filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

16 (29) июля 2017 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение…


Священномученик Афиноген Пидахфойский, епископ и десять учеников его


сщмч_Афиноген_Пидахфойский_и_10_с_ним


Во времена нечестивого римского царя Диоклетиана1 было жестокое гонение на христиан, все, жившие богоугодно, находились в беде, повсюду было неспокойно, многие предавали друг друга на смерть, отец сына, брат брата, родственник родственника, – из страха пред царем. Прибыл в армянский город Севастию один игемон, по имени Филомарх; собрав множество идольских жрецов, он повелел им, с венками на головах, приносить скверным богам своим жертвы с веселием и торжеством, при звуках труб и кимвалов, при игре на гуслях и свирелях. Сам же, севши на виду у народа на суде, приказал проповеднику громко кричать следующее:

– Послушайтесь, граждане и все знаменитые люди, царского повеления, пойдите и принесите богам жертвы!

И сколько ни было народу, закричали все:

– Мы – христиане и не поклонимся идолам!

Тогда мучитель приказал воинам избивать народ, и многие умерли за Христа и приняли венцы небесные. После этого подошел к мучителю начальник отряда воинов, Николай, и сказал:

– Господин игемон! Здесь есть один человек, по имени Афиноген, епископ христианский, который всех совращает в свою веру; живет он в селе Пидахфоне.

Игемон тотчас послал воинов взять его. У святого Афиногена близ того села в особом уединенном месте был маленький монастырь, где он жил с десятью учениками своими в посте и молитвах. Пришли воины к монастырю его и не нашли самого святого епископа: он отлучился куда-то; тогда они связали его учеников, и отвели их в Севастию. Увидел их игемон и приказал отвести в темницу, заковать в оковы и строго следить за ними; а воинам сказал:

– Найдите мне учителя их.

Воины пошли повсюду разыскивать Афиногена. Муж же Божий Афиноген, придя в монастырь и не найдя своей братии, вошел в молитвенный храм и, смотря со слезами на стоявший там честный крест, сказал:

– Где братия моя, которых я Тебе поручил? Кто будет совершать со мною обычные молитвы к Богу? Где прекрасные ветви масличные? Что с ними? не знаю!

И тяжко горевал святой. Выйдя из монастыря, он ходил вокруг него, удивляясь и недоумевая, куда ушли братия; и вот прибежал к нему олень, которого недавно он вскормил своими руками, начал ласкаться к нему и лизать его руки. Потом он встретил одного знакомого человека, который спросил его:

– Где был ты, святой владыка, когда взяли твоих учеников? ведь игемон присылал за ними воинов, приказал связать их и вести в город, чтоб замучить.

Услышав это, святой обрадовался и, посмотрев на небо, сказал:

– Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, что достойных рабов Своих призвал Ты в Царство небесное!

Отослав оленя в пустыню, сам он поспешил в город Севастию к своим ученикам. Придя к городскому судье, он начал громко кричать:

– Зачем ты обокрал меня, мучитель, расхитив церковь мою? пусть видит Бог злое дело, совершенное тобой, и пусть обрушится Своим гневом на тебя!

Тотчас воины схватили святого, и привели к игемону, говоря:

– Вот Афиноген, которого ты велел искать, он очень оскорбляет твою светлость!

Игемон тотчас велел бросить его в темницу, где были заключены его братия за Христа. Увидев своих братий, святой очень обрадовался и сказал им:

– Мир вам! благодать Христова да будет с вами, дети мои: вы оказались угодны Богу, потому Он и позвал вас на обед небесный! будьте тверды, не бойтесь соблазнов мучителя; вам Бог поможет завтра совершить ваш подвиг, и будете вместе с ангелами и ликами святых вступать в райские радости и в веселии славить небесного Владыку во веки!

На следующий день мучитель сел на суд и приказал привести к себе Афиногена с десятью его учениками. Он сказал им:

– Принесите жертву богам, по царскому повелению; если же не послушаетесь, то я буду мучить вас лютыми муками и лишу вас жизни, как погубил упорствовавших прежде вас: злом погибли злые.

Святой же Афиноген ответил ему:

– Те, которых ты, мучитель, называешь погибшими, не погибли, но ликуют на небесах вместе с ангелами.

Игемон сказал:

– Не задерживай меня, Афиноген, а послушайся поскорее меня и вместе с товарищами своими принеси жертву богам, чтобы не погибнуть вам злой смертью.

На это святой сказал игемону:

– Мучитель беззаконный, пес прескверный и бесстыдный! не испугаешь нас своими угрозами, делай, что хочешь: мы готовы терпеть всё за нашего Бога.

Тогда мучитель разгневался и велел десять учеников Афиногена обнаженных повесить на дубе, жестоко бить и железными гребнями строгать их тело. Они же, страдая, говорили:

– Мы готовы на раны ради Христа Бессмертного; не отречемся от Тебя, Владыка Боже наш!

Мучитель, увидев их мужество и терпение, непреодолимое никакими муками, велел усечь их мечом. И скончались святые в добром исповедании и со славою перешли в райские селения. По убиении святых десяти мучеников, игемон обратился к святому епископу Афиногену со словами:

– Где же твой Христос, Которого ты называешь Богом? Почему Он не пришел сюда и не избавил твоих учеников от моих рук?

С этими словами игемон велел и его также повесить нагого на дереве и бить. Святой же, когда его били, говорил:

– Слава Тебе, Боже, что сподобил меня страдать за имя Твое!

Сказал ему игемон:

– Что же и тебя не избавляет твой Бог от моих рук?

Мученик отвечал:

– Избавил и избавит от злой хитрости твоей, беззаконный!

Тогда игемон велел снять его с дерева и опять жестоко бить по ребрам, а святой воскликнул, обращаясь к Богу:

– На тебя, Господи, уповал, спаси меня Твоей милостью!

И был ему божественный голос свыше:

– Дерзай, избранник Мой! Я с тобой, – Бог твой, сохраняющий тебя!

Этот голос слышал не только святой, но и слуги, мучившие его; их объял страх, и они не могли больше мучить человека Божия, так как руки их оцепенели. Один из друзей игемона, по имени Филипп, сидевший с ним вместе, сказал ему:

– Не говорил ли я тебе раньше, что христиане – волшебники? Погуби и этого поскорее, чтоб не соблазнились те, кто на него смотрит.

Игемон тотчас отдал приказ умертвить мученика мечом, а святой сказал мучителю:

– Прошу тебя, игемон, прикажи отвести меня в мой монастырь и там умертвить.

И игемон исполнил его просьбу.

Когда святого вели в его монастырь, он пел некоторые стихи из псалмов Давидовых и радовался тому, что скоро разлучится с телом и отойдет к Господу. Когда он был близко от монастыря, вышеупомянутый олень вышел из пустыни навстречу святому и поклонился ему в ноги. И сказал ему святой:

– Ты лишился братии, вот лишаешься и того, кто вскормил тебя! Бог же Вечный пусть не даст тебя и твоего потомства в руки охотников, но пусть потомство твое будет прибегать сюда в память нашу на заклание и в пищу во славу Божию тем, что будет приходить праздновать нашу память.

Олень, проливая слезы, припал к ногам святого, а он осенив его крестным знамением, сказал:

– Иди с миром в пустыню!

Войдя в свой монастырь, святой Афиноген помолился Богу так:

– Господи Боже мой! прими душу мою с миром и сподоби меня быть вместе с моей братией, чтоб нам вместе славить пресвятое имя Твое вечно! Подай, Господи, вечное
Твое благословение всем чтущим с любовью память мою, всем молящимся Тебе с упоминанием моего имени; яви Свою благодать и подай им скорую помощь во всякой их нужде.

Во время его молитвы послышался голос с неба:

– Сегодня со Мною и учениками своими будешь в раю, и все просьбы твои исполнятся!

Мученик, услышав этот голос, весьма обрадовался и с веселием подставил под меч свою голову; ему усекли голову; так скончался он о Господе. Честное тело его погребли верующие на том же месте и собирались каждый год в день кончины его для торжественного празднования его памяти2. И случилось дивное чудо: тот олень, которого святой вскормил и благословением отпустил в пустыню, приходил по заповеди его на праздник и приводил с собою детей. Оставив их, он уходил в пустыню, и никто ему не мешал. Это делал олень каждый год: приходил на праздник и приводил своего детеныша, которого закалывали и съедали в память и честь святого мученика Афиногена епископа и десяти учеников его, во славу Христа Бога нашего, со Отцом и Святым Духом славимого, ныне и в бесконечные веки. Аминь.

____________________________
Примечания
1
Управлял восточной половиной римской империи с 284 г. по 305 г.

2 Кончина священномученика Афиногена последовала ок. 311 г.


Тропарь священномученику Афиногену, епископу, и десяти ученикам его
глас 8
Священный Богу Афиноген, в жертве служитель,/ священное ученик своих принесе Христу заколение,/ пастырь со словесными овцами иде в Небесную ограду,/ победив сверепеющия неверием языки./ Мученик Твоих молитвами, Христе Боже,/ спаси стадо Твое от волков, губящих е.

Кондак священномученику Афиногену, епископу, и десяти ученикам его
глас 4
Владычню речению последовав, яко пастырь изрядный/ душу твою положил еси за Христовы овцы, священномучениче Афиногене,/ сего ради восхваляем тя/ и с тобою десятину ученик твоих,/ иже пострадаша, страхом Божиим и твоим учением наставляеми./ Тем угодивших Владыка венча вас живоначальною десницею,/ Егоже о всех нас молите.


Мученица Иулия Карфагенская

мч_Иулия_Карфагенская


Когда персы взяли знаменитый в Африке город Карфаген1 и множество жителей отвели в плен, в это время вместе с другими пленниками из этого города была взята и та маленькая девочка, о которой будем говорить, блаженная Иулия, дочь одного знаменитого человека Аналсона; она была отвезена в палестинскую Сирию и продана в рабство одному купцу, нечестивому язычнику. Девочка, хотя была и у неверного господина, однако крепко держалась святой веры во Христа, в которой родилась, и христианских добрых обычаев, которые усвоила с младенчества, – часто молилась и постилась.

Ставши девицей, она тщательно соблюдала себя в чистоте, жила целомудренно и в строгом воздержании и верно служила своему господину, по слову Апостола: «В простоте сердца вашего, не с видимою только услужливостью, как человекоугодники» (Еф.6:5-6), но как бы пред очами Божиими, исполняя с благоразумием все, порученные ей, дела, которые не были противны Богу и ее целомудренной жизни, а что было противно, к тому никто не мог ее принудить. Господин ее усиленно принуждал ее отречься от Христа и склонял ее нечестиво жить по их языческим обычаям; но никакими угрозами нельзя было склонить ее к тому, потому что она готова была скорее умереть, чем отступить от Христа или лишиться своего целомудрия. И уже хотел погубить ее хозяин ее, но видя, что она верно служить и усердно работает, пощадил ее и удивлялся ее доброму нраву, кротости, смирению и строгому постничеству; он видел, что она постилась каждый день, кроме субботы и воскресенья, свободное же от работы время проводила не в праздности и покое, а или в теплых молитвах к Богу, или же в чтении книг, чему она научилась в детстве; редко когда и ночью она ложилась спать. На вид она всегда была бледная, сухая, изможденная от трудов и воздержания. Удивлялся весьма этому ее хозяин и, видя, что она поступает всё так же, начал жалеть ее, любить и уважать: это Бог, отечески оберегая угодницу Свою, святую Иулию, преклонял на милость к ней жестокое сердце неверного человека.

Ей было уже более двадцати лет, когда хозяин ее – он был купец – задумал плыть со многими товарами в Галлию. Он взял с собою и верную рабыню свою Иулию, так как видел, что его имущество увеличивается под ее присмотром: Бог благословил за нее дом того купца (как некогда в Египте дом Пентефрия ради Иосифа (Быт.39:5)). Поэтому-то вместе со своими богатыми товарами он взял и рабу свою, а скорее Христову, которая была дороже всякого товара, и отправился в плавание. Он пристал к острову Корсике2, мимо которого плыл. Хотя на этом острове были и христианские города, но немало было и язычников, и когда купец этот пристал к тому острову, то увидел близ пристани сборище своих единоверцев язычников, совершавших празднество и приносивших жертвы бесам. Он вышел к ним со всеми слугами, купил жирного быка, принес вместе с язычниками скверную жертву, и начали все есть, пить и веселиться. Святая же Иулия осталась на корабле и в глубине сердца вздыхала и плакала, скорбя о заблуждении и погибели этих людей.

Один из сборища того пришел на корабль, увидел Иулию, девицу плачущую и вздыхающую, узнал, что она христианка, пошел и сказал тайно начальнику того сборища, заведовавшему жертвоприношениями:

– На приставшем корабле есть девушка, которая хулит наших богов и осуждает нас за то, что мы приносим им жертвы.

Тотчас начальник этого нечестивого сборища спросил палестинского купца:

– Почему не все твои люди пришли с корабля на наш праздник и жертвоприношение?

На ответ купца, что пришли все, начальник возразил:

– Я слышу, что на твоем корабле есть какая-то девушка, которая бранит и хулит богов наших.

Купец отвечал:

– Ты говоришь о моей рабыне? Да никоим образом я не мог ее отвратить от христианского заблуждения и склонить к нашей вере, ни ласками, ни угрозами; и если б она не была верна мне и так усердна в работе, давно бы я погубил ее разными муками.

Начальник сказал ему:

– Заставь ее теперь поклониться вместе с нами богам и принять участие в жертвоприношении; или я дам тебе вместо нее четырех своих рабынь, или возьми ее стоимость деньгами, только дай мне ее, и я заставлю ее поклониться нашим богам.

Купец ответил:

– Я тебе сказал, что невозможно ее принудить к этому, потому что она скорее предпочтет умереть, чем отречься от своей веры. И продать ее тебе нельзя: если б ты давал мне за нее всё свое имущество, то и это не сравнилось бы с ее службой; действительно, она очень верна, и имение мое увеличивается в ее руках; я поэтому всё поручил ей.

Начальник же сборища, посоветовавшись тайно со своими людьми, устроил ради гостей еще большое пиршество и сильно напоил вином купца, хозяина Иулии. Напившись, он крепко заснул, заснули также от вина и все, кто были с ним. Тогда нечестивые язычники с того острова поспешили на корабль, вывели святую Иулию на землю и привели к начальнику своему. И сказал ей начальник:

– Девушка, принеси жертву богам, я дам за тебя твоему господину выкуп, какой он попросит, и отпущу тебя на свободу.

Святая отвечала:

– Моя свобода в том, чтоб служить Христу, Которому я и служу каждый день чистой своей совестью; а вашего заблуждения я гнушаюсь!

Тогда начальник велел бить ее по ланитам. И сказала мученица:

– Если Господь мой Иисус Христос претерпел за меня удар по щеке и плевание в лицо, то разве я не претерплю того же за Него! пусть бьют за Него меня по щекам, вместо же плевков пусть текут по моему лицу слезы!

Мучитель велел терзать ее за волосы, раздеть до нага и бить жестоко по всему телу. А мученица, пока ее били, громко говорила:

– Я исповедую Того, Которого били ради меня! Владыка мой претерпел терновый венец и распятие на кресте. Пусть же и я, раба Его, буду участницею и подражательницею Его страданиям, чтоб прославиться мне с Ним во Царствии Его!

Потом мучитель велел отрезать ей девические груди; она же мужественно переносила все эти лютые муки ради любви ко Христу. Мучитель желая поскорей погубить ее, пока не проснется ее господин, велел, наскоро сделать крест и распять на нем мученицу, как некогда иудеи распяли Христа. И уподобилась святая Иулия в страдании своем за Христа Самому распятому Христу Господу, сподобившись быть распятой за Него на кресте.

Когда она висела на кресте и была уже близка к смерти, проснулся ее господин и, лишь увидел ее распятую, – какая великая жалость наполнила сердце его! но ничем помочь было нельзя: невеста Христова была уже при последнем издыхании. Когда же святая душа ее освободилась от телесных уз, то все видели, как из уст ее вылетела голубка, белее снега и улетела вверх, к небу; кроме того мучившие ее видели ангелов; и напал на всех великий страх; все бежали оттуда, и только бездыханное тело святой осталось висеть на кресте3. Но не оставил его Христос Господь: он заповедал Своим ангелам хранить его, пока не устроил ей честного погребения, следующим образом.

Неподалеку от острова Корсики есть маленький островок, прежде называвшийся Маргаритой, а теперь Горгоной; на нем был мужской монастырь; там ангел Господень явился инокам, возвестил им всё, что случилось со святой мученицей Иулией, и повелел им скорее плыть на корабле к тому острову, снять с креста многострадальное тело святой мученицы и принести в свой монастырь для погребения. Монахи сели на корабль, поставили паруса и поплыли; достигнув пристани, они нашли всё так, как сказал им ангел Господень. Сняв с креста святое тело, они обвили его чистой пеленой. Они нашли и отрезанные груди ее, брошенные неподалеку и лежавшие около камня, взяли их и приставили к телу на свое место; потом отнесли тело на корабль и благополучно возвратились в свой монастырь; там тело предали погребению с честью в церкви, прославляя Христа Бога, укрепившего рабу Свою на такой мученический подвиг.

При гробе ее стали совершаться чудеса и подавалось исцеление всяких болезней; чудеса совершались также и на том месте, где она пострадала. Узнали и христиане – жители того острова о страдании святой и построили во имя ее на том самом месте, где она была распята, церковь маленькую, потому что там было тесно: это место представляло из себя крутой холм. А там, куда были брошены ее отрезанные груди, вытек из-под камня источник ключевой воды, которая была целебна: все больные, которые пили ту воду или омывались ею, получали выздоровление. Совершилось и еще чудо: тот камень, которого коснулись груди святой (и из-под которого вытек источник), в те времена, каждый год в день ее памяти испускал из себя как будто пот, капли молочные и вместе кровяные, в обозначение девства и мученичества святой Иулии, которая, как молоком, убелилась девственною чистотою и обагрилось кровью, пролитою за Христа. И капали такие капли целый тот день, с утра до вечера; ими помазывались и получали исцеление.

По прошествии же многих лет церковь та во имя святой мученицы, построенная на месте ее страдания, обветшала и частью разрушилась. Тогда хотели на другом месте, более просторном, – так как это было очень тесно, – но неподалеку, построить новую церковь во имя святой, побольше. Когда приготовили камень, кирпич, известь и всё необходимое для постройки, и уже хотели на следующий день закладывать фундамент, нашли на утро весь этот материал, камни, кирпичи и всё прочее на прежнем месте, где лежала старая церковь; строители пришли в недоумение. Однако, немного спустя, они опять перенесли всё на то новое место, намереваясь строить там новую церковь; но всё снова ночью перенеслось на прежнее место. В ту ночь сторожа видели светлую девицу, клавшую на воз, запряженный парой светлых волов, весь материал, заготовленный для стройки, и перевозящую его на прежнее место; они поняли, что святая желает, чтобы возобновили храм на прежнем его месте, и сделали по ее желанию. Было много и других чудес на обоих островах тех, Корсике и Горгоне, пока не были взяты оттуда честные мощи святой и перенесены в Бресчию4. И после перенесения мощей жители Корсики приходят с верою в храм святой, не лишаются ее помощи и сохраняются от нападений врагов ее святыми и несокрушимыми молитвами и милосердием Господа нашего Иисуса Христа, Которому со Отцом и Святым Духом воссылается честь и слава, ныне и в бесконечные веки. Аминь.

__________________________
Примечания
1
Около 625 г.

2 Остров Корсика находился на Средиземном море.

3 Кончина святой мученицы Иулии последовала ок. 640 г.

4 Ок. 763 г.


Тропарь
Агница Твоя, Иисусе, Иулия зовет велиим гласом: Тебе, Женише мой, люблю, и Тебе ищущи страдальчествую и сраспинаюся, и спогребаюся крещению Твоему, и стражду Тебе ради, яко да царствую в Тебе, и умираю за Тя, да и живу с Тобою; но яко жертву непорочную приими мя, с любовию пожершуюся Тебе. Тоя молитвами, яко Милостив, спаси души наша.

Величание

Величаем тя, страстотерпице Христова Иулие, и чтем честное страдание твое, еже за Христа претерпела еси.


Cвятые отцы IV Вселенского Собора


Четвертый Вселенский собор был созван в 451 г. в Халкидоне при императоре Маркиане, против лжеучения Евтихия, который отвергал человеческую природу в Господе Иисусе Христе. Это лжеучение называется монофизитством. Собор осудил и отверг ересь Евтихия. На соборе присутствовало 650 епископов.

икона Пятый Вселенский собор. Император Иустиниан, Евтихий патр. Константинопольский, Тимофей патр. Антиохийский, Евстохий патр. Иерусалимский, Аполлинарий; Балканы. Сербия. Дечаны, XIV в
(икона Пятый Вселенский собор: Император Иустиниан, Евтихий патр. Константинопольский, Тимофей патр. Антиохийский, Евстохий патр. Иерусалимский, Аполлинарий; Балканы, Сербия, Косово, монастырь Высокие Дечаны, XIV в.)


Мученик Гелерий Джерсийский (Helerius)

Мученик Гелерий Джерсийский


Святой родился в Тонгре (Tongres), что в Бельгии, вероятно между 510 и 520 годами. Он прибыл в Джерси, вероятно, около 535 - 545 г. и был замучен приблизительно в 550-560 годах.

Отцы-болландисты опубликовали жизнеописание мученика и его компаньонов в 'Acta Sanctorum' в Антверпене в 1725 году.
О жизни святого Гелерия известно следующее:

Отец Гелерия, которого звали Зигеберт или Зигебард (Sigebard), был дворянином из Тонгра. Он женился на швабке (Swabian) по имени Лузегарда (Lusegard), или Лузигарда (Lusigard). После семи лет брака у них, однако, не было детей. Они были язычниками, но после того, как все их молитвы идолам потерпели неудачу, они обратились к христианскому учителю по имени Куниберт (Cunibert). Он согласился помолиться, но взял с них обещание о том, чтобы они посвятили ребенка Богу как христиане.

Молитвы Куниберта были успешны, и у Зигеберта и Лузегарды родился сын. Однако они немедленно вернулись к своим языческим верованиям и забыли про свое обещание. Когда мальчику было семь лет, он заболел и был парализован. В отчаянии Зигеберт, наконец, передал своего сына святому Куниберту, и мальчик был исцелен.
Куниберт нарек его Гелерием и стал брать его в церковь и давать ему образование. Гелерий стал творить чудеса. Среди них: ведение переговоров с кроликами, которые разоряли его сад, о том, чтобы делить с ними овощи, которые росли там; исцеление от слепоты; удаление змеи изо рта человека, которой удалось проскользнуть туда, в то время как несчастный человек спал.
Зигеберт был разъярен, потому что он хотел вернуть своего сына. У него были серьезные подозрения, касающиеся этих чудес, которые он приписывал колдовству. Поэтому он убил святого Куниберта. Гелерий был убит горем и бежал. После многих скитаний, сопровождавшихся большим количеством чудес, он был направлен Богом в Нантёй (Nanteuil), что в Котентане (Cotentin), и нашел там святого человека по имени Маркульф (Marculf). Маркульф крестил его и отправил на остров Джерсут (Gersut), или Агна (Agna), то есть Джерси.

На острове, постоянно подвергавшемся нападениям викингов, оставались приблизительно тридцать человек. Гелерий нашел маленькую скалу на островке в заливе у южного побережья и стал жить там как отшельник в сопровождени товарища по имени Ромар (Romard). Однажды его посетил святой Маркульф, и в то время, когда Маркульф был там, начался набег Викингов. Маркульф и Гелерий встали на молитву, сотворили крестное знамение, и Бог поднял могучий шторм, который разрушил суда викингов.
Маркульф оставил Гелерия одного на его скале, и Гелерий оставался там пятнадцать лет. Он ел только один раз в неделю до тех пор, покуда он не ослаб от голода и суровости жизни на его выдающейся скале так, что смог едва ходить. В конечном счете, Христос явился к Гелерию и сказал святому, что тот должен прибыть к нему. Гелерий подготовил себя к муке.

Тремя днями позже большое количество вандалов прибыло на большом количестве судов и приступило к захвату острова. Один из вандалов нашел святого Гелерия и отрезал ему голову. Святой поднял свою голову и пошел к берегу. Вандалы в великом ужасе бежали, и остров был спасен.
Святое тело Гелерия было отправлено во Францию, и мощи были переданы различным церквям и монастырям. Островок и скала, на которой жил Гелерий, связаны с самим островом Джерси переправой. По ней можно пройти при низкой воде, но она бывает затоплена при высокой воде. Предание гласит, что этот переход отмечает тот маршрут, который по которому шел святой Гелерий, когда нес свою голову.
На побережье вырос маленький город, который взял имя святого, который вместе со святым Маркульфом обратил Джерси к христианству.
В "Краткой менологии ордена цистерцианцев" Клод Шалмо (Claude Chalmot) утверждает что "святые мощи святого Гелерия сохраняются и почитаются в часовне монастыря Бобек (Beaubec) Епархии Руан". Дин Фалль (Dean Falle) поддержал это утверждение, но недавно было обнаружено, что жители Брэвилля (Brйville), что в Нормандии, всегда верили, что первоначально тело Гелерия течением с Джерси было принесено и выброшено на их побережье. Тело было в каменном гробу, который по преданию, возможно, был обит деревом, что позволяло ему плавать. Когда этот гроб понесли с берега, его вес стал слишком велик для носильщиков, и они были вынуждены его бросить. Там, где гроб упал, открылся источник, называемый источником святого Гелерия, который с этого дня стал местом паломничества, Вода этого источника часто используется для промывания больных глаз.

Святого Гелерия помнят и почитают не только в Джерси. Церкви и часовни, посвященные во имя этого святого, могут быть найдены по всей Нормандии, а также в Восточной Бретани.
Остров Джерси и другие Нормандские острова представляют собой последние остатки средневекового Герцогства Нормандия, которое простиралось и во Франции, и в Англии. Сегодня Бэйливик (Bailiwick) Джерси находится в зависимости от Британской Короны и управляется лейтенантом-губернатором, назначаемом ею непосредственно. Но он не являются ни частью Великобритании, ни частью Европейского Союза.

Tags: Вселенские Соборы, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments