filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

Categories:

Великий старец Клеопа Илие, Румынский чудотворец. Поступление в монастырь. (ч.2)

Продолжение...
начало тут:http://filin-dimitry.livejournal.com/104871.html

Митрополит Антоний Плэмэдялэ[4]

Поступление в монастырь

Настоятель мой по монастырю Слатина, Клеопа, часто рассказывал нам, как он был принят в монастырь настоятелем Сихастрии Иоаникием[5].

_______________
[4] – В 1950-1954 гг. митрополит Антоний был насельником монастыря Слатина, когда настоятелем его был отец Клеопа. В 1954г. монах антоний был арестован и заключен в (тюрьму) Жилаву по обвинению в антикоммунистической деятельности. Лишь в 1968г. он смог продолжить служение Церкви. Удостоен звания доктора наук в Оксфорде и в Бухаресте. В 1970 г. был рукоположен во епископа, а в 1982 г. избран митрополитом Ардяльским. Был очень близок к отцу Клеопе, о котором оставил воспоминания, в том числе в своей книге «Традиции и свобода в румынской духовности», откуда мы и приводим по благословению Его Высокопреосвященства, страницы, освещающие жизнь старца Клеопы.

митрополит_Антоний_Плэмэдялэ
(митрополит Антоний Плэмэдялэ)

[5]- Протосингел Иоаникий Морой (1859-1944) – почитаемый в Румынии подвижник благочестия, в 1890-100 гг. полагал начало на Святой Афонской Горе, затем подвизался в монастыре Нямц, а с 1909 г. в течение 35 лет, до самый смерти, нес послушание настоятеля и старца скита Сихастрия.
Протосингел – монашеский сан, промежуточный между санами иеромонаха и архимандрита, соответствующий сану игумена в Русской Церкви. Игуменом в Румынской Церкви называется настоятель монастыря.
_______________

Совсем юным, едва вошедшим в возраст совершеннолетия (отцу Клеопе тогда исполнилось 17 лет), явился он в Сихастрию, но вместо настоятеля его встретил эконом, суровый монах с густыми рыжимы волосами, как у молодого, крепкого льва, который сказал ему только это:

- Ты пришел, чтобы остаться у нас?
- Да, преподобный,
- отвечал ему отец Клеопа, тогда еще Константин.
- Хорошо, пойду, спрошу настоятеля. Стой тут.
- Скажи преподобному, что у меня тут есть еще два брата, монахи,
- сказал ему Клеопа.

Спросив, как его зовут, эконом ушел. Вернулся он быстро и с палкой в руках. Возле ворот валялось высохшее бревно, забытое там с давнишних времен. Этоном взял Клеопу за руку, подвел к бревну, вручил ему палку и сказал только:

- Бей это бревно! Бей!

И он начал его бить, держа еще на плече котомку, в которой нес свое имущество: несколько книг и сменное белье. Эконом развернулся к нему спиной и ушел по своим делам.
Мимо него проходили монахи, братия, богомольцы. Никто не замечал его. Отзвонил колокол к обеду, потом к ужину, а о нем не вспомнил никто. Поздно вечером пришел эконом, взял его за руку и отвел в архондарик – домик для гостей, в комнату с топчаном, сколоченным из досок, без матраса, покрытым одним только конопляным ковриком, с краю на нем лежала подушка, набитая соломой. Молча провел его в эту комнату, закрыл за ним дверь и ушел.
Не успел он заснуть, как услышал стук била и вслед за тем звон колокола. Открылась дверь, и эконом с порога подал ему знак следовать за ним. Было 11 часов, и начиналась полунощница с утренней. Эконом привел его в церковь и поставил в углу в притворе, у самых дверей.
Была ночь, церковь по тем временам освещалась лишь несколькими свечами, так что никто не заметил его. В час по полуночи служба закончилась, после чего все монахи покинули церковь, эконом, остававшийся последним, снова подал ему знак следовать за ним и все так же без слов отвел его в комнату в архондарике.
Утром, очень рано, когда сквозь мглу, мало-помалу, но бесследно рассеивающуюся, забрезжил свет нового дня, под пение птиц он снова привел его к воротам, снова вручил ему палку и сказал, как накануне:

- Бей его!

Он бил бревно целый день до самого вечера, не евши, позабытый всеми на свете. Все были заняты своими делами, входили и выходили, спеша по послушаниям. Ночью повторилась та же история. По-прежнему прошел и третий день до захода солнца. Когда погасло дневное светило, закатившись за Подножие Креста – западную гору, поднимавшуюся прямо у ограды монастыря, эконом пришел, все такой же молчаливый, но веселый, что легко можно было понять по его глазам, большим и чистым, как у дикой птицы.

- Пойдем, тебя зовет старец. Оставь палку здесь.

«Старец» - это был настоятель Иоаникий, его называли так еще с тех пор, когда ему исполнилось всего сорок лет. Тогда, вернувшись с Афонской Горы, он нашел монастырь опустошенным после пожара и сам начал восстанавливать в нем монашескую жизнь и постройки. Так он со временем собрал до сотни братий, которые теперь уже были по большей части монахами, все его ученики. Ему было лет шестьдесят.

протосингел_Иоаникий_Морой
(протосингел Иоаникий Морой. Настоятель монастыря Сихастрия в 1909-1944 гг.)

Старец ждал его в настоятельских покоях – простой комнате, в которой стояла деревянная лавка, застланная ковриком, стол, два стула и аналой, на котором лежали епитрахиль и молитвенник.

- Стань на колени. Ты будешь исповедоваться. Говори мне все, что ты сделал и о чем думаешь. А бревно у ворот что сказало?
- Не сказало ничего, преподобный.
- Таким же будь и ты. Оно не сказало, что у него болит голова? Не сказало, что хочет есть?
- Не сказало ничего, преподобный.
- Хорошо. Таким же быть и ты.


Затем последовала ктаркая исповедь и чтение разрешительной молитвы.


***


Дойдя до этого места, отец Клеопа рассказывал:

«О бревне я не знал заранее, потому что старец не повторял «искусов», но я давно знал, кто-то говорил мне, что момент после исповеди – ключевой. Если старец попросит у тебя документы, значит, ты прошел испытание, а если нет, на второй день эконом покажет тебе на дорогу, по которой ты пришел.

- Дай мне твои документы, - коротко повелел старец. – Говоришь, Илие твои братья? Нехорошо вам поначалу быть вместе. С завтрашнего утра ты пойдешь к овцам, на овчарню у Подножия Креста, помогать Антонию Олару. Он старший чабан. Слушайся его. В субботу вечером приходи на исповедь. А теперь иди!

На улице ждал эконом.

- Ну что, попросил у тебя документы? (Все знали о документах!)
- Попросил.
- Хорошо, тогда пойдем поедим.

Мы пошли в трапезную,
- рассказывал отец Клеопа, - поели вместе, потому что эконом тоже постился, ожидая прояснения вопроса с моим призванием, и, проведя меня в другую келию, рядом с братскими, на прощание спросил меня:

- А что еще сказал старец?
- Сказал, чтобы я завтра пошел к Подножию Креста, на овчарню.
- Так сказал? –удивился эконом, но потом добавил:- Если он так сказал, так и делай
».

И с того вечера, кроме еще одного вечера спустя семь лет, когда он был отправлен на ночную службу и наречен Клеопой, юного Константина-Клеопу не видел никто, кроме тех, кто время от времени проходил мимо овчарни, и случалось, что овцы были тогда не в лесу. В монастыре его не видел никто годы и годы, лет около пятнадцати[6]. Он был забыт там, возле овец!

_______________
[6] – Отец Клеопа поступил в Сихастрию в декабря 1929г., монашеский постриг принял 2 августа 1937 г., заместителем игумена был избран в 1942 г., в Петров пост.
_______________

Продолжение следует…
тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/108646.html

Tags: Клеопа Илие, Православие, рБ Дмитрий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment