filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Category:

Великий старец Клеопа Илие, Румынский чудотворец. Монашеский постриг. Заместитель наместника. (ч.4)

Продолжение...
начало тут:http://filin-dimitry.livejournal.com/104871.html


Клеопа _Илие

Отче, я умру!

Однажды зимой, когда брат Константин был в горах с овцами вместе с одним монахом постарше, которого звали Галактион Илие, он выметал снег из загона для овец, как вдруг почувствовал во рту что-то тепленькое и солоноватое. Когда сплюнул, оказалась сплошная кровь. Тут он вспомнил, что братья его Герасим и Василий дожили лишь до 26 лет, и понял, что он тоже может умереть.
Отец Галактион, увидев его удрученным, спроси, как рассказывал Батюшка:

«- Брат Костика, что случилось? Почему ты такой грустный? Скажи мне.
- Отче, я умру! Посмотри, у меня изо рта идет одна кровь. Все мои братья умерли молодыми, и я тоже умру!
- Да ну тебя! Перестань, ты не умрешь. Возьми лопату, поди вон к тому грабу, покопай вокруг него и найдешь корни крапивы. Промой их хорошенько и залей кипятком, а затем пей этот чай из корня крапивы, и все у тебя пройдет.

Как только я выпил чаю из корня крапивы, кровь перестала идти. Я все пил этот чай, а весной заварил себе чай из зеленой крапивы и больше уже не страдал легкими.
В 1962 году, когда я был в Бухаресте и мне сделали флюорографию легких, врач спросил меня, что я такое принимал, что правое легкое и меня словно заново выросло. Тогда я и ему рассказал, как я болел и как «госпожа крапива» сделала меня здоровым.
Сейчас в овчарне есть электрический свет, а тогда только и было, что одна лачуга; все это было будто в сказке
».

Монашеский постриг

«Через год после моей демобилизации из армии вышел указ о призыве не постриженных в монашество на сборы. Тогда Сихастрия входила в монастырь Нямц[10], и меня хотели постричь в монашество там. Старц мой, Иоаникий, который был духовником Нямецкого настоятеля Мелхиседека Думитриу, не хотел отпускать меня, а настоятель Малхиседек не соглашался на мой постриг и не хотел дать мне справку о том, что я монах, чтобы меня не призвали на сборы. Отец Иоаникий Морой, да упокоит Господь его душу, ибо он имел великий страх Божий и великую веру, постриг меня постом Святой Марии.
Я вспоминаю, как это было. Ах! Был тогда один отец, Николай Грэдинару, с большой бородой, может, кто из Вас застал его? Он сказал тогда, подведя меня к святому алтарю:

- Преподобный отче, дадим ему имя Клеопа, ибо у нас здесь нет ни одного Клеопы!

И старец взял в руки ножницы и нарек меня Клеопой. Так было суждено.

Когда я я пошел в монастырь Нямц и сказал настоятелю, что старец постриг меня в монашество и я прошу дать мне справку о том, что я монах, он и слышать не захотел. Даже по имени не хотел называть меня. Три дня я оставался в монастыре Нямц, ничего не ел и не пил и только все время молился, и как только покажется настоятель. бежал к нему, падал перед ним ниц в земном поклоне и говорил:

- Благословите и простите.

А он даже не глядел в мою сторону. Я решил поститься и молиться до тех пор, покуда хватит сил.
На третий день я настолько ослаб, что едва держался на ногах, и тогда я услышал, как настоятель выходит на крыльцо своих покоев и говорит одному брату:

- Сходи, посмотри, где тот монах, и позови его сюда. Он победил меня!

Так я получил удостоверение о том, что я монах, и избежал призыв
а».

_______________
[10] – Позднее, в 1947 г. скит Сихастрия стараниями старца Клеопы стал самостоятельным монастырем.
_______________


Митрополит Антоний Плэмэдялэ

Избрание заместителем настоятеля


Иногда смирения придерживаются так сильно, что изрядные добродетели смиренного остаются совершенно неизвестными для окружающих. Потому очень трудно понять, встретив кого-нибудь на монастырском дворе, кого ты видишь, обычного монаха или святого человека. В монастыре Сихастрия на одном избрании настоятеля имел место редкий случай, прекрасно иллюстрирующий эти слова о смирении.
Авва Иоаникий из Сихастрии, преклоненный старостью и монастырскими заботами – только что сгорела часть монастырских построек, - собрал свое братство в одно прекрасное летнее утро и сказал восьмидесяти отцам и братиям, их было столько же, сколько ему лет:

- Пришло время освободить мне место для другого, отцы и братия. Благословите и простите меня, грешного, ибо я ухожу на покой. Изберите другого настоятеля.
С сегодняшнего дня я перехожу в ряды послушников, чтобы оплакивать свои грехи, которые я накопил за то время, какое определил мне Бог быть вашим наставником. Ибо вы знаете, ваши преподобия, что нелегкое дело – иметь попечение о стольких душах. То грешишь, то гневаешься, как человек, обижаешь братий, огорчаешь Бога. А время ошибок надо искупать временем покаяния, и кто знает, сколько дней человеческой жизни! Ибо завтра может призвать меня Бог и найдет меня неприготовленным.


Сказали отцы:

- Не надо, отче, мы молимся за твое преподобие. Оставайся и дальше. Кто может занять твое место? Твоя святость всех нас принял из мира и научил нас пути спасения и сладости богомыслия. Будь милостив к душам нашим до конца.

Среди них было много седовласых старцев, но все чувствовали себя детьми рядом с ним. Они называли его между собой «старец», забыв о своих годах, которых было немногим меньше.
Все усилия отцов убедить его остаться настоятелем были напрасны. Нет и нет! Впрочем, они знали: он хорошо думал, прежде чем сказать, а если уж говорил, то слова его было свято.

- А кого нам избрать, отче? – спрашивал Нафанаил с искренним недоумением.
- Клеопу, - отвечал старец просто, глядя на них с какой-то укоризной.
- Какого Клеопу? – вскочили многие, словно им подложили горячих угольев под ступни.

Удивительное бывает зрелище, когда святые теряют голову! Несколько стариков задрожали мелкой дрожью, а отец Нафанаил начал жевать кончики своих усов, он ловил их языком волосок за волоском, завлекал их в рот и сжимал зубы: хруп, хруп. Усы у отца Нафанаила были жесткие, а зубы впереди целые.

- Клеопу с Подножия Креста, - пояснил старец.
- Этого простеца от овец?

Некоторые изобразили на лице многозначительную улыбку, понимающую и снисходительную.
Сидевший сзади отец Кесарий, жилистый старик с длинной бородой с проседью, перевел свою улыбку в такие тяжкие слова:

- Старец помешался! Годы, что вы хотите! Ему действительно пора на покой в келию!

Клеопу на самом деле называли «простецом от овец». Пришел он в монастырь пятнадцать лет назад, парнишкой после армии, и старец испытывал его как никого другого. «Теперь, брат Константин, ты монастырский брат. С завтрашнего дня ты пойдешь в горы, к Подножию Креста, на монастырскую овчарню и будешь оставаться там, пока я не пошлю тебе весточку, чтобы ты шел сюда, в братство, к монахам».
Прошло с тех пор пятнадцать лет. И вот только теперь послал старец весточку, чтобы он пришел в братство.
Пробовали отцы переубедить старца. Не стали говорить ему, что мысль выбрать Клеопу странна, нашли достаточные аргументы: Клеопа не знает книг; Клеопа не умеет говорить с народом; Клеопа не распутается с ремонтом; у Клеопы нет духовного опыта, потому что он и был-то только на овчарне…

- Мы заслужили такого настоятеля, как Клеопа; пришел конец монастырю!
- Я говорю, чтобы был Клеопа,
- настаивал старец на своем решении. – А ваши преподобия можете избрать другого. Я только высказал свое мнение, потому что вы спросили меня. Теперь я более не настоятель, я не приказываю. Знаю, вы думаете об Иоиле, ученике моем, но не будет Иоиль сейчас, Иоиль будет, когда уйдет Клеопа.

Это звучало как пророчество, но никто не понял высоты момента. Дело было предельно ясным. Старец лишился здравого рассудка.
Отец Виссарион, у которого зародилась какая-то мысль, предложил братству удалиться, чтобы обдумать, что дальше делать.

Отцы, - сказал он, когда они остались одни,- нехорошо огорчать старца. Он был нашим отцом всю жизнь. Дадим ему умереть спокойно. Изберем Клеопу, как хочет он, и будем сами заботиться о монастыре. Ведь у нас есть совет. А Клеопа будет так, формально.
Они вернулись и сказали старцу, что избрали Клеопу. Старец поблагодарил их, улыбаясь хитро и удовлетворенно.
На другой день после Литургии, в праздничных одеяниях, в камилавках и мантиях, опираясь на буковые посохи, они все пошли наверх к Подножию Креста, чтобы привести себе старца. Поднимались в гору молча, переживая произошедшее как великое искушение, через которое предстоит пройти монастырю.
Отец Клеопа первым увидел их.

- Отец Антоний, - крикнул он,- в гору поднимается братство.
- Будут молиться о даровании дождя, - решил Антоний, увидев их, и поспешил в овчарню, чтобы навести порядок.

Братство подошло молча, торжественно, кК на похоранах. Они смотрели странно на Клеопу, который стоял перед ними в костюме блудного сына, рваном и грязном.
Отец Виссарион вышел вперед, немного подумал, затем поклонился в пояс до земли, но передумал и распростерся в земном поклоне на зеленой траве перед отцом Клеопой, который в недоумении смотрел на все это.

- Отец Клеопа, - сказал Виссарион поднявшись, - старец отошел от настоятельства, и братство избрало тебя настоятелем. Мы пришли, чтобы забрать тебя в долину.

И тогда все, как по команде, бросились на траву в земном поклоне, как это принято делать перед настоятелем, а Клеопа упал вместе с ними на колени и сказал:

- Не встану с земли, пока вы не измените своего решения. Я недостоин быть настоятелем.

Отец Виссарион снова взял слово и заговорил немного сурово и вроде ка правильно:

- Знаем. Мы знаем все, Клеопа. Но это послушание старца. Он хочет тебя. Мы решили послушаться, чтобы не огорчать его. Кто знает, сколько ему дней осталось, и грешно огорчать его именно сейчас. Прими, за послушание. О монастыре будем мы заботиться. Оставь это. Доставим радость старцу!


Продолжение следует...
тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/115499.html


Tags: Клеопа Илие, Православие, рБ Дмитрий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments