filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

07 (20) апреля 2014 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение...

Священномученик протоиерей Аркадий
(Добронравов Аркадий Павлович, +20.04.1933)

сщмч_протоиерей_Аркадий_Добронравов

Протоиерей Аркадий Добронравов родился в 1868 году в селе Устье Ядринского уезда Казанской губернии (ныне Аликовского района Чувашии) в семье диакона Павла Добронравова.
В 1889 году Аркадий окончил Казанскую Духовную Семинарию, и был рукоположен во священника к селу Пичкасы Спасского уезда Казанской губернии. В 1893 году за ревностные труды по устройству нового храма получил благословение Священного Синода с грамотой. В 1894 году награжден набедренником. В 1896 году по прошению перемещен в храм Казанской Божией Матери города Цивильск. В 1898 году награжден скуфьей, в 1898 году за усердное отношение к церковно-школьному делу выражена благодарность Казанского Епархиального Училищного Совета со внесением в формуляр. В этом же году награжден серебряной медалью на Александровской ленте, серебряной медалью за участие в деятельности Красного Креста во время Русско-японской войны, серебряной медалью на двойной Александровской ленте. В 1905 году за отличную службу преподано благословение Священного Синода с грамотой. В 1907 году серебряной медалью за участие в деятельности Красного Креста, в 1909 году серебряной медалью на двойной Владимирской и Александровской лентах. В 1909 году награжден камилавкой. В 1912 году награжден орденом Святой Анны 3 степени. Возведен в сан протоиерея. В 1925 году был уволен от места на некоторое время обновленческим епископом Тимофеем (Зайковым). Епископ Алатырский Герман (Кокель) желал избрать отца Аркадия в Епархиальный Совет, разрешение на что просил у властей.

Протоиерей Аркадий, прослужив в течение 35 лет непрерывно в храме Казанской Божией Матери города Цивильска, был арестован 30 апреля 1931 года. Один из свидетелей по делу показывал, что отец Аркадий «тотчас после революции проявлял контрреволюционный саботаж, за что привлекался чрезвычайной комиссией и арестовывался, открыто говорил в церкви, что советская власть антихристова и призывал верующих не подчиняться ей». Другой свидетель - священник собора города Цивильска показывал: «священник Добронравов Аркадий являясь ярым антисоветским элементом, враждебно настроен к проводимым мероприятиям соввласти и коммунистической партии и эту ненависть он не только скрывает в себе, но открыто с амвона выступал с агитацией.

19 декабря 1929 года Добронравов в церкви говорил проповедь верующим на тему: Блаженни изгнани правды ради. В этой проповеди он говорил, что при соввласти много безвинно страдавших людей, по тюрьмам и ссылкам за правду и Евангельскую истину. В январе месяце 1931 года 6 числа Добронравов в церкви при похоронах умершей игуменьи говорил также проповедь, в которой сказал: власть гражданская сжимала в своих руках не таких столпов, как умершая игуменья. Великие люди Церкви, управляя монастырями, вынуждены были под напором соввласти сдать монастыри. 26 апреля сего года я зашел к священнику Добронравову. В беседе со мной на тему о закрытии церкви Добронравов сказал: пока я жив - церковь не закроют, потому что есть люди, которые постоят за меня и за церковь. В городе Цивильске по желанию самих верующих выносились постановления о необходимости закрытия одной из церквей. Добронравов оказывает сильное противодействие проведению этой работы путем антисоветской агитации среди верующих протестовать против закрытия церкви. Так, например, в праздник Пасхи на четвертый день он ходил в соседнюю деревню Тувси и здесь агитировал против закрытия церкви. В этой деревне крестьяне до прихода Добронравова вынесли единогласное решение закрыть церковь, а после него стали уже отказываться от своего постановления. Добронравов имеет близкую связь с монашками, проживающими в городе Цивильске
».

При обыске у отца Аркадия были изъяты записи проповедей, которые он читал за богослужениями последним Великим постом. В одной из них он писал: « в последнее время неверие все более и более растет. Вражда к Христовой Церкви, начавшаяся с первых же дней ее существования не прекращается, а напротив все более и более усиливается. Снова ведут на Голгофу Христа осмеянного, снова слышатся дикие вопли: распни, распни Его, т. е. уничтожить нужно христианство, стереть с лица земли, снова собираются люди и подобно книжникам научают народ просить Пилата отпустить разбойника Варавву, а Христа распять, уничтожить. Научают народ отречься от Христа, от христианской веры, от Церкви. Все пускается в ход для искоренения вер: насмешки над благочестивыми установками церкви, насмешки над Пасхой, над хождением в церковь, говением, причащением, над венчанием, одним словом – повторяется то же, что было при Пилате. Там просили отпустить разбойника Варавву, а Христа распять, а теперь научают принять себе в спутники Сатану, покориться его велениям, а Христа, Его учение предать уничтожению. И как тогда враги Христа издеваясь требовали знамения и говорили: если Ты Сын Божий, то сойди с Креста и мы веруем в Тебя, так и теперь враги веры Христовой требуют чудес и знамений, но, конечно, не для того, чтобы уверовать, а для еще большего кощунства и издевательства».

В другой проповеди, подготовленной по воскресному Евангелию о жене, помазавшей миром ноги Спасителя и отершей их своими власами, после рассказа о смысле евангельского чтения отец Аркадий говорил: «Возлюбленные братья и сестры, так ли мы каемся в своих грехах, как каялась женщина-грешница, про которую вы слушали сейчас. Припадаем ли мы в смирении и сознании своей греховности к ногам Иисуса Христа ниц, ища у него помилования? Плачем ли мы о своих грехах, как плакала эта женщина. С прискорбием должны сознавать, что едва ли что подобное заметим между нами. Все мы живем во грехах, но нет у нас сознания нашей греховности, совесть наша спит, не чувствуем мы нужды покаяния. Говеем мы неохотно, и исповедуемся неискренне, не плачем о своих грехах, как плакала евангельская женщина-грешница и поэтому и не услышим ободряющего голоса Спасителя: иди с миром, вера твоя спасла тебя».

1 мая 1931 года состоялся допрос отца Аркадия на котором он виновным в антисоветской агитации себя не признал.

8 мая тюремный врач составил акт медицинского освидетельствования отца Аркадия, в котором записал, что «гражданин Добронравов, 64-х лет одержим недостаточной деятельностью сердца вследствие хронического миокардита и на этой почве одышка при физическом напряжении, почему следовать пешком на далекие расстояния не может».

В этот же день обвиняемому Добронравову было объявлено, что предварительное следствие по делу по обвинению его в преступлении, предусмотренном статьей 58 часть 10 Уголовного Кодекса, то есть в сиситематической антисоветской агитации в виде проповедей, используя для этого верующих в церкви, закончено. На вопрос, что обвиняемый желает дополнить следствию отец Аркадий заявил: «я антисоветской агитацией не занимался, а исключительно хотел сказать, чтобы не уронялось среди верующих Божеское учение».

10 июня 1931 года отец Аркадий был приговорен особой тройкой ОГПУ Нижегородского Края по статье 58 пункта 10 части 2 к 5 годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Отбывать наказание отцу Аркадию пришлось в Темниковском лагере в Мордовии. Не выдержав тяжелых условий заключения отец Аркадий скончался 20 апреля 1933 года. Лагерный врач указал причину смерти: декомпенсированный миокардит и психоз.

27 декабря 2007 года на заседании Священного Синода под председательством Святейшего Патриарха Алексия протоиерей Аркадий Добронравов причислен к собору новомучеников и исповедников Российских.

Преподобномученица послушница Евдокия
(Павлова Евдокия Павловна, +20.04.1939)

Преподобномученица Евдокия – Евдокия Павловна Павлова – родилась 1 августа 1876 года в городе Москве. Когда ей исполнилось одиннадцать лет, ее вместе с сестрой Пелагией, которая была на два года младше, родители отдали на воспитание в Московский Страстной монастырь; впоследствии сестры были приняты в монастырь послушницами и подвизались в нем до его закрытия. После разорения обители некоторые монахини и послушницы сняли полуподвальное помещение на Тихвинской улице, привели его в порядок и поселились в нем, зарабатывая себе на жизнь рукоделием – шитьем одеял. Вместе с Евдокией жила ее сестра Пелагия, послушницы Вера Морозова, Мария Носова и София Селиверстова; все они, как и в монастыре, исполняли молитвенные правила, иногда приглашали для служения молебнов священников.

Послушницу Евдокию арестовали 25 октября 1937 года и, заключив в Бутырскую тюрьму, в тот же день допросили. Следователь спросил послушницу, был ли кто из ее родственников арестован советской властью и кому она оказывала помощь из находящихся в заключении. Послушница ответила, что посылала посылку в лагерь племяннику, а также находящемуся в узах священнику.

– Следствие располагает данными, – заявил ей следователь, – что вы среди окружающих вели антисоветские разговоры, дайте по этому вопросу правдивые показания.
– Я никогда антисоветских разговоров не вела,
– ответила послушница.

На этом допросы были закончены, и стали вызываться свидетели. Был вызван сосед послушниц по дому; он показал, что никаких антисоветских разговоров от монашек не слышал, – лишь однажды, проходя мимо, услышал, что они промеж себя говорили, что им, старухам, негде теперь помолиться; видел также, что приходил к ним несколько раз священник.
Во время его рассказа следователь что‐то писал в протоколе допроса – как предположил свидетель, записывал то, что он говорил, а затем попросил расписаться. Свидетель поставил подпись, не читая протокола допроса, в котором следователь написал будто бы послушницы вели антисоветскую и контрреволюционную деятельность.
Затем в качестве свидетельницы была вызвана соседка послушниц, работавшая надзирательницей в Бутырской тюрьме; она показала, что проживающие в их доме послушницы ведут контрреволюционную агитацию, часто их квартиру посещают социально чуждые люди: попы, дьячки и другие служители культа, с соответствующими разговорами на политические темы.

16 ноября 1937 года один из следователей, начальник Свердловского районного отдела УГБ НКВД по Московской области Белышев, ведший дело монахинь и послушниц, составляя обвинительное заключение, написал: «После ликвидации Страстного монастыря… группа монашек поселилась в одной квартире, в которой организовывали нелегальные моления. Будучи враждебно настроены к советской власти, среди окружающих вели систематическую контрреволюционную агитацию, в процессе которой распространяли клеветнические измышления о жизни трудящихся, всячески дискредитировали отдельные мероприятия партии и правительства».

19 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила послушницу Евдокию к десяти годам заключения в исправительно‐трудовом лагере. 27 декабря 1937 года она вместе с этапом прибыла в Мариинский распределитель Сиблага. Послушница Евдокия Павлова скончалась 20 апреля 1939 года в исправительно‐трудовом лагере НКВД в Новосибирской области и была погребена в безвестной могиле.

В 1940 году одна из арестованных послушниц потребовала пересмотра дела, и тогда снова были допрошены свидетели. Вместо надзирательницы Бутырской тюрьмы пришла ее сестра, жившая в том же доме, которая показала, что ее сестра на допрос «сама явиться не может, так как она осуждена за клевету… к двум годам лишения свободы…» «Я… знала жильцов нашего дома, бывших монашек… – сказала она. – Плохого я о них ничего не знаю, антисоветских разговоров никогда от них не слышала. Они были очень трудолюбивые…» Несмотря на оправдывающие свидетельские показания, приговор не был отменен, на том основании, что арестованные долгое время находились в монастыре и поэтому принадлежат к социально опасным элементам.
Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments