filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

27 августа (09 сентября) 2017 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение...


Священномученик Павел Фокин, пресвитер

сщмч_Павел_Фокин_с_семьей


Священномученик Павел Фокин родился в 1883 году в семье священнослужителя; мать его была просфорницей. Кроме Павла в семье воспитывалось еще два сына, которые впоследствии стали священниками, и две дочери: Евгения и Вера. Подобно своим братьям, Павел Иванович избрал духовную стезю: он поступил в Пермскую Духовную семинарию. Проучившись в течение двух лет, он вступил в брак с дочерью состоятельных мещан Таисией Всеволодовной, впоследствии у них родилось пятеро детей: сын Николай и дочери Лидия, Зинаида, Нина и Евгения. Уволившись из семинарии, Павел Иванович был рукоположен в 1900 году в сан диакона и в течение 12 лет проходил служение в Пермской епархии. В марте 1912 года он был переведен в Екатеринбург, в Екатерининский собор, где стал служить на вакансии псаломщика. В декабре того же года отец Павел удостоился рукоположения в священнический сан и был определен на служение в Сретенскую церковь села Мурзинского Верхотурского уезда.

К началу ХХ века в селе Мурзинском проживало около 500 человек, действовало земское училище, имелось несколько торговых лавок, шесть кузниц, мельница. Помимо земледелия местные крестьяне занимались также добычей самоцветных камней. Дело в том, что еще в XVIII столетии несколько итальянцев, приглашенных в Россию для поиска ценных строительных материалов ради украшения новой столицы — Петербурга, открыли в окрестностях села Мурзинского месторождения полудрагоценных камней — топазов, бериллов, аметистов и других. С тех пор местные крестьяне стали заниматься добычей и огранкой камней, причем над огранкой трудились не только мужчины, но и женщины, и даже дети. Большинство самоцветов из окрестностей села Мурзинского поступало через перекупщиков в Санкт-Петербург, Москву, Пермь и другие крупные города России.

Эти особенности в занятиях не могли не наложить некоторого отпечатка на нравственный облик местных жителей. Так, например, самая добыча самоцветов обыкновенно производилась весной, то есть перед Великим постом или во время него. Удачная добыча, как правило, сопровождалась попойками. Это, несомненно, доставляло много беспокойства и забот духовенству села.

В течение пяти лет продолжалось служение отца Павла в селе Мурзинском. За свои усердные труды батюшка «пользовался доверием и любовью всего общества». Вместе с матушкой он воспитывал пятерых маленьких детей.

Церковь Сретения Господня - Мурзинка,  в 1938-м году сельская церковь была закрыта большевиками, сейчас в здании располагается музей
(Церковь Сретения Господня - Мурзинка, в 1938-м году сельская церковь была закрыта большевиками, сейчас в здании располагается музей самоцветов)

Наступил 1917 год. Произошла февральская революция, затем октябрьская.
Уже после февральской революции начались выступления против Православной Церкви и ее служителей. Грубое обращение со священниками, появление в храмах мужчин в шапках, прикуривание папирос от горящих свечей — такие случаи стали происходить по всей России.

Официально массовый террор был объявлен большевиками 5 сентября 1918 года. Однако на Урале он был развернут значительно раньше — уже весной-летом того же года. Первоначально осуществлялся он разрозненными красногвардейскими отрядами, формировавшимися из рабочих, революционно настроенных солдат, бывших политических ссыльных и выпущенных из тюрем уголовников. Совершенная разнузданность, бессмысленная и подчас извращенная жестокость, глумление над всем святым, почти полная бесконтрольность отличали их действия.

Почти везде, где появлялись красногвардейские отряды, производились аресты священнослужителей. Священник мог быть арестован дома в кругу семьи, на улице, в дороге и даже в церкви при совершении богослужения. Обычно предъявлялись обвинения в «контрреволюционности», в приверженности «к кадетам» и «буржуям», в произнесении проповедей, осуждавших советскую власть, и тому подобном — этого было достаточно для того, чтобы предать служителя Церкви смерти с жестокими мучениями.

Приблизительно в то же время в селе Мурзинском по предложению Областного совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов была организована военная коллегия, членами которой стали «лица, пользующиеся незавидной репутацией», как писала позже газета «Уральская жизнь». Этим «лицам» были даны неограниченные полномочия. «Вся ваша жизнь в наших руках, что хотим, то и делаем», — говорили они односельчанам. Для наведения «порядка» военная коллегия время от времени стала вызывать в село карательные отряды. Первым был арестован диакон Сретенской церкви отец Александр Землянников, являвшийся членом волостного правления и исполнявший обязанности счетовода Общества потребителей. Его увезли в Алапаевск, продержали в тюрьме в течение семи суток, а затем он был освобожден с обязательством немедленного выезда из села. Вскоре после этого в селе Мурзинском, как и везде по Уралу, началась мобилизация в ряды Красной армии. Все мужское население села отказалось вступать в Рабоче-Крестьянскую Красную армию. Члены коллегии донесли об этом инциденте в город Нижний Тагил, откуда сразу же прибыл карательный отряд во главе с комиссаром Чугуновым. После взятия с населения контрибуции размером 10 тысяч рублей Чугунов приказал арестовать местного священника, отца Павла , а также семнадцать мужчин, подлежавших мобилизации. Все они были отправлены в Алапаевск. Здесь в ночь на 9 сентября отец Павел был расстрелян большевиками.

Расстрелы в Алапаевске происходили близ железнодорожной станции — за несколько месяцев 1918 года там встретило смерть около трехсот человек. Очевидцы-железнодорожники рассказывали, что вначале красные расстреливали рядом со станцией, за семафором, а затем стали в теплушках вывозить свои жертвы на расстрел за город. Если какой-либо пожилой человек не мог забраться в теплушку сам, ему «помогали»: били плетьми до тех пор, пока обезумевший от боли старик из последних сил все же не взбирался в вагон. В случае же, если и эта «мера» не давала результатов, — несчастного тут же пристреливали или забивали нагайками насмерть. Было в Алапаевске и еще одно место массовых убийств, также поблизости от станции. Это была песчаная местность, где с давних пор местные жители брали для своих нужд песок, отчего там образовались большие ямы с «подходами», в виде нор. Красноармейцы, чтобы не рыть могил, стали использовать эти норы: приводили арестованного или заложника к такой норе, пристреливали, а сами забирались наверх и прыгали, пока не обваливался верхний пласт земли. «Судя по рассказам очевидцев, — констатировала газета «Уральская жизнь», — в деле убийств и расстрелов каждый красноармеец имел свою собственную инициативу». В одном из этих мест около станции Алапаевск, видимо, и был убит священник Павел Фокин .

После смерти отца Павла его матушка осталась одна с пятью малолетними детьми без всяких средств к существованию.

сщмч_павел_Фокин

Священномученик Павел Иванович Фокин прославлен в Соборе новомучеников и исповедников Российских от Екатеринбургской епархии 17 июля 2002 года.



Святитель Ливерий Римский, папа Римский


святитель_Ливерий_папа_Римский


Святой Ливерий вступил на престол епископский после папы Иулия1. С самого начала своего правления он был ревностным поборником православия и постоянным защитником святого Афанасия александрийского, боровшегося против ариан. Император Констанция (склонившийся на сторону ариан) ни угрозами, ни ласками, ни через своих приближенных, ни сам лично не мог принудить святого Ливерия к осуждению святого Афанасия, следовательно, и православия; за такую твердость в православии Ливерий был отправлен в ссылку в Берию, – во Фракию. Но когда император Констанций был в Риме2, народ, уважавший и любивший своего архипастыря, испросил у императора возвращение папы Ливерия в Рим.

Однако прежде возвращения в Рим Ливерий был вызван на 3-ий сирмийский собор (полуарианский), где принужден был подписаться под определением сего собора. После сего только, получив позволение возвратиться в Рим, Ливерий возвратился туда3 после двухлетней ссылки. Но потом Ливерий принес глубокое раскаяние в своем поступке (выразившемся в подписании определения третьего сирмийского полуарианского собора), по примеру святого Апостола Петра, который искренним раскаянием загладил свое отречение от Господа. В Риме Ливерий много потрудился на пользу православия и, наконец, преставился ко Господу4.

____________________________
Примечания
1
Иулий занимал папский престол с 337 г. по 352 г. Ливерий вступил на престол римский 22 мая 352 г.

2 Император Констанций царствовал с 33 7 г. по 361 г. – В Риме он был в 357 году, когда народ и приступил к нему с просьбою о возвращении Ливерия из ссылки.

3 Ливерий возвратился в Рим в 358 г.

4 Кончина святого Ливерия последовала в 366 г.


Преподобный Савва Венефальский

Преподобный Савва, жил в Венефалех. Местность сия и время жизни преподобного Саввы неизвестны.


Преподобномученик игумен Мефодий
(Иванов Николай Михайлович, +09.09.1937)

прмч_игумен_Мефодий_Иванов

Память 27 августа, в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе Бутовских новомучеников.

Преподобномученик Мефодий (в миру Николай Михайлович Иванов) родился в 1899 году в городе Симбирске в семье священника. Окончил церковноприходскую школу. По окончании Духовного училища в городе Алатыре он поступил в Симбирскую Духовную семинарию, окончить которую не успел из- за государственного переворота, происшедшего в России; завершал образование уже в советской школе. С 1920 года Николай Михайлович стал работать преподавателем в городе Саранске, а с 1921 года – в городе Пензе, в художественно-техническом училище.

В том же году он переехал в Москву и стал здесь преподавать в одной из высших школ. Однако преподавание в советской школе по программе, основанной на безбожной идеологии, было несовместимо с религиозными убеждениями глубоко верующего человека, и в 1923 году он ушел из школы и поступил послушником в Покровский монастырь в Москве, где в том же году был пострижен в мантию с именем Мефодий и рукоположен в сан иеродиакона. Здесь он познакомился с епископом Алатырским, викарием Симбирской епархии Гурием (Степановым), который когда-то был настоятелем этого монастыря, а ныне жил в нем, так как ему был запрещен выезд из Москвы; с ним отец Мефодий поддерживал близкие отношения в течение всей жизни.

В 1925 году иеродиакон Мефодий был рукоположен в сан иеромонаха. В 1929 году монастырь был закрыт, и иеромонах Мефодий перешел служить в храм Иерусалимской иконы Божией Матери за Покровской заставой.

В 1929 году власти арестовали его, обвинив в контрреволюционной деятельности. На вопрос следователя о его отношении к советской власти отец Мефодий ответил: «Я недоволен советской властью по причине закрытия ею учебных духовных заведений, запрещения духовной литературы, закрытия церквей и вообще сурового отношения к духовенству и верующим».

Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило отца Мефодия к трем годам ссылки, которую он был отправлен отбывать в Пинежский район Архангельской области.
Вернувшись из ссылки в 1933 году, он поселился в городе Кашире, так как в Москве ему жить запретили. Из Каширы отец Мефодий переехал в село Суково Каширского района, где стал служить в храме; здесь вокруг него собралась небольшая монашеская община.

В 1936 году иеромонах Мефодий был возведен в сан игумена, о чем он сообщил епископу Гурию, находившемуся в то время в ссылке. В ответ владыка поздравил его с наградой и написал: «...Но так как тебе игуменствовать (за неимением монашеской братии) не над кем, то придется заняться усиленным игуменствованием над самим собой, то есть трезвением над своим сердцем и всей вообще своей жизнью, чего я от души молитвенно и желаю».

Начиная новое беспощадное гонение, Сталин 3 июля 1937 года распорядился, чтобы главы областей в течение пяти дней представили ему списки всех подлежащих аресту и расстрелу «в порядке административного проведения их дел через тройки».

Одними из первых, кто подлежал уничтожению, стали священнослужители. 26 июля руководство НКВД по Московской области отправило распоряжение начальнику Каширского районного отделения НКВД, требуя немедленного ареста игумена Мефодия. Причем предполагалось только в процессе следствия доказать его контрреволюционную деятельность, а также его связи «с антисоветским элементом из числа церковников», проживающих в Каширском районе и в Москве.

28 июля власти арестовали отца Мефодия и стали допрашивать о его знакомствах. Отец Мефодий назвал монахинь, с которыми он познакомился в ссылке и которые теперь прислуживали при храме, и монахиню, у которой он жил некоторое время, когда вернулся из ссылки, а также сказал, что знаком с диаконом, служившим в Кашире. На вопрос о том, вели ли они антисоветские разговоры, отец Мефодий ответил отрицательно.

10 августа были допрошены монахиня, хозяйка дома в Кашире, где он некоторое время жил, и диакон. Хозяйка свидетельствовала, что отец Мефодий устроил в ее доме монастырские порядки, поскольку в доме проживало несколько монахинь, от которых он требовал выполнения монастырского устава. Допрошенный следователем диакон сказал, что 2 июля он ехал в поезде вместе с игуменом Мефодием в Москву и на его вопрос, как он живет, отец Мефодий ответил, что устроился очень хорошо, так как место попалось глухое, и народ очень верующий, и он сам находится в очень хороших отношениях с председателем сельсовета. Сначала председатель относилась к нему настороженно, думая, что он красный, но затем увидела, что отец Мефодий подлинный служитель Бога, и с тех пор стала своим человеком и уже не скрывала, что она и сама человек верующий и ей самой не нравится эта власть, что приходится до времени играть эту роль. Затем свидетель стал рассказывать о контрреволюционных и антисоветских высказываниях игумена.

После этих показаний следователь снова допросил отца Мефодия и спросил, какая антисоветская деятельность проводится группой монашек, которых знает игумен.

- Мне ничего об этом не известно, – ответил отец Мефодий.

Допросы продолжались в течение месяца. На последнем допросе, 31 августа, следователь сказал:

– Вы изобличены следствием в том, что проявляли контрреволюционное враждебное отношение к руководителям ВКП(б) и членам советского правительства. Вы признаете себя в этом виновным?
– Нет, не признаю,
– ответил отец Мефодий.
– Вы признаете, что до последнего времени были террористически настроены?
– Нет, этого я также не признаю.


Суково_Ступинский_район_Церковь Казанской иконы Божией Матери
(Суково, Ступинский район. Церковь Казанской иконы Божьей Матери, в которой служил прмч. игумен Мефодий Иванов. Не действует)

8 сентября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Мефодия к расстрелу, и он был перевезен в Москву в тюрьму НКВД. Игумен Мефодий (Иванов) был расстрелян 9 сентября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Прославлен новомученик был на Юбилейном Соборе Русской Православной Церкви в 2000 г.



Священномученик протоиерей Иоанн
(Смирнов Иван Алексеевич, +09.09.1937)

сщмч_иерей_Иоанн_Смирнов

Память 27 августа, в Соборах новомучеников и исповедников Российских, Бутовских новомучеников и Рязанских святых.

Священномученик Иоанн родился 20 марта 1873 года в селе Высоком Михайловского уезда Рязанской губернии в семье псаломщика Алексия Смирнова, все пятеро сыновей которого стали священниками.

Иван Алексеевич окончил Рязанскую Духовную семинарию и в 1904 году был рукоположен во священника к Зарайскому Никольскому собору. В Зарайске отец Иоанн поселился с семьей в деревянном доме на территории городского кремля. В соборе в то время находилась знаменитая чудотворная икона Николы Зарайского. Прославленная многочисленными чудесами, она привлекала к себе множество богомольцев со всех концов России. В теплое время года отец Иоанн служил в летнем Никольском соборе, в холодное – в зимнем Иоанно-Предтеченском храме. На торжественные богослужения собиралось до тысячи богомольцев. Отец Иоанн, явивший себя ревностным пастырем, был назначен настоятелем Никольского собора, возведен в сан протоиерея, назначен благочинным церквей Зарайского округа и награжден в 1930 году митрой.

икона_Николы_Зарайского
(чудотворная икона Николы Зарайского)


Никольский_Зарайский_собор
(Никольский Зарайский собор)


В 1922 году из церквей города были изъяты многие ценные вещи и иконы. Некоторые из них тогда удалось спасти от уничтожения. По предложению директора краеведческого музея и члена церковного совета И.П. Перлова часть драгоценной церковной утвари и древние рукописные и печатные книги были переданы на хранение в музей.

В 1928 году по распоряжению властей были закрыты Никольский собор и Иоанно-Предтеченская церковь. Протоиерей Иоанн был назначен служить в Спасо-Преображенскую церковь в том же городе и стал хлопотать об открытии собора, начав сбор подписей верующих под ходатайством об оставлении собора в качестве действующей церкви.

Власти эти хлопоты священника и прихожан представили в обвинительном заключении таким образом: «В Коломенский окружной отдел ОГПУ поступили сведения о том, что группировка церковников, бывших людей и торговцев распространяла среди населения города и деревни контрреволюционные слухи о скорой гибели советской власти и подготовляла массовое выступление против закрытия собора…

…Сделав информацию о предполагаемом закрытии собора, вышеупомянутая группа стала проводить закрытую контрреволюционную агитацию среди городского и деревенского населения… Такая агитация среди населения проводилась до 1929 года.

В феврале 1929 года вопрос о закрытии собора ВЦИКом был решен окончательно в пользу рабочих. Узнав об этом из газет, церковники повели открытую контрреволюционную агитацию среди населения, для чего созвали собрание членов общины (присутствовало до ста человек), на котором объявили верующим решение ВЦИКа, что собор подлежит закрытию, и обратились с воззванием ко всем присутствующим принять активное участие в недопущении закрытия собора путем агитации среди рабочих и крестьян, призывать их к защите собора и даче своих подписей, заявляя: “Чем больше будет подписей, тем больше будем иметь шансов на выигрыш, так как высшая власть с этим посчитается и оставит собор за нами”.

Эта агитация среди несознательной отсталой части рабочих и крестьян нашла свое отражение. В результате этой агитации община, насчитывающая в себе около ста пятидесяти членов, возросла в несколько раз
».

В феврале 1930 года сотрудники ОГПУ арестовали протоиерея Иоанна Смирнова и вместе с ним членов церковной общины, всего одиннадцать человек. Все они были заключены в тюрьму в городе Коломне. На допросе следователи стали спрашивать священника о его отношении к советской власти и к закрытию ею собора. Свою вину о. Иоанн не признал.

30 апреля 1930 года тройка ОГПУ приговорила протоиерея Иоанна к трем годам ссылки в Северный край.

После ареста священника власти в Никольском соборе сначала разместили музейную экспозицию, но затем бесценная церковная утварь и древние рукописи были вывезены и в храме разместился архив НКВД. Иоанно-Предтеченская церковь была обращена в кинотеатр.

Жена священника, Зинаида Ивановна, с пятью детьми была выселена из церковного дома. Первое время они скитались по городу, находя лишь временное пристанище. Она просила милостыню, а дети, чтобы выжить, выполняли самые разные работы. Однажды утром Зинаида Ивановна открыла дверь и увидела на пороге узелок с продуктами, к которому не было приложено никакой записки. То же самое повторилось и на второй день, и на третий, и в последующие дни, до тех пор, пока одной из дочерей не удалось получить постоянную работу, что несколько облегчило их положение. Им так и не удалось узнать, кто был их благодетелем, но Зинаида Ивановна всегда считала, что это помощь угодника Божия святителя Николая.

По возвращении из ссылки отец Иоанн был назначен настоятелем Спасо- Преображенского храма в Зарайске. В 1937 году усилились гонения на Русскую Православную Церковь. По требованию властей секретные осведомители стали собирать сведения о возвратившихся из ссылки священниках.

«11 августа в Спасской церкви в Зарайске состоялась так называемая торжественная служба, на которую собралось шесть попов, – писал осведомитель. – До начала службы Смирнов, обращаясь к попам, сказал: “Советская власть опять возвращается к арестам 1930 года; в городе Москве арестовали архиерея Иоанна и много священников. Вот вам и конституция, вот вам и неприкосновенность личности... мы репрессий бояться не должны, а должны стоять твердо на своем посту”».

В середине августа 1937 года следователь допросил лжесвидетелей, которые подписали показания, им составленные. 20 августа сотрудники НКВД арестовали отца Иоанна, и он был заключен в одну из тюрем Коломенского района. Его обвинили в том, что он «высказывает гнусную контрреволюционного характера клевету на советскую власть, призывает население при выборах в советы голосовать против коммунистов, высказывает пораженческие настроения против советской власти, террористические настроения против коммунистов». Во время допроса следователь сказал отцу Иоанну:

– Следствию известно, что вы среди населения города Зарайска вели контрреволюционную работу, доказывали, что в Советском Союзе жизнь тяжела...
– Верующие сами неоднократно обращались ко мне с жалобами на тяжелую жизнь. Я верующим разъяснял, что они терпят все муки и тяжести сами от себя и что Господь Бог послал им это для испытания, как православным,
– ответил священник.
– Следствию известно, что вы 11 августа 1937 года в помещении Спасской церкви говорили присутствующим о репрессиях в городе Москве против духовенства в связи с предстоящими выборами в советы. Признаете это?
– Действительно, 11 августа в Спасской церкви я говорил присутствовавшему духовенству, что в городе Москве начались аресты духовенства, в частности арестован протоиерей Лебедев, и говорил, что опять начались аресты, как в 1930 году. Этим самым я хотел предупредить духовенство, чтобы они были осторожнее.
– Следствию известно, что вы среди населения города распространяли гнусную контрреволюционную клевету на советскую печать. Признаете вы это?
– Нет, это я отрицаю. Я говорил лишь о репрессиях против духовенства и тяжелой жизни населения.
– Вы намерены дать откровенные показания по существу предъявленного вам обвинения в контрреволюционной агитации и выказывании повстанческих и террористических настроений?
– Нет, виновным себя в этом я не признаю. Я лишь рассказывал в кругу зарайского духовенства об аресте ряда священников и утверждал, что советская власть и коммунисты опять начали гонения на Церковь, на нас, ее служителей.


На этом допросы были окончены, и священник был перевезен в Москву в одну из тюрем НКВД. 8 сентября тройка НКВД приговорила отца Иоанна к расстрелу. Протоиерей Иоанн Смирнов был расстрелян на следующий день, 9 сентября 1937 года, и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Священномученик Иоанн был прославлен на Юбилейном Архиерейском Соборе в 2000 г.



Священномученик Киприан (Климуц) иерей, Ятранский

сщмч_Киприан_Ятранский


Родился будущий священник Киприан Иванович Климуц в 1897 году в д. Ольхово ныне Волковысского района Гродненской области в бедной крестьянской семье. Из шестерых детей он был старшим. Верующие родители воспитывали детей в страхе Божием, а сына Киприана даже готовили к поступлению в Варшавскую Духовную семинарию, мечтали, чтобы он стал священником. Но началась Первая мировая война, и семья вынуждена была переехать в Россию. Курс семинарских наук Киприан заканчивал уже в Саратовской и Московской Духовных семинариях. Труден путь, ведущий к святости. В жизни пришлось отцу Киприану познать ошибки и заблуждения, прежде чем он встал на стезю служения Христу. Революционный вихрь увлек далекого от политики молодого человека, и вырваться из несущегося потока было непросто. Но примечательно то, что Киприан Климуц, находясь в Красной Армии, не состоял в числе членов партии большевиков и от своих религиозных убеждений не отказывался. Душа его томилась: она не находила ни в чем радости и твердой опоры в жизни. Немым укором совести становились разрушенные храмы, сброшенные со звонниц колокола, все разрастающееся безбожие.

В июле 1921 года Киприан Климуц вернулся на Гродненщину, входившую тогда в состав Польши. В этом же году архиепископом Гродненским Владимиром (Тихоницким) он был рукоположен во священника. Восемь лет иерей Киприан служил на разных приходах Гродненской епархии, а с января 1930 года вплоть до ареста был настоятелем прихода храма Рождества Пресвятой Богородицы села Ятра Почаповской волости (ныне Новогрудского района). В 1934 году создал Православное народное братство. В своих проповедях и беседах отец Киприан открыто говорил о заблуждениях материализма и атеизма, призывал держаться православной веры. Идеи безбожия, словно эпидемия, поражали людей, и отец Киприан прилагал немало усилий для укрепления в них спасительной веры в Бога. Всю свою деятельность он направил на искоренение в сознании всякой партийности и политики, воспитание своей паствы в духе православия.

Конечно же, это пришлось не по душе местным активистам подпольной ячейки коммунистической партии, и в 1939 году с приходом в Западную Беларусь Красной Армии над ним нависла серьезная опасность. Но священник не оставил своего прихода и продолжал нести людям свет веры Христовой. Он словно растворился в служении, сердцем стремясь ко Господу. 10 октября 1939 года отец Киприан был арестован органами НКВД БССР. В первую очередь ему вменялось в вину "проведение антисоветской агитации...", однако он не признал вину и не выдал других членов братства.

А 4 сентября 1940 года иерей Киприан Климуц "как социально опасный элемент" был осужден на восемь лет исправительно-трудовых лагерей. Для отбывания наказания его отправили в Каргопольский исправительно-трудовой лагерь Архангельской области, где, испытав жестокие страдания, священник Киприан Иванович Климуц умер 9 сентября 1942 года от истощения. Был реабилитирован в 1989 году.

Постановление о совершении акта канонизации священномученика Киприана (Климуца) было принято на заседании Святого Синода Белорусской Православной Церкви 4 июня 2011 года.


Тропарь
глас 5
Во священницех благочестно пожив, верных поучал еси и мучения путь терпеливо восприим, послушлив был еси даже до смерти, священномучениче Киприане, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак
глас 2
Восхвалим, вернии, священномученика Христова Киприана, добраго ревнителя веры православныя и земли нашея теплаго молитвенника, иже страданием небесе достиже и тамо молит Христа Бога спастися душам нашим.

Молитва

О, священномучениче христов Киприане, добрый пастырю и молитвенниче земли нашея! В годину гонения безбожнаго яви тя Господь пастыря вернаго, душу свою за чад божиих положивша. И ныне призри на ны и услыши моления наша, огради и сохрани святыми твоими мо¬литвами веси, грады отечества нашего от всякия беды, скорби и напасти. Умоли Господа и Спаса даровати мир церк¬ви нашей, вастем предержащим страх божий и всем православным христианам прощение согрешений их вольных и невольных. да сла¬вится тебе ради в отечестве нашем великолепое имя Пресвятыя Троицы, Отца и Сына и Святаго духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Об этих и других Новомученниках и Исповедниках Российских, память которых приходится на сегодняшний день, подробно вы можете почитать тут:
http://pstgu.ru/news/martir/2013/09/09/47784/

и тут:
http://newmartyros.ru/calendar/09-09

Tags: Белоруссия, Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments