filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

22 августа (04 сентября) 2017 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение...


Священномученик Макарий (Гневушев), епископ


Священномученик Макарий (Гневушев), епископ 1


Епископ Макарий (в миру Михаил Васильевич Гневушев) родился в 1858 г. в селе Репьевка Ардатовского уезда Симбирской губернии. В 1882 г. окончил Киевскую Духовную Академию со степенью кандидата Богословия и назначен преподавателем Киево-Подольского Духовного Училища. В 1883 году определен наставником Острожской учительской Семинарии, в 1885 году – преподавателем Киевского женского училища, и в 1890 г. – преподавателем Киевской Духовной Семинарии. В 1895 году Михаил Васильевич был награжден орденом Святой Анны III степени, в 1904 г. – II степени. В 1907 г. он поставлен епархиальным наблюдателем Киевских Церковно-приходских школ.

Овдовев, Михаил Васильевич вступил на монашеский путь. 10 февраля 1908 г. он был пострижен в Киевском Михайловском Златоверхом монастыре с именем Макарий. Через неделю его рукоположили во иеродиакона, а еще через день - во иеромонаха. 24 марта 1908 г. он был назначен настоятелем Московского Высоко-Петровского монастыря, с возведением в сан архимандрита. 16 мая того же года архимандрит Макарий был назначен членом 2-й экспедиции Московской Духовной Консистории, а 15 июня избран членом Совета Православного Миссионерского общества. Будущий Святитель принимал активное участие в церковной и общественной жизни города, соучаствовал в учреждении Православных братств. Он был назначен главой делегации московского духовенства на погребении Святого праведного протоиерея Иоанна Кронштадтского. Архимандрит Макарий был председателем Московского Союза Русского Народа.
1 ноября 1909 г. архимандрит Макарий был назначен настоятелем Московского Ново-Спасского монастыря. В марте следующего года он представил в Московскую Синодальную контору доклад, в котором писал о недостатках монастырской жизни и предложил меры, направленные на возвышение религиозно-нравственного авторитета монастырей.

В Ново-Спасской обители наряду с исправлением нравов братии настоятель заботился и о подготовке послушников. Монастырской школе для послушников он хотел придать миссионерско-проповедническую направленность. За короткий срок своего существования (1909-1914) эта школа подготовила хороших проповедников, среди ее учащихся был и будущий Новомученик - Архиепископ Павлин (Крошечкин). Указом Святейшего Синода от 12 июля 1910 г. предусматривался ряд мер для укрепления монашеской жизни в обителях, в том числе учреждение общежития и развитие старчества. В докладе Московской Синодальной конторе архимандрит Макарий отметил, что предпринятые в Ново-Спасском монастыре меры к возвышению иноческой жизни уже дали положительные результаты. В то же время он считал, что невозможно штатный монастырь сразу преобразовать в общежительный и что введение общежития - «длительный и трудный процесс, основанный на внутреннем преобразовании самой братии». «Едва ли можно ожидать много пользы для монашествующей жизни, - писал архимандрит Макарий, - если иноки будут обращаться к старцам за руководством по указанию настоятелей». По его мысли, лишь общий подъем иноческой жизни может естественно привести к появлению старчества там, где его еще нет, и к укреплению его там, где оно существует.

С первых дней своего настоятельства архимандрит Макарий энергично осуществлял духовно-нравственное просвещение Богомольцев и посетителей Ново-Спасского монастыря. Особое значение он уделял общенародному пению. Слава о пении Ново-Спасского народного хора распространилась далеко за пределы Москвы. Плоды трудов архимандрита Макария не замедлили сказаться: уже через год число молящихся возросло настолько, что появилась необходимость разширить Никольский храм обители, который после переустройства вмещал 2000 человек. Там проводились ежедневные религиозно-нравственные чтения для народа.
4 января 1909 г. в Москве было учреждено Братство в честь Воскресения Христова, членом правления которого стал архимандрит Макарий. В это братство в 1910 г. было принято Ново-Спасское братство церковного пения и трезвости. Архимандрит Макарий продолжил благотворительную деятельность, традиционную для Ново-Спасской обители: монастырь жертвовал деньги на ремонт других обителей и храмов, финансировал детские учреждения, Церковно-приходские школы. Архимандрит Макарий принял участие во всех Церковных торжествах, связанных с перенесением мощей Преподобной Евфросинии Полоцкой, происходивших 18-22 мая 1910 г. Он был удостоен звания почетного члена Полоцкого Церковного Братства. В декабре 1910 г. архимандрит Макарий выступил с инициативой создания в Москве особого общества для постоянной помощи Западно-Русскому Православному населению.

Новоспасский монастырь - Таганский - Центральный административный округ (ЦАО) - г. Москва
(Новоспасский монастырь - Таганский - Центральный административный округ (ЦАО) - г. Москва)


Внимательно следил архимандрит Макарий и за политической жизнью страны. Так, перед выборами в IV Государственную Думу, он опубликовал обращение к Православному духовенству, в котором призвал пастырей противостоять разрушительной деятельности партий, объединившихся против Русской Православной Церкви.
11 июля 1914 г. архимандрит Макарий был назначен Епископом Балахнинским, викарием Нижегородской Епархии. Наречение и хиротония были совершены в Нижнем Новгороде. На новом месте служения, несмотря на преклонный возраст и подорванное здоровье, Епископ Макарий прилагал все усилия для предотвращения катастрофы в жизни государства и Церкви. Он активно выступал за возвращение церковности в систему просвещения и воспитания, за возрождение духовно-нравственных основ Российской государственности. В ноябре 1915 года выступал на совещании монархистов в Петрограде, был избран в состав Совета монархических съездов.
В январе (?феврале) 1917 г. Владыка Макарий был назначен Епископом Орловским и Севским. Свою деятельность на Орловский Кафедре он начал с обращения к духовенству и верным чадам Церкви, в котором призвал совместными усилиями противостать разрушительному антигосударственному движению. Однако голос Архипастыря не был услышан.

В обстановке нестроений и противоречий при попустительстве так называемой «демократической» власти была организована кампания по отстранению новоназначенного Епископа от Кафедры. 26 мая (? в июле) 1917 г. Владыка Макарий был уволен на покой и поселился в Смоленской губернии: сначала в Спасо-Авраамиевом монастыре Смоленска, затем в Спасо-Преображенском монастыре Вязьмы, где устроил братство во честь Рождества Христова. В Архиерейском доме при большом стечении народа звучали церковные песнопения и проповеди Архипастыря.

Деятельность Святителя не могла не вызвать ненависти у новой богоборческой власти. 22 августа 1918 г. он был арестован. Когда в камеру на следующий день пришел келлейник, он увидел на лице и теле Владыки Макария следы побоев и издевательств, сам он был острижен, без бороды, в солдатском одеянии. Архипастыря обвинили в создании «контрреволюционной организации, целью которой было свержение советской власти». Он был этапирован в Смоленск, где без особых разбирательств 4 сентября 1918 г. ему был вынесен смертный приговор по обвинению в «организации белогвардейского возстания».

По воспоминаниям его дочери, четырнадцать приговоренных к смерти были доставлены в пустынное место под Смоленском и построены спиной к свежевырытой могиле. Палач подходил к каждому и производил выстрел в лоб. Владыка, находясь в конце шеренги, с четками горячо молился за каждого из казнимых. Он был застрелен последним.
По другим воспоминаниям, осенив себя крестным знамением, он попросил не завязывать ему глаза и указать место, где ему встать. Проходя мимо красноармейцев, он вдруг остановился около одного из них, благословил его и сказал: «Сын мой, да не смущается сердце твое – твори волю пославшего тебя». Дойдя до указанного места, Святитель громко сказал: «Отче мой! Прости им, не ведают, что творят. Прими дух мой с миром». Раздался приказ, за ним выстрелы…

Священномученик Макарий (Гневушев), епископ 2


Вскоре красноармеец, к которому обращался Епископ Макарий, увидел его ночью во сне. Владыка благословил его, но ничего не сказал. Через полтора года красноармеец был уволен от службы в связи с туберкулезом легких и обратился в больницу. Состояние его ухудшалось. На вопросы больной отвечал, что почти каждую ночь убитый им Архипастырь благословляет его во сне, так ничего и не говоря. Спустя полгода ывший красноармеец умер, перед смертью непрестанно повторяя, что греху этому нет прощения и что жизнь его теперь не имеет смысла.

Епископ Макарий был реабилитирован Прокуратурой Смоленской области 14 апреля 1993г. Священномученик Макарий причислен к лику Святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000г.



Священномученик Феодор (Смирнов), епископ и с ним Василий Смирнов, Гавриил Архангельский, пресвитеры


Священномученик Феодор (Смирнов), епископ 1


Священномученик Феодор, в миру Владимир Алексеевич Смирнов, родился 17 января 1891 года в селе Козловка (ныне в Лопатинском районе Пензенской области) в семье псаломщика. Окончил Саратовскую Духовную Семинарию, затем (в 1916 году) — Казанскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия. С 1916 по 1918 годы преподавал историю и другие предметы в средних учебных заведениях города Вольска Саратовской губернии, в 1918 – 1919 гг. работал в различных учреждениях в г. Саратове. В 1919 – 1920 гг. служил в Красной Армии, в Донской Северо-Кавказской дивизии, инструктором школьного отдела и политотдела. В 1921 году работал инструктором дошкольного воспитания в саратовском РУПВОДе.

4 октября 1921 года рукоположен во иерея. Был осужден в 1924 году на один год, в 1929 году — на три года высылки в город Нарым. Освободившись, устроился священником в село Никольское Кузнецкого района Пензенской области. В 1934 году (предположительно в октябре) пострижен в монашество с именем Феодор, в апреле 1935 года переехал в Пензу. 23 сентября 1935 года состоялась хиротония иеромонаха Феодора во епископа Пензенского, а 18 октября 1936 года он уже был арестован.

Его попытка наладить управление Пензенской Церковью в условиях террора обернулась тем, что ему была инкриминирована контрреволюционная деятельность, а именно: организация из репрессированных советской властью элементов контрреволюционной группы с целью ведения агитации среди населения, направленной на свержение советской власти и установления в стране фашистской диктатуры. То есть была выбрана обычная формулировка, используемая в предвоенное время при фабрикации следственных дел. На допросах епископ Феодор держался стойко и категорически отрицал свою контрреволюционную деятельность.

5 февраля 1937 года епископ Феодор, находившийся в заключении, был уволен от управления Пензенской епархией на покой. Вместе с ним по одному делу проходило еще пять человек — арестованные в тот же день священники И. И. Умов (из Беднодемьяновска), И. К. Хорошунов (из Наровчата), Гавриил Иванович Архангельский (исполнявший обязанности псаломщика в Митрофановской церкви г. Пензы), который до того уже дважды был судим, а также священник села Ольшанки Башмаковского района А. П. Голубев и заштатный священник Василий Сергеевич Смирнов, работавший на момент ареста дезинфектором пензенского бактериологического института. Все они, кроме Хорошунова, были расстреляны в Пензе 4 сентября 1937 года, последний приговорен к 10 годам лишения свободы.

Священномученик Феодор (Смирнов), епископ 2


20 августа 2000 года, по завершении Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, епископ Пензенский Феодор (Смирнов) и иже с ним пострадавшие священники Гавриил Архангельский и Василий Смирнов были причислены к лику святых для общецерковного почитания в Соборе новомучеников и исповедников Российских.


Тропарь
глас 4
Ризы архиерейства и священства на земли мучением украсивше, / сугубыя венцы на Небесех исплетосте победы, / славою победоносною увенчастеся, / подвигоносцем единовсельницы, / сего ради слово истины исправляя, / и веры ради пострадали есте даже до крове, / новомученицы и исповедницы Пензенстии, молите Христа Бога \ спастися душам нашым.

Кондак
глас 4
Безбожия глубину рекою кровей ваших изсушивше, / разженныя стрелы богоборцев шитом веры Православныя угасили есте, юзами любве Христовы связуеми, / юзы темничныя и смерть с веселием претерпели есте, / новомученицы и исповедницы Христовы, / молитеся ко Господу / град Пензу и страну нашу во благочестии сохранити, / Церковь Русскую во Православии утвердити \ и спасти душы наша.

Молитва

О святии новомученицы и исповедницы земли Сурския, святителие и пастырие Христовы, иноки и инокини, и христиане всякаго возраста и сословия, веру Православную неизменно соблюдшии, верность Христу даже до смерти сохранившии и нетленными венцы Жизни Вечныя украсившиися. Киими словесы и похвалы прославим имена ваша? Вы, благодатию Божиею укрепив сердца, якоже приношения чистая и непорочнии агнцы приведостеся нас ради Заклавшемуся, от Него мученическия венцы победы яко от Подвигоположника приемше. Вемы бо, яко вашими подвигами и святыми молитвами, а наипаче кровию и за веру и правду Христову стоянием, ныне по всей земли Русской храмы святыя и обители воздвизаются, и в них Имя Божие прославляется. Ныне, святии сродницы наши, призрите с высоты святыя своея на нас и умолите Господа Бога, да пробавит Он милость Свою на Православное Отечество наше и оградит е от всякаго нечестия, иноверия, смуты и междоусобныя брани; да сохранит Церковь Святую, в нейже единей спасение вечное содевается; пастырем же Церкве да подаст разум духовный, благочестие и ревность о спасении пасомых; воинству нашему — любовь ко Отечеству, мужество и на враги одоление; вся же православныя христианы да утвердит в вере святей и любви нелицемерней; да научит ны выну творити волю Свою святую, и вся предания церковная, от отец наших нам заповеданная, хранити.
Молитеся, святии подвигоносцы, да и мы купно с вами в тихое пристанище Небеснаго Царствия достигнем, идеже со всеми новомученики и исповедники Российскими прославим Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


Священномученик Алексий (Орлов), архиепископ

Священномученик Алексий (Орлов), архиепископ 1

Память 22 августа, в Соборах новомучеников и исповедников Казахстанских и Российских, а также Самарских святых

В миру Алексей Степанович Орлов, родился 8 февраля 1862 года, в городе Самаре в бедной семье псаломщика. Семья была глубоко верующей.
Окончил Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия.
16 августа 1895 года рукоположен в сан священника, и состоял на службе в разных храмах города Самары, а затем в сане протоиерея, - в Самарском кафедральном соборе.
В 1922 году овдовел, и в том же году принял монашество.

3 июня 1923 года состоялась его хиротония во епископа Бугульминского, викария Самарской епархии.
Вероятно во второй половине сентября 1923 года стал епископом Бугурусланским, также викарием Самарской епархии. Известно его письмо к патриарху Тихону, датированное 26 сентября 1923 года, в котором епископ Алексий сообщает об аресте Самарского епископа Анатолия (Грисюка) и о своем вступлении в управление епархией по благословению владыки Анатолия.
В конце 1923 года уклонился в обновленчество и был назначен обновленческим епископом Бугурусланским, с правом временного управления Самарской епархией.
В 1924 году в Самарском кафедральном соборе всенародно принес покаяние за уклонение в обновленчество, и был снова принят в общиние Русской Православной Церковью в сущем сане.
В 1924 году назначен епископом Курганским, викарием Тобольской епархии.
16 сентября 1927 года был назначен епископом Малмыжским, викарием Сарапульской (Ижевской) епархии.
24 февраля 1931 года - переведён епископом Енотаевским, викарием Астраханской епархии.

По воспоминаниям А.И. Кузнецова, епископ Алексий (Орлов), прибыл в Астрахань в сентябре 1930 года, после ареста временно Управляющего Астраханской епархией епископа Вольского Андрея (Комарова). Фактически все время, пока епископ Андрей находился под стражей, до февраля 1931 года, на епископа Алексия легло бремя управления епархиальными делами.

Епископ Алексий был скромным, обаятельным человеком и за это он пользовался всеобщей любовью верующих. В обхождении он был очень прост, вел аскетический образ жизни, ежедневно служил в храме, главным образом в храме Князя-Владимира, около которого он жил в доме на улице Радищева, 38. Верующие старались приглашать его и в другие приходские храмы, где он любил служить по престольным праздникам.
Сохранилось описание внешности епископа: высокий рост, пышная, буквально до пояса, борода, белое румяное лицо с добрыми глазами и милой выразительной улыбкой.

Однажды, в канун праздника Сретения Господня, произошел такой случай. Епископа Алексия пригласили служить всенощную в Тихвинской церкви. Он приехал, прихожане встретили его, и служба началась. Вскоре сюда же в церковь прибыл епископ Андрей (Комаров), утром освобожденный из тюрьмы. Он, никем не встреченный, прошел в алтарь. Что произошло в алтаре неизвестно, но только на литургию вышел епископ Андрей. В церкви поднялся шум, были слышны голоса: «Где епископ Алексий?» Верующие подступили к епископу Андрею и стали требовать его удаления, желая, чтобы службу продолжил епископ Алексий. Владыка Андрей хотел, что-то сказать, но во всеобщем гвалте его не было слышно. Служба была сорвана. Естественно, что этот самый случай никак не мог способствовать хорошим отношениям между епископами. Владыка Алексий остался в Астрахани на положении викарного архиерея, но служить ему удавалось изредка и только в Князь-Владимирском храме.

В апреле 1931 года, епископ Алексей был удален из города. Только в 1933 году, из письма самого владыки, астраханцы узнали, что же произошло:
"Как-то я купил, - писал епископ Алексей, - стопу почтовой бумаги, каждый лист которой был украшен жирной типографической печатью: "Религия - орудие угнетения трудящихся масс". Этот лозунг я искусно переделал, и у меня получилось: "Религия - орудие утешения трудящихся масс". В такой переделке бумага и защеголяла по свету, в моей деловой корреспонденции. Кому - то показалось это вольностью, и я оказался в Сызрани".

5 июня 1931 года был назначен епископом Сызранским, викарием Самарской епархии, но и здесь он пробыл недолго. Почти тут же его выслали в Сибирь, в Омск.
24 августа 1931 года он был назначен епископом Омским.
11 августа 1933 года был возведен в сан архиепископа.

24 апреля 1935 года был арестован на основании справки, составленной СПО УНКВД по Омской области, в которой говорится:

"По имеющимся в нашем распоряжении данным, проживающий в гор. Омске архиепископ ОРЛОВ Алексей Михайлович - 73 г., будучи враждебно настроен по отношению к существующему строю, сгруппировал вокруг себя единомышленников из Тихоновского духовенства и беглых людей, наиболее активными участниками являются: Топорнин Дмитрий Алексеевич, 64 л., священник Ильинской церкви; Зайцев Петр Прокопьевич - 65 л., дьякон Ильинской церкви; Перепелкин Ефим Артемович - 55 л., бывший миссионер; Жарков Николай Иванович - 50 л., бывший кулак.
Данная группа во главе с архиепископом Орловым А. на протяжении нескольких лет систематически занималась ведением антисоветской агитации, направленной против политики партии и Соввласти, распространяя провокационные слухи о предстоящей войне и неизбежности гибели Советской власти...
В связи с закрытием в г.Омске Знаменской церкви Тихоновской ориентации архиепископ Орлов под видом своих именин созвал у себя на квартире нелегальное сборище - сторонников, на котором выступал перед присутствовавшими с агитационной речью, призывая помолиться, чтобы избавить Церковь и страну от бед и напастей.
На основании вышеизложенного... арестовать по данному делу лиц... и привлечь к ответственности по ст.58-10-11 УК РСФСР...
"

Через месяц с небольшим список обвиняемых пополнился бывшим священником Валерианом Михайловичем Сапожниковым, омским священником Петром Александровичем Кузнецовым и священником Степаном Авксентьевичем Шалыгиным все по той же статье. Так в недрах НКВД была сформирована группа "церковников-вредителей"

На допросах, которые продолжались до 10 июля 1935 г., владыка держался с достоинством, показал себя человеком честным, бесстрашным, полностью доверяющим своему ближайшему окружению. Из материалов допросов выяснилось, что владыка разъяснял пастве пагубность раскола и обновленчества, оказывал материальную помощь ссыльному и репрессированному духовенству, содействовал бежавшим из ссылки священнослужителям, беспокоился о материальных нуждах вверенной ему паствы, остро реагировал на взрыв в г. Омске Ильинской церкви.

10 июля 1935 г. было составлено обвинительное заключение, в котором значилось

"...ОРЛОВ Алексей Степанович, 1862г.р., ОБВИНЯЕТСЯ в том, что:
1. возглавлял к-р пораженческую группу духовенства Тихоновской ориентации. Сам распространял провокационные слухи о скорой предстоящей войне Японии с СССР и неизбежности гибели Сов. власти, обрабатывал верующих в пользу Японии, доказывая, что она является защитницей христианства;
2. распространял провокационные слухи, что в случае войны Красная Армия восстанет;
3. в связи с убийством Кирова говорил, что "много пострадало невинных
".

22 июля 1935 г. дело было передано на рассмотрение Особого Совещания при НКВД СССР.
25 октября 1935 года архиеп. Алексий был осужден по ст.58-10, 58-11 УК РСФСР за "участие в контрреволюционной группе" и приговорен к 5 годам ссылки, в Казахстан.
23 декабря 1936 года он прибыл в г. Мирзоян (современный Тараз). Здесь архиепископ Алексей помогал организовывать «староцерковническую» (принадлежащую к Патриаршей Церкви) общину, составлял списки ее членов, писал заявление в райисполком и давал советы по регистрации общины. Несмотря на запреты властей, по просьбам верующих совершал требы.

15 мая 1937 года был арестован Мирзоянским РО НКВД по обвинению в участии в «контрреволюционной организации церковников», и заключен в тюрьму г. Мирзоян.
Проходил по одному делу с расстрелянными в г.Чимкенте митрополитами Кириллом (Смирновым), Иосифом (Петровых) и другими священнослужителями и мирянами.
В обвинительном заключении по данному делу, вынесенном 23 августа 1937 г., владыка Алексий обвинялся в том,

"что на территории Южно-Казахстанской области Каз. ССР, отбывающими административную ссылку бывшими видными церковниками Смирновым К.И., Петровых И. и Кобрановым Е. был организован контрреволюционный центр, куда вошли значительные по количеству кадры церковников, монахов, попов, кулаков и офицеров. В основу центр ставил своей задачей организацию всех к/р сил церковников в строго законспирированное подполье для активного повстанческого выступления против советской власти в момент ожидающейся интервенции против СССР, установления Патриаршества и главы Церкви над государственной властью. С этой целью среди руководящего состава главой Русской Церкви было решено считать Смирнова Константина и о чем были поставлены в известность некоторые к/р формирования к/р организации. В разных населенных пунктах СССР, вплоть до рабочих центров, на фабриках были организованы рабочие общины, тайные монастыри, где под руководством епископов, попов и монахов проводились вербовки новых членов в к/р организацию, проводились пострижения...
Руководители центра на условные адреса регулярно получали денежную помощь из разных мест СССР от своих филиалов, которыми на местах по установке центра проводились тайные сборы средств среди верующих...
"

Кроме общего обвинения было поставлено в вину:

"Орлов Алексей - организатор новых нелегальных общин в Манкенте и Мирзояне. Являлся организатором к/р ячеек, связистом между архиепископом Ташкентским Борисом Шипулиным и Иосифом Петровых. Вел к/р агитацию о скором падении Мадрида и высказывал пораженческие настроения".

На допросах владыка Алексий не отрицал, что "помогал, как духовное лицо оформить религиозную общину староцековническую, технически составлял списки лиц, входящих в общину, писал заявление в райисполком и безграмотным давал советы как нужно идти в райисполком регистрировать общину"; не отрицал, что "имел связь с архиепископом Борисом Шипулиным, который управляет Ташкентской епархией, у него состоял на учете, как служитель религиозного культа, т.к. каждый служитель религиозного культа по правилам староцерковным должен стать на учет, где бы он не находился...". Но на вопросы о его антисоветской и к/р деятельно отвечал: "Никакой а/с деятельностью я не занимался". При предъявлении обвинения заявил: "Виновным себя не признаю ни в чем".

Протокол последнего допроса занял две строчки:

"Вопрос: Вы являетесь членом к/р организации церковников и должны признаться, рассказать откровенно и подробно о своей к/р деятельности.
Ответ: От откровенных показаний отказывается, заявляет, что не знает
"

26 августа 1937 года тройкой при УНКВД по Южно-Казахстанской обл. был осужден по ст.58-10,58-11 УК РСФСР за "антисоветскую деятельность" и приговорен к расстрелу.
4 сентября 1937 года был расстрелян близ города Чимкента, у Лисьей балки. В настоящее время место захоронения неизвестно.

Священномученик Алексий (Орлов), архиепископ 2

5 июля 1958 года Президиумом Южно-Казахстанского областного суда был реабилитирован по 1937 году.
22 июня 1989 года Прокуратурой Омской обл. был реабилитирован по 1935 году.

Канонизирован на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года.



Преподобномученик Иоанн (Лаба), иеромонах


Преподобномученик Иоанн – в миру Флавиан Иванович Лаба – родился 3 июля 1863 года в селе Серебия Гайсинского уезда Киевской губернии. Известно, что он поехал на Афон и стал монахом (позднее иеромонахом) афонского Свято-Пантелеимонова монастыря. В 1913 году отец Иоанн был, по всей видимости, вывезен с Афона вместе с имябожниками. После 1920 года отец Иоанн переехал на хутор Соленый (в Лабинском районе Армавирского округа Кубанской области), где жил вместе с афонским монахом Иларионом (Цуриковым), который приехал к нему из Москвы. 29 июня 1924 года монахи были арестованы по обвинению в том, что "шли против советской власти и держались за старое". Их приговорили к 3 годам ссылки в Нарымский край. После освобождения из первой ссылки отец Иоанн поселился вместе с отцом Иларионом недалеко от города Фрунзе в горах на пасеке. 2 февраля 1929 последовал второй арест. Двум духовным собратьям было предъявлено то же обвинение, что и первый раз. Новый приговор обрекал на 3 года ссылки. После освобождения отец Иоанн поехал к отцу Илариону, который уже переехал в город Мирзоян.

Весь этот период иеромонах Иоанн жил в отдельной келье, где регулярно совершал богослужения. Его посещали престарелые монахини, среди которых были и сестры о. Илариона - Магдалина и Гавриила. 24 июня 1937 года, на следующий день после ареста отца Илариона, арестовали и отца Иоанна. Как и его духовному собрату, ему было инкриминировано «участие в к/р организации, пораженческая агитация», не забыли и «руководство тайным монастырем». Тройка при УНКВД по Южно-Казахстанской области приговорила иеромонаха Иоанна (Лаба) к высшей мере наказания. 4 сентября 1937 года он был расстрелян. Захоронен в Южно-Казахстанской обл., г.Чимкент,в Лисьей балке, в настоящее время место захоронения неизвестно.

В августе 2000 года на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви прославлен в лике преподобномучеников в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.


Преподобномученик Иларион (Цуриков), иеромонах

Память 22 августа, в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской, в Соборе новомучеников и исповедников Казахстанских и в Соборе Воронежских святых

Преподобномученик Иларион – в миру Родион Федорович Цуриков – родился 8 апреля 1856 года в селе Кривополяны Острожского уезда Воронежской губернии и происходил из крестьянской семьи. Семья была глубоко религиозной, обе сестры будущего преподобномученика стали монахинями, а сам он отправился на Афон в Свято-Пантелеимонов монастырь и там принял постриг с именем Иларион. В 1913 году отец Иларион был вывезен с Афона по делу имябожников, судим, как написал он сам в анкете, "Трибуналом военно-полевого суда и приговорен к смертной казни за Имя Божие, освобожден за недоказанностью".

Приехав в Москву, монах поступил в число братии московского Покровского монастыря. После 1924 года отец Иларион переехал на хутор Соленый, где проживал вместе с афонским монахом отцом Иоанном (Лаба), вместе с которым вскоре был арестован по обвинению в том, что "шли против советской власти и держались за старое". Последовал приговор: 3 года ссылки в Нарымский край. После освобождения из первой ссылки в октябре 1928 года, отец Иларион опять объединился вместе отцом Иоанном (Лаба) и поселился недалеко от города Фрунзе в горах на пасеке.

2 февраля 1929 года монахи были арестованы вторично, им было предъявлено то же обвинение, что и при первом аресте. Был оглашен приговор: 3 года ссылки в город Кзыл-Орда. После освобождения из второй ссылки отец Иларион поселился в городе Мирзояне, куда к нему позднее приехали его сестры монахини Магдалина и Гавриила. Туда же через некоторое время приехал из ссылки и отец Иоанн (Лаба). Иеромонахи регулярно совершали богослужения.

Иеромонахов Илариона и Иоанна до сего дня помнят и почитают православные в г. Таразе (бывший г. Мирзоян). Приведем одно из воспоминаний: «В г. Мирзояне в 1930-е годы было много ссыльных, не имевших крыши над головой, и мои родители Иоанн и Татиана, будучи глубоко религиозными людьми и желая угодить Богу, принимали их в своем доме. Мама молилась Богу, чтобы в дом хоть бы однажды пришли священники или монашествующие. Однажды в ворота постучали, она открыла и увидела двоих монахов. Они сказали ей: "Татьянушка, ты нас звала, мы пришли к тебе". Это были сосланные в Мирзоян афонские монахи Иларион и Иоанн, и они остановились у нас. Это было в 1936 г. У о. Илариона и о. Иоанна был антиминс и они тайно служили в нашем доме Литургию. Потом отец построил во дворе келью для о. Илариона, и он весь Великий пост провел в затворе, вкушая в день одну просфору с водой. Спал он на полу на оленьей шкурке. Отец хотел поставить ему кровать с матрасом, но о. Иларион сказал: "Я буду спать на мягком и на молитву просплю". К о. Илариону иногда приходила родная сестра Наталия... Про старцев скоро узнали многие горожане и стали приходить к ним за молитвой и советом, но они принимали не всех. Отслужив Литургию на Троицу (20.06.1937 г.) они сказали: "Последний раз мы у Вас служили. Скоро нас арестуют и расстреляют". Мама говорила: "Отец Иларион, мы Вас спрячем или увезем куда-нибудь". "Нет, - говорит, - не надо. Мы хотим получить мученические венцы..."»

23 июня 1937 года последовал последний арест. Отец Иларион был обвинен в «участии в к/р организации, пораженческой агитации», в том, что он «руководитель тайного монастыря». На следствии он не признал себя виновным в участии в контрреволюционной организации. 23 августа 1937г. по делу N723, по обвинению митрополита Кирилла (Смирнова), митрополита Иосифа (Петровых), архиепископа Алексия (Орлова) и других, по которому проходили монахи, было вынесено обвинительное заключение, в котором кроме стандартных обвинений в контрреволюционной деятельности, было обвинение: "Цуриков Иларион и Лаба Иван - руководители тайного монастыря в Мирзояне, находились под руководством Кобранова и Кирилла Смирнова. Вели к/р агитацию о скором падении советской власти и восстановлении буржуазного строя, производили тайное пострижение в тайное монашество". Был вынесен приговор: высшая мера наказания. 4 сентября 1937 года отец Иларион (Цуриков) был расстрелян.

5 июля 1958 года реабилитирован президиумом Южно-Казахстанского областного суда по 1937 году репрессий.
В августе 2000 года на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви прославлен в лике преподобномучеников в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.


Тропарь преподобномученику Илариону (Цурикову)
глас 1
Верный ученик Христа даже до смерти быв,/ преподобномучениче Иларионе приснопамятне,/ подвиги бо поста и кровию мучений/ землю Русскую освятил еси./ Темже и мы, чада твоя, любовию вопием ти:/ слава Давшему ти крепость,/ слава Венчавшему тя,/ слава Прославльшему тя с новомученики Российскими.

Кондак преподобномученику Илариону (Цурикову)
глас 3
Мирскаго мятежа удалився,/ добре Богу послужил еси,/ во дни же гонений на Церковь Русскую/ кровь твою за Христа пролиял еси/ и страданьми твоими землю нашу обагрил еси./ Темже молися, преподобномучениче Иларионе,/ сохранитися ей в Православии и благочестии/ до скончания века.

Молитва преподобномученику Илариону (Цурикову)

О священная и многострадальная главо, преподобномучениче Иларионе приснопамятне, воине Христов добропобедный, Православныя Русския Церкве сыне верный! Ты, первее труды постническими душу твою очистив, демонская ополчения посрамил еси, в годину же гонений безбожных терпением мужески облеклся еси и, яко жертва непорочная и благоприятная за грехи народа нашего, Богу принеслся еси. Темже, яко благий раб и верный, в радость Господа твоего вшел еси. О преподобне и достохвальне страдальче, не остави ныне и нас, сродник твоих, благодарною любовию подвиг твой почитающих и заступления твоего просящих. Моли тепле Всеблагаго Господа нашего Иисуса Христа, да утвердит в Православии до скончания века Церковь нашу, Отечество и люди, да сохранит обители монашеския, верныя обетом иноческим, да дарует нам покаяние и прощение грехов и да поможет во всяцем чине и звании Ему угождати и во всех обстояниих на Него Единаго уповати. Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение со Отцем и Святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Об этих и других Новомучениках и Исповедниках Российских, память которых приходится на день сегодняшний, вы можете прочитать тут:

http://newmartyros.ru/calendar/09-04
Tags: Новомученики и Исповедники Российские, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments