filin_dimitry (filin_dimitry) wrote,
filin_dimitry
filin_dimitry

10 (23) июня 2017 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.3)

Продолжение…


Священномученик Митрофан Ян Цзи (弥特若梵•楊吉) или Цзи Чун и иже с ним


Сщмч. Митрофан, пресвитер Пекинский


В 1900 году группа китайцев подняла восстание против европейцев, которых они называли «белыми диаволами». Эти восставшие назывались «боксеры», потому и их восстание называется «боксерским» (В 1898 году на севере Китая начали активно действовать множество стихийно сформировавшихся отрядов с различными названиями: «Ихэцюань» («Кулак во имя справедливости и согласия»), «Ихэтуань»(«Отряды справедливости и мира»), «Иминьхуэй» («Союз справедливых»), «Дадаохуэй» («Союз больших мечей») и др. Когда борьба против иностранцев достигла наибольшего накала и перекинулась из провинции Шаньдун и Чжили на северо-восточные провинции, наиболее распространенными названиями отрядов повстанцев становятся «Ихэцюань» и «Ихэтуань», которые, по сути дела, отождествлялись. Членов общества называли туань (отряды) и цюань (кулаки). Сами же ихэтуани считали себя «священными воинами», «справедливыми людьми» и «священными отрядами»).

«Боксеры» начали убивать европейцев как злоумышленников, грабителей и тиранов. Для них было ненавистным все европейское, а значит и вера, которую им принесли европейские апостолы. Ненависть к белым людям в то же время была и ненавистью к христианам. Отсюда гнев «боксеров» обратился и против своих христиан, то есть против крещеных китайцев. И в том кровавом «боксерском» бунте погибло несколько сотен православных китайцев, которые считаются христианскими мучениками за веру, или, как сказали бы сербы, «за Крест честной». Страдание и смерть этих китайских мучеников мы и решили здесь описать. В ходе восстания пострадали около 1000 православных китайцев, из числа которых в лике святых мучеников были прославлены 222 человека.


Новомученики Китайские
(Новомученики Китайские)


Что рассказал очевидец

В то время существовала, да и сейчас существует, Русская духовная миссия в Пекине – столице Китайского государства. Начальником Русской миссии был архимандрит Иннокентий, ныне митрополит. Как очевидец он так описал те кровавые события:

«Главным днем мученической смерти православных китайцев в Пекине стало 11 июня 1900 года. Еще в начале того дня по всем улицам были расклеены объявления, в которых призывали безбожников нападать на христиан. Оно же грозило смертью всякому, кто попытается их скрыть. В ночь с 10 на 11 июня и позднее “боксеры” появились с зажженными факелами по всему Пекину, стали нападать на христианские дома, хватать христиан, мучить их и принуждать к отречению от Христа. Из-за страха перед муками и смертью многие отреклись от христианской веры и поклонились идолам.

Но другие не устрашились и героически исповедовали свою веру во Христа. Судьба их была страшна. Одним распарывали животы, другим отсекали головы, третьих сжигали в домах. Охота на христиан и их истребление продолжались и в остальные дни, пока продолжалось восстание.

Сжигая многие христианские дома, “боксеры” выводили христиан за городские стены и ставили перед храмами с идолами. Здесь их допрашивали, а потом сжигали живьем
».


Герои на страданиях


По свидетельству самих безбожников, которые видели это своими глазами, некоторые из православных китайцев шли на смерть с изумительным мужеством. Таковы:
Павел Вэн на съезде японского духовенства

– Павел Ван, катехизатор; умер под пытками с молитвою на устах;

– Ия Вэнь, учительница в школе при миссии; была дважды пытаема. В первый раз «боксеры» изранили ее мечами по всему телу и, сочтя мертвой, засыпали землей, но она очнулась и пришла в себя.

новомученица Ия Китайская
(новомученица Ия Китайская)

Услышав ее стоны, некий сторож перенес ее в свою каморку. Но когда «боксеры» узнали и увидели, что она жива, то зарубили так, чтобы умерла. Оба раза во время мучения Ия Вэнь отважно, четко и радостно исповедала свою веру во Христа Спасителя перед своими мучителями;


– Иоанн Цзи, мальчик 8 лет, сын убитого китайского священника. Его «боксеры» беспощадно изранили. Уши его были отсечены, и на груди у него виднелись раны.

Когда мучители спросили, больно ли ему, маленький герой Христов Иоанн ответил с улыбкой: «За Христа страдать не больно!» Тогда злодеи отсекли ему голову, а тело сожгли.


Житие мученика Цзи Чуна (Ян Цзи)


Сщмч. Митрофан Китайский. Фото среди участников Токийского Собора, июль 1882 г.
(Сщмч. Митрофан Китайский. Фото среди участников Токийского Собора, июль 1882 г.)

Этот православный мученик родился в 1855 году. Крещен был еще в детстве, а в десятилетнем возрасте поставлен катехизатором. В 25 лет рукоположен в сан иерея епископом Японским Николаем. Русские звали его Митрофаном. Еще в детстве Цзи Чун лишился своего доброго отца, который его очень любил и который передал сына на воспитание его бабке Екатерине. Мать его звали Мариной, она была учительница в одной женской школе. Тогдашний начальник Русской миссии архимандрит Палладий обратил особое внимание на юного Цзи Чуна и определил его к одному видному учителю, Лун Юаню, с тем, чтобы он был подготовлен к священному сану.

Цзи Чун был смирного нрава, очень внимателен, осмотрителен и чуток; был отзывчив и миролюбив. Если приходилось ему быть за что-то наказанным или в чем-то обвиненным, он не пытался оправдаться. Он никак не решался принять священный сан, отказывался от него, говоря: «Я малоспособный и робкий человек, как посмею дерзать принять такой великий сан?»

Но, принуждаемый начальником миссии и убеждаемый своим учителем, Цзи Чун ради святого послушания, которое должно царствовать во святой Церкви Христовой, подчинился воле своих наставников, хотя предчувствовал, что ему, как священнику, предстоит тяжелая судьба и мученическая кончина.

Как священник, Цзи Чун был главным помощником архимандриту Флавиану при переводе богослужебных и духовных книг на китайский язык. Пятнадцать лет служил он так Богу и народу своему. Притом терпел много несчастий от своего окружения, но не обращал внимания на это.

Во время «боксерского» восстания 1 июня 1900 года (дата приведена по юлианскому календарю) здания Русской миссии были сожжены восставшими. Многие христиане, спасаясь от пожара, собрались в доме отца Цзи Чуна. Среди них были даже такие, кто не любил этого человека Божия, но милостивый Цзи Чун принял и их и не отогнал от своего дома. Видя, что некоторые устрашились и поколебались, Цзи Чун укреплял и ободрял их именем Христовым. Всякий день он выходил из дома, чтобы посмотреть на сгоревшую церковь, и молился Богу на ее пепелище.

10 июня около 10 часов пришли «боксеры» к дому Цзи Чуна и окружили его. В доме тогда было около 70 христиан. Некоторые из них смогли убежать и спастись, а те, которые были слабы, вместе с женщинами и детьми остались. Также остался и отец Цзи Чун. Он и не думал прятаться. Сидел во дворе своего дома и здесь ожидал «боксеров». Эти безбожники, зная, что он священник, были особенно обозлены на него. Поэтому сразу набросились на него с обнаженными мечами и пронзили ими его грудь.

Смертельно раненый священник упал под деревом и здесь предал Богу душу. Потом безбожники бросились в дом и перебили всех прочих христиан, которые там скрывались.

В 1903 году, уже в мирное для Китайской империи время, был воздвигнут в Пекине храм мучеников (Храм во имя Всех святых мучеников на территории Российской духовной миссии в Китае («Бэйгуань») был освящен в 1903 году). В тот храм было перенесено и тело священномученика Цзи Чуна и вместе с телами остальных китайских мучеников погребено под алтарем. А на месте, где погиб Цзи Чун, поставлен большой крест.

новомученик Цзи Чун Пекинский, пресвитер
(новомученик Цзи Чун Пекинский, пресвитер)


Каждый год в день памяти китайских мучеников, который приходится на 10 июня (по юлианскому календарю), после службы в храме совершается лития возле этого креста, и там ставятся поминальные свечи.

Так славно окончил свой земной век этот непоколебимый воин Христов и переселился в Царство Небесное. Оттуда являлся Цзи Чун своим единоплеменникам, когда они были мучимы, и как их ангел-утешитель ободрял и утешал, указуя на венцы славы.


Мученичество одной семьи

Священник Цзи Чун имел жену Татиану, происходящую из семьи Ли, и трех сыновей: Исаию, Сергия и Иоанна. У Исаии была жена Мария. Все они пострадали в то время за Христа, остался в живых только средний сын Сергий, сейчас протоиерей.

Татиане было 44 года. В ту страшную ночь 10 июня она как-то спаслась, но на другой день была схвачена «боксерами». Они схватили Татиану и еще 18 китайских христиан, всего 19 душ, затем вывели их из города через ворота, называемые Ан-Дин-Мин (городские ворота Аньдинмэнь в северной части крепостной стены старого Пекина), и довели до «боксерского» лагеря, называемого Сяо-Инь-Фан. Здесь отсекли голову и Татиане, и остальным. На этом месте сейчас находится православная богадельня.

Исаие было 23 года. Он служил в артиллерии. 7 июня «боксеры» схватили его, еще прежде зная его как христианина. Они отсекли ему голову на главной улице у ворот Пин-Це-Мин (по-видимому, ворота Хэпинмэнь)

Иоанну было всего 8 лет. В ту же ночь, когда был убит его отец, священник Цзи Чун, боксеры схватили и маленького Иоанна; ему изранили плечи и отрубили пальцы на ногах, отрезали нос и уши. Его тетя Мария спасла каким-то образом его от смерти и спрятала в туалете. На следующий день его нашли сидящим без обуви и одежды у ворот и спросили, больно ли ему. Малыш ответил: «Мне совсем не больно». Сила Христова утоляла боль. Уличная детвора смеялась над ним и кричала: «Ер-мао-цза!» (неверный перевод распространенного именования иностранцев «волосатый ребенок»). Это китайское слово значит «слуга диавола». Так китайцы-безбожники называли христиан. На эту издевку маленький Иоанн отвечал: «Я верю в истинного Бога и вовсе не Ер-мао-цза». Когда он попросил пить, ему не дали. Протасий Чан и Иродион Сю, тогда еще не крещенные, свидетельствовали, что видели это дитя с ужасными ранами на плечах и ногах. Раны его были глубоки, но он не ощущал боли. Когда «боксеры» снова схватили его, Иоанн спокойно и без страха пошел туда, куда они его повели, «как агнец на заклание». Видя это, какой-то старик сжалился над ним и сказал: «В чем виновато дитя? Это его родители провинились, что сделали его слугой диавола». Другие же ругали его. Но Иоанн на все это не обращал внимания, как и убийцы-«боксеры», которые вели его к месту казни.

Мария, супруга Исаии и сноха священника Цзи Чуна, была 19 лет от роду. За два дня до погрома она пришла в дом своего свекра, желая умереть рядом с ним. Когда 10 июня «боксеры» окружили дом священника, Мария все сделала для того, чтобы мужественно помочь другим спастись. Она выводила их из дома и поддерживала, когда они перелезали через стену. Но вот «боксеры» и солдаты разбили ворота и вошли во двор. Тогда Мария храбро стала перед ними и начала их сурово обличать за убийство стольких людей без какого-либо суда и следствия. Нападающие стояли как окаменевшие и не решились убить Марию. Но затем ранили ее руку и порезали ногу. Ее деверь Сергий трижды пытался убедить ее уйти и избегнуть смерти, но мужественная Мария отвечала ему: «Я родилась здесь, у церкви Пресвятой Богородицы, здесь хочу и умереть!» И осталась. Вскоре снова пришли «боксеры» и умертвили блаженную Марию.

Вот как пострадали и приняли мученический венец эти китайские православные христиане. Их мужество в исповедании Христа Богом и Господом перед безбожниками и их смерть за Христа без страха и колебания связывает их с древними христианскими исповедниками и мучениками в землях, близких к нашей.


Албазинцы

(Албазинцы – потомки русских казаков – поселенцев пограничного с Китаем острога Албазин, основанного Е.П. Хабаровым в 1651 году на Амуре - ныне с. Албазино Амурской области)

Среди мучеников, пострадавших за Господа Иисуса Христа, было и много албазинцев. Это потомки тех славных албазинцев, которые еще в 1685 году принесли свет Христовой православной веры в Пекин, столицу Китая. Не всякий может стать мучеником Христовым. Это дается лишь тем, которые имеют особую любовь к Живому Господу. Это сугубая награда от Христа – умереть мученической смертью, как некогда умер и Он Сам.

Ради великой любви и преданности прежних албазинцев Господь наградил их потомков мученическим венцом. Албазинцы – это одно монгольское племя на юге русской Сибири, которое еще в XVII веке приняло православную веру.

Албазинцы Куй Линг и Хай Цихуан с братом своим Витом и албазинка Ана Жуй со многими другими албазинцами храбро пошли на смерть, не боясь тех, которые убивают тело, а душу не могу убить (см.: Мф. 10: 28). Сначала они были мучимы, а потом разными способами убиты безбожниками. Необычайно впечатляющими были сцены, когда эти дивные мученики на коленях просили Бога простить их мучителей, пока те точили мечи, чтобы порубить их. Эти примеры, случившиеся в начале ХХ столетия среди безбожного Китая, подобны тем, которые мы знаем с первых дней после Христова Вознесения, случившиеся в Иерусалиме.

Упокой, Господи!

В кровавом 1900 году православная церковная община в Пекине была небольшой. Она состояла всего из тысячи православных китайцев. По причине гонения и мучений со стороны «боксеров» некоторые из них убоялись и отпали от истинной веры и принесли жертвы идолам. Но 300 из них пострадало.

Поистине, это была огромная потеря для такой малой общины. Почти треть. Но эта потеря была благословенной. И это потеря стала приобретением. Ибо те, кто пострадали за Христа, стали сильнее на небе, чем были на земле. Они имеют великое дерзновение просить у Бога все для своих сродников и соплеменников в земной Церкви. И Бог исполняет их прошения и мольбы. Молитвам китайских мучеников можно без колебаний приписать возрастание и распространение Православной Церкви в Китае после 1900 года. Вместо одного храма сейчас в Китае есть много православных храмов. И вместо одного архимандрита – начальника миссии в Пекине – сегодня есть три православных архиерея на китайской земле.

Церковь Покрова Божией Матери — единственный официально действующий китайский приход (Харбин)
(Церковь Покрова Божией Матери — единственный официально действующий китайский приход (Харбин))

Есть китайцы – православные священники, диаконы, катехизаторы и миссионеры. Есть и несколько церковных больниц, школ и сиротских домов. И так, благодаря крови китайских мучеников, Христова вера распространяется и укрепляется в стране желтых людей. И в Китае, как и во всех других странах, явилась истинность этих слов: «Кровь мучеников – семя Церкви». А мы да помолимся Всевышнему о наших единоверных братиях – китайских мучениках: Упокой, Господи, слуг Твоих! И воскликнем: Слава тем, которых Христос прославил! Слава православным китайским мученикам во веки веков! Аминь.
(Святитель Николай Сербский (Велимирович))

_____________________________________
Примечание


Святитель Николай Сербский (Велимирович)
(Святитель Николай Сербский (Велимирович))

В 1930-е годы святитель Николай (Велимирович) служил на Охридской кафедре. В это же время в пределах его епархии – в городе Битола – служил и преподавал святитель Иоанн (Максимович), тогда иеромонах. Знакомство и дружба этих двух святых продолжилась и после избрания иеромонаха Иоанна епископом на Шанхайскую кафедру и его отъезда в Китай.

Свидетельством этому служит цикл статей о Православии в Китае, опубликованный святителем Николаем в журнале «Мали мисионар», издающемся в его епархии. В значительной степени он опирался на материалы, которые выслал ему святитель Иоанн. Этот цикл статей позволяет узнать взгляды святителя Николая на Китай и китайцев, на взаимоотношения Европы с Китаем, узнать о его делах по распространению почитания святых мучеников китайских в пределах Сербской Православной Церкви. Наконец, составленная им трогательная «молитва о китайском народе» выражает его взгляды на необходимость и будущий успех православной миссии среди этого народа.
(по материалам: http://priozernoe.prihod.ru/svjatye/view/id/1129950)

Решением Священного Синода Русской Православной Церкви от 17 апреля 1997 года возобновлено исполнение указа Святейшего Синода от 22 апреля 1902 г. за № 2874 о богослужебном почитании 222-х святых мучеников Китайской Автономной Православной Церкви, убиенных за Христа в 1900 году. Днем их памяти определено 10/23 июня. С 2005 г. в Пекине в этот день ежегодно совершаются богослужения на бывшей территории Русской духовной миссии (ныне принадлежащей Посольству России в КНР).


Мученик Неаниск Мудрый


Жил во времена, когда в Александрии правил Максим. Правитель подверг Неониска пыткам, дабы тот отрёкся от Христа. Убедившись, что он не сделает это, правитель повелел его казнить. Когда его привели на место казни, в толпе он увидел рабыню, которая выдала его. Тогда Неониск сделал ей знак, и когда та подошла, подарил ей золотое кольцо, сказав: "Благодарю тебя, женщина, потому что твоим предательством ты даровала мне такие блага".

Святой прибыл на место казни, помолился, и был обезглавлен.



Преподобная Фамарь (Марджанова), схиигумения


Фамарь Марджанова


22 декабря 2016 года в Патриаршей резиденции г. Тбилиси под председательством Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II состоялось заседание Священного Синода Грузинской Православной Церкви, в ходе которого были канонизированы и причислены к лику святых пять подвижников благочестия: благоверные цари Баграт III и Соломон I, Католикос-Патриарх всея Грузии Каллистрат (Цинцадзе), игумения Нина (Амилахвари) и схиигумения Фамарь (Марджанишвили), первая настоятельница Серафимо-Знаменского женского скита.

Впервые в истории Грузинская Церковь прославляет своих игумений.


Схиигумения Фамарь, в миру княжна Тамара Александровна Марджанова, родилась в конце шестидесятых годов прошлого столетия. Она происходила из богатой грузинской семьи, получила очень хорошее воспитание и образование.
В семье князей Марджановых атмосфера была более светская, чем церковная: благочестие носило, очевидно, традиционный характер, как во многих светских семьях того времени. Отец Тамары Александровны умер, когда oна была еще совсем маленькой, мать умерла, когда ей было двадцать лет.
У Тамары Александровны были большие музыкальные способности, хороший голос; она готовилась к поступлению в Петербургскую консерваторию, когда судьба ее изменялась и приняла совершенно другой оборот. Уже после кончины матери, летом, она с сестрой и двумя младшими братьями гостила у своей тетки, сестры матери, в городе Сигны, недалеко от недавно основанного женского монастыря во имя св. Нины в Бодбе.

Один раз компания молодежи поехала посмотреть на этот новый Бодбийский монастырь. Зашли в церковь: шла будничная служба; на клиросе сама игумия Ювеналия читала канон, несколько сестер пели и прислуживали. Молодежь постояла некоторое время и вышла из церкви, княжна Тамара одна осталась до конца службы. Она внезапно была до того поражена этой службой, этой духовной атмосферой, охватившей ее, что в душе своей немедленно и твердо решила отдать свою жизнь Богу, сделаться монахиней. Дождавшись конца службы, она подошла к матушке игумений, заговорила с ней, сказала о своем желании и просила принять ее в монастырь.
В это время двоюродный брат Тамары, четырнадцатилетний мальчик, вернулся в церковь в поисках Тамары. Он подслушал разговор своей двоюродной сестры с игуменией, рассказал другим, и Тамару подняли на смех: "Тамара хочет быть монашенкой!" Дома рассказал всем родственникам, но ни насмешки, ни уговоры, ни серьезные доводы не могли изменить решения Тамары Александровны. Тогда родные решили всячески развлекать ее, чтобы отвлечь ее от мысли о монастыре. Ее увезли в Тифлис, возили по концертам, театрам.

"Помню, - рассказывала матушка, - что сижу я в театре, а руки в кармане перебирают четки".

В конце концов, видя, что родственники не хотят отпустить ее, княжна Тамара потихоньку ушла из дома и уехала в монастырь. Родные отыскали ее, но игумений Ювеналии удалось уговорить их, и они наконец предоставили Тамаре Александровне идти тем путем, который она избрала.
Матушка жила под непосредственным руководством игумений Ювеналии, к которой очень привязалась. Через некоторое время она была пострижена в рясофор, а затем в мантию с именем тоже Ювеналии. (Владыка Арсений рассказывал, это некоторые люди, находившиеся в церкви во время пострига, видели белого голубя, вившегося над головой матушки.)

Игумения Ювеналия (Ловенецкая) и игумения Ювеналия (Марджанова; в будущем - схиигумения Фамарь)
(Игумения Ювеналия (Ловенецкая) и игумения Ювеналия (Марджанова; в будущем - схиигумения Фамарь))


В 1902 году игумения Ювеналия-старшая была переведена в Москву и назначена настоятельницей Рождественского монастыря, а Ювеналия-младшая экзархом Грузии была назначена игуменьей Бодбийского монастыря. Таким образом, еще совсем молодой матушка стала игуменией монастыря святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии, - монастыря, в котором к тому времени было около трехсот сестер. Матушка сперва очень тосковала в разлуке со старшей игуменией Ювеналией, которая стала ее духовною матерью, заменила ей родную мать. Большую помощь и поддержку оказал ей в то время отец Иоанн Кронштадтский.
Матушка очень любила свой Бодбийский монастырь, любила вспоминать его. Но ей самой недолго пришлось оставаться в нем игуменией.

В 1905 году революционно настроенные горцы часто нападали на мирных грузин-крестьян и всячески притесняли их. Крестьяне обращались за помощью в Бодбийский монастырь, и матушка всех обижаемых брала под свою защиту, помогала им, а иногда оказывала приют в стенах монастыря. Революционеры были сильно раздражены на молодую игумению Ювеналию, подбрасывали анонимные письма с угрозами ей. В Петербурге, в Синоде беспокоились о судьбе матушки, явно подверженной опасности, так как революционеры лично ее ненавидели и покушались на ее жизнь. Указом Святейшего Синода - без желания и даже, можно сказать, против желания матушки - она была переведена из любимого ею Бодбийского монастыря в Москву и назначена настоятельницей Покровской общины. Матушка не любила вспоминать этот период своей жизни.
Монахини Покровской общины работали как сестры милосердия, так же как и сестры Марфо-Мариинской общины, которые монахинями не были. Будучи настоятельницей Покровской общины, матушка очень сблизилась с Великой княгиней Елизаветою Федоровной, создавшей Марфо-Мариинскую общину, всегда вспоминала её и говорила о ней с особым чувством.
Именно так у нее родилось и все больше разгоралось желание уединиться, поселиться в одиночестве около Саровского монастыря, как бы под покровом прп. Серафима, который был ей особенно близок, и там окончить жизнь в молитвенном подвиге. Но там, в Жарове, точнее в Серафимо-Понетаевском монастыре, куда матушка поехала в июне 1908 г. и откуда ходила в Саров, матушка получила как бы повеление от Божией Матери, когда она молилась перед Ее иконой Знамения. Это чудесное внушение повторялось несколько раз, и матушка поняла, что Божия Матерь не хочет, чтобы она кончала жизнь в уединении, а поручает ей создать новый скит не только для себя, но и для других. Все же матушке трудно было отказаться от своего горячего желания уединения, да и боялась она, не было ли повеление Божией Матери искушением. Она решила посоветоваться с опытным духовником и в октябре поехала в Зосимову пустынь к затворнику о. Алексию, который, выслушав матушку, решительно сказал ей, что она не должна уходить на покой для уединенной молитвы, а должна и даже обязана устроить новый скит, что к этому ее призывает Сама Матерь Божия.

Желая еще и еще раз проверить себя перед началом такого серьезного и большого дела, матушка приехала в Оптину пустынь посоветоваться с преподобным Анатолием, который тоже настойчиво убеждал ее исполнять поручение, данное ей Самой Божией Матерью. Еще несколько раз матушка ездила за советом к о. Алексию Зосимовскому, который радостно поддерживал ее в создании нового скита. Возвращаясь из последней поездки к отцу Алексию, матушка заехала в Троице-Сергиеву Лавру, чтобы посоветоваться с наместником Лавры о. Товией. В глубине души матушка еще надеялась, что о. Товия, как человек опытный и деловой, отсоветует ей приниматься за такое трудное дело. Но и наместник Лавры, внимательно и с любовью выслушав матушку, решительно и властно благословил ее на создание нового скита.
Таким образом, с советом и благословением старцев - о. Алексия Зосимовского, о. Анатолия Оптинского и о. Товии, наместника Троице-Сергиевой Лавры, - окончательно решено было создание нового Серафимо-Знаменского скита. С явной помощью Божией появились и средства для этого большого дела.
27 июля 1910 года состоялась закладка скита на уже измеренном и распланированном участке. Скит строился с июля 1910 по сентябрь 1912 года. Во всех планах внутреннего и внешнего устройства скита матушка советовалась с владыкой Арсением (Жадановским), ставшим с 1916 года духовником матушки и всех сестер скита (таковым он и оставался до самой своей смерти в 1937 году).
Освящение скита состоялось 29 сентября 1912 года. Освящал скит митрополит Владимир Московский, относившийся к матушке и ее новому скиту с большим и горячим чувством.

Битягово. Серафимо-Знаменский скит
(Битягово. Серафимо-Знаменский скит)


***

Серафимо-Знаменский скит просуществовал всего двенадцать лет. Он был закрыт и уничтожен большевиками в 1924 году. Сестры разошлись в разные стороны. Матушке удалось найти небольшой дом в поселке Перхушково, и она поселилась в нем с десятью сестрами. В отдельном домике помещался священник (иеромонах Филарет [Постников]). Матушка, десять сестер и батюшка - двенадцать человек, "по числу апостолов Христовых", - говорила матушка.
Жизнь в Перхушкове наладилась приблизительно, как и в скиту. Многие приезжали к матушке за советом, наставлением.
В 1931 году матушка была арестована вместе с несколькими сестрами и батюшкой. В тюрьме с нею вместе была ее верная послушница. В камере, где находилась матушка, были разнородные заключенные - и политические, и уголовные. Как-то удалось отделить угол для матушки в общей камере чем-то вроде занавески. Уголовницы часто шумели, начинали петь неприличные песни, но когда матушка просила их перестать, они замолкали - все уважали ее. Когда матушка получала передачи, она оделяла всех, кто был в камере, и все принимали это от нее как бы в благословение.

После приговора матушку сослали в Сибирь, за двести верст от Иркутска. Нечего и говорить, какое это было трудное и утомительное путешествие. В конце пути матушке пришлось идти пешком. С нею в ссылку поехала ее послушница Нюша, простая девушка, любящая и самоотверженная. Известно, что матушка жила в простой крестьянской избе, где ей за печкой был отведен угол. Хозяин этой избы и его сын Ванюша очень полюбили матушку. Уже вернувшись из ссылки, матушка переписывалась с ними, послала в подарок Ванюше отрез на рубашку. А он ей написал: "Жаль, что Вы уехали от нас. У меня теперь баян, я весь день играю, вот Вы бы послушали". Читая это письмо, матушка говорила с улыбкой: "Вот, пожалел меня Господь!"
Как она вынесла тюрьму и три года ссылки при своих больных ногах, с уже обнаружившимся туберкулезом?! Ей помогла ее вера, сила воли и огромная выдержка.
В ссылке матушка должна была, как все административно высланные, два или три раза в месяц являться в местный комиссариат расписываться. Комиссар сначала принимал ее очень сурово, если не враждебно. Но весь облик матушки, какая-то духовная сила, светившаяся в ее глазах, постепенно влияла на этого человека; изменился его суровый тон, он стал иногда разговаривать с матушкой. А когда кончился срок ссылки, и матушка в последний раз пришла в комиссариат расписываться, комиссар тепло простился с ней, сказал, что жалеет, что больше ее не увидит. Матушка ушла, но, отойдя немного по дороге, оглянулась и увидела, что комисcар вышел на крыльцо и провожает ее взглядом.

Матушка давно болела легкими. В ссылке болезнь ее ухудшилась, ей было очень трудно и плохо. В письмах к своим ближним она все повторяла, что хотела бы "вернуться к своим бережкам". И Господь, выполнил ее желание, она чудом осталась жива и "вернулась к своим бережкам".
Ссылка матушки кончилась в 1934 году, весной. Она вернулась и поселилась в маленьком домике в дачном поселке около станции Пионерская Белорусской железной дороги. Она была уже очень больна. В ссылке у нее появились признаки туберкулеза горла; болезнь постепенно уносила ее силы.

Скончалась матушка 10/23 июня 1936 года. Отпевал ее на дому Владыка Арсений. Похоронили ее в Москве, на Введенских горах, недалеко от могилы о. Алексея Мечева.
Могила матушки и теперь цела и в полном порядке. На могиле стоит белый деревянный крест, в который вделаны две иконки - Знамения Божией Матери и прп. Серафима. На нижней перекладине по благословению Владыки Арсения сделана надпись: "Веруяй в Мя имать живот вечный".

Tags: Грузия, Китай, Православие, Святые дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment