filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

16 (29) июля 2017 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.4)

Продолжение…


Преподобномученик Ардалион (Пономарев), архимандрит


Преподобномученик Ардалион (Пономарев), архимандрит


Архимандрит Ардалион, в миру Александр Ипполитович Пономарев, родился 22 июля 1877 года в селе Романово Верхотурского уезда, в семье священника. С детства Александр отличался большими способностями к наукам и много читал, в течение своей жизни сумел изучить три языка: французский, греческий и латинский. В июне 1899 года он окончил курс Пермской духовной семинарии по первому разряду со званием студента семинарии. Во время обучения в семинарии Александр Ипполитович вступил в брак, жену его звали Надежда Леонидовна. В их дружной семье было четверо детей: Нина, Мария, Алексей и Григорий.

В сентябре 1899 года Александра рукоположили в сан священника, и указом Екатеринбургской Духовной Консистории он был определен к Николаевской церкви Быньговского завода Екатеринбургского уезда. Одновременно молодой священник стал законоучителем в земском начальном училище.
В Быньговском заводе отец Александр прослужил недолго, уже в 1900 году он был переведен в Сретенскую церковь Пышминского завода. Здесь он также преподавал Закон Божий: занимал должности законоучителя Министерского народного училища и Сарапульского земского училища, заведующего и законоучителя местной церковно-приходской школы. За ревностное служение отец Александр в 1903 году был награжден набедренником. Его способности к преподаванию были замечены священноначалием, и в 1905 году батюшку пригласили в Екатеринбург преподавать Закон Божий в Екатеринбургском духовном училище.

В Екатеринбурге произошла встреча семьи Пономаревых с известным всей России и всеми чтимым настоятелем Кронштадтского Андреевского собора отцом Иоанном Сергиевым. Отец Александр Пономарев был одним из тех, кому посчастливилось принимать отца Иоанна Кронштадтского у себя дома. Отец Иоанн благословил всех членов семьи, и это благословение они помнили всю жизнь.

В 1912 году последовало новое назначение. Отцу Александру предложили занять должность уездного миссионера в городе Шадринске. Батюшка принял предложение и одновременно стал членом Шадринского отделения Екатеринбургского епархиального ученого совета.

В 1917-м году отец Александр был назначен директором Шадринской учительской семинарии. Конечно, столь ответственная должность требовала от него многих забот и трудов.
Революция застала отца Александра в Шадринске, но вскоре, в 1918 году, он переехал в Ревдинский завод. Здесь он стал настоятелем Михаило-Архангельской церкви. Этот переезд, возможно, сохранил батюшке жизнь: гражданская война в Шадринском районе сопровождалась особыми зверствами по отношению к священнослужителям. Убивали в первую очередь ревностных и хорошо образованных пастырей. Особенно много убитых оказалось в приходах, расположенных по линии Шадринск - Богданович.
В 1920 году отец Александр по распоряжению Епархиального управления был переведен в Екатеринбург и назначен настоятелем Александро-Невской церкви. В городе ее все называли Лузинской, потому что она была построена на средства купца П. В. Лузина. В этом же году батюшку наградили камилавкой.

В 1922 году к отцу Александру обратились прихожане Успенской церкви при Верх-Исетском заводе (ВИЗ), расположенном в Екатеринбурге, с просьбой занять должность настоятеля их храма. При этом приходской совет пообещал батюшке выделить ему квартиру и снабжать дровами. На эту должность он и был перемещен епархиальным начальством. В 1923 году отец Александр был возведен в сан протоиерея.
Благодаря его деятельности в 20-е годы, когда Церковь была раздираема расколами, Успенский храм, где он служил, остался тихоновским. В 1927 году сторонники архиепископа Григория (Яцковского) подали городским властям ходатайство о передаче им Успенского собора, но добиться своего григорьевцам не удалось.

После закрытия храма в 1932 году отец Александр переехал с матушкой и младшим сыном Григорием в город Невьянск, где служил в Вознесенской кладбищенской церкви, единственной не закрытой властями.

После смерти жены в 1933 году протоиерей Александр Пономарев принял монашеский постриг с именем Ардалион.

В 1934 году митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский) наградил иеромонаха Ардалиона саном игумена - "за усердное служение Церкви Божией". Возведен в сан он был 19 декабря 1934 года в Кафедральном соборе Свердловска архиепископом Макарием (Звездовым) В конце этого же года игумен Ардалион стал настоятелем Миасской Свято-Троицкой церкви Челябинской епархии, однако вскоре Свято-Троицкий храм закрыли. Отец Ардалион возвратился к сыну в Невьянск, но на покое ему долго пробыть не удалось.

В феврале 1936 года по приглашению приходского совета Вознесенской церкви поселка Каслинский завод Челябинской области архимандрит Ардалион стал настоятелем этой церкви. Одновременно приходской совет собирался ходатайствовать перед митрополитом Сергием (Страгородским) о возведении отца Ардалиона в сан епископа для управления Челябинской епархией. Дело в том, что в конце 1923 года была образована административная Уральская область, объединившая Пермскую, Екатеринбургскую, Челябинскую и Тюменскую губернии. В соответствии с этим были изменены и епархиальные границы.

В феврале 1936 года благочинный побывал в Епархиальном управлении Свердловска, где ему посоветовали рассмотреть кандидатуру игумена Ардалиона (Пономарева) из города Невьянска. Для переговоров с отцом Ардалионом приходской совет Вознесенского храма выезжал в Невьянск.
23 февраля 1936 года отец Ардалион прибыл в Каслинский завод. На совещании в церковной сторожке он согласился стать епископом, если Богу будет угодно. Так как власти не регистрировали Челябинского епископа, было предложено поступить таким образом: вначале зарегистрировать отца Ардалиона как настоятеля прихода, а потом, когда его в качестве награждения хиротонисают во епископа, остаться ему в епархии и добиваться регистрации. Все присутствующие согласились с этим планом - такая практика применялась в патриархии как вынужденная мера. Обязательная регистрация священнослужителей была, по сути, одним из способов скрытой борьбы советской власти с Церковью. Без нее не могли совершать богослужения ни священник, ни епископ, а также не могло существовать ни одно религиозное объединение. Более того, по постановлению ВЦИК от 8 апреля 1929 года "О религиозных объединениях", местные органы власти могли по собственному усмотрению не регистрировать священнослужителей и, конечно, часто пользовались этим правом.
Для утверждения в должности настоятеля отец Ардалион ездил в конце февраля 1936 года в Москву к митрополиту Сергию, которому и сообщил, что прихожане и клир Челябинской епархии желают иметь своего епископа. Митрополит согласился с тем, что в епархии должно быть самостоятельное управление для быстрого решения насущных проблем, и одобрил намерения прихожан. Игумен Ардалион был возведен в сан архимандрита.

Церковь Вознесения Господня - Касли - Каслинский район - Челябинская область
(Церковь Вознесения Господня - Касли - Каслинский район - Челябинская область)


В конце декабря 1936 года аресты духовенства начались в Каслинском районе. Были арестованы благочинный, отец Александр Можаев, и священник каслинской Вознесенской церкви отец Димитрий Соболев. В церковной сторожке собрался совет из двадцати человек, чтобы обсудить ситуацию. Архидиакон Вениамин (Зыков) сказал: "Сошел же враг на землю с великой яростью. Весь мир (народ) во зле на слуг антихриста. Гонения на христиан и на духовенство надо претерпеть. Скоро придет то время, когда религия восторжествует". Отец Вениамин предложил отцу Ардалиону уехать из города, пообещав сообщать ему о происходящих событиях.
22 декабря 1936 года отец Ардалион уехал в Невьянск к сыну Григорию, который служил псаломщиком в невьянской церкви. За два месяца до этого Григорий женился на дочери протоиерея Сергия Увицкого - Нине, которая пела на клиросе в Вознесенской церкви. Две семьи, Пономаревы и Увицкие, дружившие много лет, теперь породнились. Господь благословил семейный союз Григория и Нины: до конца своей жизни они сохранили любовь к Богу и друг к другу и умерли в один день.

Арестовали отца Ардалиона при следующих обстоятельствах. Повидавшись с сыном и невесткой, отец Ардалион хотел возвратиться в приход после Рождества: была его череда служения. 25 декабря 1936 года батюшка поехал в Верхний Уфалей для того, чтобы подать в финансовый отдел декларацию о доходах. Здесь от псаломщика Антония Шмакова он узнал об арестах священников благочиния отца Валерия Горных и отца Григория Исакова. В Каслинский завод отец Ардалион не поехал, а вернулся в Невьянск с намерением обдумать сложившуюся ситуацию. Он подготовился к возможному аресту, частично уничтожив, частично спрятав документы, переписку и книги. При обыске никаких вещественных доказательств "антисоветской" деятельности у отца Ардалиона, кроме нескольких фотографий родных, обнаружить не смогли.

4 января 1937 года батюшку арестовали в Невьянске, а на следующий день доставили в Каслинский завод. Еще в декабре 1936 года Уфалейским районным отделом НКВД было заведено следственное дело о контрреволюционной организации среди тихоновского духовенства и церковнослужителей, проживающих в Верхнеуфалейском районе Челябинской области. По делу было арестовано десять человек.
5 января 1937 года состоялся первый допрос отца Ардалиона, на котором следователь заявил ему: "Следствие располагает точными данными о том, что вы являетесь участником контрреволюционной организации и вели контрреволюционную работу против советского государства. Предлагается давать откровенные показания и выдать всех участников организации". Отец Ардалион на это ответил: "Участником контрреволюционной организации я не являлся и о существовании таковой не знал".

На последующих допросах батюшке предъявляли показания других священнослужителей, которые уже признали вымышленные обвинения и дали показания против него. Следователь "категорически настаивал" дать откровенные показания, отец Ардалион вновь отвергал обвинения: "Я еще раз подтверждаю, что никаких контрреволюционных рассуждений я не вел".
Отрицал свою вину отец Ардалион и на очных ставках.

Вскоре арестованных перевели в Челябинскую тюрьму, условия содержания в которой были ужасающими. Временами в тюрьме находилось до восьми тысяч человек, камеры были переполнены, в 13-местную камеру помещали сто пятьдесят заключенных, а в 30-местную - триста восемьдесят. Люди задыхались, не имели возможности не только лечь, но и сесть. Сами работники НКВД рассказывали позднее о том, как они издевались в Челябинской тюрьме над узниками. "В комнату заводили одновременно по 90 человек, делили их по 30 человек и ставили на колени по ту и другую сторону. В таком положении держали по 5-7 суток, не давая им вставать, добиваясь признания. Если арестованный не признавался на стойке, то брали его за ноги и ставили вниз головой, держали, пока не признается. Мы брали двух человек из камеры, и они держали арестованного вниз головой. Брали за голову арестованных и гнули. Так добивались от них признания". Через такие пытки, скорее всего, пришлось пройти и 60-летнему архимандриту Ардалиону, но все же он не дал признательных показаний.

Преподобномученик Ардалион (Пономарев), архимандрит 1


Следствие длилось полгода. 13 июня 1937 года священнику был объявлен приговор - пять лет ИТЛ.

В 1939 году следователи, которые сфабриковали это дело, сами были арестованы. Двоих из них обвинили в преступных методах ведения следствия и приговорили в 1941 году к высшей мере наказания - расстрелу. Из их показаний выяснилось, что один из них "провокационным путем искусственно создал контрреволюционную повстанческую организацию в количестве ста двадцати четырех человек из церковников и духовенства под названием ОЖБСБ". Вместе они продумали структуру организации, составили план восстания и захвата Челябинска, сочинили контрреволюционную листовку, которая вместе с шашкой и четырьмя револьверами была подброшена обвиняемым. Один из сотрудников НКВД во время следствия находился среди арестованных, которых провоцировал на то, чтобы они давали вымышленные показания, признавали свою вину. Следователи признались, что вели следствие "извращенными методами". В результате их действий из ста двадцати четырех человек, арестованных по этому делу, девяносто восемь были приговорены к расстрелу, а остальные - к лишению свободы на длительные сроки.

В 1959 году это дело снова пересматривалось по заявлению матушки священника Димитрия Соболева и все обвиняемые были признаны невиновными, приговор отменен. Однако мало кто из невинно осужденных дожил до этого времени…
После вынесения приговора и окончания следствия отец Ардалион сначала попал в пересыльный лагерь города Котласа Архангельской области, пользовавшийся среди заключенных дурной славой. В Котласе были построены временные бараки шалашного типа, в которых люди ожидали этапирования в другие лагеря. Но на пересылку в Котлас поступало очень много заключенных, поэтому на его территории организовали еще около десяти лагерных пунктов и пересылок. В лагерном пункте, где находился отец Ардалион, было построено около двухсот бараков, вмещавших от ста восьмидесяти до двухсот пятидесяти человек каждый.

Ужасающую картину содержания заключенных выявила комиссия во время проверки: "…Состояние бараков таково, что в условиях здешнего климата они не только не могут удовлетворить элементарным требованиям человеческого жилья, они даже не соответствовали бы как помещение для скота".
В этих бараках заключенные находились порой по несколько месяцев, до полугода. Здесь, в столь суровых условиях, некоторое время содержался и отец Ардалион.
Из Котласа его отправили в Ухтинско-Печорский лагерь. Заключенные в этом лагере занимались разведкой и добычей нефти, газа, радия, угля и асфальтитов, лесозаготовками и другими тяжелыми работами. Положение заключенных осложнялось еще и тем, что начальником лагеря был очень жестокий человек - Я. М. Иоссем-Мороз, который за превышение власти в 1929 году даже был судим, приговорен к семи годам лишения свободы и исключен из ВКП(б). Потом, правда, его восстановили в должности и в партии. Летом 1937 года отца Ардалиона перевели в Воркутинский исправительно-трудовой лагерь, куда он прибыл 27 августа. Проведя в невыносимых лагерных условиях одиннадцать месяцев, 29 июля 1938 года отец Ардалион умер от истощения в стационаре лагерного пункта "Адак". Похоронен он был на гражданском кладбище "Адак" в отдельной могиле. К правой ноге ему привязали табличку с указанием фамилии, имени, отчества и даты смерти, на могиле поставили столбик с такой же надписью.

Преподобномученик Ардалион (Пономарев), архимандрит 2


Исповедничество отца Ардалиона - это плод духовного пути, по которому он следовал в течение всей своей жизни. Любовь к Богу и ближним, молитва, ревность к богоугождению, деятельное исполнение Евангельских заповедей всегда были главным для него, мученичество же явилось лишь венцом его святой жизни.

Канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13–16 августа 2000г.

Более подробно Житие прмч. Ардалиона можно почитать тут:
http://newmartyros.ru/life/zhitie-prmch-ardaliona-ponomareva-1938.html



Преподобный Иоанн Вишенский, Святогорец, монах, писатель-полемист, один из энергичных противников унии

Преподобный Иоанн Вишенский Святогорец 1
(Преподобный Иоанн Вишенский Святогорец)


Родился в конце XVI или в начале XVII в. в галицийском местечке Вишня (ныне г. Судовая Вышня Львовской обл., Украина) и оттого назывался Вишенским; вероятно, он происходил из крестьянского или мещанского рода и не получил высшего образования; вероятно также, что первую половину жизни провёл в каком-нибудь монастыре, так как в своих посланиях являлся хорошим знатоком народной русской жизни, обычаев и поверий.

Сделавшись монахом в Зографском монастыре на Афоне, он оттуда посылал на родину послания, обличающие сторонников унии. Четыре из них напечатаны в "Актах Южной и Западной России" (СПб., 1865):

• к князю Василью Острожскому;
• к народу русскому, литовскому и лядскому;
• к митрополиту и епископам, принявшим унию;
• "Извещение короткое о латинских прелестех".

Иоанн Вишенский значительно отличается от тех защитников православия, которые боролись с унией её же оружием, т. е. схоластической философией. Для него схоластическая премудрость не имела никакого значения, - он был буквально олицетворением евангельской простоты необразованного, но глубоко верующего и воодушевлённого человека. По его мнению, идеал христианина - это убогий и подвергающийся всякого рода лишениям монах; он выше всякого митрополита и епископа, избалованного богатствами и потому легко могущего совратиться в унию. Монаху можно иногда и выпить несколько больше, так как он это искупает долговременными лишениями; но горе богатым священникам, которые чисто одеваются, ездят в каретах, держат фольварки и предаются всякому разврату; горе смрадной Польше и всем неверным ляхам; горе тем, которые приняли унию. Нехорошо делают те, которые гоняются за светской мудростью: ни Платон, ни Аристотель не указывают путь к спасению.

Иоанн Вишенский был защитником славянского языка и врагом старинных народных обычаев, которые он перечисляет в одном из своих посланий, имеющем вследствие этого большое значение для русской этнографии. Он отождествляет латинскую науку с испорченностью католического духовенства и осуждает зараз и ту, и другую; он советует православному христианину ограничиться изучением Часослова, Псалтири, Октоиха, Апостола и Евангелия, "понеже без поганских хитростей и руководств, се же есть, граматик, риторик, диалектик и прочиих их коварств тщеславных, диавола вместных".

В посланиях Иоанна Вишенского преобладает простой, даже подчас грубый и тривиальный слог, который мог не нравиться образованным людям, но зато, по всей вероятности, производил большое впечатление на простой народ и низшее духовенство.

Решением Священного Синода Украинской Православной Церкви от 20 июля 2016 года Иоанн Вишенский был причислен к лику месточтимых святых УПЦ. Память преподобного установлена 16 июля.

О прославлении угодника Божьего можно еще почитать тут:
(http://filin-dimitry.livejournal.com/944095.html).




Икона Богородицы Чирская Псковская

Икона Богородицы Чирская Псковская


Первоначально находилась в церкви села Чирски Псковской епархии и именовалась "Чирской". 16 июля 1420 года при великом князе Василии Димитриевиче, архиепископе Новгородском и Псковском Симеоне и Псковском князе Феодоре Александровиче во время морового поветрия, бывшего во Пскове, от Чирской иконы Богоматери из обоих глаз истекли слезы. Об этом сообщили властям города Пскова. Священнослужители перенесли чудотворную икону в Псков. Навстречу иконе был совершен крестный ход. Икону поставили в соборной церкви во Имя Святой Троицы.


Тропарь Иконе Божией Матери Чирская (Псковская)

Яко необоримую стену и источник чудес, / стяжавше Тя, рабы Твой, / Богородице Пречистая, / сопротивных ополчения низлагаем. / Темже молим Тя: / мир граду Твоему даруй / и душам нашим велию милость.

Кондак Божией Матери пред иконой Ее Чирской (Псковской)
глас 4
Яко необоримую стену и источник чудес,/ стяжавше Тя, рабы Твои,/ Богородице Пречистая,/ сопротивных ополчения низлагаем./ Темже молим Тя:/ мир граду Твоему даруй/ и душам нашим велию милость.

Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня, УПЦ МП, икона Божьей Матери Чирская Псковская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments