filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

15 (28) сентября 2017 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение...



Святитель Акакий Мелитинский, епископ , обретение мощей

святитель_Акакий_Мелитинский


Согласно житию, Акакий ревностно проповедовал христианство среди язычников, за что был схвачен в гонение императора Декия. Представ в оковах перед проконсулом Маркианом, он исповедал Христа, рассказал об истинном Боге и обличил идолопоклонство проконсула. Тот приказал предать исповедника пыткам и бросить в тюрьму, сообщив о случившемся императору; в ответ он получил повеление отпустить епископа. Выйдя из тюрьмы, святитель мирно почил спустя некоторое время.

Мощи святого были обретены в 257 году, в честь чего также установилось празднование.


Мученик Порфирий Ефесский

мч_Порфирий_Ефесский_вмч_Евфимия_Всехвальная
(мч. Порфирий Ефеский и вмч. Евфимия Всехвальная)


Святой мученик Порфирий пострадал в царствование Юлиана Отступника (361 – 363). Порфирий был актером и в день рождения императора исполнял роль в театре, согласно которой должен был глумиться над таинством святого Крещения. Но когда Порфирий по ходу пьесы погрузился в воду и произнес: «Крещается раб Божий, Порфирий, во Имя Отца и Сына и Святого Духа», то, под воздействием благодати Божией, воспринятой им при этих словах, выйдя из воды, он открыто исповедал себя христианином.

Юлиан тут же приказал мучить его и после пыток обезглавить. Это совершилось в городе Ефесе в 361 году.


Преподобный Филофей Мравинский (Вифинский)

Преподобный Филофей Мравинский (Вифинский)


Святой пресвитер и чудотворец Филофей жил в Х веке в селе Мравино (или Муравьеве), находившемся в Вифинии, в Малой Азии. Он был женат, имел детей. Филофей принял сан священства и с того времени посвятил себя подвигам молитвы, поста и делам благотворительности. За святую жизнь преподобный Филофей получил от Бога дар чудотворений. Подвижник постоянно питал голодных и помогал нуждающимся. Преподобный Филофей скончался мирно. От его мощей истекало миро.



Святитель Альбин Лионский, епископ

О св. Альбине неизвестно ничего, кром того, что он наследовал св. Иусту на Лионской кафедре и участвовал в строительстве Лионского Свято-Стефановского собора.


Преподобная Мария Егисская (Тарсийская)

В молодости жила нечестиво в Киликии.
Увидев проходивших из Егов в Тарс двоих старцев иноков, возгнушавшихся ее действиями, бросила прежнюю жизнь и последовала за ними.
Иноки привели ее в ближайший женский монастырь Нахиба, недалеко от Егов, где она стала образцом покаяния и возвысилась в духовной жизни так, что при жизни совершала чудеса.

Преставилась в глубокой старости в 607 году.


Мученик Иоанн Критский

Пострадал в 1811 году от турок в Новом Ефесе.



Священномученик Николай (Цветков) протодиакон

сщмч_Николай_Цветков


Священномученик Николай родился 8 марта 1879 года в селе Никольском Звенигородского уезда Московской губернии в семье диакона Иоанна Глебовича Цветкова. Хозяйство диакона Иоанна состояло из дома, коровы и участка земли в 14 десятин, но из-за того, что он страдал страстью винопития, семья, в которой было четверо детей, постоянно бедствовала. Землю он не мог и не хотел обрабатывать и сдавал ее в аренду крестьянам, а деньги пропивал.

Николай рос мальчиком благочестивым, и с детства его мечтой стало служение Церкви. Уже с раннего возраста он уделял серьезное внимание своему духовному настрою, и, чтобы вполне отдавать себе отчет в том, каков он в тот или иной момент жизни, Николай вел дневник, в который записывал не только внешние события, но и различные помыслы, а также делал заметки о церковном богослужении, смысл которого он всегда старался уяснить для себя поточней. Поскольку семья из-за страсти отца жила бедно, то в дневник попал и рисунок первых сапог, которые купили ему довольно поздно, когда пришла пора отдавать его учиться.

Николай Иванович окончил духовное училище и поступил в Вифанскую Духовную семинарию, которую окончил в 1900 году. В 1901 году в волоколамский собор потребовался диакон с хорошими певческими данными. Выбор пал на Николая Ивановича, как только что окончившего Духовную семинарию и имевшего прекрасный голос. Его посватали девице Анне; она была сиротой и воспитывалась у дяди. Они обвенчались, и вскоре после этого он был рукоположен в сан диакона к волоколамскому собору.

Начав служить в соборе, отец Николай взял к себе в дом престарелых родителей; отец продолжал пить, в нетрезвом состоянии вел себя буйно, и сыну пришлось через страсть отца потерпеть многие скорби, так как это расстраивало мирное течение жизни глубоко религиозной семьи. Несмотря на все усилия диакона Николая удержать отца от винопития, они не увенчались успехом – диакон Иоанн страдал от этой страсти до самой смерти и скончался в 1908 году в нетрезвом состоянии. Такая смерть отца явилась ударом для благочестивого сына; с этого момента он совершенно переменил образ жизни и, уже не удовлетворяясь исполнением предписанных церковным уставом молитв, поселился в отдельной келье на колокольне и повел жизнь постническую и сугубо молитвенную, иногда проводя в молитве всю ночь. Свою маленькую комнатку он всю заставил иконами, превратив ее в моленную.

В округе не было ни одной вдовы, ни одного бедняка и попавшего в беду, которым он бы не помог. Кому пошлет воз дров, кому одежду, кому сапоги. Все духовенство в соборе было ему обязано своим материальным достатком. Видя нужду кого-либо из священников в продуктах или в одежде, он неизменно восполнял замеченный недостаток. Весь доход духовенства откладывался в кружку и потом делился на всех. Получая свою часть, отец Николай никогда не доносил ее до дома, раздавая все по дороге. Так продолжалось до тех пор, пока его супруга Анна Николаевна не договорилась, чтобы отдавали все деньги ей, так как у нее уже были две маленьких дочери. Среди окружающих он стал вести себя подобно юродивому. На многие вопросы, которые ему задавали, отвечал загадками и поговорками. Когда с кем-нибудь встречался и разговаривал, то часто держал в руке цветок и делал вид, будто нюхает его, летом – это были живые цветы, а зимой – искусственные. Даже находясь в тюрьме, он всегда, когда ему давали свидания, выходил к пришедшему с цветком в руке.

За безупречное и ревностное служение отец Николай был возведен в сан протодиакона. Подвижническая жизнь, глубокое смирение, многочисленные дела милосердия, творимые им, возводили его душу от силы в силу, и в конце концов Господь наделил его дарами прозорливости и чудотворений, и люди в еще большем числе стали приходить к отцу Николаю, прося его молитвенной поддержки и помощи.

Волоколамский_собор_Николая_Чудотворца
(Волоколамский собор Николая Чудотворца)


Однажды пришла к нему солдатская вдова Пелагия. Муж ее попал в плен в 1914 году и там умер; она осталась с тремя малыми детьми и жила вместе с двумя братьями, у которых были свои семьи. Некая старушка предложила Пелагии перейти к ней в дом и до смерти опекать ее, чтобы после смерти дом перешел к Пелагии. Она пошла посоветоваться к отцу Николаю и спросила его, хорошо ли будет, если она так поступит.

– Пелагеюшка, хорошо-то хорошо, – сказал отец Николай, – очень хорошо. Но ты воздержись с недельку! Воздержись, подожди! Само дело покажет.
– С недельку? Батюшка, как много! – воскликнула она. Но все же послушалась. А через несколько дней дом старушки сгорел. Сгорело бы и все имущество вдовы, успей она перейти в этот дом.

Некая девушка попросила отца протодиакона благословить ее на замужество. Отец Николай не благословил, но вместо того подарил ей обертку от конфеты «Раковая шейка». Обиделась девушка: «Что я маленькая что ли, картинку мне подарил?» Не послушалась отца Николая и вышла замуж. А через два года она умерла от рака.

Пришла к отцу Николаю некая Анна Ивановна Сурикова, которая тяжело страдала от припадков. Отец Николай дал ей святой воды и какой-то травы и велел выпить. Она выпила и совершенно исцелилась, припадки не повторялись до конца жизни, и умерла она, когда ей было далеко за восемьдесят лет.

Однажды принесли к отцу Николаю девочку пяти лет, у которой был паралич ног. Врачи отказались ее лечить, заявив, что они бессильны и ничем помочь ей не могут. Отец Николай послал мать с ребенком в собор отслужить молебен перед иконой Божией Матери «Взыскание погибших». После молебна девочка выздоровела.

Слава о подвижнике, молитвы которого угодны Богу, стала расходиться все шире, и с каждым годом все больше людей приходило к отцу Николаю. В округе его почитали как святого и праведника.

Но пришли к власти безбожники, и начались гонения. В 1918 году власти арестовали отца Николая и заставили чистить уборные в городе; они запрягали его вместо лошади, и он вывозил из города бочки с нечистотами. Им хотелось опозорить того, кого народ почитал святым, но для него это была слава и честь – пострадать за Христа. Праведник со смирением переносил все издевательства. В дьявольской ненависти к Церкви безбожники однажды арестовали икону-скульптуру святителя и чудотворца Николая и заключили ее в сарай под замок, а с ней вместе поместили в тот же сарай протодиакона Николая.

Но и этого безбожникам показалось мало. Вблизи Волоколамска в деревне Андреевской жил сочинитель рассказов на тему крестьянского быта Сергей Терентьевич Семенов. В юности он встретился с писателем графом Львом Толстым, который лестно отозвался о первых рассказах крестьянского юноши. Впоследствии Семенов уехал в Англию, в 1904-1905 годах жил у толстовца В.Г. Черткова и присоединился к обществу толстовцев, разделив их религиозное учение.

Когда Семенов вернулся в Россию, правительство арестовало его за антигосударственную пропаганду, и он был приговорен к ссылке, которая была заменена разрешением на выезд за границу. Большевистские идеологи писали о нем как о выдающемся деятеле, который вернулся в деревню, чтобы «отдаться в ней до конца жизни всевозможной культурной, просветительской, реформистской работе, борясь со всевозможными препятствиями, борясь с властью духовной тьмы, окружавшей его, подвергаясь сыску и преследованиям царской власти, выславшей его на несколько лет за границу за “вредное влияние на население”».

3 декабря 1922 года Семенов был убит недалеко от села. В убийстве были обвинены местный зажиточный крестьянин Григорий, одно время бывший председателем местного совета, и его семья – жена, сыновья, дочери, а также муж дочери, начальник районного отделения милиции. Крестьяне, будучи арестованными, признали себя виновными в убийстве, объяснив, что мотивом убийства явилось многолетнее преследование и домогательство Семеновым жены Григория, Аграфены, закончившееся изменой мужу. Воинствующие безбожники решили превратить этот процесс из уголовного в антирелигиозный и арестовали вместе с убийцами протодиакона Николая, зная, что народ почитает его за святого. При аресте у отца Николая был изъят его дневник, в котором он делал записи не только о внешних событиях жизни, но главным образом записывал помыслы. Основанием для обвинения явилось знакомство Аграфены с отцом Николаем и то, что она ездила к нему за советом, как поправить неустройство и отсутствие мира в семье.

В конце апреля 1923 года выездная сессия Московского Губернского суда в Волоколамске рассмотрела дело в публичном заседании. Суд продолжался в течение двух дней с утра и до позднего вечера, и его ход освещался в центральных газетах. Процесс проходил в городском театре. Протодиакона Николая приводили на суд под усиленным конвоем, но в зале суда он сидел отдельно от остальных обвиняемых. Центральная газета «Известия» так описывала этот процесс:
Одним из последних был допрошен протодиакон волоколамского собора Цветков. Его в округе считают чуть ли не за святого. Он раздавал бедным девицам «счастливые» рублики. И был также всеобщим молитвенником. В данном деле предварительным следствием было выяснено, что Цветков неоднократно отзывался о покойном Семенове как о чернокнижнике и человеке, в котором сидит дьявол. Давая показания суду, протодиакон отрицает какое-либо участие в подстрекательстве к убийству. Он будто бы всегда проповедовал идею всепрощения и любви к ближнему. Все же, в конце концов, подсудимому приходится признаться, что он относился враждебно к толстовскому учению и недолюбливал Семенова, который был последователем и распространителем этого учения.

Судья стал зачитывать отрывки из дневника подвижника, стараясь его всячески высмеять. Отец Николай спокойно и с достоинством отвечал, что в дневнике изложены его мысли. Он уже не пытался оправдаться, он видел, что его решили осудить, и принял все происходящее как волю Божию. Он не подходил новой власти, и она решила его уничтожить. Девять часов совещался суд, прежде чем принять решение о виновности и степени наказания подсудимых. Наконец был зачитан приговор, в котором обвиняемые были приговорены к десяти, девяти и восьми годам заключения. Протодиакон Николай был приговорен к десяти годам тюремного заключения и к трем годам ссылки.

После приговора отец Николай содержался в тюрьме в Волоколамске. В это время умерла от тифа его старшая дочь, которой был тогда двадцать один год. Отец Николай просил администрацию тюрьмы отпустить его проститься с дочерью, но ему не позволили, и дочь похоронили без отца.

Вскоре протодиакона Николая перевели из Волоколамска в пересыльную тюрьму в Москве, а затем – в Лефортовскую тюрьму, где он пробыл шесть лет, из них два года – в одиночной камере. Зимой камера не отапливалась и стены покрывались инеем. Вместо отопления, вносили жаровню с горящими угольями, которая давала мало тепла, но зато нещадно чадила, и от угарного дыма вскоре начинала болеть голова.

В 1929 году протодиакон Николай был по амнистии освобожден. За время его заключения власти отобрали дом, где жили его жена с дочерью, и они уехали в Москву. Отец Николай поселился в селе Ярополец неподалеку от Волоколамска у своего брата, диакона Сергия, служившего в местном храме. Затем он жил у своих духовных детей то в Москве, то в Волоколамске, то в селе Парфеньково.

24 сентября 1931 года председатель Парфеньковского сельсовета Василий Юдин пришел в дом председателя церковного совета Казанской церкви в селе Парфеньково Марии Шишаевой, у которой в то время остановился отец Николай, и арестовал его. Вместе с ним была арестована насельница уже закрытого Бородинского монастыря Прасковья Булеева, которая пришла в этот день к Марии, чтобы помочь ей убрать картофель.

В тот же день председатель сельсовета отправил арестованных к уполномоченному Волоколамского ОГПУ, послав с ними сопроводительную записку, в которой писал: «Настоящие господа держали прочную связь с председателем церковного совета Марией Шишаевой, каковая во время ареста устроила целую демонстрацию. Подробно мы можем поговорить после, наедине, но только, пожалуйста, избавьте нас от этих гостей, которые держат всю несознательную бедноту в своих руках».

Арестованные протодиакон Николай и послушница Прасковья были заключены в Волоколамскую тюрьму.

26 октября 1931 года состоялся расширенный пленум Парфеньковского сельсовета, на котором Юдин сделал доклад. В итоге пленум постановил: «Принимая во внимание доклад о подпольной работе Цветкова и Булеевой, просим... ОГПУ изолировать данных граждан из нашего района, как активных работников антисоветского характера, тормозящих в продолжение года рост коллективизации селения Парфеньково».

25 ноября 1931 года тройка ОГПУ приговорила протодиакона Николая Цветкова и послушницу Прасковью Булееву к трем годам заключения в исправительно-трудовой лагерь.

После того как приговор стал известен, верующие Волоколамска направили прошение в Священный Синод, чтобы он походатайствовал перед ВЦИКом об освобождении протодиакона Николая.

13 декабря отец Николай был отправлен из Волоколамской тюрьмы в Бутырскую в Москве, а затем – в Мариинские лагеря в Сибири. Условия содержания здесь были суровые. Некоторые заключенные, зная о безответности отца Николая на причиняемое ему зло, пользовались этим, чтобы облегчить свое положение. Однажды некий заключенный донес на отца Николая, будто тот нарушил лагерный режим. И хотя это было неправдой, заключенный получил некоторое облегчение в условиях содержания, а протодиакон Николай был заключен в карцер, который не отапливался, и если днем, когда пригревало солнце, еще можно было согреться, то при наступлении ночи карцер становился ледником. Только усердная молитва и физическая закалка спасли его от смерти. Отец Николай еще на свободе приучил себя ко всякого рода лишениям. Зимой, несмотря на лютый мороз, мог даже купаться в реке.

18 июня 1934 года протодиакон Николай был освобожден из Мариинского исправительно-трудового лагеря и 27 июня приехал в Волоколамск; некоторое время он жил здесь у своих духовных детей, затем у брата диакона и у своих духовных детей в селах.

27 августа 1937 года власти арестовали его. Первое время он содержался во временной тюрьме, устроенной властями в одном из сел. 6 сентября уполномоченный НКВД допросил протодиакона.

– Чем вы занимаетесь в настоящее время? – спросил его следователь.
– Определенного места и занятий я в настоящее время не имею. Ни в какой церкви я богослужение не совершаю, но от своего сана я не отказался.
– Следствию известно, что вы среди населения проводите контрреволюционную агитацию. Признаете ли вы это?
– Выйдя из заключения, я разговаривал с верующими, когда они обращались ко мне за советами и с жалобами на тяжелую жизнь. Я им подтверждал, что жизнь настала тяжелая, и говорил, что нужно надеяться на Бога и Его помощь, молиться, чтобы Бог избавил нас от дальнейших тягостей.


После допроса протодиакон Николай был переведен в Таганскую тюрьму в Москве. Здесь 22 сентября уже другой следователь снова допросил его, задав всего два вопроса.

– Признаете себя виновным в антисоветской агитации?
– Нет, не признаю,
– ответил отец Николай.
– Вы лишались избирательных прав?
– Все время был лишен избирательных прав. Все имущество было конфисковано по суду в 1922 году.


26 сентября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Николая к расстрелу. Протодиакон Николай Цветков был расстрелян на следующий день, 27 сентября 1937 года, и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13 — 16 августа 2000 года.


Священномученик Димитрий (Игнатенко)

сщмч_Дмитрий_Игнатенко


Димитрий Феофанович Игнатенко родился 11 февраля 1872 в селеАгайманы Мелитопольского уезда Таврической губернии в семье священника. В 1896 г. окончил Киевскую Духовную Академию кандидата со степенью богословия. В том же году начал преподавать Закон Божий и географию в Симферопольском Духовном Училище, со следующего года преподавал там же историю, катехизис и церковный устав с кратким объяснением богослужения. 4 февраля 1898 г. Таврическим епископом Михаилом (Грибановским) рукоположен во иерея. Направлен в Керчь помощником благочинного и законоучителем Кушниковского девичьего ин-та. С 1901 г. служил в одном из храмов Симферополя, состоял законоучителем и классным наставником в мужской гимназии, членом Совета епархиального женского училища, был делопроизводителем епархиального училищного совета. В 1910 г. награжден Синодом наперсным крестом и серебряной медалью на двойной Владимирской и Александровской ленте. Возведен в сан протоиерея. Был назначен заведующим епархиальной канцелярией.

Во время гражданской войны не оставлял свою паству. Вскоре после установления в Крыму советской власти в ноябре 1920 г. Димитрий Игнатенко был впервые арестован во время облавы в Симферополе, но отпущен на свободу. Служил в кафедральном Александро-Невском соборе в Симферополе.

Александро-НЕвский_собор_начало_20
(Александро-Невский собор Симферополя, фото начала XX века. В наше время восстанавливается)

28 августа 1922 г. присутствовал на тайном постриге и хиротонии Севастопольского епископа священномученика Сергия (Зверева). В ноябре того же года был в числе обвиняемых на показательном судебном процессе в Симферополе против крымских священнослужителей во главе с Таврическим архиепископом священномучеником Никодимом (Кротковым). Обвинялся в неповиновении властям, сопротивлении при изъятии церковных ценностей и участии в проведении 2 «нелегальных» собраний. 1 декабря 1922 г. Димитрий Игнатенко был приговорен Верховным революционным трибуналом при КрымЦИК к заключению в лагере, но освобожден по амнистии.

Сразу после процесса воодушевленные осуждением православных священнослужителей обновленцы попытались захватить кафедральный собор, получив 2 декабря соответствующий документ в НКВД Крымской АССР. Однако на следующий день обновленцы застали в Александро-Невском храме Димитрия., который раньше обычного времени начал утреннее богослужение. Собравшиеся прихожане воспрепятствовали обновленцам проводить службу. В связи с этим обновленцы потребовали от властей взять Димитрия под стражу и привлечь к судебной ответственности. Александро-Невский храм вскоре был закрыт государственными органами.

Вечером 9 марта 1923 г. Д. был вновь арестован в только что открытой церкви упраздненной Таврической ДС. Проходил по делу вместе в другими священниками Александро-Невского собора, а также с церковным старостой и его заместителем. Обвинялся в «антисоветской агитации» и выступлениях против обновленчества, в поминовении за богослужением осужденного архиепископа Никодима. 15 мая постановлением НКВД Крымской АССР выслан в Екатеринославскую губернию. С 1 июня проживал в Мелитополе. Православная общественность Крыма обращалась с просьбами о возвращении Димитрия в его приход, что вызывало недовольство властей. На обращение в ГПУ с просьбой о его возвращении в Крым Мелитопольского епископа Сергия (Зверева) последовал ответ, что подобные ходатайства будут рассматриваться как «содействие контрреволюции со всеми вытекающими последствиями». 30 сентября Димитрий был арестован в Мелитополе и в конце 1923 г. административно выслан на 2 года в Среднюю Азию.

По отбытии ссылки Димитрий Игнатенко вернулся в Симферополь, служил настоятелем кладбищенской Преображенской церкви.

бывшее_старое_Симферопольское_кладбище_дом_сторожа
(и Преображенский храм и само старое православное Симферопольское кладбище было уничтожено. На его месте теперь улица, сожранился дом кладбищенского сторожа...)

1 мая 1926 г., в Страстную субботу, на проповеди призвал прихожан к христианскому милосердию и просил «ради Воскресшего Христа обратить внимание на братьев, томящихся в темнице». После этого в храме был проведен сбор пожертвований, а в последующие дни прихожане добились права устроить для заключенных городской тюрьмы праздничное угощение в честь Светлого Христова Воскресения. 11 мая Димитрий был арестован. Его обвиняли в нелояльном отношении к церковной политике властей, принадлежности к официально не зарегистрированной тогда Патриаршей Церкви, намерениях «нелегально управлять тихоновщиной во всекрымском масштабе». Был осужден на 3 года ссылки и выслан в Марийскую автономную область.

После отбытия срока ссылки Димитрий, которому было запрещено возвращение в Крым, поселился в Мелитополе. Через некоторое время стал настоятелем Алексиевской церквки поселка Круча (близ Мелитополя). Власти через соглядатаев следили за служением Димитрия, который не переставал проповедовать слово Божие, как подсказывала ему пастырская совесть. Так, он говорил прихожанам, что «живой человек выше класса» и требует помощи и сострадания независимо от социального происхождения. Последние проповеди Димитрия звучали для властей прямым обличением: «Добродетель и благочестие попираются, а пороки и нечестие торжествуют, но суд Божий ждет всех нечестивцев, если они преследуют благочестие». 5 июля 1935 г. Д. был арестован по обвинению в «антисоветской деятельности» и отправлен в мелитопольскую тюрьму.

На следствии Димитрий держался мужественно, не скрывал своих взглядов, во время последнего допроса сказал, что считает социализм несовместимым с религией. Пребывание в тюрьме подорвало силы Димитрия. 9 сентября его перевели в тюремную больницу, где он вскоре скончался.

Прославлен Архиерейским юбилейным Собором РПЦ 2000 г.


Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments