духовников, но нигде не мог найти такого человека, как Мисаил. Многие священники в ответ на вопросы отца Василя об умиленной молитве начинали смотреть на него с подозрением, как на прельщенного. Находясь в духовном одиночестве, он написал письмо Мисаилу и получил неожиданно строгий ответ. Мисаил писал: "Ты, чадо мое, попытался низвергнуть меня на дно адово. Если ты опять напишешь мне, что не нашел человека, подобного мне, то я тебе больше не буду писать и память о тебе изглажу из сердца моего. Но я представил пред собою все согрешения мои и не прельстился". На всю жизнь запомнил отец Василий преподанный ему урок и сам всегда избегал похвал.

Отец Василий служил диаконом в Константинопольской Патриархии, пел на клиросе и часто произносил проповеди. Те деньги, которые ему давали, он отдавал нищим, а сам жил в строгом воздержании. Прослышав о новом благодатном проповеднике, множество людей стало стекаться в церковь послушать его, и все находили духовное утешение в его словах. Многим из них отец Василий помогал материально. Эту помощь он всегда сочетал с духовным благом. Так, однажды узнав, что его шурин открывает по воскресным дням продовольственный магазин, он написал ему письмо, в котором были следующие слова: "Мой возлюбленный шурин, сколько недель в году? Пятьдесят две. Какую тебе приносят выручку пятьдесят два воскресенья года? Очень прошу тебя, напиши мне, и я вышлю тебе вдвое больше этой суммы, только не открывай магазин по воскресеньям, и Бог дарует тебе все блага Свои". Шурин отца Василия был настолько растроган этим письмом, что больше никогда не открывал по воскресеньям магазин.

Слава о благоговейном диаконе быстро росла. Однажды к отцу Василию пришел турок и попросил его посетить дом судьи, тоже турка. Когда они подошли к усадьбе, сам хозяин радушно встретил отца диакона и провел в свои покои. Там судья сказал:

- Господин батюшка, я - турок, мусульманин. Я помогаю вдовам, сиротам, больным, выдерживаю все посты, стараюсь быть правосудным на работе. Скажи, достаточно ли этого, чтобы попасть в рай?

Отец Василий спросил:

- Скажи, господин, есть ли у тебя дети?
- Да, есть.
- А рабы есть?
- Есть и рабы.
- Кто из них лучше исполняет твои приказания, дети или рабы?
- Конечно, рабы. Дети часто не слушаются.
- Но, если ты умрешь, кто будет твоим наследником - рабы, исполняющие твои приказания, или дети, которые тебя не слушают?
- Конечно, дети.
- Итак,
- заключил отец Василий, - все, что ты делаешь, хорошо, но ты достиг лишь чести хорошего раба. Если ты хочешь наследовать рай, Царство Небесное, то тебе необходимо стать сыном. И это совершится только через Крещение.

Судья был наставлен в вере и вскоре крестился.

Прожив в Константинополе десять лет, полных испытаний, лишений и подвигов, отец Василий решил переселиться на "милую родину", в Грецию. В сентябре 1922 года он взял паспорт в греческом консульстве и уехал в Афины. Оттуда он направился в монастырь Клистон, расположенный в Аттике, надеясь обрести там училище подвижничества. У ворот монастыря о. Василий встретил двух пожилых монахов, которые первым делом попросили у него свежую газету.

- Зачем она вам? - удивился отец Василий. - Газеты не сообщают ничего, кроме земных событий. Мы, ушедшие из мира, неужели будем заниматься мирскими делами?
- Но как провести день, не прочитав газеты?
- сказал один из монахов.

Отец Василий был настолько поражен этими словами, что на следующий день ушел из монастыря. Он был сильно разочарован состоянием духовной жизни в Греции. При содействии своего знакомого, отца Хрисанфа, отец Василий был назначен диаконом митрополичьего храма на острове Эгина.
Отцу Василию поначалу не хотелось служить в митрополичьем храме, так как атмосфера, царившая в нем, показалась ему казенной, но позже, уступив уговорам архимандрита Пантелеимона, он решил там остаться. Он служил диаконом, произносил проповеди и вместе с архимандритом Пантелеимоном занимался благотворительностью. Особенно много сил приложили они для оказания помощи больным туберкулезом и создания на Эгине больницы. И это не было простой случайностью: отец Василий сам испытал опасную тяжесть этого недуга. Однажды этим двум самоотверженым батюшкам пришлось хоронить умершего от туберкулеза человека, который лежал на корабле и никто не осмеливался подойти к нему. После этого отец Василий заболел, и многие жители подозревали, что он заразился чахоткой, когда хоронил покойника. Его положили в отдельную палату эгинской больницы, и вскоре милостью Божией и заботами врачей он выздоровел.

Тем временем архимандрит Пантелеимон стал митрополитом Каристийским. 29 августа 1923 года он рукоположил отца Василия во священника, хотя сам отец Василий не считал себя достойным священнического сана и лишь уступил воли Владыки. Его назначили священником в построенную им больничную церковь. Он служил ежедневно сорок дней, а после этого во время Божественной литургии увидел своими глазами, как вино и хлеб пресуществились в Тело и Кровь Господа. После долгой слезной молитвы Пречистые Тайны приняли свой обычный вид, и отец Василий смог причаститься. В тот же день он отказался от должности священника в больничной церкви. С того времени отец Василий больше не совершал литургию. Он пел на клиросе и говорил проповеди.

13 декабря 1923 года на Святой Горе Афон отец Василий был пострижен в великую схиму с именем Иероним. После возвращения на Эгину он обратил все свои силы на служение ближним. Особое попечение он имел о больных и бедных. Услышав, что где-то есть нуждающийся, он спешил туда и старался помочь всеми средствами. И если не мог сам, то просил милостыню, чтобы помочь ближнему в скорби или болезни. Святость его жизни привлекала к нему множество людей. Среди них были богатые и бедные, больные и здоровые, старые и молодые, но все они одинаково любили его и считали его своим духовным отцом. Отец Иероним, который для себя никогда не просил ничего, но нередко пользовался всеобщей любовью к нему для того, чтобы помогать ближним.

Однажды отец Иероним привез своего друга в бедную семью, а когда они вышли из дома, спросил:

- Если б я был на их месте, помог бы ты мне?
- Да, отче, конечно.
- Я очень тебя прошу взять на себя заботу о них. Считай, что ты делаешь это для меня.

В тот же день незнакомец (слуга друга) принес беднякам несколько сумок с продуктами и конверт с деньгами.
Так всегда действовал отец Иероним. Особенную заботу проявлял старец о своих соотечественниках, оказавшихся в Греции после обмена населением. Многие из них находились на грани отчаяния, но и их батюшка старался утешить и подбодрить.

Архиепископ Афинский позволил отцу Иерониму каждый раз, когда он бывает в Афинах, проповедовать слово Божие в митрополичьем храме. Долгое время батюшка ездил каждое воскресенье после обеда в Афины и говорил проповеди, на которые собиралось множество народа. Там же он узнавал о скорбях своих соотечественников, чтобы затем помочь им.

Свободное время старец уделял чтению святоотеческих книг. Своим духовным детям он часто повторял:

- Не оставляйте и одного дня без прочтения хотя бы страницы из книги аввы Исаака (Сирина). Я его очень люблю и считаю своим наставником. Ты, когда читаешь, почаще спрашивай себя: "А я делаю ли это?" Так ты будешь переходить от чтения к деянию. Не переставай читать, и польза придет. Когда наливаешь воду в сосуд, то он очищается.

Отец Иероним знал много ремесел: строительство, плотницкое дело, мог при случае починить часы или неожиданно поразить посетителей своим умением в каком-либо ином деле. Он никогда не оставался без работы, занимаясь разными делами, чтобы "поработить тело", и в то же время не оставлял молитвы.
Он не упускал случая помочь своим трудом и своим умением нуждавшимся в его помощи. Так, он помог монахине Евпраксии, с которой познакомился еще в Предтеченском монастыре на Святой Земле, обустроиться на Эгине: в километре от Эгинской больницы он построил две кельи и Благовещенскую часовню. При всей своей занятости и обширной благотворительности он всегда оставался смиренным человеком.

Старец обладал даром прозорливости, которая производила неизгладимое впечатление на всех посетителей. Но его слова всегда были просты и смиренны. Он не затрагивал высоких богословских тем, поскольку его целью было научить слушателей смирению и другим христианским добродетелям. Очень часто старец переводил беседы о повседневной жизни к духовным.
С молитвой на устах он начинал свой путь около восьми часов утра. Все, кто его встречал по дороге, подходили к нему под благословение, и каждому старец говорил что-нибудь назидательное.

Одна духовная дочь старца, возвращаясь от него, записывала в дневник все его советы. Таким образом, дошло до нас неоценимое сокровище старческого руководства.
Из духовного дневника:

«Хорошо и велико монашество. Оно имеет крылья и возносит на небо, а женатый ходит по земле. На небе красиво, но и опасно, ведь если упадешь, разобьешься насмерть, в то время, как упав на земле, легко поднимешься и пойдешь дальше.
Нужен режим дня: два часа, как минимум, надо посвящать молитве и чтению душеполезных книг. Когда тебя приглашают развлечься, отвечай: "Сожалею, но не могу. Я очень устала".

Никому не открывайте своего внутреннего делания.

Предайте все в руки Божии и не беспокойтесь о будущем. Что будет полезно вам и спасительно, то Господь и пошлет.

Если нет духовного человека, с которым можно было бы поговорить, то не скорби сильно. Сиди дома, и Господь, всех любящий, пошлет тебе Свое утешение и наставление. Бог знает о твоем одиночестве и не оставит тебя.

Когда в молитве приходит умиление, то оставляйте молитвослов и молитесь своими словами о том, что волнует душу.

Молчание - замечательная вещь. Если научитесь сдерживать язык, ощутите радость молчания. Отвечайте только тогда, когда спрашивают. Не заводите бесед.

Не скорби ни о чем. Единственно, о чем надо скорбеть, так это о том, что ты опечалила в прошлом или печалишь сейчас своей небогоугодной жизнью Господа.

Что едят другие, то попадет в их, а не в твое чрево. Поэтому не суди, следи за собой.

Прошу тебя: хоть одну каплю слез проливай ежедневно. Пусть для тебя не пройдет дня без слез. Святой Григорий Нисский пишет: "Глубокое воздыхание возвращает благодать Божию, прежде отшедшую".

Люди должны учить больше делами, чем словами.

Надо быть святым, чтобы знать, кто свят. Если ты сам не свят, то как можешь знать, свят ли другой.

Не смущайся, что рассеиваешься при молитве. Наш ум подобен зверенышу, который бегает туда и сюда и не хочет оставаться около мамы. Но когда он устанет бегать, то ляжет и заснет у ног матери. Достаточно не оставлять молитву, и ум вернется к ней.

Не суди и не обижайся на людей. Что бы они тебе ни сделали, не возненавидь никого. Каждый поступает согласно тому, как научен, какой имеет характер. Не многие обладают добротой и рассуждением.

Каждый человек имеет какой-нибудь талант. Найди в человеке этот талант и почитай его за это. Тогда тот человек, чувствуя твое почтение, сделается лучше.
»


БОЛЕЗНЬ И КОНЧИНА СТАРЦА

К 1966 году состояние старца сильно ухудшилось, но он продолжал принимать посетителей и не соглашался лечь в больницу. Тогда один врач, уговаривая отца Иеронима, встал на колени и сказал:

- Отче, вы нужны Эгине. Прошу вас, езжайте в больницу, ведь там вам может станет лучше. Не отказывайтесь, сделайте это для нас, если не хотите это сделать для себя.

Старец был растроган этими словами и согласился. Его привезли в афинскую больницу "Александра". В минуты тяжелых телесных страданий отец Иероним повторял:

- Господи, не забери меня, если я еще не стал полностью Твоим.

В короткое время старец стал известен среди сестер и больных. Многие приходили к нему за советом и наставлением. Часто за дверью палаты скапливалась целая очередь посетителей.

Врачи обнаружили у батюшки рак легких. Он решил переехать в дом своего духовного сына. Когда старцу стало совсем тяжело, к нему собрались его родные и знакомые. Дом наполнился людьми, одни уходили, другие приходили. Все рассказывали удивительные случаи из своей жизни, связанные с отцом Иеронимом: одного старец уберег от операции, другому помог решить семейные проблемы, третьего спас от отчаяния. Духовные дети батюшки вызвали священника, который пособоровал и причастил его. В воскресенье днем, 16 октября, отец Иероним мирно отошел ко Господу.

Все, находившиеся в доме, плакали навзрыд. К вечеру тело старца в сопровождении многочисленной толпы повезли на Эгину, где батюшка для непрестанного памятования о смерти приготовил себе могилу. Тело поместили в храме Благовещения, построенном старцем. Стало стекаться множество людей, жителей Эгины и приезжих, чтобы проститься с отцом Иеронимом. Особенно умилительно было слышать плач вдов и сирот, потерявших своего благодетеля. И только сейчас открылось, сколько людей питал "мешок любви", который старец всегда носил на своих плечах.
После отпевания мощи батюшки были преданы земле на месте, им самим выбранном, с южной стороны храма.

При жизни отец Иероним часто говорил об изменчивости людей следующими словами:

- Я встаю утром - все сияет: солнце светит снаружи и внутри, сердце мирно, всех и вся я люблю и славлю за все Бога. Подходит полдень - и начинает хмуриться. Меня раздражает то одно, то другое. А к вечеру все темно. Никого я не люблю, ничто меня не радует. И все это за один день! Но если человек может измениться к худшему, то может измениться и к лучшему. Никто пусть не отчаивается и не теряет надежды. Все мы, если будем уповать на Бога, спасемся.

С твердым упованием на милосердие Божие прожил на земле замечательный эгинский подвижник, вместивший в себе аскетизм Каппадокии, духовную мудрость аввы Исаака и других отцов Церкви и любовь Христову. Его жизнь подтверждает, что и в наше время не оскудела благодать Божия, подаваемая ищущим ее. Так что в каком бы духовном состоянии мы ни находились: в мраке отчаяния, в сумерках маловерия, в зное суеты или в ненастье страстей - пусть жизнеописание отца Иеронима побудит и нас измениться к лучшему и впредь шествовать по жизни дорогой любви ведущей в Небесное Царство.
Аминь.
(Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Из книги: «Дорогой любви»)

Очень подробное описание его жизни вы пожжете почитать тут (Старец Иероним, молчальник Эгинский):
http://www.proza.ru/2011/10/10/1157

Tags: Греция, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments