filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

10 (23) сентября 2017 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение...

Мученица Татиана Гримблит


мч_Татиана_Гримблит


Память 10 сентября, в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской, Бутовских новомучеников и в Московских святых.

Почитайте, не поленитесь житие этой святой Татианы! Вдумайтесь, как во времена почти тотального безбожия совсем еще молодая девушка не просто смогла сохранить веру, но и полностью, без всякого остатка, посвятить всю свою жизнь служению ближним... Чтобы потом можно было всплакнуть о своих собственных чудовищных грехах и не твердить, что мол ныне невозможно стать святым, потому как мир вокруг не свят. Мир и тогда был еще менее располагающим к святости, а она, девушка, смогла... Святая мученица Татиана, моли Бога о нас!

Родилась 1 декабря 1903 года в Томске в глубоко верующей православной семье служащего акцизного управления Николая Гримблита. День её рождения совпал с днем памяти святого Филарета Милостивого, известного своей любовью к несчастным и обездоленным. Любовь к Богу и Церкви Татьяне с детства привил ее родной дедушка, уважаемый томичами протоиерей Антонин Александрович Мисюров.

В 1920 году окончила местную гимназию. В том же году скончался её отец, и она поступила работать воспитательницей в детскую колонию «Ключи». Желая подвига и взыскуя совершенства в исполнении заповедей Господних, Татьяна посвятила свою жизнь помощи ближним.

В 1920 году завершилась гражданская война на территории Сибири и начались репрессии против народа, а вскоре и сама Сибирь со всеми её обширными пространствами стала местом заключения и ссылок. В это время благочестивая девица и ревностная христианка Татьяна поставила себе за правило почти все зарабатываемые средства, а также то, что ей удалось собрать в храмах Томска, менять на продукты и вещи и передавать их заключенным в местную тюрьму. Приходя туда, она узнавала у администрации, кто из заключённых не получает продуктовых посылок, и тем передавала.

В 1923 году Татьяна повезла передачи заключённым в Иркутск. Здесь её арестовали, предъявив обвинение в контрреволюционной деятельности, которая заключалась в благотворительности узникам, но через четыре месяца освободили.

Активная благотворительная деятельность святой всё более привлекала внимание ОГПУ и раздражала безбожников. Они стали собирать сведения для её ареста: «Татьяна Николаевна Гримблит имеет связь с контрреволюционным элементом духовенства, которое находится в Нарымском крае, в Архангельске, в томской и иркутской тюрьмах. Производит сборы и пересылает частью по почте, большинство с оказией. Гримблит во всех тихоновских приходах (т.е. подчинённых патриарху Тихону) имеет своих близких знакомых, через которых и производятся сборы».

6 мая 1925 года на допросе Татьяна ответила:

– С 1920 года я оказывала материальную помощь ссыльному духовенству и вообще ссыльным. Средства мной собирались по церквям и городу как в денежной форме, так и вещами и продуктами. Деньги и вещи посылались по почте и с попутчиками, то есть с оказией.
– Обращались ли вы к духовенству с просьбой оказать содействие по сбору средств на заключенных и ссыльных?
– спросил следователь.
– Да, обращалась, но получала с их стороны отказ, – ответила Татьяна, не желая никого впутывать в это дело.

Уже на следующий день была заключена в томскую тюрьму, но в этот раз её освободили через семь дней. И она по-прежнему продолжала своё служение ближним.

В 1926 году она была снова арестованна в Томске. Обвинялась в том, что "среди прихожан собирала деньги, продукты и пр. и передавала в то время заключенным Томской тюрьмы". Была осуждена Особым Совещанием при ОГПУ по ст. 58-10 УК РСФСР к трём годам ссылки в Зырянском крае (Коми).

1 июля 1926 года по этапу была доставлена в Усть-Сысольск (Сыктывкар). Затем из Усть-Сысольска ее переправили в далекое село Руч Усть-Куломского района, расположенное на высоком берегу Вычегды. Тогда в Усть-Куломском районе уже находилось много ссыльных архиереев и священнослужителей-тихоновцев. Есть сведения, что в отдаленном Усть-Куломском районе среди ссыльных архиереев и мирян тихоновцев была организована некая группа людей, боровшаяся за чистоту православия. Состояла ли в этой группе Татьяна Николаевна, неизвестно. Возможно, состояла, поскольку особым совещанием при коллегии ОГПУ для окончания срока ссылки она была выслана из Зырянского края через всю страну в Казахстан. Отбывать последние два года ссылки Татьана прибыла в Туркестан 15 декабря 1927 года. Освобождена была досрочно, но только в марте 1928 года смогла выехать в Москву.

В Москве она поселилась неподалеку от храма святителя Николая в Пыжах, в котором служил хорошо ей знакомый архимандрит Гавриил (Игошкин). Стала его постоянной прихожанкой, пела на клиросе, трудилась при храме. Ещё активней помогала заключённым, многих из которых теперь знала лично. По выражению ряда святителей, стяжавших впоследствии мученический венец, она стала для них новым Филаретом Милостивым.

Церковь Николая Чудотворца в Пыжах_Вид с ул_Малая Ордынка
(Церковь Николая Чудотворца в Пыжах, Вид с ул_Малая Ордынка, Москва)


В начале тридцатых годов поднялась очередная волна безбожных гонений, были арестованы десятки тысяч священнослужителей и мирян. 14 апреля 1931 года была заключена и Татьяна. Содержалась в Бутырской тюрьме.

30 апреля 1931 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ по ст. 58-10 УК РСФСР приговорило её к трём годам заключения за "систематическую антисоветскую агитацию", "активную а/с деятельность, выражающаяся в организации нелегальных "сестричеств" и "братств", оказание помощи ссыльному духовенству". На следствии показала, что несколько раз посылала деньги ссыльным, с которыми была в Зырянском крае. В конце протокола допроса потребовала написать, что когда она приносила передачи в Томскую тюрьму, то она не спрашивала, являются ли они церковниками или просто политическими. Как говорилось во время следствия, собиралась принимать тайно монашество, но неизвестно приняла или нет. Проходила по групповому делу "Алексинского Ф.Н. и др. Москва. 1931г." По следственному делу 1931 г. в документах проходила под фамилией Гринблит, которая была неправильно записана следователем. Находилась в исправительно-трудовом лагере в Пермской области, г. Усолье, Вишлаг ОГПУ. Здесь она изучила медицину и стала работать фельдшером.

После окончания срока в 1933 году поселилась в городе Александрове и устроилась фельдшером в больнице.
Из-за трудностей с жильем в 1935 году переехала в подмосковное село Константиново под г. Загорском, где работала лаборанткой в местной больнице. Трудясь в клинике, подчас много больше, чем полагалось по обязанностям, почти все свои средства, а также и те, что ей жертвовали верующие, отдавала на помощь заключённому духовенству и православным мирянам, ведя с ними активную переписку. Для некоторых она порой становилась единственным корреспондентом и помощником.

Татьяна помогала арестованным священнослужителям и другим заключенным. Она раздавала крестики, призывала исповедоваться. Написала массу писем к арестованным священнослужителям, с которыми познакомилась в лагерях, ссылках и на этапе. Среди этих заключенных были священнослужители: о.Алексей Ливанов (1-е отделение НКВД, ссылка), о.Николай Абрамович Федоряев (ДВК, Магадан, 9-е отделение НКВД, ссылка), о.Григорий Петрович Скворцов (ДВК, ссылка), диакон Петр Петрович Усов (Московская о., ст.Усово, ссылка), архиерей Петр (Кедров) (Северный край, г.Каргополь, ссылка) архиерей Иван Дмитриевич Пашин (Горьковская о., Ветлаг). При аресте у Татьяны Гримблит нашли 57 писем к ней с благодарностью за присланные деньги и посылки.

Больше всего из земных мест Татьяна Николаевна любила Дивеево, куда приезжала часто. Там служил её духовный отец протоиерей Павел Перуанский. При аресте сотрудники НКВД застали святую за очередным письмом к священнику в ссылку. Уходя в тюрьму, она оставила записку подруге, чтобы та обо всём происшедшем уведомила мать. "Ольга, родная, прости! Прибери все..." - далее следует перечень наказов, которые необходимо сделать. Заканчивается записка такими словами: "Ну, всех крепко целую. За все всех благодарю. Простите. Я знала, надев крест, тот, что на мне, - опять пойду. За Бога не только в тюрьму, хоть в могилу пойду с радостью".

6 сентября 1937 года была арестована.
Из допроса Татьяны Николаевны Гримблит:

- Обвиняемая Гримблит, признаете ли вы себя виновной в ведении вами антисоветской агитации за время служения в Константиновской больнице?
- Никакой антисоветской агитации я нигде никогда не вела. На фразы, когда, жалея меня, мне говорили: "Вы можете тратить деньги на красивую одежду и на сладкий кусок", я предпочитаю поскромнее одеваться, а оставшиеся деньги послать нуждающимся в них.
- Как вы проявлялись как религиозный человек относительно советской власти и окружающего вас народа?
- Перед властью и окружающими я старалась проявить себя честным и добросовестным работником и этим доказать, что и религиозный человек может быть нужным и полезным членом общества. Своей религии я не скрывала...

После допросов Татьяна была помещена в тюрьму в Загорске. Ей были предъявлены абсурдные обвинения в антисоветской агитации и сознательном умерщвлении больных.

6 сентября 1937 года Тройка НКВД по Московской обл. приговорила Татьяну по ст.58-10 УК РСФСР к расстрелу за "антисоветскую агитацию, помощь заключенным, религиозные разговоры".

мч_Татиана_Гримблит_1

23 сентября 1937 года была расстреляна и погребена в безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой, там, где были расстреляны тысячи и тысячи безвинных жертв богоборческой советской власти.

Причислена к лику святых новомучеников Российских постановлением Священного Синода 17 июля 2002 года для общецерковного почитания.

Тропарь мученице Татиане Гримблит
глас 3
Мироносицам женам в добродетелех подражающи,/ в темницах и узах сущим усердно послужила еси/ и, образ евангельскаго милосердия нам показавши,/ за Христа мученическую смерть прияла еси,/ Татиано преславная./ Ныне, престолу Божию предстоящи,/ моли спастися душам нашим.

Кондак мученице Татиане Гримблит
глас 2
Слово Божие сердцем твоим восприемши,/ миру распялася еси,/ святая мученице Татиано,/ и, в служении страждущим Богу угодивши,/ плод добродетелей обилен пожала еси./ Сего ради буди нам ходатаица/ и умоли Создателя всех,/ бесплодие сердец наших исцелити,/ да принесем Ему плоды покаяния,/ любовь, милосердие и смирение.

Молитва мученице Татиане Гримблит

О, святая мученице Христова, Татиано! Агнца Божия непорочная агнице, целомудрия голубице, невесто Христа, Жениха твоего!
Ты, во дни жития твоего мирския похоти презревши, паче земных благ Господа возлюбила еси и во страданиих обрела еси небесный покой. Призри ныне с Небесе и виждь, яко погибаем во обстояниих и скорбех наших. К тебе прибегаем и твоея милости просим, не отвержи нас, убогих чад твоих, не имущих елея добрых дел, и на путь покаяния настави. Помяни старцы и юныя, сироты и вдовицы, нищия и убогия, в темницах и заточении сущия, недугующия и скорбящия, изряднее же, гонимыя веры ради Православныя. Нас же, юзами греха связанныя, разреши и ко спасению скоро направи, тебе бо дадеся благодать молитися за ны. Да, твоим предстательством ограждаеми, достигнем Царствия Небеснаго, идеже вси святии пребывают, прославляюще Имя Пресвятыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.


Преподобный Павел Печерский, Послушливый

прп_Павел_Послушливый


Преподобный Павел Послушливый (XIII – XIV), подвижник Дальних пещер в Киеве. По принятии иноческого образа в Печерском монастыре преподобный безропотно проходил самые тяжелые послушания, на которые его посылал настоятель. Он никогда не бывал празден, и когда не нес послушания, молол зерно на жернове, изнуряя свое тело этой тяжкой работой и храня непрестанную внутреннюю молитву. Память его Церковь чтит 10 сентября, в один день с тезоименитым святителем Павлом, епископом Никейским (IX).

Тропарь преподобного Павла Послушливого, Печерского, в Дальних пещерах
глас 3
Послушанию Христову подражавый,/ и Имени Его ради во всяком послушании, терпеливне, даже до смерти, Павле всечестне, потрудивыйся,/ мзду же ныне послушания своего трудолюбно от Господа прием,/ к Нему всегда молися о нас, поющих тя.

Кондак преподобного Павла Послушливого, Печерского, в Дальних пещерах
глас 1
Послушника истинна и преподобным равночестна,/ всеблаженнаго отца нашего Павла,/ приидите, любимицы, усердие ублажим,/ яко молящася непрестанно о всех нас.


Священномученик Глеб (Апухтин)

сщмч_Глеб_Апухтин


Священномученик Глеб – Глеб Семенович Апухтин родился в 1885 году в городе Обоянь Курской губернии в семье крестьянина. В 1902 году он окончил Обояньское городское училище. Точного времени принятия им священного сана мы не знаем, но известно, что диаконом он стал еще до революции. В 1919 году отец Глеб был мобилизован и по 1920 год пребывал на территории города Луганска, будучи рядовым 13-й армии. Известно, что в 1925 году он был рукоположен во иереи, и начал служить в церкви села Боровое Нижне-Усманского района Воронежской губернии.

В 1929 году священника арестовали в первый раз, обвинив в «неуплате налога». Назначенные 5 лет ссылки отец Глеб отбывал сначала в городе Канске Западно-Сибирского края, затем в Калиновском районе Киевской области. В 1934 году батюшка вернулся к служению в селе Боровое.

28 марта 1935 года он был опять арестован. На этот раз иерей был обвинен в «систематической антисоветской и пораженческой агитации» и «оскорблении руководителей советского правительства». Кроме того, отца Глеба обвинили в противодействии снятию колоколов с церкви. Из обвинительного заключения: "В церковной сторожке с.Боровое и при посещении домов занимался а/с агитацией". Последовал приговор: 10 лет исправительно-трудового лагеря. Для отбывания наказания заключенный был направлен сначала в Мичуринский ИТЛ, затем этапом переправлен в Волголаг (Угличский район Ярославской области). В лагере отец Глеб работал курьером. Администрация пыталась использовать его для слежки за другими заключенными, но он доносчиком не стал, напротив, сам оказался жертвой клеветы и доноса.

В 1937 году батюшка был арестован в лагере по обвинению в «отказе от работы». Также ему было инкриминировано: "к/р агитация среди заключенных, срыв строительства Волгостроя, восхваление царского строя и распространение слухов о войне и гибели советской власти". Из материалов дела: "За время пребывания в лагере стремился втереться в доверие сотрудникам 3-го отделения (отделение исследований), якобы изъявляя желание сотрудничать и способствовать вскрытию к/р формирований лагеря, фактически же давая ложную информацию, отвлекая внимание от действительных виновников, лиц, проявляющих к/р вылазки... ".

22 сентября 1937 года тройкой при УНКВД по Ярославской области иерей Глеб Апухтин был приговорен к высшей мере наказания. 23 сентября того же года он был расстрелян. Похоронен в братской могиле при лагере.

8 августа 1989 года реабилитирован прокуратурой Ярославской области по 1937 году репрессий. 7 июня 1992 года реабилитирован прокуратурой Воронежской области по 1935 году репрессий.

В августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви причислен к лику священномучеников в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.


Священномученик Петр (Юрков) и мученик Симеон (Туркин)

сщмч_Петр_Юрков


Священномученик Петр родился 24 июня 1880 года в селе Вышегород Верейского уезда Московской губернии в семье крестьянина Алексея Юркова. Петр окончил сельскую школу, женился и стал вести свое крестьянское хозяйство. В 1915 году во время Первой мировой войны ввиду ухудшения положения русских войск на фронте он был мобилизован в армию и служил до 1917 года в чине старшего унтер-офицера. Демобилизовавшись, он поселился в Москве и работал бухгалтером на фабрике. Но главным в его жизни было пение в церковном хоре, в котором принимали участие и несколько человек с их фабрики.

В 1926 году Петр Алексеевич был рукоположен во диакона ко храму в городе Верее, а через некоторое время во священника и был переведен в Успенскую церковь в селе Симбухово Верейского района. Поскольку в это время преследования Русской Православной Церкви все усиливались, то старших детей отец Петр оставил в Вышегороде, а сам с супругой жил в Симбухове.

Священник Петр Юрков причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 18 августа 2004 года для общецерковного почитания.

мч_Симеон_Туркин


Мученик Симеон родился 1 февраля 1870 года селе Симбухово Верейского уезда Московской губернии в семье крестьянина Иакова Туркина. Окончил сельскую школу; с 1894 по 1897 год он служил в армии в чине унтер-офицера; по окончании службы несколько месяцев был урядником в Наро-Фоминске, а затем жил в родном селе, где некоторое время был волостным старшиной.

В 1918 году он стал свидетелем восстания крестьян в Верейском уезде. Узнав о происшедшем возмущении против советской власти, Семен Яковлевич пошел сначала посмотреть, что происходит, а затем попытался уговорить крестьян разойтись, но его никто не послушал, и он ушел. На обратной дороге его арестовал ехавший на подавление восстания отряд латышей и отправил под конвоем в Верею. После допроса Семен Яковлевич был освобожден. В двадцатых годах он организовал строительную артель, брал подряды и строил дома.

В 1933 году он был выбран старостой Успенского храма в Симбухове. В конце тридцатых годов начались беспощадные гонения на Русскую Православную Церковь. Настоятель Успенского храма Петр Алексеевич Юрков и староста Семен Яковлевич Туркин были арестованы 8 сентября 1937 года и заключены в тюрьму в городе Можайске. Были вызваны дежурные свидетели, которые показали, что священник и староста занимались антисоветской деятельностью, что везде и повсюду они старались завербовать себе побольше сторонников, что для этого староста храма в чайной села Симбухова специально заводил с колхозниками разговор на религиозную тему, что он грозил разными карами людям, не посещающим церковь, и доказывал, что по новой конституции церковь приобрела большие права и ее теперь никто тронуть не может.

Свидетели утверждали, что Семен Яковлевич среди строительной артели заводил антисоветские разговоры, говоря, что советская власть – дело неустойчивое и недолго продержится; они заявили также, что священник и староста вели религиозную пропаганду: священник, воспользовавшись праздником, призывал колхозников возвратиться к вере, говоря, что при дет время, да поздно будет, – забыли церковь, забыли Бога, но это вам вспомнится.

Одновременно с дежурными свидетелями следователь допросил отца Петра, заявив:

– Следствие располагает материалом, что вы совместно с церковным старостой Туркиным вели систематическую контрреволюционную агитацию среди колхозников. Дайте ваши показания по этому вопросу.
– Контрреволюционной деятельности я никогда не вел и с церковным старостой имел чисто деловые отношения.
– Следствие располагает материалами о том, что вы в апреле сего года высказывались о тяжелой жизни при советской власти и говорили, что нужно ожидать еще худшего. Дайте ваши показания по этому вопросу.
– Такого разговора я не помню и показаний дать не могу.
– Следствие располагает материалами, что вы вели контрреволюционную агитацию против советской власти. Подтверждаете ли вы это?
– Нет, не подтверждаю. Может, и был разговор против советской власти, но я этого не помню.
– Признаете ли вы себя виновным в том, что вы вели антисоветскую агитацию?
– повторил дважды следователь.
– Виновным себя не признаю, но вторично заявляю, что, может, и был разговор против советской власти, но я этого не помню. Тогда же был допрошен и староста Семен Яковлевич.
– Вы арестованы за антисоветскую деятельность, которую вели совместно со священником Юрковым. Дайте правдивые показания по этому вопросу.
– Я в течение четырех лет служу церковным старостой и, естественно, имею связь со священником нашей церкви Петром Алексеевичем Юрковым по совместной работе, но антисоветской агитации мы никогда не вели.
– Следствию известно, что вы, в момент выпуска проекта сталинской конституции, в чайной в присутствии посетителей говорили, что партия одумалась и дала права Церкви. Дайте ваши показания.
– Не отрицаю, что разговор о конституции в чайной был, но произошло это следующим образом. Я пришел в чайную, где мне гражданин, фамилию его не помню, начал говорить, что, мол, конституцию новую выпускают и мы закроем вашу церковь, на что я ему возразил, что теперь не закроете, раз дали свободу и отделили Церковь от государства, мы теперь можем свободно проповедовать. Больше я ничего не говорил.
– Следствие располагает материалами, что в 1936 году вы совместно с Юрковым проводили нелегальные собрания верующих. Дайте показания по этому вопросу.
– Не отрицаю, что в 1936 году мы собирались в церкви, но Юркова в это время не было, собирались для разрешения церковных дел.
– Следствие располагает материалами, что вы выступали против советской власти, заявляя, что этой власти осталось недолго существовать. Требуем от вас правдивых показаний по данному вопросу.
– Категорически это отрицаю, так как я против советской власти никогда не выступал и виновным себя в этом не признаю.


22 сентября тройка НКВД приговорила священника и старосту к расстрелу. Священник Петр Юрков и староста храма Семен Яковлевич Туркин были расстреляны на следующий день, 23 сентября 1937 года, и погребены в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Симеон Туркин причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 18 августа 2004 года для общецерковного почитания.


Священномученик Уар (Шмарин), епископ

сщмч_Уар_Шмарин


Память 10 сентября, в Соборах новомучеников и исповедников Казахстанских и Российских, в Соборах Воронежских и Липецких святых.

В миру Петр Алексеевич Шмарин, родился 11 октября 1880 года в с. Новоситовка Тамбовской губернии в бедной крестьянской семье Алексея и Марфы Шмариных. У них было тринадцать детей, но до взрослого возраста дожили только Петр и его сестра.

Петр окончил четырехгодичную сельскую школу и поступил в семинарию.
По окончании семинарии Петр Алексеевич стал работать учителем. 21 марта 1904 года он был рукоположен в сан диакона и направлен служить в Саратовскую епархию. Здесь у диакона Петра и Клавдии Георгиевны родилось трое детей — две дочери, Мария и Клавдия, и сын Николай.

В феврале 1910 года священноначалие предложило диакону Петру отправиться для служения или в Америку, или в Финляндию. Он выбрал Финляндию. 28 октября 1910 года диакон Петр был рукоположен в сан священника ко храму, расположенному на острове Манчинсаари на Ладожском озере. Отец Петр был человеком открытым, общительным и с каждым мог найти общий язык. В его доме всегда кто-нибудь жил, и за стол никогда не садились одной только своей семьей, но всегда были гости.

В то время когда священник служил в Манчинсаари, у него родилось еще трое сыновей.
Затем отца Петра перевели в храм в селе Мустамяги неподалеку от Выборга. Через некоторое время в Финляндию переехали родственники Клавдии Георгиевны: ее мать, сестра с мужем и брат.

После революции Финляндия отделилась от России, и отец Петр с семьей и все их родственники выехали в Петроград. Из вещей взяли только самое необходимое для детей. Отец Петр отвез жену с детьми в село Новоситовка к своей матери, а сам остался в Петрограде.

В 1918 году дети священника в Новоситовке заболели тифом, а когда выздоровели, заболела Клавдия Георгиевна. Болезнь развилась столь стремительно, что, несмотря на посланную в Петроград телеграмму о ее болезни, отец Петр добрался до Новоситовки, когда жену его уже похоронили. Пятерых детей взяла к себе в Лебедянь бабушка Анна Ивановна Стрельникова, а дочь Клавдию взяли родственники из Липецка.

В 1924 году в дом к отцу Петру ночью с обыском пришли сотрудники ОГПУ. Вся семья поднялась, пятеро детей выстроились в коридоре. Один из сотрудников ОГПУ многозначительно оглядел их и затем сказал священнику: "А вам придется с нами проехать". Отец Петр был заключен в тюрьму в городе Лебедяни. Столкнувшись с непреклонной волей доброжелательного и миролюбиво настроенного священника и учитывая, возможно, что он выходец из бедного крестьянского сословия, власти на этот раз освободили его.

20 августа 1926 года священник Петр Шмарин по предварительном пострижении в монашество с именем Уар был хиротонисан во епископа Липецкого. Епархия в то время включала приходы Липецкого, Боринского, Нижне-Студенецкого, Краснинского, Лебедянского и Трубетчинского районов. Сначала он служил в городе Липецке в Рождественском соборе, а после его закрытия в 1931 году — в Успенской церкви. Епископ Уар стал непоколебимым оплотом православия в Липецком крае и непримиримым борцом с обновленчеством.

В 1932 году власти арестовали сына епископа, священника Николая Шмарина. В тюрьме ему предложили снять сан, но он отказался и был приговорен к трем годам заключения в исправительно-трудовом лагере в Сибири.
8 июня 1935 года владыка был арестован и заключен в тюрьму в городе Липецке.

11 сентября 1935 года в городе Липецке состоялось заседание выездной сессии специальной коллегии Воронежского областного суда. На суде владыка Уар сказал:

"Виновным в предъявленном мне обвинении не признаю и поясняю: в доме Титовой 7 января 1935 года я был, но никакой контрреволюционной агитации среди присутствующих не вел. В 1934 году Сурнину о том, что плохо поступают верующие села Студенок, отдав церковь под хлеб, я не говорил. Почему это он говорит, я не знаю".

В тот же день епископу был прочитан приговор: восемь лет тюремного заключения.
На следующий день владыку этапом отправили в тюрьму в город Мичуринск Тамбовской области, где он пробыл до марта 1936 года, а затем был отправлен в Карагандинские лагеря, куда прибыл 8 февраля 1937 года. Из лагеря он писал письма родным. Писал, что живет, слава Богу, жаловаться не на что. И физический труд на пользу. Ему приходится дороги мостить. Что касается пищи, то это "щи да каша, самая наша крестьянская пища".

Врачами после проведения медицинского обследования у владыки были обнаружены миокардит и пляска святого Витта. Из-за тяжелых болезней епископа перевели на должность счетовода. Все это время владыка содержался в бараке, где в основном были осужденные по политическим статьям. Но в 1938 году его перевели на участок под названием Меркеле и поместили в барак, где были собраны одни уголовники. 23 сентября 1938 года они убили владыку. Похоронен на кладбище Самарского отделения Карагандинского лагеря; ныне это село Самарка Мичуринского района Карагандинской области.

Постановлением президиума Верховного суда РСФСР от 20 ноября 1991 года, Шмарин Петр Алексеевич, "за отсутствием состава преступления", реабилитирован.

сщмч_Уар_Шмарин_1

На Юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года епископ Уар прославлен в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.


Преподобномученик Гавриил (Яцик), архимандрит

Преподобномученик Гавриил (Яцик), архимандрит 1


Преподобномученик Гавриил родился 20 ноября 1880 года в городе Борзна Черниговской губернии в семье торговца Петра Яцика, содержавшего небольшую кожевенную мастерскую. В 1901 году юноша окончил в Киеве учительскую семинарию и в 1906 году поступил послушником в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. Исполнял послушание в лаврской типографии, где был помощником заведующего. В мае 1917 года был мобилизован и направлен рядовым в 56-й полк в Кремлевские казармы. В 1918 году в Троице-Сергиевой Лавре принял монашеский постриг с именем Гавриил.

В 1919 году монах Гавриил был арестован Саратовской ЧК по подозрению в том, что он является профессиональным военным и белогвардейцем. После того, как в ЧК убедились, что это не так, он был освобожден.
В 1920 году монах Гавриил поселился в Донском монастыре и в том же году был рукоположен во иеродиакона. В 1924 году иеродиакон Гавриил был рукоположен во иеромонаха, а в 1929 году – возведен в сан архимандрита. Вскоре Донской монастырь был закрыт и отец Гавриил был назначен настоятелем Петропавловской церкви села Петровское- Лобаново Красногорского района Московской области (ныне Химки).

Церковь Петра и Павла в Петровском-Лобанове - Химки
(Церковь Петра и Павла в Петровском-Лобанове - Химки)

В разгар гонений на Русскую Православную Церковь отец Гавриил 7 сентября 1937 года был арестован и заключен под стражу в Таганскую тюрьму. При обыске во время ареста в доме среди церковной литературы были найдены две книги: «Первые дни христианства» Ф.В. Фаррара и «Великое в малом» Сергея Нилуса.

На первом допросе, состоявшемся 8 сентября, следователь спросил:

– Для какой цели вы использовали эти книги?
– Обе эти книги я взял еще до революции в 1912 году в Троице-Сергиевой Лавре, где они печатались, а я работал в этой типографии помощником заведующего. Книга «Первые дни христианства» сочинения Ф.В. Фаррара является и до сих пор моей настольной книгой, отдельные положения из которой я использую для проповедей в церкви. Вторую книгу «Великое в малом» я храню у себя для коллекции, она издавалась при участии известного архиепископа Вологодского Никона (Рождественского). Используя в беседах с гражданами некоторые положения из указанной книги, я по вопросу о гонении на веру православную ничего не говорил, кроме только того, что я заявлял: гонение на веру Христову было, есть и будет; не удивляйтесь этому...


11 сентября следователем был допрошен в качестве свидетеля священник Виктор Румянцев, служивший в соседнем храме в селе Аксинино, который на поставленные вопросы отвечал, что отец Гавриил «внешне создает видимость подражания в образе своей личной жизни житиям святых, которые он часто читает, как бывший монах... Сам он был враждебно настроен к советской власти... цитируя из Откровения Иоанна Богослова, Яцик указывал на правильность ряда его положений, так как знамение этого он видит в распространении безверия, что, по его мнению, “подтверждает о близком пришествии царства антихриста. Сейчас советская власть, закрыв монастыри и церкви, сеет безверие”. В этом Яцик обвинял власть советскую».

15 сентября следователь снова допросил отца Гавриила.

– Вы выдавали себя среди населения поселка Химки за «святого, целителя недугов». Дайте по существу этого показания.
– За святого себя не выдавал, а отвечал на просьбы чтением молитв по желанию, другого по этому вопросу ничего не могу сказать... Никогда никакой агитации против советской власти не проводил и себя виновным в этом не могу признать.


16 сентября следователь допросил служившего вместе с отцом Гавриилом в Петропавловском храме священника Николая Докучаева. На предложение следователя рассказать «о контрреволюционных разговорах Яцика среди окружающих» лжесвидетель дал такой ответ: «Священник Яцик Гавриил Петрович ярый противник советской власти...»

20 сентября следователь в последний раз допросил отца Гавриила.

– Чем вы занимались до ареста?
– Я служил священником в Петровском-Лобанове.
– Вы обвиняетесь в антисоветской агитации. Признаете себя виновным в этом?
– Нет, не признаю.


22 сентября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Гавриила к расстрелу. Архимандрит Гавриил (Яцик) был расстрелян 23 сентября 1937 года на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле.

Преподобномученик Гавриил (Яцик), архимандрит 2

Определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 7 мая 2003 года архимандрит Гавриил (Яцик) был прославлен в Соборе святых Новомучеников и Исповедников Российских.

В Петропавловском храме г. Химки, где служил прмч. Гавриил, устроен придел и освящен престол в его честь.

Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments